Глеб Носовский.

Как было на самом деле. Уленшпигель и Гулливер. Анти-евангелия XVI-XVIII веков



скачать книгу бесплатно

4. Яблоко и мухи. Поздняя раввинская версия о якобы незаконнорожденности Иисуса, и рассуждение о мухах. Яблоко Адама и Евы, которое Уленшпигель-Иисус, дескать, испортил, начинил мухами

В книге «Начало Ордынской Руси», гл. 6:2, мы показали, что известный ветхозаветный сюжет о рождении Евы «из ребра» Адама – это, скорее всего, еще одно фантомное отражение рождения Иисуса при помощи кесарева сечения. Сказано: «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку» (Бытие 2:21–22). Более того, на многих старинных изображениях Ева появляется из «разреза на боку» Адама, что фактически изображает кесарево сечение, рис. 16, рис. 17, рис. 18, рис. 19, рис. 20.


Рис. 16. Рождение Евы из ребра Адама. Барельеф. Duomo di Orvieto. Взято из Интернета.


Рис. 17. Рождение Евы из ребра Адама, см. слева. Kempeneer Paradise Bliss. Взято из Интернета.


Рис. 18. Рождение Евы из ребра Адама. Хроника Шеделя (Нюрнбергская Хроника). Взято из Интернета.


Рис. 19. Рождение Евы из ребра Адама. Pokal mit Schopfungsgeschichte, Venedig 2. Halfte 15. Jahrhundert; kobaltblaues Glas mit Emailmalerei Kunstgewerbemuseum Berlin. Взято из Интернета.


Рис. 20. Рождение Евы из ребра Адама. Миниатюра из Библии Венцеслава. Взято из Интернета.


То обстоятельство, что медицинский разрез будто был сделан на боку мужчины Адама, а не женщины Евы, теперь становится понятным. Дело в том, что здесь мы вновь сталкиваемся с поздней раввинской версией Рождества Христова, согласно которой Иисус якобы САМ СДЕЛАЛ СЕБЕ РАЗРЕЗ НА БЕДРЕ, И ВЛОЖИЛ, А ПОТОМ ВЫНУЛ ОБРАТНО ПЕРГАМЕНТ С «ТАЙНЫМ СЛОВОМ» [307], с. 360–361. Как мы показали ранее, этот раввинский рассказ является одним из описаний кесарева сечения, в результате которого на свет появился Иисус, см. «Царь Славян», гл. 2:52. При этом, как мы видим, согласно иудейской версии, кесарево сечение было сделано якобы самому Иисусу, а не Его Матери. Именно эта искаженная точка зрения, оказывается, и всплыла в ветхозаветной легенде о появлении на свет женщины Евы из разреза на бедре мужчины Адама.

Напомним также, что в ветхозаветном сказании об Адаме и Еве большую роль играет запретный плод древа познания. Адам и Ева были изгнаны из Рая за то, что нарушили запрет Бога и попробовали плод этого дерева. В европейской традиции он обычно изображается ЯБЛОКОМ (хотя в Библии это слово не упоминается). На множестве старинных изображений мы видим именно ЯБЛОКО, которое Ева передает Адаму, или же ЯБЛОКО одновременно держат в руке Адам и Ева, рис. 17, рис. 21, рис. 22.

Обратимся теперь к иудейским источникам, говорящим о Марии и Иисусе.

Поздняя раввинская версия скептически высказывается об обстоятельствах Его рождения, а также по поводу «яблока». Как мы уже подробно рассказывали, в иудейской версии Иисус считается незаконнорожденным, мамзером, а Его мать Мария обвиняется в блуде. В том, что она была осквернена, нарушила супружескую верность и родила Младенца от солдата по имени Пантера или Пантира. На самом деле, Пантера – это вариант слова Партенос = Непорочная. Происходит от славянского слова Пороть, распарывать, в данном случае – делать кесарево сечение. См. «Царь Славян» и [307], с. 332. И далее, рассуждая о Марии Богородице (здесь она именуется Мириам) и о ее муже Иосифе (названном здесь Паппос бен Иуда), поздний раввинский источник рисует следующую запоминающуюся картину.

«Подобно тому, как существуют различные вкусы относительно пищи, так существуют различные вкусы относительно жен. У одного человека МУХА ПРОЛЕТИТ НАД ЧАШЕЙ, и он выливает чашу, не дотрагиваясь; с таким плохо приходится жене, так как он чуть что решает развестись с нею; у иного МУХА УПАДЕТ В ЧАШУ, и он оставляет ее, не дотрагиваясь; таков Паппос бен Иуда (муж Марии Богородицы в данной версии – Авт.), который запирал жену свою; у иного МУХА УПАДЕТ В ЧАШУ, ОН МУХУ ВЫБРОСИТ, А ЧАШУ ВЫПЬЕТ; таковы все люди, которые дозволяют женам разговаривать с братьями (родственниками) и соседями; у иного МУХА УПАДЕТ В МИСКУ, ОН ВЫНИМАЕТ ЕЕ, ОБСАСЫВАЕТ И ЕСТ СОДЕРЖИМОЕ МИСКИ: таков нечестивец, ибо тот, кто видит, что жена его ходит с распущенными волосами или с распоротым по бокам платьем…» [307], с. 319. И далее автор гневно обрушивается на таких распущенных жен, осуждая не только их, но и их мужей, которые терпят такое безобразие.


Рис. 21. Адам и Ева. Яблоко в руке Евы. Хуго ван дер Гус. Якобы около 1480 года. Взято из Интернета. Hugo van der Goes. Якобы около 1420 или 1425–1482.


Рис. 22. Адам и Ева одновременно держат в руках одно и то же яблоко. Лукас Кранах. Якобы 1526 год. Галерея института Курто. Лондон. Взято из Интернета.


Еще раз отметим, что весь этот поздний раввинский текст (см. также далее в [307]) посвящен критике именно Девы Марии и Ее мужа Иосифа. Эта версия абсолютно однозначно осуждает и Ее сына Иисуса, как якобы незаконнорожденного, мамзера. При этом наиболее резкое осуждение Марии-Мириам звучит в виде аллегории с мухами, которых обсасывает (!) неразборчивый муж, съедающий потом испорченную мухами пищу.

А теперь самое время открыть Народную Книгу про Уленшпигеля. И обнаруживаем в ней любопытное соответствие с цитированной раввинской точкой зрения.

«85-я ИСТОРИЯ РАССКАЗЫВАЕТ, КАК ОДИН ГОЛЛАНДЕЦ СЪЕЛ ЯБЛОКО, КОТОРОЕ УЛЕНШПИГЕЛЬ НАЧИНИЛ МУХАМИ И ИСПЕК.

Это случилось однажды в Антверпене… Там стояли голландские купцы. Уленшпигелю немного недужилось, он не мог есть мяса и варил себе яйца всмятку. Когда гости сели к столу, Уленшпигель тоже пришел к застолью и принес вареные яйца. А один из голландцев принял Уленшпигеля за крестьянина и воскликнул: «Как, мужик, тебе не нравится хозяйская еда? Для тебя надо яйца варить?». И с этими словами он хватает яйца, разбивает их, одно за другим вливает себе в глотку и кладет перед Уленшпигелем скорлупки со словами: «Вот смотри, желтков уж нет, лижи скорлупки на обед!». Другие гости смеялись и Уленшпигель вместе с ними.

Вечером Уленшпигель купил красивое яблоко, вырезал у него середку и напихал туда дополна мух с комарами. Он испек это яблоко до мягкости, снял с него шкурку и посыпал сверху имбирем. Когда вечером они снова сели за стол, Уленшпигель принес на тарелке печеное яблоко, а сам отошел от стола, как будто за чем-то еще. Как только он повернулся спиной, голландец схватил с тарелки яблоко, взял себе и быстрехонько проглотил. Тотчас его стало рвать, и все, что было у него в желудке, выскочило наружу, и стало ему так худо, что хозяин и другие гости подумали, будто он этим печеным яблоком отравился. Уленшпигель же сказал: «Это не отравление, а очищение желудка… Если б он мне сказал, что намерен так жадно проглотить это яблоко, я бы его остерег, потому что в яйцах не было мух, а вот в печеном яблоке были мухи с комарами. От этого его непременно должно было вырвать»», гл. 85, с. 248.

Перед нами, скорее всего, поздняя раввинская версия осуждения Девы Марии, ее мужа Иосифа и Иисуса Христа. Конечно, описание Народной Книги довольно мутное и запутанное, но все основные составные элементы присутствуют. Говорится о яблоке, которое Уленшпигель-Иисус (как библейский змей) украдкой начинил мухами. Эту «нечистую еду», испорченное яблоко, съедает мужчина, обидевший Уленшпигеля. Подчеркнуты физиологические неприятные подробности: мужчину стошнило и вырвало. И т. п. Таким образом, здесь фактически упомянуты, хотя и туманно: – Иисус; – его приемный отец Иосиф; – яблоко, как запретный плод Адама и Евы; – мухи, которыми было начинено яблоко; – обсасывание мухи, упавшей в миску.

Кроме того, красочное описание испорченного яблока, внешне красивого, но коварно начиненного мухами, а потому ставшего вредным, опасным, отражает также ветхозаветную точку зрения на «запретный плод» = яблоко. Ведь оно действительно оказалось вредным, опасным для Адама и Евы. Как говорит Библия, именно «неправильное» вкушение этого плода привело к изгнанию первых людей из Рая. Более того, «яблоко испортил» коварный змей, который соблазнил Еву и Адама вкусить запретного плода (Бытие 3:1–7). В уленшпигелевской же версии порча знаменитого библейского яблока описана буквально – оно, дескать, начиняется мухами. Причем, повторим, здесь фактически прямо и с осуждением указывается на якобы оскверненную Деву Марию.

Видно, что старинные авторы Народной Книги путались в элементах сказания и в обвинениях. Но суть дела всё равно проглядывает, узнаётся. Причем опять-таки ведущим мотивом является насмешка над Иисусом и Его Матерью.

Вероятно, еще одним вариантом этого библейского сюжета – «испорченное яблоко», является рассказ о евангельском царе Ироде, приведенный известным хронистом Григорием Турским. «Так же и царя Ирода за то, что преследовал апостолов Господних, поразил гнев Божий: ЧРЕВО ЕГО ВЗДУЛОСЬ И НАПОЛНИЛОСЬ ЧЕРВЯМИ, А ОН, ВЗЯВШИ НОЖ, ЧТОБЫ ОЧИСТИТЬ ЯБЛОКО, собственной рукой порешил себя» [200:1], с. 16.

5. Крещение и Троица

Крещение Христа в Иордане – один из самых важных сюжетов Евангелий. «Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него… И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на него. И се, глас с небес глаголеющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Матфей 3:13,16–17). См. рис. 23, рис. 24.


Рис. 23. Крещение Господне. Изображена Святая Троица – в небе Бог Отец, сверху спускается Дух Святой в виде голубя, а в реке Иордан – Бог Сын. Икона из Собора Василия Блаженного. Москва. Взято из Интернета.


Рис. 24. Крещение Христа. Фреска Джотто ди Бондоне. Якобы 1304–1306 годы. Капелла дель Арена (капелла Энрико Скровеньи). Падуя. Италия. Взято из Интернета.


Крещение сопровождается явлением христианской Троицы: Бог Отец, Бог Сын (Иисус) и Дух Святой – в виде голубя, падающего с неба по направлению к Христу. Иконописцы часто изображали Троицу во время Крещения Христа в Иордане. Естественно ожидать, что этот сюжет в каком-то виде отразится в истории Уленшпигеля. Действительно, отразился, в виде «Тройного Крещения». И опять-таки насмешливо. Уленшпигеля якобы ТРИ РАЗА КРЕСТИЛИ, НО В РАЗНОЙ ВОДЕ. Мы цитируем.

«Когда Уленшпигеля окрестили и родители хотели доставить дитя обратно в Кнетлинген, крестная мать, которая несла ребенка, поторопилась взойти на мостки, что между Кнетлингеном и Амплевеном, а она в ту пору выпила слишком много пива после крещения дитяти – ведь таков обычай… – вот крестная и шлепнулась в лужу и таким плачевным образом искупала себя и младенца в грязи, что мальчик едва не захлебнулся. Тут другие женщины помогли крестной матери выбраться с ребенком из лужи и отправились домой в деревню, где вымыли ребенка в лохани, и сделали его опять красивым и чистым. Вот так Уленшпигель в течение одного дня три раза был крещен: один раз в купели, один раз в луже и один раз в лохани с теплой водой», гл. 2, с. 161.

Здесь надо пояснить, что само слово ТРИ в некоторых священных текстах означало ТРОИЦУ. В частности, так было и у поздних мусульман. Вот, например, сказано: «Веруйте же в Аллаха и Его посланников и не говорите – ТРИ!» [307], с. 391. В комментарии к этому месту разъясняется, что Три – это «Святая Троица». И далее, в осуждаемой мусульманами формуле: «Ведь Аллах – третий из трех» [307], с. 392, вновь имеется в виду, что само слово ТРИ означает Святую Троицу, см. комментарий 27 на этой же странице. Аналогично, само число ТРИ указывало на Троицу и в персидской традиции, рассказывавшей о Христе. Например, сказано: «Ведь этот Плотник (то есть Иосиф, приемный отец Христа – Авт.)… создал премудрым искусством ТРИИПОСТАСНЫЙ небесный покров, составил, укрепив СЛОВОМ, это покрывало ТРЕХ небес» [307], с. 422.

Таким образом, в «тройном крещении» Уленшпигеля вполне могла иметься в виду Святая Троица, сопровождавшая Крещение Иисуса в Иордане. И опять-таки, эта важная евангельская сцена осмеяна авторами Народной Книги. Младенца, мол, искупали в грязи, он едва не захлебнулся и т. п.

Тема нисхождения Святого Духа на Иисуса упорно высмеивается авторами Народной Книги и в других главах. Вот, например, открываем главу 89. Сказано: «Аптекарь… стал клясть Уленшпигеля и не хотел держать его больше в доме и велел проводить его в лечебницу, которая носила имя Святого духа. Уленшпигель сказал людям, которые его туда вели: «Я к тому постоянно стремился и бога просил о том, чтобы Святой дух снизошел на меня, теперь же господь посылает мне обратное: я должен войти в Святого духа. Он пребудет вне меня, а я войду в него». Люди посмеялись над ним и пошли прочь. И вот что скажу: как человек жил, таков будет и его конец», с. 253.

В общем, реформаторы ёрничали, как умели, оскорбляя чувства верующих христиан. Еретикам было весело, поскольку они уже осознавали свою безнаказанность.

6. Как западноевропейские реформаторы насмехались над Духом Святым, объявив его дурным запахом, вонью

Сначала напомним наш результат из книги «Христос родился в Крыму…». Пытаясь понять старинные описания ритуалов жриц в знаменитом «античном» Дельфийском святилище (например, у Страбона), некоторые комментаторы думают, будто из Дельфийской пещеры поднимались подземные газы или пары, надышавшись которых жрица впадала в транс, вроде наркотического. Ей, дескать, являлись разнообразные видения, которые она пересказывала окружающим. Однако, как мы показали, картина куда проще и естественнее. Оказывается, всё это происходило в Крыму, на мысе Фиолент, в Святилище Аполлона-Христа, в Вифлеемской (Фиолентской) Пещере Рождества. А следовательно, ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА-ЖРИЦА, которая начала передавать людям мнение Бога, это, скорее всего, Непорочная (Партенос) Дева Мария, Богородица. Что нам на самом деле сообщил античный Страбон? Жрица, дескать, находится в Святилище-пещере, ВДЫХАЕТ ИСПАРЕНИЯ и ПРИОБРЕТАЕТ БОЖЕСТВЕННУЮ ОДЕРЖИМОСТЬ. Тут сказано, по-видимому, о явлении Божественного Святого Духа, снизошедшего на Деву Марию, в результате чего и произошло Непорочное Зачатье. В итоге она родила Бога.

Поздние авторы, толкуя старинный первоисточник, вульгарно назвали Дух Святой – «испарениями», а само слово ДУХ превратили в выражение: жрица ВДЫХАЛА испарения. Результат такого «вдыхания» классики поняли более или менее правильно. На женщину, дескать, СНИЗОШЛО БОЖЕСТВЕННОЕ ВДОХНОВЕНИЕ. Однако Страбон уклончиво назвал вдохновение – одержимостью. В общем, все ключевые слова Страбон донес до нас правильно, однако суть дела не понял, приземлил важный религиозный сюжет. Свою роль здесь могло сыграть и скептическое отношение некоторых авторов к догмату Непорочного Зачатья. Как мы неоднократно указывали, этот сюжет вызывал в древности множество бурных споров.

Далее, сегодня нас уверяют, будто слово ПИФИЯ, а также ПИФОН – то есть второе название знаменитых Дельф, означало по сути ГНИТЬ, сгнивать. Дескать, легендарные пророчества, к которым с трепетом прислушивался весь древний мир, были как бы ГНИЛОСТНЫМИ, исходили от чего-то ГНИЛОГО, то есть ДУРНО ПАХНУЩЕГО. А если тут вспомнить про ИСПАРЕНИЯ, которые якобы вдыхала Пифия, то получается, что испарения были вроде как ГНИЛОСТНЫМИ.

Но, скорее всего, никакой ГНИЛИ, ДУРНОГО ЗАПАХА, ВОНИ в Дельфах не было. А было вот что. Некоторые старинные авторы, скептически относившиеся к христианскому догмату Непорочного Зачатья и к Духу Святому, исказили первичный сюжет, и истолковали слово ДУХ как «дурной запах», то есть «тухлый запах». Вместо ДУХ написали ТУХЛЫЙ. Решили поиздеваться над христианами. Дескать, дракон погиб, сгнил, стал ВОНЯТЬ, повсюду в святилище распространился дурной дух, запах. Отсюда, мол и название – Пифия-Вонючка для ваших прорицательниц. Напрасно вы им так уважительно внимаете.

С такой подменой, борьбой религиозных течений, мы сталкивались и в известной поэме Фирдоуси «Шахнаме». Там тоже описано Непорочное Зачатие. Молодая персидская царица Нахид – это, скорее всего, евангельская Дева Мария. Нахид выходит замуж за правителя Дараба, который заметно старше ее. Дараб – аналог евангельского Иосифа, который был старше Марии и стал ее мужем.

Однажды ночью в царской опочивальне происходит неожиданное событие. Царица Нахид вздохнула и лежащий рядом Дараб ощутил в ее дыхании ДУРНОЙ ЗАПАХ, который поразил его. Поразил настолько, что царь в то же мгновенье утратил всякую любовь к жене. Далее описывается фактически евангельская история Рождества… О чем тут речь?

Как мы показали в книге «Шахнаме…», гл. 8, так причудливо на страницах знаменитой поэмы преломилась известная евангельская сцена с появлением Духа Святого, проникшего в Деву Марию, в результате чего и был зачат Христос. Однако позднейшие «древне»-персидские летописцы истолковали выражение «Дух Святой» в скептическом ключе. Дескать, речь шла о некоем запахе = духе, который появился во время выдоха царицы Нахид.

Дело в том, что не все религиозные конфессии соглашаются с христианской идеей Непорочного Зачатья. Например, резко отрицательно к ней относится поздняя иудейская, раввинистическая школа [307].

Этим, вероятно, объясняется тот факт, что вместо почтительного евангельского словосочетания Святой Дух на страницах Шахнаме появилось негативное выражение Дурной Запах. По-видимому, так поздние редакторы первоначального текста Шахнаме выразили свое несогласие с концепцией Непорочного Зачатья. Тенденциозно заменили положительно звучащие термины на отрицательные.

А теперь вернемся к Народной Книге про Уленшпигеля. Оказывается, и тут авторы-реформаторы вволю поиздевались над Духом Святым, сопоставив его с запахом человеческого кала. Глумливые рассуждения о Духе Святом происходят здесь на фоне тяжелой вони от испражнений Уленшпигеля-Иисуса. В названии главы 89-й сказано так: «… Как Уленшпигель в Мёльне заболел и наложил аптекарю в склянку…».

Посмотрим, как именно он это сделал.

«Аптекарь… любил подшутить и дал Уленшпигелю сильно действующее слабительное. Под утро лекарство начало действовать, Уленшпигель встал и хотел пойти на двор облегчиться, но кругом все было заперто. Уленшпигель испугался, нужда его подпирала. Он вошел в аптеку и воспользовался аптечной склянкой как ночным горшком и сказал: «Вот лекарство и вышло вон, можно опять его внутрь давать. Аптекарь таким образом не потратился. Я ведь, кроме того, что вернул, ничего не могу ему дать в уплату».

Когда аптекарь все это узнал, он стал клясть Уленшпигеля и не хотел держать его больше в доме и велел проводить его в лечебницу, которая носила имя Святого духа. Уленшпигель сказал людям, которые его туда вели: «Я к тому постоянно стремился и бога просил о том, чтобы Святой дух снизошел на меня, теперь же господь посылает мне обратное: я должен войти в Святого духа. Он пребудет вне меня, а я вниду в него»», с. 253.

Но на этом авторы Народной Книги не остановились. Они вошли во вкус, и тут же приводят беседу Уленшпигеля-Иисуса с Матерью. Она обращается к Сыну ТРИ РАЗА, что, как мы уже говорили выше, намекает здесь, в данном контексте, на божественную Троицу: Бог-Отец, Бог-Сын и Дух Святой. Мы цитируем.

«Мать сказала: «Ах, милый сын, скажи мне хоть одно ласковое, сладкое словечко». Уленшпигель сказал: «Милая матушка, мед – вот это сладкая вещь».

Мать сказала: «Ах, милый сын, молви мне ласковое поучение, дабы я с ним вспоминала тебя». Уленшпигель сказал: «МИЛАЯ МАТУШКА, КОГДА ЗАХОЧЕШЬ СПРАВИТЬ СВОЮ НУЖДУ, СТАНЬ СПИНОЙ К ВЕТРУ, ТОГДА ДУРНОЙ ДУХ НЕ УДАРИТ ТЕБЕ В НОЗДРИ».

Мать сказала: «Ах, милый сын, оставь мне что-нибудь из твоего имущества». Уленшпигель сказал: «Милая матушка, у кого ничего нет, тому надо что-нибудь дать, а у кого есть что-то, надо что-нибудь отнять»», с. 253.

Итак, вновь и вновь авторы-реформаторы, упоминая Мать Уленшпигеля-Иисуса, то есть Деву Марию, назойливо вдалбливают читателям мысль, что Дух Святой – это дурной дух в ноздри, вонь человеческих испражнений. Здесь развязность распоясавшихся западноевропейских диссидентов достигает откровенного максимума. В то же время, на всякий случай, они трусливо прятали свои лозунги и призывы к мятежу за иносказаниями. Вуалировали имена исторических персонажей, чтобы затруднить имперской церкви и администрации наказание «прогрессивных писателей» за издевательства над официальной апостольско-христианской церковью XVI–XVII веков.

Между прочим, в последнем ответе Уленшпигеля-Христа явно звучит «вывернутая наизнанку» тема известной евангельской притчи Иисуса: «Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится; а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Матфей 13:12). Более подробно об этом сюжете мы поговорим чуть ниже.

В общем, реформаторы веселились, насмехаясь над христианами.


Рис. 25. «Древне»-египетское изображение евангельского сюжета о рождении Христа. Непорочное Зачатие. К носу Девы Марии подносят крест и Она как бы вдыхает в себя Дух Святой. Взято из [576], с. 81.


Рис. 26. Условное изображение Святого Духа в виде поднесения креста к носу и вдыхания божественного начала. «Древне»-египетская фреска. Якобы чудовищная древность. Взято из [1458:1], с. 300.


Вернемся на минуту к сюжету о Духе Святом, который, дескать, проник в Деву Марию через ее ноздри, при вдыхании запаха-духа. Такая «натурализация» евангельской концепции Непорочного Зачатия (но без издевки) громко звучит, например, в погребальном «древне»-египетском искусстве. То есть в искусстве оформления (фрески, статуи и. т.п) центрального кладбища Ордынской Империи XIII–XVI веков. Но там, в Древнем Египте, речь, конечно, шла об уважительном отношении к данному сюжету, без тени насмешки. Просто различные религиозные течения слегка по-разному осмысливали христианские догматы и изображали их в меру своего понимания и толкования. Например, в Египте жрецы изображали проникновение Святого Духа внутрь человека как поднесение к его носу креста, как бы испускающего «дух», «запах». Этот интересный сюжет обсуждается в книге А. Т. Фоменко «Античность – это Средневековье», гл. 1:7. Напомним здесь несколько таких египетских изображений, рис. 25, рис. 26, рис. 27.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10