Герман Марков.

Украина. Двойка по истории



скачать книгу бесплатно

В 1931 году в пяти регионах СССР – Западной Сибири, Казахстане, на Урале, на Средней и Нижней Волге и на Украине – был неурожай вследствие засухи, что значительно сократило хлебные ресурсы страны. Некомпетентная политика в сельском хозяйстве сделала положение критическим. В 1932 году последовал ещё больший спад производства продуктов питания, прежде всего за счёт основных хлебопроизводящих районов СССР – зерновых районов УССР и Кубани. К началу осени 1932 года страна испытывала трудности с обеспечением городского населения продовольствием. К началу весны 1933 года голодали Западная Сибирь, Казахстан, Урал, Средняя и Нижняя Волга, Центрально-Чернозёмный Округ, Украина и Северный Кавказ.

В результате коллективизации и раскулачивания резко упало сельско-хозяйственное производство, а насильственная экспроприация запасов зерновых под видом «изъятия излишков» привела к тому, что в 1932—1933 гг. в зерносеющих районах страны (Украина, Среднее Поволжье, Кубань, Северный Кавказ, Белоруссия, Южный Урал, Западная Сибирь и Казахстан) разразился массовый голод, который унёс жизни миллионов советских граждан (по разным оценкам, от четырёх до восьми миллионов человек). В независимой Украине это было названо «голодомором» и трактуется как искусственно созданный советской властью голод с целью намеренного уничтожения украинского народа (геноцида).

Однако имеющиеся документы опровергают намеренный характер действий советского руководства по целенаправленному уничтожению украинского населения. Так, 2 марта 1930 года Сталин опубликовал в «Правде» статью «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения», в которой он возлагал ответственность на чрезмерно ретивых исполнителей. А начиная с лета 1932 года, государство выделило голодающим районам обширную помощь в виде так называемых «продовольственных ссуд» и «семенных ссуд», планы хлебозаготовок неоднократно снижались, но даже в сниженном виде были сорваны. В архивах находится шифротелеграмма секретаря Днепропетровского обкома Менделя Хатаевича от 27 июня 1933 года, с просьбой выделить области дополнительно 50 тыс. пудов хлеба, с резолюцией Сталина: «Надо дать. И. Ст.»

В публикациях, изданных непосредственно сразу после произошедшего, основными причинами возникновения массового голода указываются: конфискация всех продуктов питания у крестьян; повторный значительный неурожай; катастрофическое положение сельского хозяйства; отсутствие полной объективной и своевременной информации о состоянии дел на местах; несостоятельность системы планирования, учёта и контроля; неэффективность системы снабжения и распределения. Эти объективные причины не предполагали какого-либо намеренного плана по уничтожению именно населения Украины, а влияли абсолютно одинаково на все пострадавшие от голода регионы страны, приведя повсеместно к значительным человеческим жертвам.

Количество крестьян, погибших от голода на Украине, по данным энциклопедии «Британника», составило от 4 до 5 млн, а всего в СССР в этот период от голода умерло от 6 до 8 млн человек.

Энциклопедия Брокгауза приводит цифры жертв голода от 4 до 7 миллионов человек. Исследователь Н. Ивницкий указывает, что, помимо Украины, голод имел место также на Северном Кавказе, в Поволжье, Центрально-Чернозёмной области, Урале, Сибири. Л. Кучма в книге «Украина – не Россия» свидетельствует: «Так было во всех хлебосеющих районах СССР». Л. Кучма без надрыва враждебности к русским взвешенно и откровенно описывает реальные события голодомора 1932—1933 гг. и на Украине, и в центральных областях России, и в Поволжье, одинаково страдавших от общего несчастья, по всей стране вызванного силовой конфискацией хлебопродуктов, организованном местными советскими и партийными органами и проводившейся местными заготовителями и их активными помощниками на местах. Тяжёлый голод имел место в Казахстане и многие местные жители были вынуждены массово откочевать на сопредельные территории. Писатель Михаил Шолохов напрямую обращался к Сталину с просьбой помочь продовольствием голодающим Северо-Кавказского края и Молотову было дано указание оказать помощь. При этом Сталин в ответном письме писателю признавал, что «иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма».

Об успехах коллективизации и раскулачивания секретарь ЦК КП (б) Украины Станислав Косиор в декабре 1932 г. докладывал Сталину, упоминая и о негативных моментах этой кампании. Политбюро ЦК ВКП (б) 4 июля 1933 г. приняло постановление, признавшее «перегибы» в ходе коллективизации. Один из наиболее ретивых исполнителей, Пашинский, был исключён из партии и приговорён к расстрелу. В том же году, несмотря на людские потери от голода, снижение престижа крестьянского труда, массовую миграцию сельского населения в города, в том числе и в связи с трудовыми потребностями начинавшейся индустриализации страны в первой пятилетке, в результате коллективизации посевные площади увеличились и, хотя объём сельскохозяйственной продукции снизился, но продовольственное обеспечение населения в целом к 1933 г. выправилось и последствия голода были преодолены, когда погодные условия благоприятствовали и удалось собрать неплохой урожай хлеба.

На XVII съезде ВКП (б) (1934) руководители УССР выступили с резкой критикой своих методов руководства республикой, «подменой эффективного управления голым администрированием и репрессивными методами», утрате контроля над ситуацией на местах, перекосе в сторону технических культур и несоблюдении базовых принципов ведения сельского хозяйства, приведших к значительному снижению урожайности. Сталин писал в шифровке Кагановичу и Молотову 2 июля 1932 г. о неудовлетворительной деятельности украинских руководителей: «Чубарь своей разложенностью и оппортунистическим нутром и Косиор… преступно-легкомысленным отношением к делу – загубят в конец Украину. Руководить нынешней Украиной не по плечу этим товарищам. У меня создалось впечатление (пожалуй, даже убеждение), что придется снять с Украины обоих, – и Чубаря и Косиора». К руководству СССР и лично к Сталину во всяком случае не может относиться обвинение в преднамеренной организации голода, выдвинутое Верховной радой в 2006 г. Да и остальных указанных при этом советских и партийных руководителей СССР и УССР могут обвинять в сознательном планировании голода только украинские националисты. Документы свидетельствуют, что в связи со сложной ситуацией в сельском хозяйстве УССР, запланированные в 1931 году заготовки по крестьянскому сектору в размере 434 млн пудов были снижены до 356 млн пудов (5831,3 тыс. тонн). На совещании Политбюро КП (б) Украины 6 июля 1932 года, все члены Политбюро, включая Скрыпника, высказались за снижение плана хлебозаготовок, ссылаясь на недосев зерновых на 2,2 млн га и гибель озимых на 0,8 млн га. И 21 июля было выполнено перераспределение плана хлебозаготовок по предложению Любченко и Чубаря со уменьшением по единоличным хозяйствам. А 25 июля Сталин направляет Молотову и Кагановичу телеграмму о необходимости дополнительного снижения плана хлебозаготовок для наиболее пострадавшего от неурожая Правобережья УССР на 30—40 млн пудов. 29 октября 1932 года выходит Постановление Политбюро ЦК ВКП (б), в котором указывалось: «Согласиться с предложением т. Молотова и ЦК КП (б) Украины о дополнительном снижении плана хлебозаготовок по Украине на 70 млн пудов». (Википедия. Голод на Украине (1932—1933). Эти данные, разоблачающие беспардонное враньё обличителей в голодоморе руководства страны, никогда не приводились в украинских публикациях.

Во время каждой годовщины голода 1930-х годов (как будто можно определить чёткую дату его начала!) украинские телеканалы показывают кинохронику с худыми детьми и бессильно лежащими на дорогах голодающими. И этими постановочными съёмками пытаются доказать зрителям, что это было снято в 1930-е годы, когда реально киносъёмки могли выполняться только профессиональными журналистами, да и то только с ведома и по заданию государственных органов информации. Даже фотоаппараты у простого населения в то время были фантастикой. Поэтому обилие кинокадров при крайне ограниченном количестве фотодокументов (большинство сомнительного происхождения) свидетельствует о намеренной фальсификации и злостной спекуляции на людском несчастьи, не брезгуя подлогом и ложью.

Необходимо отметить, что в те же годы голод был не только на Украине и других, указанных выше регионах Советского Союза, но и в других странах. Голодало население Западной Украины в составе Польши, о чём в то время писала западная пресса и о чём предпочитают молчать националисты, так как это не вписывается в их идею о «геноциде». Голод 1930-х годов во многих странах был результатом великой депрессии – всемирного экономического кризиса, усугублённого неурожайными годами из-за неблагоприятных погодных условий во многих регионах мира. Причём в США в конце 1920-х годов голодали американские рабочие и безработные, которых погибло гораздо больше, чем в Украине. Оттуда и была взята часть фото-кино-«доказательств» о голоде на Украине, опубликованных в украинских СМИ.

Таким образом обвинение в целенаправленном голоде только на Украине является фальшивкой, т.е. миф о «голодоморе» 1932—1933 гг. является злостной фальсификацией современных украинских националистов по разжиганию патологической ненависти к России и советской власти. По их версии, начавшей усиленно муссироваться после получения независимости, голодомор 1932—1933 годов был организован Москвой специально, чтобы «подавить волю украинцев к независимости».

В 2006 году, во времена президента Ющенко, Службой безопасности Украины было рассекречено более 5000 страниц государственных архивов о Голодоморе. Однако, реальных документов, удостоверяющих факты массовой смертности населения, найдено не было, несмотря на «усиленные поиски» крайне заинтересованных в этом украинских исследователей, в том числе непосредственно занимавшегося этой темой историка Владимира Вятровича. В украинских архивах практически даже не было найдено бесспорных фотографий голода 1930-х. На Украине не найдено и массовых захоронений умерших от истощения стариков и детей, которые должны были бы быть в случае массовой гибели людей. И в ход пошли спекуляции на эту тему, а также фальсификация документальных свидетельств. Для обоснования факта голодомора украинские власти и ангажированные укро-учёные использовали много фальшивок. Иногда вместо «обнаруженных списков» жертв голодомора публиковались старые списки избирателей тех времён или «воспоминания» пожилых людей, якобы свидетелей, переживших голод в младенческом возрасте, которые не могли вообще помнить то время.

Спекулируя на «голодоморе», националисты утверждают:

– В украинских сёлах люди умирали от голода, а в русских областях крестьяне голода не ощущали. Это враньё. Русские крестьяне, как и казахи, и крестьяне других национальностей в пострадавших от голода регионах СССР также умирали голодной смертью.

– Для предотвращения миграции массы сельского населения в города украинские сёла огораживали колючей проволокой с оцеплением из солдат. Эти сочинённые для большего впечатления мифы являются просто банальной выдумкой.

– У крестьян отбирали паспорта, чтобы не допускать их в города. У крестьян вообще не было паспортов, ни при царизме, ни при советской власти.


За неимением достоверных демографических данных того периода, численность потерь среди украинцев оценивают очень по-разному: от 1,8 млн до 7,5 млн. Среди учёных также нет единого мнения относительно общего числа смертей от голода в СССР в 1932—1933 годах. Некоторые иностранные историки говорят о 5,5—8 миллионах погибших, утверждая, что более половины из них были украинцами.

По оценкам современных демографов из Национального института демографических исследований (франц. INED, Institut national d’?tudes d?mographiques), вероятный размер сверхсмертности для Украинской ССР в 1933 году составил 2,2 миллиона человек. В публикациях и фильмах североамериканской диаспоры, а также с трибун отдельных украинских политиков озвучиваются цифры в 7, 8, 10 миллионов. Демографы из INED отмечают очевидную завышенность цифр 3,5 и 5 миллионов.

Американский историк Тимоти Снайдер возмущался враньём президента Виктора Ющенко, который в одном из выступлений говорил о «10 миллионах смертей и втрое завысил количество погибших украинцев». По подсчётам Института демографии и социальных исследований Национальной академии наук Украины, жертв голода было 3,2 млн.

Согласно заключению специальной комиссии при ГД РФ от голода в СССР погибло около 7 млн человек. (Википедия)

Доктор исторических наук украинский профессор Станислав Кульчицкий в 1988 г. возглавлял специальную комиссию по расследованию голода 1932—1933 гг. В вышедшем в результате работы комиссии докладе «1933: трагедия голода», опубликованном в марте 1988 года в «Украинском историческом журнале», Кульчицкий писал, что представление об организованном голоде на Украине не только глубоко ошибочное, но и «иррациональное», то есть антинаучное, и что, хотя с продуктами питания в 1932—1933 годах были серьёзные проблемы, но усилиями властей смертность от голода была минимизирована. В докладе говорилось, что осенью 1932 года в Украине было почти 25 тысяч колхозов, которым власть выдвинула завышенные планы хлебозаготовок. Несмотря на это, 1500 коллективных хозяйств сумели выполнить эти планы и не попали под карательные санкции, поэтому смертельного голода на их территориях не было. Как отмечал С. Кульчицкий, «Едва ли можно утверждать, что в национальной политике в СССР не было ошибок или отклонений. Имели место серьёзнейшие, широкомасштабные и трагические ошибки. Однако, несмотря на это, все попытки выделить страдания украинского народа путём затушевывания или преуменьшения тягот, выпавших на долю других наций (а именно этот способ избирается украинскими националистами, особенно когда речь заходит о русских), несут на себе отпечаток недостатка сознательности со стороны исследователей, а также их очевидной склонности к фальсификации».

Выводы комиссии снимали с правящей коммунистической партии обвинения в организации голода. После 1991 года Кульчицкий коренным образом изменил направленность своих историко-идеологических работ, став руководителем рабочей группы историков при правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА. Современные работы С. Кульчицкого преимущественно посвящены попыткам обоснования героизации и реабилитации ОУН-УПА и теории о «голодоморе-геноциде украинского народа». Канадский историк Джон-Пол Химка сказал о нём: «Кульчицкий облачает в академическую оболочку вожделения и стремления власть имущих». А академик НАН Украины Пётр Толочко высказался о Кульчицком ещё точнее, что он «скользит по верхам, обслуживая современную политическую конъюнктуру, живя по принципу: чего угодно? А сегодня „угодно“ провозгласить голодомор геноцидом украинского народа – и он это делает».

Большинство работ исследователей голодомора написаны в США и Канаде в 1960—1970-е годы украинскими эмигрантами-националистами и основаны на устных рассказах нескольких «чудом выживших очевидцев». Тогда же в печатных трудах украинских эмигрантов впервые и появился термин «голодомор» для голода 1932—1933 гг., который якобы устроили «клятые москали», чтобы уморить несчастных украинцев.

В тот период советские газеты регулярно публиковали списки районов, сёл, колхозов, предприятий или даже отдельных лиц, не выполнявших планов по заготовке продовольствия. Право вносить сёла и коллективы в такой список имели областные комитеты ЦК Компартии Украины по представлению районных и сельских ячеек. Иными словами, формально это была инициатива снизу. А партийное и советское руководство УССР тех времен в основном состояло из лиц коренной национальности. Именно эти люди стояли во главе республики и её областей во время голода.

В 2006 году украинская Верховная рада официально признала голодомор геноцидом украинского народа. Количество погибших от голода на Украине (3 миллиона 941 тысяча человек, неизвестно как подсчитанные научно-демографической экспертизой, проведенной Институтом демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи НАН Украины) легло в обвинительную часть приговора Апелляционного суда г. Киева от 13 января 2010 года по делу в отношении организаторов массового голода 1932—1933 годов в Украинской ССР – Иосифа Сталина и других представителей власти СССР и УССР. Признаны лично виновными в голодоморе были Сталин, Молотов, Каганович, Косиор, Чубарь, Хатаєвич, Постышев. Решения принимало руководство партии, их выполняли все уровни партийно-советского аппарата вплоть до сельских, но эти решения, конечно, не могли содержать каких-то преднамеренных планов по организации голода именно для истребления украинского населения. Это несусветная чушь! А количество жертв, как выразился профессор Кульчицкий, «было взято с потолка».

Организованные украинскими властями «выставки фотодокументов Голодомора» использовали фотографии голода в Повольжье в начале 1920-х годов или в США во время великой депрессии, выдавая их за съёмки на Украине в 1930-х годах. А. Бушков писал, что «иные снимки «умирающих от голода украинцев» на самом деле запечатлели голодающих Поволжья (1922 г.) и даже… изможденных американских безработных времен Великой депрессии (1929 г.)» И это не выдумки современных критиков. В 1935 году американская газета «Нью-Йорк таймс» писала: «В германской и австрийской прессе развязана голодоморная пропаганда о несчастных жертвах Советского голода. … некоторые фотографии были сделаны раньше в 1921 году во время голода на Волге. Это излюбленный приём антибольшевистской пропаганды». То есть снова разыгрывание «украинской карты» австро-германскими правительственными кругами. Например, фото с выставки СБУ (ноябрь 2006 г.) с надписью «Они собирались в Харьков за хлебом. 1933» сделано в Поволжье в 1921 г.

После обнаружения подлога с фотографиями из Поволжья и Америки остались только фотографии из коллекции кардинала Теодора Инницера, бывшего в 1930-х годах пастырем украинцев-католиков в Австрии, который имел тесные связи с нацистским руководством Германии. Фотографии из коллекции Инницера сделаны австрийским инженером А. Винербергером в Харькове и являются единственными настоящими фотографиями, сделанными в 1932—1933 гг. во время голода. Сейчас его 23 фотографии доступны на сайте госархива Украины (http://www.garethjones.org/soviet_articles/thomas_walker/~ muss_russland_hungern.htm) и показывают мёртвых людей на улицах Харькова, что служит доказательством реальности голода. Снимки Винербергера впервые опубликованы в Вене в 1935 г. в книге доктора Эвальда Амменде «Должна ли голодать Россия?». Их оригиналы (около 100 негативов) до сих пор хранятся в Архиве Венской епархии в коллекции кардинала Теодора Инницера. В Украине эти снимки были впервые опубликованы в 2007 г. Все остальные, которые появлялись на организованных СБУ фотовыставках 2006 г. или ранее, являлись обычно фотографиями голода в Поволжье в 1921—1923 гг., принадлежащими, как правило, норвежскому полярному исследователю Фритьофу Нансену, посетившему голодающие районы России по заданию Красного Креста в 1921 году, а другие – фальшивками СБУ.

О мёртвых и умирающих людях в 1931 г. на улицах Харькова и Сталино (бывшая Юзовка, совр. Донецк) сообщал также английский консультант по советской индустриализации Гарет Джонс, контролировавший доставку машин и оборудования на советские стройки. Наиболее часто он бывал на востоке Украины, где английские компании оборудовали угольные шахты и паровозоремонтные депо. В архивах советской разведки он значился как шпион, были зафиксированы несколько его контактов с лидерами троцкистской оппозиции в СССР – с Христианом Раковским, Карлом Радеком.

Странным в фотографиях Винербергера является более всего то, что он единственный человек из сотен иностранцев, посещавших столицу УССР Харьков, кто сфотографировал покойника на улице и которому попались несколько десятков таких покойников, а другим не попалось ни одного. Так не бывает. Скорее всего инженер Винербергер выполнял спецзаказ кардинала Инницера, а фотографии являлись поддельными или постановочными. Иначе о трупах на улицах одного из крупных городов СССР трубил бы весь мир, а журналисты не упустили бы случай сделать фоторепортаж на этой сенсации. Да и Сталин бы не допустил, чтобы столица Украины была усеяна трупами людей. Использование этих фотографий Винибергера как раз дезавуирует утверждение националистов о том, что голодомор был геноцидом украинцев, так как Харьков – это в основном русскоговорящий город с преимущественно русским населением. А это единственные реальные «свидетельства голодомора», другие давно разоблачены как фальшивки.

В конце 1932 и начале 1933 г. правительство СССР начало кампанию по выявлению вредителей в высшем руководстве сельского хозяйства, в результате 75 человек были осуждены за «левацкие перегибы» заготовительных кампаний 1931 и 1932 годов. 19 марта 1933 года выходит Циркуляр Главного Политического Управления УССР №65/СПО «О мероприятиях в связи с продовольственными затруднениями в некоторых районах», в котором указывалось, что «ЦК партии вынес ряд решений об оказании немедленной продовольственной помощи нуждающимся…»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21