Герман Марков.

Украина. Двойка по истории



скачать книгу бесплатно


Таким образом период 1917—1920 гг. на территории современной Украины был острой борьбой за власть с калейдоскопической сменой национально ориентированных самозванных правительств при вооружённых конфликтах между различными политическими, национальными и социальными группами, ставших результатом Февральской и Октябрьской революций 1917 года в Российской империи, а также вспыхнувшей на её территории Гражданской войны. На Украине свирепствовала безграничная анархия, жесточайшее гражданское противостояние и безвластие. Почти одновременно действовали шесть армий, принадлежавших разным силам: украинская, большевицкая, белая, польская, войска Антанты и повстанческие крестьянские формирования разной численности и ориентации, включая анархистов и мелкие бандитские шайки деклассированных элементов. Менее чем за год Киев переходил из рук в руки пять раз. Города и целые районы были отрезаны друг от друга многочисленными фронтами. Голодающие города опустели, их жители рассеялись по деревням в поисках продуктов. Сёла в буквальном смысле слова забаррикадировались от непрошеных гостей. Тут и там появлялись вооружённые банды и целые никому не подчинявшиеся крестьянские армии со своими атаманами-батьками типа Григорьева около Херсона или Нестора Махно в районе Гуляй-Поле, которые поддерживали то одних, то других. Все эти события братоубийственой войны завершились установлением советской власти и образованием Украинской ССР на бо?льшей части территории современной Украины.


Учёный, критик, публицист и историк Михаил Драгоманов (1841—1895) в своих воспоминаниях, возможно, с запоздалым сожалением признавался: «Мы, украинские демократы, были искренне и безоглядно влюблены в московскую демократию. Мы твердо ей верили. Верили, что ее идеалы, идеи, интересы тождественны с нашими. Таким образом российская демократическая революция является также и украинской, и поэтому украинцы должны ее защищать. Любое отделение Украины от демократической России считали мы бессмысленным, предательским, губительным для самой же Украины. Лозунг украинской государственной независимости мы единодушно и с возмущением отвергали, отрицали».

Драгоманову противоречат другие националисты в эмиграции, которые считали причиной неудачи попыток создать Украинскую народную республику в 1917—1919 гг. предательство украинских демократов, ориентировавшихся на действия российских революционеров: «Катастрофа 1917—1922 годов была наказанием Украины за то, что ее национальные вожди отреклись от украинских национальных интересов». Это справедливо в отношении буржуазных Центральной Рады и Директории, чьи лозунги о национальной автономии были продиктованы главным образом стремлением их оторванных от народа мелко-буржуазных лидеров к личной власти и не имели ничего общего с национальными интересами подавляющей массы крестьянского населения, считавшего себя единым народом с русскими остальной России и не ведавшими, что их называют почему-то украинцами.

Ну что могло быть общего у «отца нации» Михаила Грушевского или других его соратников по Раде или Директории и селянина любой на выбор малороссийской волости? Не было никакой связи с кучкой интеллигентских деятелей и у всего народа Малороссии. Симон Петлюра в своих эмигрантских воспоминаниях, когда уже не надо было кривить душой и проявлять «национальное сознание руководителя украинского народа», путая народ и «национально свидомое общество», откровенно писал: «В идеалах и практических постулатах украинского общества, начиная с Кирилло-Мефодиевского братства и вплоть до наших дней, национальное развитие части украинского народа, вошедшей в состав России, всегда мыслилось в пределах последней и в тесном союзе с народом, населяющим ее».


Фактически такой же гражданской войной, аналогичной гражданской войне в России после революции 1917 г., является так называемая Антитеррористическая операция на Донбассе 2014—2016 гг., вопреки трактовке узурпировавшего власть в начале 2014 г. националистического галицкого меньшинства, которое рассматривает ополченцев Донбасса бандитами и недочеловеками. В то же время, даже при поверхностном сравнении, бросается в глаза характерное отличие в вовлечённых в военные действия социальных групп населения. Во время гражданской войны начала ХХ в. против основной массы населения, поддерживавшей советскую власть, воевали сравнительно небольшие группы населения Российской империи, стремившиеся сохранить монархический или буржуазный строй в России – белогвардейцы, белое движение. В то время на Украине на социальную революцию наложились лозунги национальной автономии и самостоятельности, выдвигавшиеся одержимыми «украинской идеей» буржуазными националистами, не имевшими поддержки у народных масс. В начале XXI в. против не желавшей терять связи с Россией основной массы населения Украины действовали заранее подготовленные и поддержанные западными антироссийскими политическими кругами агрессивные националистические отряды последователей бандеровской идеологии, установившие по сути националистическую диктатуру в стране. Прикрываясь лживыми ультрапатриотическими лозунгами, они служили орудием заокеанских хозяев по «сдерживанию» возрождавшейся и всё более восстанавливавшей свой статус мировой державы Российской Федерации. Современная гражданская война на Донбассе, являясь показателем национально-политического противостояния среди населения самой Украины, служит просто инструментом давления на Россию Запада, использующего народ Украины как разменную монету в многовековом стремлении англо-саксов подавить Россию и завладеть её громадной территорией и природными богатствами. Все остальные призывы (часто высосанные из пальца и иногда граничащие с истерикой) западных политиков и СМИ к «демократизации, свободе слова и борьбе за права человека» в России, служат просто дымовой завесой и прикрытием этой главной цели.

* * *


Продолжение раздела 1.


Cтр. 139. «Грушевский уже 27 марта прибыл в Киев, и с его прибытием украинское движение в Киеве сразу ощутило опытную и авторитетную руку своего рулевого. Никто в тот момент не подходил больше для роли национального вождя, чем Грушевский, никто даже и сравниться не мог с ним по авторитету и тому уважению, которым окружало его все украинское общество». (Дмитрий Дорошенко).

Михаил Сергеевич Грушевский (1866—1934) – украинский историк, политический деятель, один из лидеров украинского национального движения, завоевавший себе среди украинских националистов репутацию «отца нации» своим многотомным трудом «История Украины-Руси», где были заложены основы сфальсифицированной истории Украины и который послужил важной вехой в истории украинского сепаратизма в XX веке. При этом тот, кто читал этот труд в оригинале на украинском языке, которым Грушевский, по собственному признанию, владел плохо, не мог не отметить, что язык его произведения выглядит как намеренное издевательство над украинским языком. Форменная белиберда! (по отзыву современника). Спрашивается, зачем писать научный «эпохальный» труд на языке, которого не знаешь?

Киевский историк, славист, археограф А. В. Стороженко считал, что заказчиком трудов Грушевского в период его деятельности на посту профессора Львовского университета были власти Австро-Венгрии. Вена тогда очень нуждалась в идеологах, способных противостоять набиравшему силу движению русофилов и заложить «научные основы» истории ещё только создаваемого украинского народа. И его заказчики не приняли бы историю Украины, написанную на русском. Вот и пришлось Грушевскому как умел выкручиваться. Бывший заместитель Михаила Сергеевича по Центральной раде Сергей Ефремов, просто за голову хватался, жалуясь на «безмежну нудоту, яка охоплює, коли читаєш його праці. Фактів навергало силу силенну, а серед них жодної Аріадниної нитки.. До того ж розволіклість, пережовування десятками разів (буквально!) одного і того самого» (рус. «безграничную скукоту, которая охватывает, когда читаешь его труды. Фактов накрутил множество, а среди них ни одной ариадниной нити… К тому же разбросанность, пережевывание десятками раз (буквально!) одного и того же». )

Грушевский всю свою жизнь был не очень разборчив в средствах, обладая манией величия, стремлением к славе и не страдая от скромности. В возрасте 28 лет тщеславный молодой историк, спекулируя на враждебных отношениях к России австрийских властей, предлагает им свои услуги и получает кафедру истории в Львовском университете, где в 1904 г. ему сооружается прижизненный бронзовый бюст. Он принимается за наукообразное обоснование бредовой исторической концепции первородности «украинства», необходимой австрийцам в их идеологическом противостоянии Российской империи. Вся эта концепция сводилась в сущности к трём голословным утверждениям:

– Украинцы ведут своё происхождение от древних укров и под именем антов существовали ещё в VI веке нашей эры.

– Варяжского пришествия в Киев не было.

– В старину украинцы назывались «руськими», а Украина – Русью, но во времена политического упадка это имя «было присвоено великороссийским народом», который не имел отношения к древней Руси, а появился на исторической сцене гораздо позже. Грушевский обнаружил «украинские племена» и «украинских князей» в те времена, когда ни русских, ни австрийцев ещё и на свете не существовало. Вот откуда пошли сказки про «египетские похождения казаков под руководством славного гетмана Александра Македонченко»!

Выполняя этот щедро оплачиваемый австрийцами политический заказ, «корифей украинства» нагло использовал наработки своего учителя В. Антоновича и анонимную «Историю Русов». Этот, приписываемый то архиепископу Конисскому, то Григорию Полетике труд, многие профессиональные историки характеризовали как прекрасное художественное произведение или политический памфлет, имеющий мало общего с историческими фактами, т.е. банальный художественный вымысел. Грушевский добавил к этой основе свои придумки истории «древних украинцев» и, в надежде выцыганить у австрийцев побольше денег, «разбавил» свой труд до 8 томов.

Используя щедрое австрийское финансирование, он без стеснения увеличивал своё материальное благосостояние, приобретая особняки и доходные дома во Львове и Киеве. Не случайно в 1914 г. М. Грушевский, сохранявший связи с австрийскими властями, был арестован в Киеве царской охранкой по обвинению в австрофильстве и за участие в создании легиона украинских сечевых стрельцов для австрийской армии был сослан в Симбирск. В 1917 г. Грушевский был избран председателем Центральной Рады. После поражения Директории в марте 1919 г. Грушевский бежал в Австрию под крылышко своих хозяев. Но он всегда следовал политической конъюнктуре и, когда послевоенная лишившаяся имперского достоинства Австрия потеряла интерес к Грушевскому, по окончании Гражданской войны он позорно запросился в Россию, раскаиваясь в своих прежних заблуждениях, лакейски признавая ошибки и заверяя в любви. Советская власть, стремившаяся расколоть враждебную себе украинскую эмиграцию, поманила бывшего «отца нации», сыграв на его тщеславии и корыстолюбии. После нескольких обращений Грушевского к украинскому советскому правительству, в которых он осуждал свою контрреволюционную деятельность, ВУЦИК в 1924 году разрешил ему возвратиться на Родину для научной работы и предложил занять пост президента Всеукраинской академии наук. Клюнув на это предложение и возвратившись в Советскую Украину, Грушевский предал своих бывших друзей по украинской державной идеологии, для которых стал политическим трупом, как охарактеризовал этот шаг экс-председателя Центральной Рады бывший министр УНР Никита Шаповал. С тех пор украинские националисты считали его подлым предателем национальной украинской идеи. После назначения завкафедрой украинской истории в ВУАН он трудоустроил туда свою жену и племянника. Будучи непомерно тщеславным, договаривался с руководством страны с каким пафосом и размахом отпраздновать 40-летие своей научной деятельности. Неприглядные поступки Грушевского и его сомнительные личные качества отмечали многие его современники.

Известный историк Сергей Ефремов писал в своем дневнике о закулисных интригах Грушевского в ВУАН: «Клубок гадюк какой-то завелся. Клоака вонючая, которая отравляет вокруг себя воздух».

В. Винниченко о научной работе своего коллеги в дневнике записал: «Написать 8 томов истории Украины – вещь, разумеется, важная. Правда, ни ничуть не гениальная, даже не талантливая. Читать ее можно в наказание..». А о самом Грушевском отозвался откровенно: «Завистливый, нечестный старичок».

Украинский поэт Александр Олесь аналогично охарактеризовал личность М. Грушевского: «Лукавий, хитрий був дідок».

Cовременный украинский публицист, дочь известного писателя и правозащитника Александра Бердника (1926—2003), Мирослава Бердник называет М. Грушевского мифотворцем и интриганом. [12]

После ареста в 1931г. М. Грушевский в ГПУ признался в антисоветской деятельности Украинского национального центра и, как его идейный вождь, сдал всех участников, которые были репрессированы. Сам «корифей» отделался лёгким испугом и отличился способностью перешагивать через трупы. В конце 1930-х годов его антирусские псевдоисторические труды, написанные по заказу венского двора, были изъяты из обращения. Грушевский не знал, что в XXI в. продолжатели исторических фантазий автора «Истории Украины-Руси» отряхнут с них пыль и доведут до абсурда, приписав «древним украм» все достижения человечества, вплоть до создания египетских пирамид и изобретения колеса.

Имя Грушевского стало снова восстанавливаться в сомнительном пантеоне «героев украинской нации» с возрождением национализма в независимой Украине. С фактами необъективной идеализации и неумеренного восхваления так называемых «борцов за украинскую идею» нам ещё предстоит не раз столкнуться в учебниках и дальше.


Стр. 140. «…Старик с большой серебряной бородой – живой символ несокрушимой воли украинского народа к национальному возрождению, профессор М. Грушевский шел в первых рядах манифестантов».

Какой же это старик? «Живому символу несокрушимой воли» было всего 51 год. А «несокрушимая воля» использовалась главным образом для приспособленчества и личного обогащения молодого тщеславного и циничного бородача.


Стр. 145. «Сколько времени прошло от создания Украинской Центральной Рады и объединения ЗУНР и УНР в одно государство?»

И здесь выдается желаемое за действительное. Ни о каком государстве в этот период не может быть речи. Провозглашение государства может служить фактом его основания только, если государство начало свое функционирование как реальный организм. Центральная Рада УНР не обладала всей полнотой власти на Украине, находившейся в хаосе продолжавшейся гражданской войны. По словам главы Генерального секретариата Дмитрия Дорошенко, в 1917 г. «во всех крупных центрах власть правительства Центральной рады существовала к концу года лишь номинально». В конце апреля 1918 года Центральная рада была разогнана немецкими оккупационными властями, а власть перешла в результате государственного переворота к немецкому ставленнику гетману П. П. Скоропадскому.

Точно так и формальное провозглашение объединения УНР и ЗУНР (так называемый Акт Злуки) не может рассматриваться как создание государства. Это была просто политическая декларация, и не более того. Помпезное празднование «Акта Злуки» в современной Украине не соответствует значению самого договора между самозванными правительствами УНР и ЗУНР, руководители каждого из которых пытались обмануть друг друга. Подробнее см. главу «Гражданская война на Украине в 1917—1920 гг.»


Стр. 146. «Почему голод 30-х годов в Украине называют словом „голодомор“?»

Это название придумано в независимой Украине для квалификации голода 1932—1933 гг. как «геноцида украинского народа большевиками», с переносом вины на русский народ или «российский империализм» согласно идеологии украинского национализма. Подробнее см. главу «О голодоморе».

О голодоморе

Ложь успевает обойти полмира,

пока правда надевает штаны.

Уинстон Черчиль

Вокруг страшной трагедии – голода в Советском Союзе в 1930-х годах на Украине не прекращаются политические спекуляции. Украинские националисты яростно доказывают, что это был геноцид украинского народа. Истреблять работников снабжавших страну хлебом – такую чушь могли выдумать только люди со злобными намерениями, поскольку рабочих рук в стране тогда не хватало. Это наглое враньё, имеющее единственную цель: возбудить ненависть к советской власти для успеха десоветизации современной Украины и усиления антироссийских настроений в националистических кругах украинского общества. О том, что голод был устроен намеренно, как спланированный геноцид украинского народа, документальные свидетельства отсутствуют, а о предпринимаемых мерах по спасению голодающего населения – имеются многочисленные.

Сергей Аксёненко в книге «Украинский национализм», описывая обвинения националистов в намеренном характере голода, замечал: «Сталин был прагматиком. Мог ли этот человек в напряжённый период индустриализации всерьёз желать того, чтобы было уничтожено население региона, где производится большая часть продовольствия страны? Чтобы Украина стала безлюдной?… Может Сталин хотел уничтожить украинцев и „быстренько“ заселить освободившиеся территории новыми хлеборобами?… а кем Сталин хотел заселить, освободившиеся от украинцев, территории? Кем – русскими, грузинами, евреями, казахами?… … националисты намекают на то, что это русские… но такого количества людей, чтобы заселить новые территории, в стране просто не было. Рабочих рук и без того катастрофически не хватало». И Аксёненко на простых примерах показал, что у руководства СССР не было никаких причин устраивать геноцид украинского народа. Более того, спасать от голода стали в первую очередь украинцев. Сталин писал Л. Кагановичу в пик голода в августе 1932 г.: «Как видно из материалов, о сокращении плана хлебозаготовок будут говорить с ЦК не только украинцы, но и северо-кавказцы, Средняя Волга, Западная Сибирь, Казахстан и Башкирия. Советую удовлетворить пока только украинцев, сократив им план на 30 миллионов и лишь, в крайнем случае, на 35—40 миллионов. Что касается остальных, разговор с ними отложите на самый конец августа». В других письмах Сталин давал указание: «…Нужно взять лишь пострадавшие колхозы, скосив им в среднем 50% плана. Индивидуалам скосить лишь 1/3 или даже 1/4 плана… Ввиду тяжелого положения на Украине считаем совершенно необходимым срочное привлечение войск, как к уборочной, так и прополочной работе». [9]

Если замена развёрстки продналогом в начале 1920-х годов в своё время способствовала заинтересованности крестьян в результатах своего труда и, как результат, вызвала увеличение сельско-хозяйственного производства, то директивное сворачивание НЭП и курс большевиков на коллективизацию к концу десятилетия привели к обратному эффекту, к существенному уменьшению объёма государственных закупок сельско-хозяйственной продукции, что усугубилось снижением урожайности из-за неблагоприятных пару лет погодных условий.

В XX веке в России голодные годы, вызванные периодическими неблагоприятными погодными условиями, приходились на 1901, 1905, 1906, 1907, 1908, 1911 и 1913 гг. Они объяснялись кроме неурожая также низким общим уровнем продовольственной безопасности, сильно зависящим от урожайности зерновых культур. Неустойчивость русских урожаев – прежде всего результат неблагоприятных климатических условий. При этом наиболее плодородные районы отличаются особой неравномерностью осадков. К этому добавилась общая экономическая разруха и убыль мужского населения на селе в результате Первой мировой и в ходе Гражданской войны.

На нехватку зерна повлиял и недостаток тягловой силы для посевных работ в результате реквизиции и гибели лошадей во время Гражданской войны, а отсутствие транспорта для перевозки собранного зерна в приспособленные хранилища приводило к большим потерям зерна при хранении. Всё это вместе с засухой в южных районах привело к тому, что сбор зерна в 1931 г. сократился в целом на 30%, в том числе примерно на 9% на Украине, на 10% на Северном Кавказе, на 27% в Казахстане, на 40% в Поволжье и на 50% в Приуралье.

В связи с тем, что в 1927 г. произошло резкое снижение объёма хлебозаготовок, на XV съезде ВКП (б), проходившем со 2 по 19 декабря 1927 года, было принято решение о проведении коллективизации сельскохозяйственного производства в СССР – ликвидации единоличных крестьянских хозяйств и объединении их в коллективные хозяйства (колхозы). Коллективизация сопровождалась кампанией против «кулацких элементов», сопротивлявшихся обобществлению единоличных хозяйств. В начале процесса коллективизации распространились слухи о том, что крестьяне придерживают хлеб, желая взвинтить цены на сельхозпродукцию, что подтверждалось завышенными цифрами статистики, свидетельствовавшими о наличии у крестьян припрятанных запасов зерна. Кроме того в 1926—1927 гг. группа ответственных работников партийного аппарата ВКП (б), так называемая «левая оппозиция», затем «объединённая оппозиция» во главе с Львом Tроцким (Лейба Бронштейн) и позже присоединившимися Григорием Зиновьевым (Овсей-Гершен Аронович Радомысльский) и Львом Каменевым (Розенфельд) требовала обратить внимание на кулацкую опасность и ввести для зажиточных крестьян принудительное изъятие хлеба по твёрдым ценам. На практике это привело к значительному увеличению масштабов изъятия излишков хлеба и усилению репрессий не только против крепких «кулацких» хозяйств, но и против середняков, что выполнялось местными органами власти на основании постановления Политбюро ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 года «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Эта кампания была названа «раскулачиванием» и сопровождалась «перегибами», политическими репрессиями, кровавыми расправами с несогласными, принудительным выселением целых семей в отдалённые районы Сибири, кулацкими бунтами и крестьянскими восстаниями. Принудительная коллективизация привела к массовому сопротивлению крестьянства. В одном только марте 1930 года ОГПУ насчитало 6.500 бунтов, восемьсот из которых было подавлено с применением оружия. В целом в течение 1930 года около 2,5 миллионов крестьян приняли участие в 14 тысячах выступлений против коллективизации. В ответ власти применили жёсткие меры подавления и усилили репрессии. Согласно приказу ОГПУ №44.21 от 6 февраля 1930 года, началась операция по «изъятию» 60 тысяч кулаков «первой категории». Всего за 1930—1931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932—1940 годы в спецпоселения прибыло ещё 489 822 раскулаченных.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21