Георгий Зуев.

Течет река Мойка. Продолжение путешествия… От Невского проспекта до Калинкина моста



скачать книгу бесплатно

Существует легенда, что Андрей Воронихин якобы был внебрачным сыном графа Александра Сергеевича Строганова. В подтверждение подобного предположения народная молва приводила целый ряд, по ее мнению, существенных доводов и примеров. Всех удивляло, что граф Александр Сергеевич поселил бывшего крепостного человека в барских покоях, обращался с ним как с равным по происхождению, совершал с ним творческие поездки за границу, оказывал покровительство при получении молодым архитектором выгодных и весьма ответственных заказов и активно способствовал продвижению зодчего по карьерной лестнице в Российской академии художеств.

В 1790-х гг. владелец Строгановского дворца, граф Александр Сергеевич, один из самых состоятельных людей России, принял решение о перестройке и перепланировке своего столичного дворца. Перестройкой особняка занимался вернувшийся из Европы талантливый специалист – «домашний» архитектор Строгановых, бывший крепостной Андрей Никифорович Воронихин.

Первого зодчего Строгановского дворца – Ф.Б. Растрелли – и архитектора А.Н. Воронихина, приступившего через пятьдесят лет к перестроечным работам «барочного» шедевра своего гениального предшественника, объединяло восприятие дворца как целостного архитектурного ансамбля. Разделяла же двух великих российских зодчих эпоха, в коей во времена Ф.Б. Растрелли в архитектурной моде преобладал художественный стиль барокко, отличавшийся от пришедшего ему на смену во второй половине XVIII столетия стиля русского классицизма своей декоративной пышностью, динамическими, сложными формами и живописностью.


Андрей Никифорович Воронихин


А.Н. Воронихин, наряду с зодчими А.Д. Захаровым, Тома де Томоном, К.И. Росси, вошел в историю отечественной архитектуры как один из создателей новых форм высокого классицизма. Выполняя поручение Александра Сергеевича Строганова по частичной перестройке дворца, «домашний» архитектор нового хозяина особняка вносит классицистические элементы в декор перестроенных внутренних помещений дворца, приглушает их барочную декоративную пышность и яркую живописность, вышедшие из моды к концу XVIII в.

По проекту А.Н. Воронихина на месте одноэтажных дворцовых флигелей тогда соорудили новые корпуса с отделанными в духе классицизма интерьерами. Обновили интерьеры и в старой части дворца. Ранее существовавший главный вход во дворец со двора в корпус, стоящий на набережной Мойки, зодчий ликвидировал, перестроил северо-западный угол особняка, заново создал ряд интерьеров в классической манере и устроил главный вход в здание с Невского проспекта. Вестибюль с лестницей зодчий декорировал в виде «руин древнегреческого храма» с четырьмя разновысокими дорическими колоннами. Главный марш парадной лестницы поддерживался, согласно проекту талантливого архитектора, изобретенной им особой «ползущей» аркой, опирающейся на разновысокие опоры.


Александр Сергеевич Строганов


Картинная галерея Строгановского дворца


Проект Воронихина предусматривал реконструкцию и создание заново целого ряда оригинальных интерьеров в новом классицистическом стиле, в том числе и в помещениях, пристроенных к зданию восточного и южного корпуса.

На месте Зеркальной галереи архитектора Ф.Б.

Растрелли Воронихиным обустраивается Парадная столовая, или Угловой зал. Благодаря использованию зодчим эффектного приема отражения настенными зеркалами, украшающими всю южную часть помещения и простенки между строгими полуколоннами ионического ордера, созданный по замыслу Андрея Воронихина интерьер Парадной столовой стал выглядеть светлее и просторнее.

Знаменитый внутренний интерьер, расположенный на Невской анфиладе Строгановского дворца, считается одним из высших достижений мастерства Андрея Воронихина. Созданный в 1791–1792 гг. Минералогический двухъярусный кабинет предназначался для уникального книжного собрания графа Александра Сергеевича и его известной коллекции уральских минералов и редких камней. Как известно, Публичная библиотека в российской столице появилась в начале XIX столетия.


Минералогический кабинет


Ее прообразом считалась общественная библиотека в Строгановском дворце, услугами которой пользовались российская императрица, Воронцовы, Сумароков и другие известные жители Санкт-Петербурга.

Одним из лучших творений А.Н. Воронихина также становится уникальный интерьер знаменитой Картинной галереи графа А.С. Строганова, занимавший помещение длиной 28 метров на втором этаже восточного корпуса дворца. Помещение Картиной галереи разделялось на три части, расположенные на одной оси. Центральная (средняя) часть перекрывалась плоским коробовым сводом, а две боковые лоджии – небольшими куполами. Центральная часть Картинной галереи отделялась от боковых лоджий четырьмя ионическими колоннами. Свод центральной части галереи оформлен барельефами, представляющими собой аллегорию «Живописи» и «Скульптуры». Воронихин с особым изяществом и присущим ему мастерством отнесся к отделке интерьера Картинной галереи. Ее стены затянули зеленым шелком, окантованным золоченым бантом. Помещение меблировали гарнитуром, состоящим из великолепных кресел и диванов, также обтянутых зеленым шелком. Особым украшением помещения стала тогда великолепная ваза высотой 13,4 см и диаметром 107 см, изготовленная художниками-умельцами на графской Екатеринбургской гранильной фабрике.


Парадная столовая (Угловой зал)


Интерьер Картиной галереи удачно дополнялся бронзовыми трехметровыми торшерами известного французского мастера Ф. Томира. В галерее размещалась знаменитая коллекция живописи, собранная графом Александром Сергеевичем Строгановым в течение сорока лет.

Своеобразный музей западноевропейского искусства живописи XVI–XVIII вв. был доступен для всех и по образной оценке Александра Бенуа являлся «душой» Строгановского дворца. Потомки графа А.С. Строганова продолжали дело знаменитого русского мецената и регулярно пополняли шедеврами живописи строгановскую Картинную галерею.

Главной и самой ценной картиной галереи считалось полотно фламандского живописца Лересса «Поклонение волхвов». По бокам от уникального художественного произведения располагались полотна не менее знаменитых мастеров европейской живописи – картины Рубенса, Ван-Дейка, Рембрандта, Рени и других живописцев.

После смерти А.Н. Воронихина на протяжении тридцати лет главным дворцовым архитектором являлся его ученик Петр Садовников. Частичной перестройкой интерьеров Строгановского дворца позже занимался и зодчий Карл Росси, спроектировавший, несмотря на свою занятость, в Строгановском дворце апартаменты для внучки графа Александра Сергеевича – Аглаиды и ее мужа Василия Сергеевича Голицына. Годы не сохранили эти дворцовые интерьеры, но в прошлом столетии в одном из строгановских альбомов обнаружили 18 миниатюр с ампирными интерьерами работы самого Карла Росси. Оказалось, что интерьеры украшали великолепная драпировка панелей и тонкая роспись стен, изящные барельефы, мастерски расположенная мебель и произведения искусства.

Оказывается, мастер этих интерьеров тогда же серьезно намеревался капитально перестроить барочные растреллевские фасады Строгановского дворца, чтобы придать ему строгий ампирный вид. К счастью, лишь огромная занятость Карла Росси помешала ему это сделать, и фасады дворца по-прежнему остаются для наших современников шедевром русского барокко.

В 1842 г. архитектор Петр Садовников (1796–1877) по просьбе графини Елизаветы Павловны (дочери Павла Александровича Строганова) спрямил фасад южного корпуса дворцового комплекса и в его центре, напротив главного въезда, разместил Парадную спальню графини. И наконец, архитектор Гарольд Боссе в 1840-1850-х гг. выполнил во дворце отделку интерьеров светлейшей княгини Е.П. Салтыковой, урожденной графини Строгановой.

В XXI столетии в Строгановском дворце (ставшем к этому времени филиалом Русского музея) завершилась реставрация единственного в Санкт-Петербурге интерьера, сохранившего барочное декоративное оформление зодчего Ф.Б. Растрелли, – Большого танцевального зала с его уникальным плафоном «Триумф Героя», работы итальянского живописца Джузеппе Валериани, интерьера, практически не затронутого позднейшими переделками. Реставрированы также Минералогический кабинет, Картинная галерея и другие помещения.

Во дворце на протяжении почти двух веков, до октября 1917 г., жили несколько поколений рода графов Строгановых. После смерти графа Александра Сергеевича Строганова в 1811 г. дворцом владел его сын – граф Павел Александрович Строганов, посвятивший свою жизнь военной службе. Как человеку военному, графу часто приходилось отлучаться из дома, бывая в военных походах и сражаясь на полях боев. Во дворце в эти периоды хозяйничала его любимая супруга – Софья Владимировна, дочь знаменитой княгини Н.П. Голицыной, послужившей А.С. Пушкину прототипом старой графини в повести «Пиковая дама». Унаследовавшая от матери природную девичью красоту и волевые качества, Софья Владимировна прекрасно вела огромное дворцовое хозяйство и даже успешно продолжила известные традиции своего знаменитого свекра – Строгановский дворец продолжал оставаться в российской столице одним из ведущих культурных центров.

Граф участвовал в войнах со Швецией, Турцией и Францией. В битве при Карнау граф потерял своего единственного сына и наследника. В семействе Строгановых тогда наступил династический кризис в связи с гибелью прямого наследника графского рода по прямой мужской линии. Александр I, учитывая заслуги рода Строгановых перед Отечеством, издал специальный Указ о нераздельном имении, так называемом майорате. Согласно этому документу, графский титул и родовая фамилия Строгановых передавалась мужу старшей из четырех дочерей графини Софьи Владимировны (вдовы П.А. Строганова), ставшей пожизненной распорядительницей всего имущества.


Павел Александрович Строганов


Графский титул позже получил Сергей Григорьевич Строганов, женившись на старшей дочери графа Павла Александровича – Наталье Павловне. Граф С.Г. Строганов, так же как и его тесть, являлся известным коллекционером археологических предметов, старинных монет и редких древних икон. Он вошел в историю после основания на свои средства школы живописи в Москве – знаменитой «Строгановки». Многие годы Сергей Григорьевич являлся председателем «Общества истории и древностей российских» и главным редактором всех научных трудов, издаваемых этим обществом. С.Г. Строганов значительно пополнил дворцовую коллекцию живописи, принадлежавшую его тестю Александру Сергеевичу.

Строгановский дворец в столице славился также своими «открытыми для всех обедами». В его внутренний дворик мог прийти всякий прилично одетый человек и отобедать за графским столом. Этой ежедневной возможностью с благодарностью пользовались небогатые петербуржцы. На ежедневных открытых обедах во внутреннем дворике дворца графа Александра Сергеевича Строганова всякий раз присутствовало сто и более человек. Говорили, что один из любителей отобедать у графа столовался ежедневно более двадцати лет. Когда же тот в один прекрасный день вдруг перестал бывать на графских обедах, то все посчитали, что он умер, но при этом никто не смог вспомнить его имени и звания.

После революций 1917 г. семья Строгановых покинула родовой дворец и эмигрировала во Францию. В 1918 г. Строгановский дворец национализировали и в 1919 г. на некоторое время превратили в популярный «Народный дом-музей графов Строгановых». Его экспозиция с соответствующей политической подоплекой рассказывала о жизни и судьбах представителей верхушки «проклятого прошлого». Экспозицию организовали работники Государственного Эрмитажа. Музей старого быта в здании Строгановского дворца существовал до 1929 г.


Софья Владимировна Строганова


Большой кабинет графини С.В. Строгановой


На протяжении почти двухвековой истории Строгановский дворец неоднократно перекрашивался. В разные годы он периодически становился светло-сиреневым, кирпично-красным, зеленым, желто-розовым и розовым. В 1935 г. дворцовой фасад вновь перекрасили, и до 2003 г. он оставался зелено-белым. Ныне по выявленным слоям красок дворцу вернули первозданный розовый цвет.

В 1929 г. историко-бытовой музей в Строгановском дворце закрыли, а дворцовые залы и исторические помещения передали Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина с целью организации на базе дворца филиала академии – Института прикладной ботаники. Картины и иные художественные коллекции графов Строгановых распределили по государственным музеям СССР, а значительную часть коллекции продали на европейских аукционах. В опустошенной Картинной галерее дворца оборудовали читальный зал для Института прикладной ботаники.


Малый кабинет графини С.В. Строгановой


В конце 1930-х гг. в Строгановском дворце размещалось значительное количество самых разнообразных учреждений. По заключению музейных экспертов, сменявшие друг друга государственные учреждения и организации «варварски» разрушили здание Строгановского дворца и его уникальные интерьеры. Главным арендатором дворца в числе прочих организаций являлся «Электромортрест» Наркомата судостроительной промышленности, а в 1970 г. генеральным арендатором становится городское предприятие «Эра» МСП СССР.

4 апреля 1988 г. Ленгорисполком принял наконец решение № 248 «Об освобождении и передаче Русскому музею помещений бывшего Строгановского дворца».

Проведенные в период с 1989 по 2003 г. Государственным Русским музеем комплексы реставрационных работ почти полностью вернули одному из уникальных памятников русской архитектуры XVIII столетия первоначальный облик детища великого зодчего Ф.Б. Растрелли. Реставраторы возродили анфилады дворцовых парадных помещений второго этажа, сохранивших черты декоративного убранства, созданного талантом зодчих Ф.И. Демерцова, А.Н. Воронихина, П.С. Садовникова и И.Ф. Колодина.

В наши дни завершились реставрационные работы в Картинной галерее Строгановского дворца, и администрация Русского музея полагает, что это уникальное помещение скоро откроется для посетителей.

В начале 1990-х гг. по инициативе внучатой племянницы графа Сергея Александровича Строганова, баронессы Элен де Людингаузен, в Нью-Йорке учредили Благотворительный Строгановский фонд. Главная задача этого фонда заключается в ощутимой финансовой поддержке реставрационных работ не только в Строгановском дворце, но и в иных петербургских дворцах-музеях, а также помощь в воссоздании утраченных храмов России.

От дворца гетмана Украины до Педагогического университета

В период правления Петра Великого, с 1703 по 1726 г., водораздел Мойки являлся естественной границей Северной столицы. Уже упоминалось, что ее левый берег, считавшийся тогда предместьем столичного города, застраивался дворцами-усадьбами и богатыми особняками именитых горожан.

Величина и архитектура усадебных построек левого берега реки Мьи с годами изменялись в зависимости от вкусов новых владельцев и архитектурной моды – от любимого в начале XVIII столетия стиля барокко до пришедшего ему на смену в период царствования императрицы Елизаветы Петровны русского классицизма.

На месте нынешнего главного корпуса Педагогического университета им. А.И. Герцена в годы правления Петра I по соседству с будущим участком барона Строганова первоначально находилась усадьба сподвижника основателя Санкт-Петербурга, адмирала Федора Матвеевича Апраксина (1661–1728), знаменитого государственного и военно-морского деятеля Российской империи. Владелец усадьбы особенно известен как один из основателей отечественных военно-морских сил и руководитель победоносных сражений российского флота на Балтике и Черном море.

Граф Ф.М. Апраксин вместе с Петром I создавал в Подмосковье первое петровское «потешное» войско, в 1693–1696 гг. по указу русского царя он назначается губернатором Азова и руководит строительством Азовского военного флота, военных крепостей и гаваней на побережье Азовского моря. Адмирал принимал самое активное участие во втором Азовском походе русского царя против Турции, а 1699 г. участвовал в знаменитом Керченском походе молодого русского флота на Азовском море.


Федор Матвеевич Апраксин


В 1707 г. адмирал назначается командующим Балтийским флотом и всеми сухопутными войсками Ингерманландии (Ижорской земли), решительно отразившими все попытки шведского генерала Г. Любеккера захватить Санкт-Петербург. Граф Ф.М. Апраксин в 1709 г. руководит строительством и формированием отечественного военного флота на столичных верфях, и спустя год, командуя десятитысячным русским корпусом, адмирал взял в осаду шведскую крепость Выборг и захватил ее.

С 1711–1721 гг. он руководил уничтожением мощных шведских южных крепостей и в конце военной кампании овладел Финляндией. Возглавляемый Ф.М. Апраксиным русский флот одержал над шведами легендарную победу в морском сражении при Гангуте. С 1717 г. указом Петра I граф Апраксин назначается первым президентом Адмиралтейств-коллегии, в 1726 г. становится членом Верховного тайного совета.

В 1728 г. Федор Матвеевич Апраксин переехал вместе с царским двором в Москву, где через несколько месяцев скончался. Усадьба Ф.М. Апраксина на левом берегу тогдашней реки Мьи по праву считалась самой благоустроенной. Его дом окружал сад с уютными тенистыми аллеями, с мраморными белоснежными статуями и бюстами, приобретенными военачальником в Италии у мастеров и владельцев скульптур конца XVII – начала XVIII вв. Доставленные в русскую столицу редкие образцы скульптуры и живописи итальянских мастеров становились предметами художественного оформления особняка и сада графа Апраксина. По воспоминаниям иностранцев, скульптуры отлично воспринимались на изумрудном фоне цветников, кустов и деревьев адмиральского приусадебного парка, разбитого руками царских садоводов.


Дворец Разумовского (Педагогический университет им. А.И. Герцена), набережная реки Мойки, 48


Позже, по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны, большинство этих мраморных бюстов и статуй перевезли в Царское Село и установили в дворцовом парке. Интересно, что некоторые мраморные изваяния из коллекции графа Ф.М. Апраксина можно и сегодня еще увидеть на аллеях Екатерининского парка.

После смерти графа его усадьба в 1728 г. по наследству переходит к его племяннику, а тот в 1734 г. продает дом и усадебный комплекс приближенному императрицы Анны Иоанновны камергеру графу К.Г. Левенвольде.

Карл Густав Левенвольде служил при дворе императора Петра III, а после его кончины вовремя оказал услугу новой императрице Анне Иоанновне, избранной членами Верховного Тайного совета кандидатом на императорский трон.

Верховники тогда тайно единодушно посчитали: «Быть на престоле российском герцогине курляндской Анне Иоанновне», но при этом солидарно и сугубо секретно подготовили свои особые условия («кондиции») для обязательного подписания новой императрицей при приезде в Россию перед официальным ритуалом восшествия на русский престол. «Кондиции» верховники поклялись держать в глубокой тайне и даже не допускали любой возможности ознакомления населения с разработанными ими требованиями к будущей российской императрице до ее прибытия из Митавы в Россию.

«Кондиции» верховников ограничивали императорскую власть в ее основных самодержавных государственных позициях. Подготовленный для подписания Анной Иоанновной документ обязывал ее: «Обещать сохранить Верховный Тайный совет и без согласования с ним не начинать войны, не заключать мира, не отягощать подданных новыми налогами, не производить в знатные чины служащих как статской, так и в воинской сухопутной и морской службе выше полковничьего ранга. Не определять никого к важным делам, не жаловать самостоятельно вотчины, не отнимать без суда живота, имущество и чести у шляхетства и не употреблять в расходы государственных доходов».

«Кондиции» верховников завершались подлинным императорским заверением строго выполнять все пункты, включенные в требования Верховного Тайного совета. «А буде чего по сему обещанию не исполнено и не додержу, то лишена буду короны российской». Завершив работу верховники отдали приказание «оцепить всю Москву караулами и кругом ее поставить на расстоянии тридцати верст по одному унтер-офицеру с отрядом солдат, чтобы не пропускать из Москвы иначе, как только с паспортом, выданным из Верховного Тайного совета».

Всем вольнонаемным извозчикам в продолжение нескольких дней запрещено было подряжать с едущими куда бы то ни было из столицы. Пакет подготовленных «кондиций» верховники вручили князьям В.Л. Долгорукову и М.М. Голицыну, выехавшим в Митаву к герцогине курляндской.

Однако, как ни старались члены Верховного Тайного совета сохранить свои намерения и содержание подписанных ими документов в глубокой тайне, им этого сделать не удалось.

Ушлый царедворец Левенвольде, живший тогда в Москве, сумел в деталях ознакомиться с документами заговорщиков и смог каким-то образом не только сообщить о них своему брату – жителю Лифляндии, но и попросить его незамедлительно ознакомить с содержанием решения верховников Анну Иоанновну. Кроме того, дальновидный Левенвольде предупредил будущую императрицу, что шляхетство и народ не поддерживают и не сочувствуют затеям верховников. Об этом довольно убедительно должен был также поведать Анне Иоанновне гвардейский офицер Сумароков, посланный в Митаву генерал-прокурором П.И. Ягужинским. Правда, офицер, в отличие от Левенвольде, не успел выполнить данное ему поручение, ибо по приказанию находящегося на приеме у герцогини в Митаве князя В.Л. Долгорукова его арестовали и срочно отправили в Москву, закованного в кандалы. Предупрежденная о заговоре Анна Иоанновна приветливо встретила депутацию верховников, не теряя самообладания, подписала условия своего будущего правления на российском троне, продиктованные группой членов Верховного Тайного совета, и даже вручила им составленное ею обращение к своим подданным.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

Поделиться ссылкой на выделенное