Георгий Смородинский.

Серые туманы Эрантии



скачать книгу бесплатно

Меня не отпускало чувство, что где-то там, впереди, на западе, всего-то в пятнадцати часах езды, на берегу океана лежит жемчужина западного побережья… Сан Франциско… Нет, я совсем не хотел вернуться обратно, но где-то в глубине души скучал по этому полюбившемуся мне городу. Точно так же, как и по своей родной Москве…

– …возвращаюсь я из лаборатории, а этот малолетний кретин уже танцует на парте с приборами, – донеслось из-за спины. – Весь класс, конечно, замечает меня и перестает ржать. Ну и этот кадр оборачивается, бледнеет и… В общем, навернулся он с этой парты, с перепуга-то. Демонстрационный вольтметр разбил, порвал провода и сломал себе руку. Вот это я и называю дерьмом!

– А командир этим словом последний раз называл Ргхарга.

– Ну, этот ваш Ргхарг тоже неприятная штука, – вздохнул Фантик. – Но его-то вы замочили, а мне вот директор школы выговор объявил и премии квартальной лишил. И мамаша этого долбо… ученика, в смысле, – потом еще две недели в школу бегала. Там вся семья, по ходу, такая… – Воин еще раз вздохнул и, переведя взгляд на внимательно слушающего Рииса, подытожил: – Дерьмо – это то, что случается не к месту и не вовремя. Оно порой принимает удивительные и загадочные обличья и существует еще со времен наскальных рисунков.

– А что такое наскальные рисунки? – тут же поинтересовался маг.

– Да, сейчас вот доедем до этой скалы, и я тебе покажу, – хмыкнул Фантик. – У меня и ведерко с краской, и кисточка есть. Поупражняемся в рисовании…


День тем временем клонился к вечеру. Лучи закатного солнца окрасили вершины гор в красно-багровые тона, и по долине протянулись длинные изломанные тени. Пахнущий сухим песком и полевыми растениями ветер поменял направление, подув с реки, и в воздухе повеяло свежестью.

Практически весь день в пути – и почти сотня километров пройдена. Не так-то, казалось бы, и много, но держать скорость больше десяти километров в час даже и по ровной дороге не получилось бы. Хорошо хоть, обоза нет, иначе вообще была бы задница. До места назначения по карте – чуть больше полукилометра. Пятипалая Скала – крайняя точка нашего маршрута – за массивным прямоугольным утесом. Дорога огибала его справа, и «котята», как называла десяток Макса Ваесса, сейчас должны были уже увидеть цель нашего путешествия.

– М-да… – словно услышав мои мысли, прокомментировал увиденное Макс, а в канале разведки началось какое-то непонятное веселье.

– Чего там? – тут же поинтересовался у него я.

– Да… тут… юмористы, блин, – ответил он, едва сдерживая смех. – Подъезжайте, сами увидите! Мы подождем.

Примерно через минуту авангард нашего сборного отряда обогнул стоящую на пути преграду, и Пятипалая Скала предстала перед нами во всей своей первобытной красоте.

– Вот это я понимаю – высокое искусство авангардизма! – с восхищением в голосе воскликнул Фантик и, переведя взгляд на меня, добавил. – Я вот почему-то так и знал! У вас в конторе трудились настоящие мужики! А ты, – воин ткнул пальцем в поменявшего форму Алекса, – ты должен гордиться своим народом! Кто сказал, что американцы не креативные и у них отсутствует чувство юмора?

– Да ну тебя, – хмыкнул рейнджер, – может, это какой-то француз рисовал.

– Да хоть эскимос, – перекрикивая ржание вываливших из-за скалы «клинков», махнул рукой лысый. – Главное, что это был настоящий мужик! И кукиш в этой ситуации был бы менее актуален.

А так эти Древние боги точно поймут, что их ждет в нашем Великом Лесу. Они же тут вот и должны будут, по идее, пройти.

Собственно, сама скала соответствовала своему названию примерно так же, как ковшик в небе походил на большого белого медведя. Нет, это, конечно, определенно была скала, и пальцы на ней тоже были. Один… средний. Метров так двадцати – двадцати пяти. Хотя справедливости ради нужно заметить, что и остальные четыре тоже угадывались, поскольку сама скала по форме выглядела как сжатый кулак с внутренней его стороны. То есть эпический жест сие произведение искусства показывало совершенно не нам, а тому, кто разглядывал бы ее с юго-восточного направления. М-да… веселые у меня были сослуживцы – этого не отнять. Герид бы обзавидовался. Но если отбросить все эти шутки в сторону, то Пятипалая Скала выглядела совсем небольшой в сравнении с окружающими ее утесами. Метров семидесяти в длину и примерно столько же в высоту – надеюсь, что искать пещеру с мертвым эльфом нам тут предстоит недолго.

– А чего они так веселятся, дар? – Ваесса придержала поводья и перевела на меня удивленный взгляд.

– В том мире это очень неприличный жест, – пожал плечами я.

– Это я знаю, – кивнула магистр. – А что в этом такого смешного?

И вот что ей на это ответить? Объяснить, как какой-то художник или программист, рискуя нарваться на неприятности, заботливо вырисовывал эту скалу и потом прятал ее за все окрестные, чтобы на общем плане, который он показывал начальству, не было видно этого его интеллектуального посыла?

– Думаю, что для того, чтобы это понять, нужно просто родиться в том мире, – с сомнением разглядывая скалу, покачал головой я.

– Да ладно, тетечка, из себя недотрогу строить, – хмыкнул из-за спины Риис. – В Покинутом храме ты на эти штуки смотрела без ложной стыдливости. А тут размер, что ли, великоват?

– Это совсем не то, что ты подумал, юноша, – легко пожала плечами магистр. – Если не веришь, то дар тебе это подтвердит. Так что свои сомнения и переживания по поводу размеров оставь при себе. Тут все-таки разумные вокруг. Постыдился бы…

Ваесса подмигнула магу, закинула за спину косу и, провожаемая задумчиво-уважительным взглядом Фантика, направила своего ящера к ожидающим в стороне драконам.

Ну и хорошо! Все вернулось на круги своя. А то я уже было подумал, что мой маг так и не придет в себя после того культурного шока.

– Тебя ждать? – уточнил в канале Макс.

– Не просто ждать, а без меня и Кана не ходить. Сам же говорил, что сегодня лучше обойтись без приключений, – ответил я и, привстав на стременах, махнул рукой вперед, приказывая отряду двигаться.


Вход в пещеру располагался примерно на двадцатиметровой высоте и был прикрыт от любопытных глаз широким козырьком, на котором сиротливо торчали четыре карликовых сосны. Впрочем, на сосны эти перекрученные уродливые деревья походили в последнюю очередь. Скорее – елки: те, что до майских праздников стояли в квартирах некоторых моих знакомых. В весеннем, понятно, варианте.

Обыкновенная трещина в скале – шириной два и высотой три с половиной метра. Никаким данжем она не являлась, и, видимо, поэтому внутри ее было темно даже для моего демонического зрения.

Сюда мы поднялись вшестером, оставив внизу весь остальной отряд, в том числе и обиженную Аленку. Кан, Раена, Макс, Луффи, Пончик и я… Не то чтобы нам могло что-то угрожать в двести десятой локации, но брать с собой еще одного хилера, которая из-за огромной разницы в уровнях лечить будет значительно хуже, было как минимум глупо. И если Макс с Луффи стояли у истоков этого квеста, а Пончик, благодаря выбранному классу и не слишком выдающемуся телосложению, мог без мыла пролезть в любую задницу, то Кана и Раену я взял на всякий случай. И сам на всякий же случай пошел. В качестве глобальной огневой поддержки. Себе я, понятно, польстил – урон я наношу в сравнении с командором и магессой смешной, но, поскольку командиром нашего сводного отряда, по известным причинам, стал все-таки я, значит, и вопросов никаких быть не могло.

Мы очутились в довольно широком наклонном коридоре, который уходил сквозь толщу скалы на юг. На стенах я заметил какие-то окаменевшие потеки, по структуре напоминающие гранит. Шершавый, усыпанный мелкой щебенкой пол, неровный оплывший потолок – света магических фонарей вполне хватало, чтобы разглядеть пещеру во всех подробностях. Основной коридор, минуя четыре нешироких боковых хода, через пару десятков метров сужался и затем круто поворачивал направо.

– Вот же сука! – махнув рукой в сторону боковых ходов, покачал головой Макс. – Там, за поворотом, может, еще с десяток точно таких же. И хрен знает, который из них третий, и откуда вообще нужно считать.

– Если он за этой «дланью» вообще виден, – хмыкнул Пончик и, подойдя к стене, постучал по ней рукоятью кинжала. – Ну, стены-то мы простучим, оно не трудно. Только я не знаю, что это за заклятье такое и будет ли вообще простукиваться. – Парень сунул кинжал обратно в ножны и с некоторой надеждой посмотрел на стоящую у входа Раену.

– Я не в курсе, ни что такое эта «Длань Альварика», ни кто этот Альварик такой, – отрицательно покачала головой девушка. – Я даже не слышала никогда ни о каком глубоком рассеивании. Хотя, быть может, после применения заклинания у меня получится понять его структуру, но вот это далеко не факт.

– М-да… а свиток-то у меня всего один, – вздохнул Макс. – Впрочем, хрен с ним. Двигаем до конца пещеры и считаем по дороге боковые ходы. Там, в конце, и решим, что, собственно, делать дальше.

– А по стенам постучать мы с Раеной поможем, – усмехнулся Кан и двинулся следом за Максом. – Опыт у нас в таких делах есть.

– А то, что скала от этого стука рухнет – так это она сама во всем и виновата, – сокрушенно покачал головой Пончик и, пропустив вперед Раену, пошел по коридору рядом со мной.

За поворотом нас ждал облом. Нет, ничего из ряда вон выходящего не произошло, просто сама пещера на самом деле оказалась небольшой. Еще тридцать метров – и коридор уперся в глухую стену, поверхность которой крест-накрест пересекли две глубокие трещины. Самое поганое – эта часть пещеры тоже имела четыре рукава. По два с каждой стороны. Лично я так и не понял, правда, почему мертвый эльф, кости которого лежали у левой стены, в письме называл эти углубления именно рукавами. Как по мне, они очень напоминали ниши для саркофагов. Ну, а с какой еще стати разумным нужно выдалбливать в скале все эти углубления? В том, что все они искусственного происхождения, ни у кого сомнений даже не возникло. Этим, скорее всего, и объясняется ровный пол коридора и отсутствие крупных камней. Какие-то разумные организовали здесь гробницу, но похоронить в ней никого не успели, потому что им помешало наступление Даркана? Как бы то ни было, теперь нужно решать, в какой из этих дыр лежит квестовая карта. Откуда нужно вести отсчет и по какой стене – мы не знаем, поэтому вариантов всего четыре. Это если не брать во внимание, что ниша может быть скрыта маскирующим заклинанием. Если так, то вообще труба. Можно биться лбом о стены или, как сказал Пончик, развалить к ядрене матери всю эту скалу, но так ничего и не найти. Может быть, дизайнер прекрасно знал об этом квесте? И именно потому скала изображает тот самый жест?

– Макс, Пончик, смотрите! Он вернулся! – Луффи наклонился над грудой костей и продемонстрировал товарищам череп какого-то мелкого животного.

Точно не крыса: у грызунов резцы расположены по-особому. Какой-то мелкий хищник, если судить по клыкам.

– Это Гирт. – Макс забрал с ладони Луффи череп и зачем-то протянул его мне. – Я не говорил тебе, Ром, что письмо в Великий Лес донес питомец этого темного эльфа. Этот зверек… он вернулся и умер у тела своего хозяина…

– Некоторые фамильяры привязываются к своим хозяевам настолько, что нередко между ними возникает даже астральная связь, и они могут чувствовать друг друга на любом расстоянии… – пожала плечами Раена и направилась в конец коридора, где Пончик внимательно изучал пересекающие камень трещины.

Настроение сразу испортилось. Вспомнились Хатико и старый, еще советский фильм про белого шотландского сеттера… Я бережно взял у Макса череп и вздохнул. Он ведь совсем не обязан был умирать… как и мой Мрак, тогда, в бою, на переправе и после – в дворцовом зале Сарикаса. Только для нас все закончилось хорошо…

Стало вдруг трудно дышать, голова пошла кругом, и меня резко повело в сторону…

* * *

– Aeddarse!

Фаланир, тяжело дыша, оперся об острый выступ скалы и, с трудом передвигая непослушные ноги, выбрался из пещеры на воздух. Перебирая по стене руками, он добрался до небольшого скального выступа, что располагался в паре метров справа от входа и попытался на него сесть. Тело подвело, и оборотень рухнул на камень, ощутимо приложившись о выступ скулой.

– Мара!.. – прохрипел Фаланир, и его потрескавшиеся губы исказила горькая улыбка. – Что она – вся эта боль, когда до встречи с предками остались считаные часы?..

Повторным усилием ему все-таки удалось забраться на камень. Проклиная собственную слабость, он облокотился спиной о холодную скалу и перевел взгляд на запад. Какая-то жалкая сотня километров… утром он был бы уже в Лесу… но боги распорядились иначе… У него нет теперь даже формы. Заклятье псоглавца било по астральной проекции тела. Зелья и эликсиры оказались бессильны. Фаланир медленно повернул голову и посмотрел на висящую над горизонтом луну. Последняя в его жизни ночь… Редко кому удается выбрать место и время собственной смерти… Лично он предпочел бы умереть в Великом Лесу, а не в этой заваленной камнями мертвой долине. Да вот только никто ему такого выбора не предоставил.

И не только ему… Лорд и братья погибли, прикрывая его, Фаланира, отход. И он не подвел… не сделал их жертву напрасной. Спрятанное в защитный кокон послание сможет найти и забрать только крадущийся. Главное – знать где… А этот маленький проказник обязательно донесет письмо…

Рин улыбнулся, подумав о своем пушистом питомце. Гирт… он нашел его двенадцать лет назад, на одной из стоянок, во время своего полугодового патруля. Щенок коричневого горностая умирал. Коготь ястреба тогда сильно поранил ему бок. Оборотень поделился со зверенышем своей кровью, и Аласталь посчитал эту жертву достаточной. Он обязательно добежит… а Саэрта сразу передаст письмо своему брату… Саэрта… жену ему выбрал Гирт. Когда лучшая охотница клана Серых Теней объявила во всеуслышание, что пробежит Красную Луну с тем, кто сможет незаметно забрать у нее брошь, все в клане поняли, что ее отцу, лорду Аэрику, в ближайшие годы внуков можно не ждать. Но уже на следующий день он, рин Фаланир, сгорая от стыда, протянул девушке украшение, требуя на свою голову всевозможных кар. Ведь его питомец просто хотел сделать своего друга счастливым и только поэтому решил украсть у рины ее любимое украшение… Саэрта тогда рассмеялась и остановила эту его бессвязную речь. «Ну, раз за горностая я выйти замуж не могу, – ответила она, – то придется выходить за его хозяина»… И мир для него перевернулся.

Послание лорд мог доверить только ему – отцу своих еще не родившихся внуков. Каглин сказал, что это будут мальчик и девочка, а шаман не ошибался никогда. Он, Фаланир, никогда не увидит своих детей, так же как и лорд Аэрик не увидит своих внуков… Так решили за них боги, и счастье, что Саэрта не пошла с их миссией в Туманную Рощу…

Фаланир сделал несколько глубоких вдохов, но ничего при этом не почувствовал: ни прохлады ночного осеннего воздуха, ни запаха растущих в долине растений. Обоняние исчезло вместе с болью. Хорошо, что проклятье только задело его, подарив тем самым трое суток жизни, и это позволило выполнить приказ лорда. Но до Леса он дойти бы уже не смог. Гирт донесет послание, его тело найдут и передадут жене. Все… пора обратно в пещеру… Собрав волю в кулак и опираясь о выступ, на котором сидел, Фаланир поднялся и в последний раз посмотрел на застывшую над долиной луну. Зрение ухудшилось настолько, что светило выглядело мутным кровавым пятном.

– Прощай, Красная Сестра… – прохрипел оборотень и медленно побрел в пещеру умирать…

* * *

Елочной гирляндой вспыхнул и расплылся голубой свет магических фонарей, муть исчезла, и перед глазами проступил оплывший камень стен. Я пару раз судорожно вздохнул и, окончательно придя в себя, смог наконец оглядеться по сторонам.

– Ты в порядке?

– Да. Можно уже не держать!

Хватка друга ослабла, я окинул взглядом встревоженные лица собравшихся вокруг меня бойцов и протянул Максу череп, что по-прежнему был у меня в руке.

– Это то, о чем ты рассказывал? – внимательно глядя мне в глаза, уточнил он.

– Да… Я знаю, о чем думал этот эльф и что чувствовал перед самой своей смертью, – кивнув на лежащие под ногами кости, я пожал плечами и направился на выход. По дороге указал на крайнюю левую нишу. – Карта тут, а я подожду на улице.

Снаружи было еще светло, достаточно для того, чтобы читать какую-нибудь газету. Если она, конечно, у тебя есть. Отряд, не торопясь, располагался на ночевку. Маунтов уже отпустили, остался только мой Мрак, драконы Ваессы и ящеры патрульных. Кто-то ставил шатры, кто-то кучковался у костров. Слева за выступом трое «клинков», оживленно переговариваясь, наблюдали за каким-то не видимым мне действом. Впрочем, по их репликам можно было понять, что Фантик все-таки решил наглядно показать Риису, что же такое эта самая наскальная живопись.

– Нашли?! – Аленка поднялась со своего бревна и чуть склонила голову набок, ожидая ответа.

Сестра, по всей видимости, решила сменить гнев на милость и не обижаться на брата за то, что он не взял ее с собой.

– Да, вроде бы, – пожал плечами я, – сейчас они достанут эту карту, спустимся и расскажем.

Оглянувшись, я нашел взглядом выступ, на котором сидел умирающий эльф. Врачи, конечно, не рекомендуют сидеть на холодных камнях, но этого мира их предостережения не касаются. Да и не такой уж он холодный, этот камень. Усевшись поудобнее, я откинулся спиной на скалу и, сунув в зубы трубку, закурил. В этом мире вообще куча разнообразных плюсов. Туристических стульчиков тут не изобрели, но двадцатикилограммовый чурбак для сидения на стоянке может таскать в инвентаре даже самая хрупкая девчонка. Еду тут можно наготовить впрок, и это не пятилитровая недельная кастрюля борща, сваренного хозяйкой в выходные. Помещенные в инвентарь продукты не портятся. Они даже не хранятся, просто остаются такими же, как и в момент приготовления. Так что сэндвичи с мясом наконец-то для нас закончились. Если лисы в походах предпочитали питаться всухомятку, что не очень-то от этих сэндвичей отличалось, то у «клинков» дело с этим обстояло гораздо лучше. У некоторых кулинария прокачана до двухсот – уровень шеф-повара какого-нибудь парижского ресторана! И готовили они соответственно. Я вдохнул пахнущий дымом воздух и улыбнулся. Вспомнились вдруг школьные походы в лес, девчонки в косынках с поварешками в руках, водка, спрятанная на самое дно рюкзака, пачка сигарет и обязательная в таких случаях гитара. Нет, испытать те эмоции уже не получится никогда, но как же жаль, что нельзя остановить время… Хотя бы на недельку. Чтобы не нужно было никуда бежать и снова расставаться…

– Ты как? – Макс первым появился из пещеры, смерил меня внимательным взглядом, пожал плечами и уселся рядом.

– Нормально; карту нашли?

– Нашли, – Макс сунул в зубы трубку и перевел взгляд на выходящих из пещеры ребят. – Кости я тоже забрал – похороню их в Лесу.

– Он думал, что тот, кто их найдет, передаст жене. Саэрта ее зовут… или звали… из клана Серых Теней. У него еще дети должны были родиться. Но ты поступай так, как считаешь нужным. – Я выдохнул сквозь зубы дым и перевел взгляд на Макса: – Ну, что там с картой? Посмотрел?

– Нет, без тебя не хотел смотреть. Как-то неправильно, – он продемонстрировал мне свернутый в трубку свиток пергамента. – Вместе ходили за ней, вместе и смотреть будем.

– Ага, и яблоко тоже пополам, – улыбнулся я.

– Макс, давай уже, не томи, – поторопил товарища Луффи. – Мне тоже посмотреть охота, да и Таша уже беспокоится.

– Говорил Филатрим, что превратишься ты, друг, в подкаблучника, – разворачивая пергамент, сокрушенно покачал головой Макс. – Но кто же знал, что это случится настолько скоро… Ладно, давайте посмотрим.

Вот такой у меня друг. И плевать ему на все эти задания богов и прочую ерунду. Вместе влезли – обоим и получать, ну, или делить – тут как получится. А с яблоком этим вообще забавная история вышла в далеком пятом классе. Мы тогда оба в одну восьмиклассницу влюбились. Ну и решили объясниться ей в любви, а там пусть уже сама выбирает. Она на перемене на подоконнике сидела с яблоком в руках. Ну, мы подошли и объяснились… по очереди: я первый, он – второй… Она очень внимательно выслушала, потом не выдержала, прыснула, сунула нам яблоко и свинтила… Ладно, в сторону эту лирику.

Карта, к слову, оказалась довольно подробной. «Граница Великого Леса и Темной Империи» – примерно триста на четыреста километров. Рисовалась она до нашествия Древних, когда эльфы были еще единым народом, а границы Леса – совсем другими. То есть если верить нарисованному, то Великий Лес отступил за эти две с половиной тысячи лет примерно на четыре сотни километров на запад. Пять замков, с десяток поселений, зеленая полоса: отдельно стоящие деревья, обозначающие, судя по всему, целые рощи, и раздувший щеки мужик в правом нижнем ее углу. Так, наверное, рисовали карты в древности на Земле, и художник не стал отходить от уже существующих канонов. Были тут фигурки зверей, волчьи морды, полуголые мужчины, и женщины с оленьими рогами, и четыре обозначенных красными черепами данжа. Квеста у меня не было, поэтому отметку, где хранится «посылка», я тоже видеть не мог.

– Вот, – Макс ткнул пальцем северо-восточнее того места, где мы находились, – шестьдесят километров всего, и нам, Ром, по-прежнему по пути.

– Было бы странно, если бы он шел как-то по-другому, – покачал головой Пончик. – И что же, ты действительно больше ничего не видишь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное