Георгий Смородинский.

Долгая дорога на Карн



скачать книгу бесплатно

– Этого урода тоже нужно свалить. – Обойдя лежащий у входа труп отрекшегося, я кивнул в сторону статуи Вилла.

Вообще храм выглядел неважно. Жертвы тут, судя по всему, не приносили давно. Кожа на столах растрескалась, цепи проржавели. В воздухе пахло кровью, горелым мясом и паленой шерстью. Ребята Рииса, без затей, просто залили тут все жидким огнем. Непонятно только, почему не загорелись стены. Какое-то негорючее дерево? Или противопожарные заклятья? По фигу. Тут все равно все придется перестраивать. Трупов отрекшихся, раскиданных вокруг в живописных позах, я насчитал двадцать девять. Нет, события последних месяцев не прошли для меня бесследно. Раньше при виде такого количества обгорелых, местами обугленных человеческих тел меня бы точно стошнило. А сейчас – никаких эмоций, кроме положительных, я не ощущал. «Трупы врагов всегда выглядят великолепно, а их кровь имеет божественный запах, – подумал про себя я. – Эти твари еще легко отделались».

– Статуя рассыплется, как только я уничтожу алтарь, – пояснила Ваесса. – Сейчас…

Верховная жрица Кильфаты медленно подняла руки. Вокруг ее ладоней заклубилась тьма, а над алтарем в центре храма из воздуха соткался угольно-черный меч. Дочь некроманта резко опустила руки, и сотканное из первозданной тьмы оружие с противным хлюпающим звуком вонзилось в алтарь. Раздавшийся при этом жуткий замогильный стон, прокатившийся по залу липкой волной, казалось, впитал в себя боль всех замученных в храме жертв. Алтарь вздрогнул и оплыл, как брошенная в пламя печи свеча, оставив на каменных плитах пола кучу пожелтевших от времени костей. Статуя бога вздрогнула, покрылась сетью трещин и осыпалась.


– Ваесса, я очень тебя попрошу, если в следующий раз ты задумаешь сделать что-то подобное, пожалуйста, заранее предупреди меня. – В наступившей тишине слова Горма прозвучали как пистолетный выстрел. – Я старый, больной человек, и подобные встряски не добавляют мне здоровья.

Сатрап покачал головой, вздохнул и направился к выходу.

– Ага, и я…

– Что ты? – спросил я у побледневшего Эйнара.

Видимо, ментальная атака издыхающего алтаря тоже не прошла для него бесследно.

– Я в смысле тоже в следующий раз на улице подожду, – пожал плечами Джейс. – Где-нибудь в паре километров от ваших экспериментов.

– Все, дар. – Ваесса повернула ко мне бледное лицо. – Белобрысый ублюдок не получит больше отсюда ни капли силы, – тихо произнесла она. – Что делаем дальше?

Было заметно, что уничтожение алтаря седьмого уровня – а именно такая информация проскочила в системном логе – далось магистру непросто. Черты лица заострились, из носа текла кровь, но взгляд… Во взгляде читалась неприкрытая радость. Похоже, богиня по достоинству оценила поступок своей верховной жрицы.

– У тебя кровь. – Я протянул женщине платок и обернулся к Эйнару: – Тех, что на улице – всех сюда, полностью отлечить и развесить на стенах.

– Что? Как? Но…

– Гвоздями, – спокойно пояснил ему я. – Шена потряси – у него их много.

И не дай Харт, какая-то из тварей сорвется. Все ясно?

– Да, Черный, – кивнул полутысячник и, крутанувшись на каблуках, отправился выполнять приказание.

– Ты, – я перевел взгляд на Ваессу, – когда он закончит, на каждого «Объятья Велены». Трое суток мучений, конечно, мало, – тяжело вздохнул я, – но будем считать, что этим тварям неслыханно повезло.

– Сделаю. – На лице дочери некроманта не дрогнул и мускул.

– Отлично, – кивнул я. – Заканчивайте тут поскорей, через два часа выдвигаемся.


На выезде из мертвого города, примерно в сотне метров от моста через Ител, прямо из брусчатки росло небольшое кривое дерево. Заходящее солнце позолотило его листву, и на фоне разрушенных домов и сгоревшего порта этот маленький кусочек жизни выглядел откровением. Да, в том мире, откуда я пришел, в противостоянии жизни и смерти всегда побеждает последняя. Но это там… а здесь… Я сделаю все, чтобы этот город снова стал жемчужиной княжества и чтобы больше никогда никакая тварь не ступила в пределы его стен. Да, Вилл, ты прав – этот мир действительно не такой большой, и слухи в нем разносятся быстро. Поэтому я очень надеюсь, что некоторые мрази теперь несколько раз подумают, прежде чем соваться на территорию моего княжества.

Глава 1

 
Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;
Лед неокрепший на речке студеной,
Словно как тающий сахар, лежит…
 

Я вспомнил слова классика[1]1
  Н. Некрасов. «Славная осень».


[Закрыть]
, глядя на растянувшуюся по дороге змею легиона. Только не будет тут никакого льда. Через несколько недель зарядят дожди и будут лить не переставая месяца полтора-два. Температура, по земным меркам, не опустится ниже плюс десяти градусов, так что в снежки тут не поиграешь и снежную бабу не слепишь. За снежками – это на север Карна нужно. Там зима действительно похожа на зиму. Говорят, даже иногда Великий Океан замерзает на пару десятков километров от берега. Если вспомнить школьный курс географии и предположить, что этот мир все-таки имеет форму шара, то получается, что Карн лежит в северном полушарии Аркона? А может быть, все-таки три кита и черепаха? Да какая разница? Я покачал головой, сделал пару глотков воды из фляги и потрепал по загривку Мрака. Кабан, оглядывая все плодовые деревья, попадавшиеся по дороге, вертел башкой, словно девятиклассница, впервые попавшая на концерт любимой группы. Ветви стоящих вдоль тракта яблонь сгибались под тяжестью спелых плодов, и моего черного приятеля тот факт, что пропадает столько всего вкусного, возмущал, похоже, до глубины его кабаньей души.

Солнце клонилось к закату. Тени едущих впереди меня гейтар вытянулись и осторожно, словно крадущиеся во тьме воры, заскользили по обочине дороги. Настроение у народа приподнятое. Еще бы – до Крейда не больше десятка километров. Посланные вперед три сотни конных латников, весело переговариваясь в каналах отрядов, без малейших усилий уничтожают стоящие на дороге и по ее краям паки скелетов двухсотого уровня, а у меня снова мандраж. Не выходят из головы слова Дважды Проклятого бога. А вдруг в крепости нас и правда ждет что-то такое, по сравнению с чем все встреченные мной раньше чудовища покажутся добрыми домашними зверушками? Нет, фигня все это! Если смотреть по аналогии с Ла Картом, то за стенами Крейда, который на один уровень выше замка моего полутысячника, должно быть не больше четырех тысяч двухсотых андедов во главе с каким-нибудь трехсотым рейдовым боссом. Не стоит заморачиваться раньше времени. Да и как бы там ни было, я все равно выполню квест архимага и захвачу этот гребаный замок! Я просто обязан его захватить! Интересно только одно: сколько мне еще нужно пройти, чтобы все это наконец закончилось? Сколько мне осталось ждать встречи с сестрой и другом? Сколько времени я буду искать Чейни? И это пророчество еще… Я вздохнул и сунул в зубы трубку. Ту самую, которую я в первый день прибытия в Ниттал купил у Герида. Как же, блин, давно все это было… Вроде всего-то три месяца прошло, а кажется, будто полжизни. Герид сейчас, наверное, меня и не узнает. Еще Корт, Треис… «Интересно, у них уже родился мой маленький тезка?» – Я выдохнул дым и улыбнулся. Это ж подарок нужно будет какой-нибудь сделать. А что дарить? Надо бы на эту тему посоветоваться с Ваессой, хотя магистр может насоветовать такого, что потом у всех жителей Ламорны несколько дней волосы дыбом будут стоять. Ну да ладно… Я вздохнул и посмотрел на спины едущих впереди меня демонов. И все-таки как же здорово, что все они у меня есть. Вот закончится все это… «Закончится чем?» – тут же одернул себя я. Лично для меня? И если не думать о чем-то плохом, то что мне делать тогда, когда не нужно будет никуда бежать? Да до хрена чего! – тут же ответил я сам на свой вопрос, мрачно глядя на остовы домов стоящей у дороги деревеньки. Тут еще все это восстанавливать придется лет пятьдесят как минимум. А что произойдет, если после захвата Крейда заклятье Ахримана спадет? Для моих северных соседей княжество, по площади превышающее соседние провинции, вместе взятые, раза так примерно в два, – слишком лакомый кусок. Никакой Владыка не откажется от расширения своих владений. И то, что у меня с доминионом Аштар «уважение», не значит ничего. Нет, может быть, конечно, из этого самого уважения Астарот и предложит мне принести ему клятву вассала. А если я откажусь? Уважение тут же сменится на вражду? Есть еще Владыка Руалта Иллиал. Уж он-то ко мне никаких позитивных чувств не питает. Идти к кому-то в вассалы? Ну вот не хочу, и все. Понимаю, что это самый разумный вариант, но что-то внутри меня восстает против этого. Ладно, надеюсь, ничего в игровом плане не изменилось, и год иммунитета у княжества будет даже в том случае, если оно перестанет быть проклятым. А там разберемся, что делать. К тому же Крейд нужно еще захватить – не стоит раньше времени раскатывать губы. Хотя с теперешними-то силами захват вполне реален. Только вот тянет душу какая-то странная тревога, словно я чего-то не учел, а вот что именно – понять не получается.

– Странно, дар. – Ваесса пристроила своего коня с левого бока от Мрака и задумчиво посмотрела вперед.

– Что странно?

Я был рад ее обществу. За те два дня, что прошли с момента нашего выезда из Суоны, нам с магистром так и не довелось поговорить. Она занималась своими делами, а сегодня вообще ехала всю дорогу молча, лишь изредка бросая в мою сторону задумчивые взгляды. Почувствовавший ее настроение Риис ехал рядом с дочерью некроманта, время от времени пытаясь отвлечь ее от тягостных раздумий шутками.

– Ты странно меняешься, дар. – Ваесса вздохнула и перевела на меня взгляд. – Изменяется твоя демоническая составляющая, но, несмотря на то что эти изменения меня порой ужасают – это только часть тебя. Тот, другой ты, – остается таким, как прежде…

– И ты всю дорогу сегодня раздумывала, превращусь я все-таки в чудовище или нет? – усмехнулся я, глядя в ее серьезные глаза.

– Нет, не превратишься, – не отводя взгляда, отрицательно покачала головой она. – Я просто пытаюсь понять, как возможна подобная раздвоенность… Помнишь, ты рассказывал о своем разговоре с архивариусом, и тот сравнивал тебя с единством Воды и Огня?

– Ну да, – хмыкнул я. – Он еще сказал, что это невозможно.

– Вот и я так думаю, – вдруг улыбнулась Ваесса. – Это невозможно, но ты: вот он – едешь рядом со мной, хотя тебя просто не может быть. Ты не задумываясь отправляешь на мучения два десятка разумных, и в то же время твоя ярость ни разу на моей памяти не обращалась на тех, кого ты считаешь своими.

– И что в этом странного?

– Ничего. – Магистр пожала плечами и перевела взгляд на едущего неподалеку мага. – Хотя некоторые обещания можно было бы и исполнить. И вместе с ушами кое-кому еще и язык оторвать! – достаточно громко произнесла она.

– Э! Тетя! Я не затем тебе рассказывал ту историю, чтобы ты каждые полчаса напоминала ее командиру! – перекрикивая раздавшиеся со всех сторон смешки, тут же возмутился Риис. – Незачем его злить – он у нас добрый! Его, вон, даже кабан любит… – Маг внимательно посмотрел на Мрака, жующего подобранное с дороги яблоко, словно тот мог подтвердить его слова.

– Вижу цитадель! – по общему каналу сообщил Хильд. – Примерно в трех километрах на юг.

Группа разведчиков остановилась метрах в трехстах впереди на большом, поросшем ярко-зеленой травой холме.

– Легион! На месте стой! – проорал едущий в авангарде колонны Эйнар.

Я кивнул Ваессе, чтобы та следовала за мной и, стукнув пятками бока Мрака, объехал фургоны с частями осадных машин и направил кабана к стоящим на вершине холма разведчикам.

Крейд, как и Ла Карт, замками не являлись в том смысле, в котором их было принято классифицировать в мире, из которого я сюда пришел. Ведь замок – это, по сути, комплекс строений, объединяющий стены, башни, жилые помещения и другие сооружения. Но в играх, с подачи разработчиков, любую крепость принято называть замком. И по фигу всем, что обнесенный стеной участок земли этим самым замком ни разу не является. Никому до этого дела нет.

Я смотрел на нависающую над долиной темную громаду Крейда и думал о том, что первый этап моей жизни в этом мире подходит к концу. Я добирался сюда почти пять месяцев по моему внутреннему времени. И вот он, мой первый пит-стоп по дороге на Карн. Да, наверное, захват Крейда и освобождение спящих в магическом сне рыцарей и магов меня к моей цели не приблизит, но я обещал Альтусу, что освобожу его людей, а обещания нужно выполнять. Харт! Это было так давно, что кажется – происходило совсем в другой жизни. Я тяжело вздохнул и еще раз оглядел укрепление, которое нам предстояло захватить.

Западный ветер разогнал начавшие было собираться над нашими головами тучи, и закатное солнце осветило долину и огромный, покрытый бурой травой холм, на котором стояла крепость. Квадратное строение со стороной около четырехсот метров, укрепленное двумя пятиугольными бастионами. В видениях мне не доводилось наблюдать крепость снаружи, и сейчас я не мог не оценить мрачную ее красоту. Вздымающиеся ввысь на десять метров, сложенные из темного камня стены, и над каждой поднимались три высокие, массивные шестиугольные башни. Из общего вида выпадал только нарисованный каким-то растаманом пирамидальный донжон. Словно у дизайнера закончилась фантазия, и он, воткнув эту выбивающуюся из общей картины нелепицу во внутреннее пространство укрепления, махнул рукой и переключился на другую работу. За прошедшие двести восемьдесят лет визуально не изменилось ничего. Надвратная башня наполовину разрушена. Крепостная стена проломлена в двух местах. Происхождение одного из проломов мне известно – Стоящие у Трона обрушили стену слева от ворот в первые секунды нападения, а вот второй… Впрочем, я видел ту атаку только глазами Альтуса и мог просто не обратить внимания или чего-нибудь не запомнить. Через дыры в стенах видны квадраты пехоты замкового гарнизона. Сколько их там? Три? Четыре тысячи? Хорошо, что нежить не озаботилась ремонтом. Нам же меньше работы. Конечно, атаковать по крутому склону – занятие неблагодарное, и осадные башни мы вряд ли сможем подтащить к стенам, но с такими дырами они нам и не понадобятся.

Справа от крепости когда-то находилось крупное поселение, на месте которого сейчас из травы торчали остовы обгоревших домов и серые камни фундаментов.

Это какой же нужно было быть мразью, чтобы сотворить подобное со своими подданными? Я ведь уверен, что это сделал не Ахриман со своей армией. Впрочем, к Харту лирику. Продавшийся Дважды Проклятому богу ублюдок мертв, и вспоминать о нем уже нет никакого смысла.

– Дар, ты точно решил… – задумчиво глядя на крепость, произнес поравнявшийся со мной Горм.

– Да, и не надо больше на эту тему, – не дал ему договорить я. – Рыцари и маги, которые спят в хранилище Крейда, стоят целого легиона. Мы потеряли уже слишком много наших людей, чтобы пренебрегать такой возможностью.

– А если они откажутся? Что тогда?

– Ты думаешь, у них есть выход? – усмехнулся я. – Сами они никогда не вернутся туда, откуда пришли. Лучше скажи мне, что ты думаешь об утреннем штурме?

– А что тут думать? – пожал плечами сатрап. – Осадные башни на холм тащить не нужно. Дождемся твоего возвращения и начнем обстреливать уродов из катапульт, я уже отправил легионеров за снарядами. Тут каменоломни в двух километрах. – Горм махнул куда-то вправо. – Высунутся – их проблемы, лагерь мы укрепим втрое. Все, как планировали.

– Отлично! – Я спешился и кинул поводья одному из телохранителей. – Тогда зови Эйнара и Элиаса. Переговорим, и я пойду. Лагерь вы и без меня поставите, тут вам моя помощь вряд ли потребуется.


Вблизи крепость вызывала еще большее уважение. Выложенные из грубо обтесанных булыжников стены имели трехметровую толщину. Это ж какое по силе заклятье способно сломать их? «Нет, связываться с Ахриманом не стоит ни при каких раскладах», – хмыкнул про себя я, оглядывая замерших на стенах лучников. Завтра утром все решится, и то, как это произойдет, во многом зависит от успеха моих переговоров с рыцарями. Я совсем не испытывал той уверенности, которую демонстрировал. Слишком уж много всяких «но». Вход в хранилище может находиться в агрорадиусе у мобов из крепостного гарнизона. Лисы и маги могут просто послать меня по известному адресу, по неизвестной мне причине. Да мало ли этих причин? Может быть, они просто не захотят идти на сделку с демоном. «Так, – оборвал сам себя я, – в сторону мандраж! Что будет – то и будет. Инвиз работает – уже хорошо». – Я кинул последний взгляд на оставшийся позади легион и шагнул на территорию крепости.

Внутри я тоже не увидел каких-либо глобальных изменений, за исключением того, что все внутренние деревянные постройки сгнили и обвалились. Да и скелетов, понятно, в тот раз не было, но это уже совершенно другая история. Семь квадратов пехоты по четыреста скелетов-латников в каждом и около тысячи на стенах. Все двухсотого уровня. Весь гарнизон сосредоточен у главных и единственных ворот. Оно и понятно. Горм объяснил мне, что Крейд стоит на обломке скалы. С юга, запада и востока скальное основание крепости круто уходит вниз примерно метров на десять. Твердыня построена на самом краю, и штурмовать ее можно только с севера, поскольку двадцатиметровые осадные башни в этом мире просто еще не изобрели.

В общем, меня сейчас волновали не тактика и стратегия захвата замков восьмого уровня, а то, как добраться до хранилища незамеченным. Из всей этой оравы заметить меня под инвизом могли только горхи – те самые твари, которых люди Альтуса умножили на ноль на вершине пирамидального донжона, – и полторы сотни конных рыцарей смерти. И те и другие расположились в сотне метров от лестницы, ведущей на верх пирамиды, и подходить к ним ближе чем на пятьдесят метров не стоит. Главный босс крепости – восьмиметровый паук трехсот десятого уровня со странным именем Новселон – особого беспокойства у меня не вызывал. Двести миллионов ХП – с нашими баффами и дамагом, – он даже во вторую стадию не успеет войти. С рыцарями сложнее – их просто много. Впрочем, фигня – есть у меня на этот счет идейка. «Новселон, блин, – усмехнулся я про себя, – придумали же имечко». Хотя паук с именем – уже нонсенс. Интересно, как его мама в детстве называла? Да что за хрень в голову лезет! Я вздохнул и, прижимаясь к трехэтажной непонятного назначения постройке с обвалившейся от времени крышей, осторожно обошел стоящее на привратной площади войско. Так, фонтан с тремя танцующими демонессами, из которых сейчас уцелела только одна, нужно обойти слева, пройти сто метров вдоль казарм и повернуть направо, к задней части донжона – я помнил маршрут Альтуса наизусть. С одной стороны, абсолютная память – это здорово, но если посмотреть с другой стороны, то все случившееся с тобой дерьмо ты тоже никогда не забудешь. У каждой, блин, способности обязательно есть и обратная сторона.

По дороге к хранилищу я не встретил никого – лишь ветер гонял по брусчатке пыль и сухие травинки. «Что-то больно просто все получается», – подумал я, остановившись у ведущих в подвал ступеней. С другой стороны, на пути сюда простоты не было. Должно же что-то в жизни происходить без геморроя и нервных потрясений? «Ладно, – усмехнувшись, я покачал головой. – Осталось только еще порефлексировать в пятидесяти метрах от цели».

Тишина. Вход в коридор зияет черным проемом. С барельефа над ним скалит клыки каменный лев. Покрытая ржавчиной стальная дверь, которую три века назад выломали рыцари Ларса, валяется справа от входа. Чего я стою? Вот же он, промежуточный финиш моего полугодового забега. Непонятное чувство… Нет, я не думаю, что там, внутри, меня ждет куча скелетов. Просто я даже не верил, что смогу сюда когда-нибудь дойти. А сейчас…

Раздавшийся за моей спиной треск заставил меня вздрогнуть и обернуться. Два патруля появились одновременно. Первый пак – четыре скелета и горх – вышел из-за угла донжона, второй – с другой стороны, из-за остова каменного дома со следами давнего пожара. Накаркал, идиот! Я буквально скатился по лестнице вниз и, не разбирая дороги, побежал по темному коридору. По закону всемирной подлости мне под ноги попала какая-то железка, и я, проклиная все на свете, рухнул на каменные плиты. Звук моего падения, наверное, был слышен даже в расположении легиона. «Ну, м-мать!» – Я одним движением вскочил на ноги, зажег над головой магический светильник и рванул из ножен меч. Для горхов не существует невидимости, но видят ли они через стены? Вот сейчас и узнаем! Так глупо влететь! Нет, с одним патрулем я справлюсь легко, но сюда сразу набежит толпа нежити, и придется драпать. Без вариантов. Шаркающий звук приблизился к входу и стал медленно отдаляться. Шаги уходящих патрулей прозвучали для меня божественной музыкой. Пронесло! Я вздохнул, убрал в ножны меч, сунул в зубы трубку и огляделся. Пятидесятиметровый, заваленный каким-то хламом коридор заканчивался ведущими вниз ступенями. В стенах зияли пустые дверные проемы. Видимо, всю рухлядь из внутренних помещений натащили каратели Ахримана в процессе экспроприации нажитого Эрисхатом добра. Шарить тут смысла нет никакого – все вынесено до меня. И вниз мне тоже не нужно. Вон она, заветная дверца, в конце коридора – подсвечена по ободу зеленоватым светом. Я, осторожно обходя обломки каких-то шкафов, странным образом еще не превратившихся в труху, подошел к скрытому печатью Харта хранилищу и, вытащив из инвентаря перстень, просто приложил его к каменной стене. «А ведь, наверное, Харт тогда и смог его скопировать только благодаря тому, что на нем была его печать», – пришла мне в голову запоздалая мысль в тот момент, когда на оббитой железом двустворчатой двери, в которую превратилась каменная стена, вспыхнули и тут же погасли какие-то желтые знаки. «Все! Вот она, финишная ленточка!» – Я вздохнул и потянул ручку на себя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6