Георгий Скрипкин.

Дорогие наши малыши. Сборник детских рассказов



скачать книгу бесплатно

© Георгий Скрипкин, 2017


ISBN 978-5-4483-7336-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Дорогие наши малыши

В последнее время мне доставляет большое удовольствие наблюдать за нашими маленькими человечками.

Вот один из них крутится возле бабушки и гримасничает. От этих гримас бабушкино лицо немного мрачнеет, а из уст, вместе с придыханием, выплывает просьба:

– Андрейка, перестань кривляться, ведь ты же не клоун.

Андрейка на мгновение задумывается, а потом по-взрослому выдает:

– Бабушка, а, может быть, я лепетилую.

– Тогда я не буду мешать твоей репетиции, – сообщает бабушка и отворачивается от малыша.

Малыш еще немного кривляется, но кривляние без зрителей не входит в его планы. Дернув бабушку за подол, малыш заглядывает ей в глаза и предлагает:

– Бабушка, а давай поиглаем.

– С удовольствием, – соглашается бабушка, – но только без кривляний.

И малыш соглашается на бабушкины условия. Причем, соглашается без принуждения и угроз.

А вот другой сценарий аналогичного сюжета.

Когда на очередной мамин окрик маленькая Леночка показала маме язык, послышалось:

– Ленка, перестань кривляться. Еще раз попробуешь, получишь под зад.

Мамина угроза, конечно же, напугала девочку, но как только мама отвернулась, она ту же показала ей язык, причем, длиннее, чем в первый раз.

На этом общение мамы с дочкой и закончилось.

Дай бог, что не на всю оставшуюся жизнь.

Третий вариант развития событий.

Мама, держа маленькую дочь за руку, идет по аллее парка. Она думает о чем-то своем, не обращая внимания на то, что дочь за ней едва поспевает. С шага девочке приходится перейти на бег, но маленькие ножки заплетаются, и она повисает на маминой руке. Мама поддергивает девочку, ставит ее на ноги и продолжает идти в том же темпе.

Через минуту падение девочки повторяется, мама опять ставит ее на ноги и продолжает идти. Третье падение девочки выводит маму из себя, и она шлепает малышку по попе.

Девочка начинает плакать и не успокаивается до самого выхода из парка.

В общем, диалог не состоялся, прогулка не удалась.

А состоится ли между ними нормальный диалог, когда девочка вырастет?

Шустрая волна

Это произошло в открытом море в необычайно ясный и солнечный день. Большой круизный лайнер следовал курсом в один из портов Южной Америки, когда от этого лайнера отделилась не совсем обычная волна. Все волны, как волны, а эта шустрая, да любопытная.

Отделившись от лайнера, шустрая волна тут же захотела догнать впереди бегущую волну.

– Постой, – кричала она впереди бегущей волне, – поиграй со мной хоть чуть-чуть.

Но впереди бегущая волна продолжала бежать в прежнем темпе, делая вид, что не слышит просьбу шустрой волны.

– Какая же она вредная, – подумала шустрая волна, – я хочу с ней поиграть, а она пытается от меня убежать.

Наконец шустрой волне надоело гнаться за впереди бегущей волной, и она решила сбавить темп.

Но не тут-то было. Сзади бегущая волна поддала ей под зад и что-то прошипела.

По неприятному шипению шустрая волна поняла, что сбавлять темп в этом марафоне не принято и побежала к линии горизонта в прежнем темпе.

Следуя к горизонту, она перевернулась на спину и стала с любопытством рассматривать голубое небо и большой оранжевый шар, который посматривал на нее с высоты.

От этого шара отделялись какие-то светлые лучи. Достигнув воды, они рисовали на ней сверкающих зайчиков и улетали куда-то вдаль.

Вот и на шустрой волне разместилось множество сверкающих зайчиков, но как только она захотела с ними поиграть, они перебрались на другую волну.

В общем, зайчики только и знали, что бегали по волнам, да слепили глаза шустрой волне. Обидевшись на зайчиков, она отвернулась от солнца и заглянула в морские глубины. А там ….. У шустрой волны перехватило дыхание.

– Ничего себе, – подумала она, – сколько же подо мной живности.

И, действительно, внизу резвились стайки маленьких рыб, по своим направлениям проплывали косяки рыб побольше, а за ними охотились безжалостные зубастые акулы. Шустрой волне захотелось защитить от акул один из рыбных косяков, но выбраться из общего волнового строя она, как ни старалась, не смогла.

– Ну, почему, – воскликнула в сердцах она, – почему я не могу помочь бедным рыбкам. Ведь они такие беззащитные.

Через несколько мгновений зубастые акулы остались позади, а им на смену пришли игривые дельфины. Вот они-то с превеликим удовольствием приняли приглашение шустрой волны поиграть с ней.

Они подныривали под волну и ловко ее огибали, выпрыгивали из волны и вновь в нее погружались. А один маленький дельфиненок так и ластился к шустрой волне.

В общем, когда дельфины скрылись за другими волнами, шустрая волна даже расстроилась. Ей так хотелось еще поиграть с дельфинами.

– Ну, вот, только разыгралась, а они от меня уплыли, – подумала шустрая волна.

Она вновь заглянула под воду и увидела дно, покрытое узорчатыми кораллами и разнообразной растительностью. На самом дне отдыхали красивые звезды, а возле них копошились крабы и морские ежи.

Маленькие коньки вытянулись в струнки и перемещались под водой такими же маленькими прыжками, а вездесущие бычки выискивали на дне свой питательный завтрак.

– Какая же на дне красота, – подумала волна, – почему бы мне там не остаться.

Она попробовала нырнуть, но какая-то неведомая сила вытолкнула ее обратно.

– Ну, что за жизнь, – воскликнула волна, – я даже на дне не могу оказаться.

Она вновь посмотрела на большой оранжевый круг, потом перевела взгляд на линию горизонта и обнаружила, что горизонт стремительно надвигается на нее.

– Почему он так ко мне приближается, – с ужасом подумала шустрая волна.

А это не горизонт приближался к волне, а волна стремительно надвигалась на горизонт-берег.

Впереди бегущая волна уже встретилась с берегом и теперь откатывалась назад в сторону шустрой волны. Тем самым она сбавила скорость шустрой волны, но все равно удар о берег потряс шуструю волну, и она на секунду потеряла сознание.

Очнулась она от второго соприкосновения с берегом, которое она совершила с волной, бегущей за ней.

После второго соприкосновения шуструю волну накрыла новая волна, и она растворилась в ней бесследно.

Какая короткая, но насыщенная впечатлениями жизнь.

Шар и Кегля


Первый разговор

В одном из боулинг-клубов жизнь текла своим чередом. Игроки, сменяя друг друга, бросали шары, стараясь сбить как можно больше кеглей, и всякий раз, когда им это удавалось, восторгались, как дети. Кеглям казалось, что этому людскому буйству не будет и конца, но наступило утро, и любители боулинга разошлись по домам. Утомленные кегли, в очередной раз пожаловавшись друг другу на свою судьбу, легли спать, но даже во сне частенько вздрагивали, так как снились им безжалостные шары, которые неслись на них со свирепыми мордами. Одна из кеглей даже проснулась из-за такого видения. Звали эту кеглю Окейна, и была она на несколько лет моложе своих подружек.

Проснувшись, Окейна еще несколько минут полежала без движения, потом тихонько встала и вышла на помост.

Присев возле барьера, она пустилась в воспоминания, которые привели ее в красивый и просторный дом. В этом доме она много лет прожила вместе со своими мамой и папой, братиками и сестренками.

Как дружно и счастливо они жили. Жили до тех пор, пока злые разбойники не похитили Окейну. Более полугода она странствовала по свету с этими грубыми и неопрятными варварами. Сначала они плыли по какому-то морю на потрепанной волнами шхуне. В один из дней, когда шхуна проплывала мимо покрытого зеленью острова, Окейна бросилась за борт, но разбойники выловили ее и посадили на цепь. Так на цепи она и просидела до тех пор, пока шхуна не причалила к живописному берегу с великолепными дворцами и парками. На рейде у берега стояли разноцветные яхты и катера, а на берегу, возле многочисленных баров и ресторанов, копошились разодетые люди. И никому не было никакого дела до бедной Окейны.

Глядя на берег, Окейна вспомнила своих родителей, и слезы горечи в два ручья полились из ее глаз.

На второй день разбойники продали Окейну хозяину боулинг-клуба, и вот теперь она здесь, вдали от родного дома, в окружении ненавистных шаров и таких же несчастных подружек.

Ее тягостные размышления прервал тихий кашель. Окейна оглянулась назад и увидела шар, который стеснительно перекатывался из стороны на сторону.

Окейна сделала попытку встать и уйти, но шар упросил ее остаться и поговорить с ним.

С большой неохотой Окейна выполнила просьбу шара и вновь присела возле барьера. Несколько мгновений шар постоял в нерешительности, потом набрался духу и сел рядом с Окейной.

– Меня зовут Простиком, – представился он.

Окейна сердито посмотрела на шар, но его приветливый взгляд заставил ее сжалиться и сменить гнев на милость:

– А меня зовут Окейной.

– Какое красивое имя, – улыбнувшись, сказал Простик, – а почему Вы не спите?

– А Вы не слишком любопытны, Простик?

– Я спросил не ради любопытства, – ответил Простик, – я уже двадцать минут наблюдаю за Вами, и мне показалось, что Вы о чем-то вспомнили и вот теперь грустите.

Доброжелательный тон Простика успокоил Окейну, и она ответила:

– Я, действительно, вспомнила родной дом, маму с папой, моих братиков и сестренок. Если бы Вы знали, как мне хочется снова их увидеть.

– Скажите, Окейна, я чем-нибудь могу Вам помочь?

И в это мгновение раздался грубый окрик хозяина клуба:

– Эй Вы, чертовы работнички, почему это кегля и шар валяются, где попало. Ну-ка быстро убрать их на свои места.

Стоявшие возле барьера работники поспешили выполнить распоряжение своего строгого хозяина.

Последняя игра

Вечером клуб вновь заполнили любители боулинга, и игра началась. Простик, как и другие шары, был задействован в этой безжалостной игре. Но игрокам эта игра не казалась такой безжалостной, они даже представить себе не могли, что от их шалостей кому-то может быть больно.

Они играли в свое удовольствие и чьи-то проблемы их вообще не интересовали. Единственным их желанием было выбить как можно больше кеглей. В зале поочередно раздавались то радостные возгласы «страйк» или «спэа», то ехидное «сплит», то вопли раздражения от совсем неудавшегося броска.

Бросаемые игроками шары неслись в сторону кеглей, сбивали их и возвращались в руки играющих. И все повторялось по-новому.

В этот раз Простику, как никогда, хотелось спрятаться в какой-нибудь закуток, чтобы не участвовать в очередном избиении кеглей. Только рука играющего всякий раз находила его и бросала в сторону смиренно стоявших кеглей.

Но разве мог вести себя Простик по-прежнему после разговора с Окейной? Разве мог он ударить понравившуюся ему кеглю? Теперь, перемещаясь в сторону кеглей, он глазами выискивал Окейну и всеми силами старался в нее не попасть. Это стоило ему больших сил и не меньшего самообладания, но иначе поступить он просто не мог. И Окейна, заметив его старание, ему мило улыбнулась.

Но это старание заметила не только Окейна. Когда даже опытные игроки не смогли выбить весь комплект кеглей, жалобы на плохой шар посыпались от играющих одна за другой. Рассердившийся хозяин клуба сам попробовал бросить Простика, и оставшаяся невыбитой кегля окончательно вывела его из себя.


– Забросьте этот негодный шар в чулан, чтоб я его больше не видел, – приказал он работникам.

И работники моментально выполнили приказ хозяина. Они бросили Простика в чулан, а чулан заперли на пудовый замок.

Бедный Простик, в пыльном чулане он расчихался так, что хозяйничавшие там мышки от страха забились в свои норки и долго не выходили из них.

Через некоторое время сидеть в норках им наскучило, и они осторожно вышли изнорок.

Самая смелая из них подошла к Простику и тщательно его обнюхала. Обнюхивая шар, она задела его усами, отчего Простику стало очень щекотно. А щекотки он боялся больше всего на свете. Он тут же завертелся, как ошпаренный, и истерично захихикал. Мышки подумали, что шару это нравится и, расхрабрившись, стали все его обнюхивать.

Сдерживая хихиканье, Простик стал умолять мышек прекратить это безобразное обнюхивание.

– Прекратите меня обнюхивать, перестаньте меня щекотать, – взмолился он, хихикая сквозь слезы, – вы же не хотите, чтобы я умер со смеху?

Мышки, конечно, не хотели ничьей смерти, поэтому они перестали его обнюхивать и с любопытством уставились на Простика.

– Ну, что вы на меня так уставились? – воскликнул Простик, – шара, что ли, никогда не видели?

– Видели-видели, но только не у нас в гостях, – пропищала самая смелая мышка.

И все мышки одобрительно запищали.

– Так значит я у вас в гостях? – спросил Простик.

– Конечно в гостях, – подтвердила самая смелая мышка.

– Тогда я спокоен, – расхрабрился Простик, – а то я подумал, что вы хотите меня съесть.

– Не бойся, – запищали хором мышки, – во-первых, ты совсем не вкусный, а, во-вторых, ты нам не по зубам.

– Вот если бы ты был сделан из сыра, тогда бы мы тебя съели, – призналась самая смелая мышка.

– Как хорошо, что я сделан не из сыра, – подумал Простик.

И тут самая смелая мышка задала ему очередной вопрос:

– Расскажи-ка ты нам о себе, как ты тут оказался?

И Простик приступил к своему печальному повествованию:

– Еще совсем недавно жил я недалеко отсюда в небольшом селе на берегу красивого озера вместе со своими братьями, матушкой и отцом. Жили мы между собой в дружбе и согласии, в достатке и благополучии. Но красивое место кому-то понравилось, и согнали нас варвары с тех мест, понастроив там дворцы многоэтажные. Приютила нас дальняя родственница в своей деревенской избушке. И все бы ничего, но не нашлось в деревне нам с братьями работы, да и невест в деревне не сыскать. Вот и разлетелись мы из родительского гнезда в поисках работы в разные края. Долго скитался я по миру и, в конце концов, попал в этот боулинг – клуб.

– А за что тебя в чулан-то упекли? – спросила самая смелая мышка.

– А за то, что встретил я здесь самую красивую кеглю, которую зовут Окейной. Встретил и не смог больше сбивать ее в безжалостной игре. Смелая мышка, у меня к тебе просьба. Передай моей милой Окейне, что сижу я в этом чулане и постоянно думаю о ней.

Подумала немного самая смелая мышка и согласилась:

– Не переживай, Простик, найду я твою кеглю и передам ей весточку от тебя.

Так самая смелая мышка и сделала. Когда игра в клубе прекратилась, она пробралась в комнатку кеглей и, найдя Окейну, рассказала ей о Простике.

Выслушав мышку, Окейна захотела сейчас же повидать Простика.

Мышка привела ее к двери чулана, в котором томился несчастный, а сама скрылась в чулане и сообщила Простику о приходе Окейны.

Простик поспешил к двери и с волнением воскликнул:

– Окейна, милая, ты пришла ко мне.

В ответ он услышал тихие всхлипывания Окейны.

– Окейна, ты плачешь? – расстроился он.

– Нет, я не плачу, – вытирая слезы, ответила Окейна, – мне плохо оттого, что я не могу тебя увидеть.

– Не переживай, я сделаю все, чтобы снова быть с тобой, – постарался успокоить ее Простик, – потерпи немного, и мы обязательно увидимся.

Так они проговорили целый час и проговорили бы больше, но Окейне нужно было вернуться в комнату кеглей до прихода работников.

А в это время в чулане мышки собрались на семейный совет.

– Уважаемые родственники, – начала самая смелая мышка, – вы, конечно, обратили внимание на то, как мучаются наши влюбленные. Я, например, считаю своим долгом помочь Простику выбраться из чулана.

– Но как мы можем ему помочь….. Что для этого нужно сделать … – раздались голоса мышек.

– Задавать вопросы вы все мастаки, – возмутилась самая смелая мышка, – а вот подумать и что-нибудь предложить, слабо?

– Нет, не слабо, – запищали мышки, – поможем Простику, поможем.

Несколько минут мышки думали над тем, как помочь Простику выбраться на волю и, наконец, одна из них предложила:

– Давайте сделаем под стенкой подкоп.

– Но на это уйдет уйма времени, и подкоп могут обнаружить, – возразила другая мышка.

– А мы для этого пригласим наших родственников – крыс, и они быстро сделают необходимый подкоп, – уточнила самая смелая мышка.

– А вы не боитесь, что после побега Простика, на нас начнут охоту работники клуба? – спросила одна из мышек.

Мышки в задумчивости притихли, и если бы не самая смелая мышка, от мысли о подкопе они бы отказались.

Но самая смелая мышка проявила настойчивость и убедила их не отказываться от идеи о подкопе.

Для осуществления этой идеи были приглашены все крысы, проживавшие в данном районе. Им понадобилось всего два часа, чтобы сделать проход, по которому Простик смог выбраться наружу.

Покидая чулан, Простик поблагодарил всех мышей и крыс за проявленную отзывчивость и поспешил к Окейне.

Побег

Проснувшаяся Окейна не сразу поняла, кто ее будит, но когда разглядела в ночи своего любимого, быстро вскочила и вместе с Простиком вышла на помост.

Возле барьера они немного пошушукались и приняли решение бежать из этого противного клуба.

С большим трудом они пробрались мимо дремавших охранников, а, оказавшись на воле, растерялись. Они же еще не решили, куда бежать.

– Послушай, Простик, а куда мы с тобой побежим, где нас не смогут найти работники хозяина? – спросила Окейна.

– Окейна, на твою родину бежать далеко, – ответил Простик, – поэтому попробуем добраться до моего дома.

Так как родимый дом Окейны, действительно, был очень далеко от этих мест, она согласилась с предложением Простика.

Днем они шли по лесам, пробираясь сквозь кустарниковые заросли, а ночью выходили на проселочные дороги и скрывались в лесу только при появлении света фар проезжающих мимо машин.

В лесу им попадались ежи и зайцы, белки и бобры. Они искренне и от души помогали Простику и Окейне. Кто их накормит, кто спать уложит, а кто путь укажет. А один любопытный лягушонок увязался за ними и никак не хотел отставать. Ну что с ним поделаешь. После очередной попытки прогнать лягушонка, Простик махнул на него рукой и предложил Окейне как-нибудь его назвать.

– А давай назовем его Попрыгунчиком, видишь, как он любит прыгать, – предложила Окейна.

– Попрыгунчиком, так Попрыгунчиком, – согласился Простик, и, обратившись к лягушонку, произнес, – ну ты, Попрыгунчик, мы берем тебя в свою компанию.

Услышав это, Попрыгунчик запрыгал еще выше, выкрикивая какие-то кваканья.

– Ну, хватит, хватит, – урезонил его Простик, – нам нужно торопиться, до деревни еще далеко.

И они двинулись дальше.

Все бы ничего, но на третий день о появлении в лесу Простика и Окейны болтливая сорока нашептала на ушко вредной и хитрой лисе. Обнюхав беглецов, хитрая лиса поняла, что особой ценности для нее они не представляют. Правда, лягушонка она попыталась отправить в свой рот, но тот шустро отпрыгнул от нее и грозно проквакал.

– Фу, какая мерзость, – произнесла лиса, – мало того, что он еще зеленый, так и говорить-то, как следует, не умеет. Ква-ква, – передразнила лягушонка лиса, – ну что за сленг такой. Сказав это, она переключила свое внимание на шар и кеглю. В другое время она, может быть, и отпустила бы без слов Простика и Окейну, но по весне ее вредный характер становился еще вреднее.

– А не отвести ли их к волку, – подумала лиса, – да продать их этому прохвосту за какую-нибудь живность или кусок козлятинки?

Подумав так, она заискивающе произнесла:

– Дорогие гости, зачем вам ютиться под можжевеловым кустом. Пойдемте лучше в одну из моих нор, там и согреемся.

Ничего не подозревавшие беглецы с благодарностью приняли приглашение лисы и уже через двадцать минут оказались у большой пещеры. Всю дорогу Попрыгунчик следовал за ними и квакал, не переставая.

Но Простик и Окейна не обратили внимания на его кваканье и напрасно.

– Славные вы мои, – обратилась к ним хитрая лиса, – побудьте немного возле входа, а я приберусь в пещере и приглашу вас.

В пещере лиса с трудом растолкала спящего волка и, мило улыбнувшись, проворковала:

– Дорогой Серый, извини за беспокойство, но вопрос срочной важности. Понимаешь, я тут с большим трудом заманила в лес двух влюбленных, но сама я с ними справиться не могу, поэтому хочу одолжить тебе их за пару курочек или козлиное бедрышко. Эти влюбленные не только очень вкусны, но еще и талантливы и смогут тебя развлечь.

– А чего же ты сама-то их не ешь, если они такие вкусные? – засомневавшись, спросил Серый.

– Вкусные-то они вкусные, только мне не по зубам, – ответила лиса, и, скривив мордочку, продолжила, – это у тебя зубы крепкие, да большие, а мои зубки маленькие, да хрупкие.

– А чем же они могут меня развлечь? – задал волк новый вопрос.

– А тем, что работали они в боулинг-клубе, – ответила лиса, – а там только тем и занимаются, что развлекают богатенькую публику.

– Вот это очень интересно, – потирая лапы, воскликнул волк, – развлекали богатенькую публику, говоришь? Веди их скорее сюда, пусть они и меня поразвлекают, а то так скучно нынче в лесу.

– Серый, я, конечно, понимаю твое стремление поскорей с ними познакомиться, но сначала расчет, а потом развлекатели.

Серый немного подумал, потом вытащил из погреба козлиное бедро и рявкнул:

– А ну, веди скорей своих развлекателей.

Лиса вышла из пещеры и заворковала:

– Милости просим, гости дорогие. Проходите в пещеру, будьте как дома.

Обрадованные беглецы вошли в пещеру, но, увидев волка, испугались и попятились назад. А Попрыгунчик вообще подскочил до самого потолка.

– Проходите, проходите, – подтолкнула их Лиса, – это Серый, мой добрый и надежный друг. Его, как и меня, вы тоже можете не бояться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное