Генрих Кранц.

Дамское оружие



скачать книгу бесплатно

– У тебя в шестьдесят четвертом отделении знакомые есть?

– А надо?

Балканов полоснул по горлу ребром ладони.

– Поищем!

Андрей газанул, пыль ринулась тучей. Нужен дождь, нужен.

Филимонов вылетел из дверей склада. Растопырил руки.

– Андрюха, два часа караулю! – он подскочил к машине. – Дождался, наконец!

Андрей пожал ему руку. Филимонову выглядел плохо: красные глаза, серая кожа. Болеет, что ли?

– А чего меня караулить? Есть телефоны! Звони!

– Ага! – запричитал Филимонов. – У тебя вечно занято, а эта твоя – Филимонов оглянулся, понизил голос, – Манда Ивановна… Каждый раз меня посылает!

Товар Филимонова продали, хотя и с трудом. Андрей крутился на его деньгах, и больше иметь с ним дела не хотел. Вера об этом знала, поэтому не церемонилась.

– Беда у меня, Андрюша!

Балканов захлопнул дверцу, пригласил Филимонова в кабинет.

– Что такое, Лень?

– Жена заболела. Рак, говорят…

Он семенил следом, тяжело дышал.

– Может, ошиблись?

Филимонов вздохнул.

– Боюсь, что правда. Так что извини – или товар, или деньги!

Разумеется, он уже оббежал склад и убедился – тушенка продана. Идиоты – охранники, пускают кого ни попадя!

– Денег нет, Леня!

В сейфе лежали деньги, привезенные Сажиным. Но эти деньги необходимы для покупку новой партии. Иначе все замрет, ничем будет торговать.

– Андрюша, жена болеет! Пойми, мне эти бабки – вот так! – Филимонов рубанул себя по шее. – Ну, хочешь, я на колени стану!

– Зачем мне твои колени!

Может Филя не врет. Но чем расплатиться завтра? В долг никто не даст.

– Я никуда не уйду! Отдай деньги! Пусть выносят вперед ногами.

Филимонов имел миллион на счету еще тогда, когда Балканов покупал товар на Апрашке и развозил по ларькам на самоходной тележке.

– Сколько я должен?

Филимонов положил на стол смятую бумажку, аккуратно разгладил ладонью.

– Вот здесь… Все, до копеечки !

Андрей открыл дверцу сейфа, достал деньги.

– Спасибо, Андрюша! Ангела тебе в дело, ангела!

Торопливо рассовывая деньги по карманам, встал.

– А своей лахудре так и передай! Нельзя со мной так разговаривать! Иначе волосы повыщипываю!

Филимонов стоял у двери, вращал глазами.

– Так у нее и так с волосами не густо!

– Не с головы, Андрюша! Не с головы!

Вышел, хлопнув дверью.

Ходили слухи, что в начале девяностых Филимонов заказал своего компаньона. Кто его знает – так, не так? Андрей знал точно – Филимонов не прост.

Но рак – не шутка. Шутить на эту тему язык не повернется. Может и не врет…

Андрей просмотрел вчерашние отчеты из магазинов. Не густо, но продается. Надо подбить бабки.

Вынул листок, записал цифры столбиком. Если забрать у ментов и собрать долги, все наладится. Тогда и кредиторы не страшны.

Телефон лежал на кипе бумаг. Андрей набрал номер, поднес трубку к уху. Ира ответила сразу

– Пообедаем вместе?

– И для этого ты мне звонишь?

– Не только! – засмеялся Андрей. – Ты ведь просила о помощи?

– Было дело…– она засмеялась. – Но я уже об этом забыла.

Вероятно, был повод… Хорошо, через полчаса буду готова!


В ресторане было многолюдно. Балканов поглядел на часы. Время обеда.

За столами сидели по двое, по трое. Они сели за крайний столик, у окна. По Малой Морской шли люди.

Ира заглянула в меню. Подняла глаза на Балканова.

– Кроме ростбифа и телячьих отбивных, ничего не знаю.

Передала меню Балканову. От экзотических наименований рябило в глазах. Ресторан пытался оглушить клиента обухом новизны. Бывшие комплексные завтраки и обеды стали бизнес – ланчем, чай –файф-клоком, бутерброды– сэндвичами. Людьми владела неуемная тяга к перелицовке жизни. С той же быстротой когда-то приобщались к торгсинам и партьячейкам. Позже – к « левисам» и « адидасам». Дерево человеческой глупости щедро плодоносило и цвело.

– Да… – Балканов отложил меню в сторону, —без подсказки не разобраться…

Подошёл официант. Балканов попросил принести красного вина, ростбифы, маслины.

– А как жили твои родители? – спросил Андрей.

Ира засмеялась.

– А тебе это интересно?

– Раз спрашиваю, значит, интересно!

Ира подняла бокал, сделала глоток.

–А я не знаю, что сказать. Внешне жили хорошо, без скандалов. Ссорились иногда. Но не часто. Да со стороны вообще не понять, – счастлива семья, несчастлива? Бывает, внешне всё тип-топ, а копнешь глубже – такие тараканы повылазят! – она вздохнула. – А бывает наоборот!

Балканов и сам не знал, что считать счастливым супружеством? Когда счастливы дети? Или когда всё хорошо в постели? Или когда дом полная чаша? Или когда всё вместе?

– Хотя со смертью папы всё обрело другой смысл. Мелочи ушли…

Она умолкла, потянулась к бокалу.

– Да и кто я такая, чтоб судить? А уж ставить оценки? – Она резко провела ножом по сочному куску, из разрезанного пласта выступил сок…

Андрей вдруг подумал: а ведь Ира – не девочка! Вон, как умело принимала его ласки! Всего лишь девятнадцать, а уже – с опытом.

– Что ты так смотришь? – тихо произнесла она. – Что-то не так ?

Он вытер губы салфеткой.

– Проблем много… Как-то всё навалилось…

Она посмотрела ему в глаза. Андрей улыбнулся. Девятнадцать лет для секса – как раз то, что надо! Не хватало, чтоб она была девочкой!

– Андрюша, извини, я на минутку…

Он кивнул, Ира вскользнула из-за стола. Теперь даже в её походке было нечто вызывающее, дразнящее.

Андрей вышел следом. Он видел, как Ира скрылась за дверью женского туалета.

Сидевшая в углу парочка насмешливо его разглядывала.

Андрей рывком распахнул дверь. Ира стояла на фоне высокого окна, мыла руки.

– Андрей, это женский!

Балканов приложил палец к губам и медленно двинулся к ней. Глядя ему в глаза, Ира всё поняла.

– Ты что? – она посмотрела через плечо. – Сюда могут войти!

– Ну и пусть входят!

Левой рукой он прижал её голову к себе, правой – дернул вниз молнию. Ира напряглась, выгнула спину. Балканов крепко держал ее голову, прижимал к плечу. Молния, вжикнув, ушла вниз.

– Не надо! – всхлипнула Ира, пытаясь освободиться из его объятий. – Зачем здесь? Давай в машине… Андрюша, пожалуйста… – шептала она.

Он расстегнул брюки. Подхватил ее под ягодицы, рывком потянул на себя.

– Андрей, ну зачем? Зачем? – жалобно бормотала Ира.

Но повиновалась.

Ноги обхватили бедра, руки обвились вокруг шеи. Балканов бережно надел ее на себя. Тело, почти слитое с его телом, заходило вверх-вниз, послушно откликаясь на толчки рук.

Телефон звякнул в самый неподходящий момент. Подстегнутый звонком, Балканов быстрее задвигал бедрами. Ира дернулась, ткнулась лицом ему в шею. Балканов сжал бёдра руками, приподнял, рывком опустил вниз.

– Это чёрт знает что такое! – на пороге туалета застыла какая-то женщина.

Андрей даже не повернулся.

Женщина рассмеялась и бережно прикрыла дверь.

Балканов почувствовал, как из него неудержимо, горячо, прямо в сердцевину нежного, девичьего лона, ударила стрела. Он застонал, истома отнимала последние силы. Ее нежный стыд придавал наслаждению ранее незнакомую остроту.

На мгновение показалось, что всё недоброе, гнетущее, перетекло в нее – таким тяжёлым, неудобным вдруг стало ее тело.

Балканов с усилием опустил Иру на пол. Застегнул штаны, вынул из кармана телефон.

–Ты где? – шепнула Вера.

– Чего шепчешь? Говори громче!

– Не могу! – она заговорила еще тише. – У нас обыск – Сажина взяли с наркотой!


У закрытых ворот прогуливался омоновец в пятнистой униформе. На рукаве желтел знак: змея, сидящая в расколотом гербе, проткнута пикой. На боку дулом вниз болтался короткоствольный автомат. Расставив ноги в тяжелых берцах, полицейский взглядом пронзил машину.

– Куда?

– Я директор!

– Документы!

Балканов выудил из кармана паспорт.

– Фамилия?

Толстые пальцы с зазубренными ногтями и красноватой бахромой заусенцев скользнули по листам.

– Балканов… Андрей Сергеевич…

Краем глаза Андрей осмотрел двор. Пара омоновцев стояла у входа в склад. Грузчики топтались у складской стены, рядом прогуливался мент, держа автомат наизготовку. В окнах кабинета белели жалюзи. То ли Вера пряталась от солнца, то ли не подняла их с утра?

– Следуйте за мной! – омоновец вернул паспорт, махнул кому-то рукой и, положив ладонь на ствол автомата, пошел впереди. Показывал дорогу тому, кто и так знал ее, как свои пять пальцев.

Пустынный двор заливало солнце. А ведь листок с подсчетами остался у него на столе. Если до него доберутся – дело труба!

На коротко стриженом затылке мента перекатывался валик жира. Тугой комок перечеркивала красная вмятина. Кирзовые «берцы» заправленные в штаны, застучали по металлической лестнице. Балканов ступал бесшумно, каучуковая подошва летних туфлей мягко пружинила.

– Директор явился!

Омоновец сделал шаг в сторону. В коридоре перед дверьми кабинета стояли трое. Суховатый, подтянутый мужчина в форме майора снял с головы пропотевшую фуражку, бросил ее на диван.

– Директор, где ты ходишь?

Странный вопрос. Андрей хмыкнул.

– Так вы ж о визите не предупреждали!

Толстячок в мятых серо-зеленых «бананах», похожих на казацкие шаровары, раздвинул в улыбке мясистые губы.

– Шутник, однако! Мы уже хотели ехать домой, адрес по бюро пробили.

Мужичок в грязноватой футболке терзал в руках старенькую пилу– болгарку – то втыкал ее в розетку, нажимал на кнопку, задумчиво разглядывая неподвижный алмазный диск.

– Прохоров, кончай мучить технику! Гавкнула твоя болгарка!

– Вот зараза! – Прохоров положил ладонь на диск, крутанул его, словно заевшую пластинку. – Вчера ж работала, как часы! Китайская, видно!

Он с досадой бросил болгарку на стул. Андрей огляделся. Дверь кабинета заперта. А где Вера?

Майор махнул перед носом Балканова ксивой.

– Старший инспектор УБНОН Евстафьев!

Протянул лист бумаги.

– Ознакомьтесь с постановлением на обыск!

– В связи с чем обыск?

Андрей пробежал глазами текст.

«Ст. 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Статья 174 УК РФ– легализации( отмывание) денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступных путем».

Круто! Вот так сюрприз. В наркоторговле и отмывании денег его еще не подозревали.

Евстафьев зыркнул на Балканов.

– Вам знаком некто Сажин? Из Уфы?

Андрей кивнул.

– Он покупает у меня товар.

Есвтафьев качнул головой.

– Из машины Сажина изъяты наркотические средства. Есть основания подозревать, что ваша компания к этому причастна! Ключи от кабинета где?

Андрей вынул из кармана связку ключей.

– Вот!

– Открывайте! – скомандовал толстячок. – Сейчас вашей бабе будет кирдык!

– Какой бабе?

Ключ легко вошел в замочную скважину. Андрей провернул его раз, другой, толкнул дверь. Закрыто. По-видимому, дверь заперта изнутри.

Дверь, ведущую в кабинет, Балканов поставил после того, как пару лет назад в Питере объявились налетчики. Охранников убивали, сейфы распиливали, деньги уносили. Поставив сейф и железную дверь, Андрей спокойно оставлял деньги в кабинете. Вечером выручку свозили из магазинов и ларьков. Суммы там были не шуточные. Потому и дверь сварганили под стать сейфу – двойная сталь, штыревой «краб». Толстенные пальцы входили в пазы намертво.

Хотя замок барахлил с первых дней – от постоянной вибрации здание дало осадку. Один из штырей попадал в паз не с первого раза.

Андрей приналег плечом – дверь не открывалась. Похоже, в самом деле кто-то сидел в кабинете.

– Ну? – Евстафьев посмотрел на Балканова. – Тоже никак? Что она у вас, – он ткнул пальцем в дверь, – чеканутая?

– Почему чеканутая?

– Она не чеканутая, она сучка! – толстячок забарабанил кулаком в дверь. – Открывай сейчас же! – он повернулся к Балканову. – Таких хитрожопых нужно ставить к стенке!

– Зачем же сразу к стенке? – Балканов сделал удивленное лицо.

–А как по другому! Это ж надо! – толстячок вытер пот с лоснящихся щек. – Два часа барабаним, а этой профуре хоть бы хны! Не открывает и все!

– Да скажи ты ей, наконец! – рявкнул Евстафьев!

– А кто там? – Андрей ослабил узел галстука, расстегнул верхнюю пуговицу.

– А то ты не знаешь? – толстячок хохотнул. – Болгарка б не сдохла, мы б эту дверь в два счета порезали на куски!

Значит, Вера в кабинете?

Балканов стукнул костяшками пальцев по обитой железом филенке.

– Вера, открой! Это Балканов!

За дверью молчали.

– Э! Вы чего там, оглохли! – заорал Евстафьев.

Менты переглянулись. Прохоров нагнулся, схватил болгарку.

– Щас как долбану по этой двери! Вместе со стеной вылетит!

– Мордой стукни! – посоветовал толстячок. – Из-за тебя, мудило, такое дело запороли!

– Это вы, Сергеевич?

Тоненький, испуганный голос Веры слегка дрожал.

– Я-я! Открывай!

Брякнул запор, дверь приоткрылась. Толстячок толкнул дверь плечом, рухнул внутрь. Евстафьев, оттолкнув Балканова, ввалился следом.

– Григорьев! – заорал Евстафьев. –Бегом за понятыми!

Омоновец, доставивший Балканова, помчался вниз.

Гусакова стояла в углу. Переводила взгляд с Балканова на полицейских. Она не выглядела ни испуганной, ни подавленной. Разве что бледноватой. Андрею даже показалось, что Вера подмигнула. Или почудилось?

– Господи, я думала, бандиты! – Вера всплеснула руками. – А это милиция…

– Прекрати! – Евстафьев подбежал к Вере, замахал руками. – Не включай дурочку!

– Да вы что? – Вера испуганно заморгала. – Откуда, я знаю, кто там пришел? Столько ряженых по городу ходит!

– Вы нарушили закон! – забрызгал слюной Евстафьев. – Разыграли спектакль! Препятствуете обыску! Вас сажать надо! Без суда и следствия!

– Хорош базарить! – оборвал его толстячок.

Повернулся к Андрею.

– Открывай сейф! – он ткнул пальцем в дверцу. – А с вами, мадам, – он исподлобья глянул на Веру, – будем разбираться самым серьезным образом!

В кабинет вернулся омоновец. Его сопровождали двое понятых – немолодой мужчина в рубахе с пальмами, и девушка-студентка. Понятые с любопытством наблюдали за тем, как Евстафьев потрошит сейф. Майор вывалил на стол кипу счетов, ведомостей, накладных.

Толстячок, расположившись за столом, заполнял протокол. Вера все так же стояла в углу. Как брошенная без присмотра мебель. Только теперь она держала руки не по швам, а за спиной. Словно заранее ощущала себя заключенной. Или обиженной произволом властей диссиденткой.

Балканов опустился на краешек стула.

– С наркотиками все ясно! – он ткнул пальцем в протокол. – А что значит вот это? – Андрей подчеркнул ногтем нужную строчку.

– Разъяснить? –толстячок тряхнул головой. – Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем…– он перевел дыхание. -… а равно использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности. Ясно? Или на пальцах объяснить?

– В общих чертах ясно! А конкретно – не очень? При чем здесь отмывание? Кого это я отмыл?

Толстяк нахмурился.

– У нас есть основания полагать, что вы легализуете деньги, полученные незаконным путем. – он повернулся к Вере. – А вам гражданка, – повернулся к Вере, – я лично постараюсь сплести лапти!

– За что? – засуетилась Вера. – Я честно подумала, что вы бандиты!

– Мы – бандиты? – скривился Евстафьев. – Думай, что говоришь! Или издевешься?

– Для начала влепим штрафец – за воспрепятствование деятельности правоохранительных органов . – пояснил толстячок. – Так что готовьте десять МРОТов…А там – посмотрим…

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5