Генрих Аванесов.

Круиз



скачать книгу бесплатно

К утру Виктор вернулся в отель, мучительно пытаясь понять, что же сказал ему старец и зачем вообще он ходил к нему. Наверное, просто из любопытства. Скорее всего, так и было, но Виктор не мог знать, что своим визитом к отшельнику он удовлетворил любопытство еще одного, неизвестного ему персонажа, который еще ночью получил по электронной почте подробные сведения о нем самом, его друзьях, их планах посетить Крит и изучить подвалы минойского дворца. Говорилось там и о найденных Виктором фотографиях наскальных рисунков, в которых он обнаружил что-то новое, до сих пор не известное науке. К чести старца, можно точно сказать, что не он был автором сообщения. Его составил совсем другой человек, один из тех, кто находился в подземелье вместе с Виктором.

Глава 9
Повествующая о вреде алкоголя и излишнего любопытства

Не каждое яркое солнечное утро оказывается радостным для встречающего его человека. Особенно если накануне он крепко выпил. Недаром опытные люди не устают повторять: если утром хорошо, значит, выпил плохо. Если выпил хорошо, значит, утром плохо.

Вот эта глубокая тонкая мысль и застучала в голове у Натальи с частотой спазмов желудка, когда первый луч восходящего Солнца через не задернутые с вечера шторы ударил ей прямо в глаза. Мерзко, очень мерзко было на душе. Тошнота подступала к горлу. Нестерпимо болела голова. К физическим мукам примешивались и моральные. Зачем надо было вчера на глазах у всех так методично и безрассудно надираться? Ведь знает она свою норму. Рюмка-две коньяка. Куда больше? Хорошо, что Гоша был рядом. Это он, наверное, привел меня сюда и заботливо уложил в постель. А где она могла бы оказаться без него?

Ответы на все эти вопросы были давно известны. Не впервые попадая в подобное положение, она каждый раз клялась себе, что такое больше никогда не повторится. Но проходила неделя, другая, месяц, и все повторялось снова. Слишком уж острыми и желанными были те ощущения, что она испытывала, периодически впадая в ни с чем не сравнимое эйфорическое состояние, когда тело обретало необъяснимую легкость и все, абсолютно все становилось возможным. Наталья не помнила, когда впервые ощутила подобное состояние. Наверное, очень давно, в далеком теперь детстве. Может быть, еще в детском саду, куда она пошла вслед за старшим братом Андреем.

По рассказам матери она знала, что они часто вместе провожали Андрея в сад, а потом забирали его оттуда. Воспитатели позволяли ей немного поиграть со старшими детьми. Она чувствовала, что привлекает их внимание, и радовалась этому. К двум с половиной годам Наталья уже хорошо говорила, и обрела ту детскую самостоятельность, которая необходима маленькому человечку, чтобы ходить в детский сад, и стала настойчиво проситься туда. Родители быстро сдались. Наталья была определена в младшую группу, но тут выяснилось, что она хочет ходить только в ту группу, которую посещает Андрей. Как ни странно, но после недолгих переговоров ее туда взяли и, как оказалось, не зря. Веселая, не плаксивая, не склонная обижаться по пустякам, она стала всеобщей любимицей, этакой живой куклой, которой радовались все – и дети, и взрослые.

Вскоре в старшей группе детского сада установились своеобразные порядки.

Никто не встает из-за стола, Наташа еще не кончила кушать! Наташа потеряла варежку! Вся группа бросается ее искать. Старшая группа отправляется на прогулку. Надо спуститься по лестнице со второго этажа. Возглавляет шествие Андрей, по праву брата держа Наташу за правую руку. А левая свободна. На нее претендуют все мальчишки группы. Забавно, не правда ли?

Через год Андрей пошел в школу, но Наташа сохранила своеобразное лидерство в группе. Хорошо быть всеобщей любимицей, лидером, но как тяжело расставаться с этим высоким званием. Такое чуть было не произошло, когда Наташа пошла в первый класс. Все новенькие, никто друг друга не знает. Поначалу и она оробела, но ненадолго. Сказались навыки детского сада. Вскоре ее звонкий голос стал определяющим в классе, но здесь все оказалось совсем не так просто. Лидерство нужно было все время подтверждать, доказывать, отстаивать. Надо было учиться лучше других, надо было быть лучшей в спорте, проявлять таланты. Прямо скажем, удержаться в лидерах в школе оказалось ох, как трудно. На это подчас уходили все физические и душевные силы, но азарт борьбы был сильнее трудностей.

Родители и учителя понимали, что девочка взвалила на себя непосильную ношу, но поделать ничего не могли. Характер у Натальи сформировался специфический. Впрочем, что греха таить, родителям нравилась способность дочери первенствовать во всем. Чтобы дочь была всегда на высоте, мать водила ее на занятия танцами, гимнастикой и даже борьбой. Отец организовывал дополнительные уроки с репетиторами по всем трудным предметам. Все это падало на благодатную почву. Наталья была круглой отличницей, победительницей в олимпиадах и признанной спортсменкой. Ее ставили всем в пример, чем множили число недоброжелателей, которых было совсем не мало, особенно среди девочек.

Не обходилось, конечно, и без эксцессов, особенно в спорте. Публичное выступление вызывало в ней такой прилив душевного и физического подъема, что она переставала чувствовать границы возможного для собственного тела, показывая при этом результаты лучше, чем на тренировках, а заодно и ломая конечности, что не мешало ей после выздоровления делать все то же самое.

Каждая победа на экзамене, олимпиаде или в спорте отражалась в ее сознании, в душе и теле чувством глубочайшего удовлетворения, что и было высшей наградой за пережитые по дороге к ним трудности. Так продолжалось долго, почти до окончания школы.

С пробуждением гормонов Наталья почувствовала, что вокруг нее существует какая-то тайна. Тайна висела в воздухе, пряталась в художественной литературе за границами романтической любви, была все время где-то рядом и не давала покоя ни днем, ни ночью. Само наличие тайны она воспринимала как удар по собственному самолюбию. Ее нужно было во что бы то ни стало раскрыть, испытать на себе. Именно такую задачу поставила Наталья перед собой, когда в каникулы перед последним классом, вопреки настояниям родителей, отправилась в пионерский лагерь уже в качестве вожатой. Там тайна всегда ходила где-то совсем рядом. Наталья это знала, так как не раз бывала в пионерских лагерях, но тогда она не стремилась раскрыть ее.

Обстановка в лагере была вольная и даже фривольная. Когда воспитанники укладывались спать, вожатые, физкультурники, воспитатели, все молодое, почти взрослое население лагеря предавалась безудержному флирту. В первые же дни Наталья выбрала себе обожателя. На эту роль ей подошел второкурсник Петя, студент института физической культуры. С интеллектом у парня было слабовато, но в данном случае это не имело особого значения. Зато статью природа его не обделила.

Днем Наталья приводила своих воспитанников на спортивную площадку, где Петя учил их выполнять упражнения на брусьях, на турнике, а также играть в разные спортивные игры. В упражнениях на брусьях Наталья ничем не уступала Пете, но турник был подвешен слишком высоко, так что ни ребята, ни сама Наталья без посторонней помощи допрыгнуть до него не могли. Петя подсаживал их. Когда же очередь доходила до Натальи, то прикосновение его рук к ее талии вызывало дрожь во всем теле, как от электрического тока, руки теряли силу, и под дружный смех ребят и подруг, она падала на постеленные под турник маты. Вечерами же, когда Петины руки шарили по всему ее телу, а поцелуи туманили голову, дрожь не проходила вовсе. Открыть тайну можно было в любую минуту. И все же Наталья отдаляла этот миг. Что-то удерживало ее от решительного шага, а приближение окончания лагерной смены приводило в смятение.

В последний вечер Наталья сама себе сказала: да, а Петя понял все без слов. Инстинкт – могучая вещь. Все произошло очень быстро и продолжалось столь недолго, что оставило у нее чувство какой-то незавершенности и даже недоумения. Неужели это надо делать так быстро и так тщательно скрывать, зачем? Свершившееся не поразило ее до глубины души, как она того ожидала, но сам процесс понравился. Она поняла, что теперь это и будет ее хобби, и нечего наводить тень на плетень. Однако с хобби пришлось повременить.

Находясь все же в приподнятом настроении от произошедшего в ее жизни важного изменения, Наталья вернулась в Москву и с головой окунулась в приятные хлопоты. После многих лет томительного ожидания семья, наконец, въезжала в новую, большую трехкомнатную квартиру. Мать и дочь носились по городу, выбирая занавески, скатерти, постельное белье, ложки, вилки и еще Бог знает что.

Беготня по городу всегда утомительна, а после чистого загородного воздуха и подавно. Так что Наталья не удивилась, когда спустя какое-то время ощутила сначала слабое, а затем все усиливающееся недомогание. По привычке пожаловалась матери. Та, вслушавшись в слова дочери, задала несколько наводящих вопросов и с ужасом поняла, что ее дочь отличница, спортсменка и просто красавица, беременна! Что делать? О том, чтобы оставить ребенка и речи не было. Обращаться в поликлинику по месту жительства, значило придать делу огласку. Времена-то были еще строгие, советские. Официальная мораль не мирилась с беременными школьницами. Да, в общем, правда, всему свое время. Отец был в командировке. Ему вообще решили ничего не говорить. Надо было искать решение через личные связи, что тоже было типично для того времени. И они, конечно же, нашлись.

В конце сентября мама Натальи немало удивила мужа, сообщив, что хочет уехать с дочерью на несколько дней в подмосковный дом отдыха. Что делать, он согласился. Вместо дома отдыха мама увезла дочь в специализированную клинику. Все должно было быть сделано быстро и профессионально. Но, то ли врачи оплошали, то ли в организме у Натальи что-то было не так, как у всех, однако, операция пошла по незапланированному сценарию. Вместо нескольких минут она заняла три часа. Потребовался общий наркоз, переливание крови, реанимационные средства. Решись мама на подобную операцию в менее приспособленном учреждении, она потеряла бы дочь. В конечном счете, врачи справились со своим делом. Через две недели мать и дочь вернулись домой. Наталье предстояло длительное лечение и перспектива, возможно, никогда не иметь детей.

Подавленная суровой карой за любопытство Наталья пришла в последний школьный класс тихой, подавленной и даже робкой. К лидерству более не стремилась, но школу все же окончила с золотой медалью, что сильно упрощало поступление в институт. В институте училась достойно, но держалась замкнуто и свой прежний, буйный характер никак не проявляла. Оттаивать начала только на третьем курсе, когда лечение уже завершилось. Тогда-то ее и заметил Виктор Брагин. Что было дальше, уже известно. Дело закончилось скорой свадьбой, после которой оба поняли, что нуждаются друг в друге, но к семейной жизни это никакого отношения не имеет. Оба жаждали свободы, причем, в первую очередь, от своих любящих родителей. И они обрели ее в маленькой двухкомнатной квартирке, доставшейся Виктору по наследству от бабушки.

С трудом отбросив подальше воспоминания, Наталья поднялась с постели и прошла в ванну. Через час все еще бледная и слабая, но вполне дееспособная, она вышла из номера на радость ожидавшему ее пробуждения Гоше.

Глава 10
В которой герои переживают новые ощущения и завязывают полезное знакомство

Перебраться с Кипра на Крит оказалось совсем не так просто, как говорили в туристическом агентстве в Москве. Казалось бы, рукой подать. Какая-нибудь тысяча километров. Ан нет прямых рейсов. Через Афины, пожалуйста, с пересадкой и восьмичасовым ожиданием. А еще можно на круизном лайнере добраться. Последнем в этом году. Отходит сегодня после полудня. Через сутки будет на Крите. Плаванье займет больше времени, чем перелет. Зато интересно. Наталья живо представила огромный круизный лайнер, который видела на рекламном плакате, и себя на нем. Не на плакате, а на корабле, конечно.

Гоша купил билеты. Теперь осталось лишь найти Виктора, которого со вчерашнего вечера никто не видел. Но искать его не пришлось. Когда Наталья с Гошей вернулись в отель, он уже поджидал их в вестибюле. Быстро собрав вещи, ребята отправились в порт.

Белоснежный круизный лайнер «Святой Бенедикт» гордо стоял у причала, удерживаемый туго натянутыми канатами в руку толщиной. Он был не так велик, как представляла себе Наталья, но, несомненно, красив и величествен. Пассажиры не спеша поднимались по трапу, возле которого расположился оркестр. Одетые в морскую форму оркестранты играли вальсы, приглашая туристов и всех желающих к танцу. Да, провожают пароходы совсем не так, как поезда.

Наша троица тоже вскоре оказалась на борту красавца. Разместившись в каютах второго класса, они вскоре встретились на верхней палубе корабля и принялись обследовать его, держа в руках путеводитель. Из него следовало, что корабль построен в 1992 году. Водоизмещение 25 000 тонн. Порт приписки – Марсель. Имеет 350 кают, из них 120 первого класса. Все остальные – второго. На корабле имеется семь ресторанов, пять баров, множество магазинов, казино, несколько бассейнов и тренажерных залов. В течение года корабль совершает множество круизов по Средиземноморью, вокруг Европы, а также вдоль западного побережья Африки. Несмотря на высокую стоимость, круизы пользуются большим успехом среди европейцев, особенно пожилого возраста. Двухнедельное путешествие на таком корабле дает возможность для полноценного отдыха и удовлетворяет самые взыскательные потребности завзятых туристов.

Осмотрев корабль снизу доверху и не переставая восхищаться его роскошью и комфортом, друзья расположились в одном из баров, ограничив свои потребности лишь минеральной водой и соками.

– Хочу в казино, – капризным голосом произнесла Наталья. – Только посмотреть. Играть, обещаю, не буду.

– Ладно, заглянем ненадолго, – пообещал Виктор.

– Я ухожу спать, – заявил Гоша, – не нарывайтесь на неприятности, не затем мы сюда приехали. Хватит вчерашнего.

– Что ты, что ты! – заверила его Наталья, но доверия ее слова у мужчин не вызвали.

Когда Гоша ушел, Виктор вслед за Натальей покинул бар. В казино стоял таинственный полумрак. Светились многочисленные экраны одноруких бандитов. Висячие лампы выхватывали зеленое сукно карточных столов, разноцветье рулеток. К одной из рулеток и устремилась Наталья.

– Только пятьдесят долларов – зашептала Наталья в ухо Виктору, – я играть не буду, сыграй ты.

– Ладно, но только на пятьдесят и сразу уходим, причем, без всяких разговоров, – предупредил Виктор, чувствуя, что его жена и подруга входит в то демоническое состояние, которое всегда привлекало его к ней и одновременно пугало.

Виктор купил фишки и вернулся к столу. Наталья стояла неподвижно, устремив взгляд на рулетку.

– Действуй по моим указаниям, – прошептала она. Напряжение, которое чувствовалось в ее голосе, невольно передалось Виктору.

– Делайте ваши ставки, господа, – бесстрастным голосом произнес крупье.

– Ставь на черное, – прошептала ему в ухо Наталья. Виктор выполнил указание. Выпало черное. Крупье лопаточкой пододвинул к Виктору выигрыш.

– Опять ставь на черное, – продолжала командовать Наталья. Снова выигрыш.

За первыми двумя последовали еще восемь игр, в которых Наталья ни разу не промахнулась, а выигрыш превысил две тысячи долларов. Хотя азарт захватил и его, Виктор был готов покинуть стол, но надо было дождаться проигрыша, чтобы остудить пыл Натальи. Иначе с ней было не совладать. Но в тот момент, когда крупье пододвинул к Виктору очередной выигрыш, над столом прозвенел звонок и загорелась красная лампочка.

– Игра временно остановлена, – объявил крупье.

К игровому столу подошли трое мужчин в безукоризненных черных смокингах и в блестящих цилиндрах. Шагавший впереди высокий мужчина церемонно снял цилиндр, поклонился даме и произнес:

– Уважаемые господа, разрешите поздравить вас с отличной игрой. Десять выигрышей подряд огромная редкость, случившаяся в нашем казино лишь однажды. Фортуна благоволит вам! Но мы обязаны беречь свое казино от баловней судьбы. Мы просим вас принять от нас в дополнение к вашему законному выигрышу подарок в виде карточки ВИЗА, на которой лежит еще пять тысяч долларов в обмен на обещание больше не играть в нашем казино! Владельцем карточки может стать тот из вас, кто поставит на ней свою подпись.

Виктор слегка подтолкнул Наталью, пытаясь вывести ее из оцепенения. Она вздрогнула, оглянулась по сторонам, взяла карточку с серебряного подноса, поставила на ней свою подпись и, пошатываясь, направилась к выходу. Виктор догнал ее и крепко взял за руку. Наталья еле держалась на ногах. Они вышли на палубу и уселись в шезлонгах на корме судна. Наталья немедленно заснула.

Вечером того же дня, когда они оба зашли в каюту, чтобы переодеться к ужину, под дверью оказалось письмо. Капитан корабля приглашал чету Брагиных отобедать с ним в кают-компании – ресторане, который могли посещать только пассажиры первого класса. Морская традиция, по которой капитан корабля обедает вместе с пассажирами первого класса, возникла еще в восемнадцатом веке, во времена бурного развития трансатлантических пассажирских перевозок. Во время таких обедов пассажиры парусных судов могли из первых рук получить информацию о том, сколь долго продлится штиль, каково состояние корабля после шторма, а также вместе помолиться о благополучном прибытии на другой континент. С появлением пароходов содержание вопросов чуть изменилось, но суть их осталась прежней. Теперь интересовались, хватит ли на борту угля и сможет ли машина бороться со встречным ветром. В двадцатом веке пальма первенства в трансконтинентальных пассажирских перевозках перешла к авиации, но моряки любят соблюдать традиции, особенно на круизных судах, где они привносят в быт пассажиров некоторую долю романтики.

Приглашение застало Наталью врасплох. В ее багаже не было вечерних туалетов, но выигранные в казино деньги, кредитная карточка и множество корабельных магазинов быстро исправили положение, так что к назначенному времени Наталья была одета просто, оригинально и с претензией на высокую моду.

На борту корабля собралась интернациональная публика. Чтобы облегчить пассажирам общение, на столиках стояли таблички с указанием языка, на котором здесь говорят. Был здесь и русский стол, за которым оказалось немало народа, в том числе и Гоша, который приглашение не получил. На столе капитана таблички не было, да она и не требовалась. Здесь говорили на всех языках.

Когда Наталья в сопровождении Виктора приблизилась к столу, капитан, благообразный пожилой господин, встал, картинно поцеловал даме руку и представил ее всем собравшимся в зале, не забыв упомянуть о ее крупной победе в казино. На многочисленных экранах телевизоров при этом была показана сцена игры, а также вручение подарочной карточки. Наталья ответила капитану с достоинством и грацией настоящей светской львицы. Виктор же со страхом думал о том, кого сегодня будет изображать его непредсказуемая жена. Однако обошлось без эксцессов. Капитан вовремя ушел, сославшись на неотложные дела, а пассажиры, закончив трапезу, дружно повалили в казино. Блестящий рекламный ход. Кто же его организовал? Наталья своим мудрым предвидением или сами хозяева казино? Пожалуй, не важно. И Наталья со своими спутниками, и казино остались в выигрыше.

В холле перед рестораном Гоша оживленно беседовал с пожилым мужчиной, с которым успел познакомиться во время застолья. Гоша всегда очень трудно и долго сходился с людьми, так что сам факт его общения с посторонним человеком был чем-то из ряда вон выходящим.

– Знакомьтесь, – представил он своим спутникам мужчину, – Арам Сергеевич, ученый, на старости лет решил попутешествовать по миру.

– Да, знаете, хочется поездить по миру. Конечно, не чтобы себя показать, а, наоборот, людей посмотреть, другие страны, другие культуры, другую жизнь, – произнес Арам Сергеевич, слегка смущенный некоторой фамильярностью своего собеседника. Он представил молодым людям свою жену, Галину Борисовну, сидевшую рядом с ним.

Разговорились. Выяснилось, что Арам Сергеевич москвич. Всю жизнь проработал в большом научно-исследовательском институте над проблемами, которые он считал важными для всего человечества. В советское время в этом не сомневалось и руководство института. Однако с развалом СССР к руководству институтом пришли совсем другие люди. Их в первую очередь интересовало собственное благополучие. Интересы же института и человечества их не очень-то и волновали. Может, к распаду СССР деградация института и его руководства отношения и не имели. Просто так совпало по времени. Но факт остается фактом. Внешне сохраняя целостность, институт перестал быть единым организмом, а разбился на группы и группки по интересам.

– Вот одну из таких групп я теперь и представляю, впрочем, весьма успешно, – завершил он свой короткий рассказ о себе.

Арам Сергеевич говорил обо всем этом спокойно, без злости, но с затаенной грустью, которая пряталась в его глазах и тембре голоса. Грусть эта, по опыту общения Виктора с людьми старшего поколения, была присуща им. Видимо, распад империи прямо или косвенно отразился на общественном сознании, приведшем к власти на всех уровнях временщиков. Его жена почти не принимала участия в разговоре, но внимательно слушала, лишь изредка вставляя в разговор отдельные фразы. Арам Сергеевич располагал к себе, и его молодые собеседники неожиданно для самих себя начали с жаром рассказывать ему о себе и целях своего путешествия.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное