Генрих Штолль.

Классические мифы Греции и Рима



скачать книгу бесплатно

2. Геракл на распутье

Во время пребывания Геракла на Кифероне, в том возрасте, когда отрок становится уже юношей и впервые заглядывает в свое будущее, он удалился однажды от пастухов и стад в уединение и, погруженный в глубокую думу, размышлял, какой бы путь избрать ему в жизни. Тогда увидел он, что по направлению к нему идут две стройные женщины.

В одной было много приличия и благородства; в наружности ее выражалась непорочность, а в ее поступи – скромность; чиста и незапятнанна была ее одежда. Другая имела упитанное и изнеженное тело; белизна и румянец ее были усилены искусственно; ее манеры были слишком живы; одежда ее была рассчитана на то, чтобы как можно больше выказать прелести тела. Часто с самодовольством оглядывала она себя и осматривалась вокруг, видят ли ее другие; часто глядела она на свою собственную тень. Вот ближе и ближе подходят они к Гераклу; первая спокойно продолжает свой путь, другая же нетерпеливо спешит к юноше и говорит ему:

– Вижу, Геракл, что ты раздумываешь, каким путем идти тебе в жизни. Избери меня спутницей: и я поведу тебя путем самым приятным и удобным. Нет радости, которой ты не испытаешь, и жизнь проживешь без труда. Мало будут заботить тебя войны и другие предприятия; единственною заботой твоей будет, как бы поесть отменного кушанья, как бы попить тонкого вина, как бы понежить взор, слух и другие чувства. Будешь спать ты на самой мягкой постели и без труда и забот доставлять себе все эти утехи. О средствах ко всему этому не заботься; все это не будет стоить тебе больших умственных и физических усилий: ты будешь наслаждаться плодами чужих трудов и не будешь нуждаться ни в чем. Друзьям своим я даю возможность из всего извлекать пользу.

Когда Геракл услышал эти обещания, спросил:

– Женщина! как же твое имя?

А та ему в ответ:

– Друзья называют меня Блаженством; а враги, желая унизить, – Пороком.

Подошла между тем и другая женщина и сказала:

– Вот и я к тебе, любезный Геракл; я знаю родителей твоих, и нрав твой, и твое воспитание. По всему этому сужу, что из тебя мог бы выйти славный работник в великих подвигах добра и что через тебя я могла бы достигнуть еще большего уважения. Только не хочу рисовать перед тобою обманчивую картину наслаждений, а скажу тебе все по правде, как установили боги. Знай же, Геракл: без труда боги никогда не дают людям добра. Если хочешь, чтобы милостивы к тебе были боги, служи им; хочешь, чтобы почитали тебя сограждане, – будь им полезен; будь благодетелем Эллады, и тогда вся Эллада будет удивляться твоей добродетели. Если хочешь, чтобы земля приносила плоды, возделай ее; хочешь, чтобы стада твои плодились, – ходи за ними; хочешь воевать и побеждать, – научись прежде военному искусству; хочешь тело свое сделать послушным твоей воле, – закали его трудом в поте лица.

– Ну, вот видишь, любезный Геракл, вмешалась тут ее спутница, – как долог и труден путь, на котором эта женщина обещает тебе счастье и радости; я же поведу тебя к блаженству более легким и коротким путем!

– Несчастная, – отвечает ей Добродетель (а именно так ее звали), – что есть у тебя хорошего? Ты прельщаешь всевозможными наслаждениями, предупреждая свои желания; ты ешь прежде, чем придет аппетит, и пьешь, не ведая жажды; чтобы поесть с охотой, ты выдумываешь искусные блюда; чтобы с удовольствием попить, ты добываешь себе тонкие вина.

Никакая постель для тебя не достаточно мягка: ты ложишься не от усталости, а от скуки. Друзей своих ты учишь бражничать целую ночь и спать лучшую часть дня; оттого они и обессиливают в молодых летах и тупеют в старости; беззаботно проводят они юность, с трудом влачат жизнь свою в старости; стыдятся того, что сделали; тяготятся тем, что делают. Вот за что тебя, хоть и бессмертную, отринули от себя боги; вот за что презирают тебя люди. Ты никогда не слыхала того, что приятнее всего звучит – похвалы себе). Не видала ты никогда того, что приятнее всего взору – добрых дел. Я же, напротив, дружна с богами и добрыми людьми; без меня не делается ничего прекрасного ни у богов, ни у людей. Художнику – я добрая помощница; отцу семейства – верный страж. слуге – любезное пособие. Я – честная участница в мирных занятиях, надежная союзница в войне и вернейший друг. Питье, пища и сон друзьям моим доставляют больше наслаждения, чем ленивцам, ибо они предаются всем этим удовольствиям, когда явится в том потребность. Юноши – в любви у стариков; старики – в уважении у юношей. С наслаждением вспоминают они о прежних подвигах; с радостью делают то, что требуется в настоящую минуту; благодаря мне, они любезны богам, милы друзьям своим, в уважении у сограждан.

После смерти же их воспетое и прославленное имя не предается забвению, а переходит к потомству и сохраняется в памяти всех времен. Решись на такую жизнь, Геракл, сын почтенных родителей, и ты достигнешь высшего счастья.

Не задумываясь долго, благородный юноша последовал зову Добродетели, и с тех пор терпеливо шел по трудной стезе долга к своему счастью.

3. Геракл и Эврисфей

По бракосочетании своем с дочерью фиванского царя Мегарой, Геракл прожил несколько радостных лет в счастливой семье, близ славного трона, и на будущее смотрел с самыми светлыми надеждами. Но враждебная ему Гера не могла видеть счастливым ненавистного ей человека. Она наслала на него расстраивавшую ум болезнь; в безумии своем он до смерти убил и бросил в огонь троих своих детей, рожденных ему Мегарой, и троих малюток Ификла. Когда, наконец, оставила его болезнь, он впал в глубокую печаль и, чтобы наказать себя за убийство, удалился в добровольное изгнание. Друг его Феспид в городе Феспии очистил его от убийства и отправил в Дельфы к оракулу Аполлона спросить, где ему жить на будущее время. Должно быть, именно тогда назвала его Пифия Гераклом, т. е. героем, славу которому доставят преследования Геры; раньше же звали его Алкидом, т. е. сыном силы. Оракул повелел ему удалиться в Тиринф, старинное местопребывание отца его, и двенадцать лет служить двоюродному брату своему Эврисфею, царю Микенскому, после чего он получит бессмертие.

4. Немейский лев и гидра

На первый раз Эврисфей поручил Гераклу умертвить чудовищ, живших в Аргивской земле: немейского льва и лернейскую гидру. – Геракл должен был принести ему шкуру немейского льва, который происходил от огнедышащего чудовища Тифона и исполинской змеи Эхидны и жил в долине между Немеей и Клеонами. Еще в Клеонах Геракл зашел к 6едняку Молорху, собиравшемуся в то время принести Зевсу жертву. Геракл уговорил его отложить жертвоприношение на 30 дней, ибо желал, по возвращении с опасной охоты, принести с ним вместе жертву Зевсу-спасителю. На случай же, если бы Геракл не вернулся с охоты, Молорх должен был, по условию, жертвоприношением успокоить тень его. Геракл отправился в лес и нисколько дней отыскивал льва; наконец нашел его и бросил в него стрелу, по лев был не уязвим: стрела отскочила от него, как от камня. Тогда Геракл поднял на льва свою палицу; лев убежал от него в пещеру, имевшую два выхода. Герой загородил один выход, а другим подошел к зверю. В одно мгновение лев вскочил ему на грудь. Геракл охватил льва своими могучими руками и задушил его, потом взвалил его на плечи и понес в Микены. К Молорху он пришел на тридцатый день по своем уходе и застал его собирающимся принести заупокойную жертву по Гераклу. Тут оба совершили жертвоприношение Зевсу-спасителю и тем положили основание Немейским играм. Когда Геракл принес льва в Микены, Эврисфей пришел в великий ужас при виде мощного героя и страшного зверя, и отдал такое приказание: отныне Геракл доказательства своих подвигов будет показывать с городских ворот.

Герако должен был убить еще и лернейскую Гидру, страшную змею с девятью головами: восемь из которых были смертны, средняя же бессмертна. Гидра была также порождением Тифона и Эхидны.

Она выросла в Лернейском болоте, близ источника Амимоны, и оттуда нападала на стада и опустошала страну. С мужеством в сердце, Геракл отправился на эту борьбу в колеснице, которою правил его племянник Иолай, мужественный сын Ификла.

Прибыв в Лерну, Геракл сошел с колесницы и стал искать врага. Он нашел Гидру в пещере, имевшейся в одной скале, и выгнал ее оттуда своими стрелами; дело дошло до опасной борьбы. Зверь бешено бросился на героя; но Геракл наступил на него ногой и держал ее под собою: между тем как Гидра длинным хвостом своим обвила ему другую ногу, Геракл своею дубиной смело стал наносить чудовищу удары по шипящим головам. Но не мог он умертвить чудовища: каждый раз вместо отбитой головы вырастали из туловища две другие. К тому же явился еще и новый враг – огромный рак, щипавший ноги Геракла. Геракл раздавил его и призвал Иолая к себе на помощь. Юноша поджег часть ближайшего леса и горячими головнями обжигал раны гидры, чтобы из них не могли расти новые головы. Наконец, осталась только одна не умирающая голова. Геракл снял и ее, и похоронил возле дороги под тяжелой скалою. Потом разрезал тело чудовища и омочил свои стрелы в его ядовитой желчи. С тех пор стрелами своими Геракл стал наносить неизлечимые раны.

5. Керинейская лань. – Эриманфский вепрь и Стимфалийские птицы

За первыми двумя подвигами следуют три других, совершенные Гераклом на охоте в аркадских лесистых горах.

Третьим подвигом Геракла было доставить керинейскую лань в Микены живой. То была прекрасная, посвященная Артемиде, златорогая и медноногая дань, неутомимая в беге и невероятно быстрая. Так как Геракл не хотел ни убивать ее, ни ранить, то целый год гнался он за нею до Гиперборейской страны и источников Петра и потом опять пригнал в Аркадию. Наконец, утомившись долгой охотой, Геракл выстрелил в лань в то время, как она хотела перейти через реку Ладон, ранил ее в ногу, схватил ее, взвалил на плечи и понес в Микены. Встретившаяся ему на пути Артемида стала упрекать его за лань и хотела отнять ее. Геракл же перед ней оправдывался и свалил вину на Эврисфея, повелению которого он повиновался, и Артемида успокоилась. Так живою принес он лань в Микены.

Когда Геракл доставил лань в Микены, Эврисфей поручил ему поймать Эриманфского вепря. Этот вепрь жил на Эриманфской горе, между Аркадией, Элидой и Ахайей, и часто вторгался в пределы города Псофа, где опустошал поля и губил людей. По пути на эту охоту Геракл перешел через высокие и лесистые горы Фолос, в которых жили кентавры, с тех пор как были изгнаны лапифами из Фессалии. Усталый и голодный Геракл пришел к пещере кентавра Фола и радушно был им принят, ибо Фол (получеловек и полуконь, как и другие кентавры), не был, подобно Хирону, так груб и зверски дик, как остальные существа его породы. Он угостил Геракла вареным мясом, между тем как свою порцию, не успевшую свариться, съел сырою. Геракл, любивший после трудов и усилий выпить за трапезою хорошего вина, изъявил желание выпить: но хозяин боялся открыть сосуд с вином, драгоценный подарок кентаврам от Диониса, находившийся у него на хранении: боялся он, что придут кентавры и в диком гневе своем, нарушат гостеприимство, Геракл ободрил его, и сам открыл сосуд. Оба они весело выпили полными чашами, но вскоре, как и опасался хозяин, явились другие кентавры. Почуяв сладкий аромат вина, со всех сторон бросились они к пещере Фола, в дикой ярости вооружились глыбами скал и стволами пихт и напали на Геракла. Он отразил нападение, бросая им в грудь и лицо горящие головни, и выгнал их из пещеры. Затем он преследовал их своими стрелами и последних оставшихся гнал до Малейского мыса, где они искали убежища у Хирона, прогнанного сюда из Пелионских гор. В то время, как кентавры, ища убежища, теснились около него, в колено ему попала стрела Геракла. Тут только герой узнал своего старого друга, с великою скорбью поспешил он к нему, приложил к ранам целебные травы, данные ему самим Хироном, перевязал их; но рана, нанесенная отравленною стрелой, была неисцелима. Поэтому Хирон впоследствии добровольно и принял смерть за Прометея. Геракл возвратился в пещеру Фола и, к великому своему горю, нашел и его мертвым: Фол вынул стрелу из раны одного убитого кентавра и, рассматривая ее, дивился, как такая маленькая вещь может замертво положить исполина. Но вдруг выпала у него стрела из руки, ранила его в ногу, и тотчас же поразила его насмерть. Геракл с грустью похоронил своего хозяина и отправился отыскивать Эриманфского вепря.

Криком выгнал он зверя из лесной чащи и преследовал до самой вершины горы, где вепрь засел в глубоком снегу. Герой добрался до него, сковал его и привел живым в Микены. Когда Эврисфей увидел страшного зверя, то от страха спрятался в медную кадку.

Стимфалийские птицы жили в глубокой лесистой долине, у озера, близ аркадского города Стимфала. Это была огромная стая страшных хищных птиц, величиною с журавлей: у них были медные крылья, когти и клювы, и могли они бросать свои перья словно стрелы. От них во всем крае было не безопасно, – они нападали на людей и на животных и поедали их. Геракл исполнил поручение и выгнал их. Когда пришел он в долину, стаи этих птиц рассыпались по лесу. Стал Геракл на одном холме и вспугнул их страшным шумом двух медных трещоток, данных ему с этой целью Афиной, чтобы лучше в воздухе настичь их своими стрелами. Но не мог он перебить всех: часть их улетела далеко на остров Аретиас, к Эвксинскому Понту, где впоследствии встретили их аргонавты.

6. Авгий и его конюшни

Геракл очистил в один день скотный двор Авгия; это был его шестой подвиг. Авгий был сыном лучезарного бога солнца Гелиоса и царем Элиды. Он прославился своим безмерным богатством, которым обязан был своему любящему отцу.

Бесчисленны, как облака небесные, были стада его быков и овец. У трехсот его быков ноги были белы как снег; двести были пурпурового цвета; двенадцать быков, посвященные богу Гелиосу, были белы как лебеди, а один, по имени Фаэтон, блистал, как звезда. На большом скотном дворе, куда загонялись все эти животные, накопилось со временем столько навоза, что, казалось, невозможно было его вычистить. Когда явился Геракл, то предложил он Авгию очистить двор в один день, если царь отдаст ему десятую часть своих стад. Авгий охотно принял условие, ибо сомневался в исполнимости этого дела. Геракл призвал Авгиева сына Филее в свидетели договора, и тогда, разломав в двух противоположных местах стену скотного двора, провел через него обе реки Алфей и Пеней; напором воды в один день снесло все нечистоты со двора, и таким образом Геракл выполнил свое дело. Но Авгий не отдавал ему договорной платы и даже стал запирать даже в своем обещании. Он готов был даже вести дело судом. Собрали суд, и Филей стал свидетельствовать против отца. Тогда Авгий, прежде чем решение суда состоялось, изгнал из своей страны Филее и Геракла. Филей отправился на остров Дулихий и поселился там. Геракл же воротился в Тиринф.

Впоследствии, когда Геракл освободился от службы Эврисфею, он отомстил Авгию: собрал большое войско и напал на Элиду. Но племянники Авгия, близнецы, сыновья Актора и Молионы, называемые поэтому Акторидами или Молионидами, подстерегли его войско в засаде и разбили его. Сам же Геракл в это время был болен. Скоро потом сам он подстерег Молионидов при Клеонах в то время, как они отправлялись на Истмийские игры, и перебил их. Потом он снова пошел на Элиду и предал ее огню и мечу. Наконец, стрелою своей убил он и самого Авгия. После этого собрал в Писе он все свое войско и принес туда богатую добычу, затем отмерил отцу своему Зевсу священный участок земли и посадил на нем оливы. Наконец принес жертву двенадцати олимпийским богам и богу реки Алфее и установил Олимпийские игры. Отборнейшие воины из Гераклова войска, попытав свои силы в различных состязаниях, вечером, при очаровательном лунном свете, справляли дивный пир и пели победные песни.

Из Элиды Геракл направился в Пилос, вотчину царя Пелея, союзника Авгия. В Пилосе дело дошло до страшной битвы, в которой участвовали и боги. Могучий герой выступил против самих Арее и Геры и своею палицей ударил по трезубцу Посейдона и по скипетру Аида, по тому самому скипетру, которым подземный властитель гонит мертвых в свое царство. Сопротивлялся Геракл даже серебряному луку могучего Аполлона. С помощью Зевса и Афины, Геракл одержал победу; завоевал город Пилос, разорил его, убил Пелея и одиннадцать прекрасных, юных сыновей его. Из них больше всего возился он с Периклименом, который от Посейдона получил дар превращений. Гераклу он представлялся в виде льва, орла, змеи, пчелы; когда же, намереваясь напасть на героя, он, обратившись мухой, сел за колесницу Геракла, Афина открыла своему герою очи; увидел он истинный образ врага своего и выстрелил в него из лука.

Из всей семьи Пелея остался в живых только Нестор, младший из двенадцати сыновей. В это время он был в Герении, и оттого впоследствии было дано ему прозвище Геренийский.

7. Критский бык. Кобылицы Диомеда

Критский бык был выслан Посейдоном из моря царю критскому Миносу с тем, чтоб он быка этого принес ему в жертву. Но Минос оставил прекрасного и сильного быка в своем стаде и заколол другого. За это Посейдон привел быка в ярость, тот он производил опустошения на всем острове. Эврисфей поручил Гераклу поймать это страшное животное и доставить в Микены. С помощью Миноса Геракл поймал быка и укротил его могучей рукой. Потом он приплыл на нем в Микены и привел его к Эврисфею.

Убежав от Эврисфея, бешеный бык стал бродить но всему Пелопоннесу и, наконец, пришел в Аттику, страну Марафонскую, где и поймал его однажды Тезей.

Геракл должен был еще привести в Микены коней фракийского царя Диомеда. Эти кони были так дики и сильны, что их нужно было приковывать к яслям крепкими железными цепями. Они ели человеческое мясо: свирепый Диомед, укрепленный замок которого находился на морском берегу, бросал им чужестранцев, которых море прибивало к берегу. На корабле отправился Геракл во Фракию, взял коней и сторожей их и повел их к кораблю. Тогда у морского берега встретил его Диомед с своими, воинственными фракийцами, и разгорелась тут кровавая битва, в которой Диомед был убит, а тело его Геракл бросил на съедение его же коням.

Во время битвы Геракл отдал коней на сохранение любимцу своему Абдеру, но, возвратясь с битвы, не нашел его: прекрасный юноша был разорван конями. Горько оплакивал его Геракл, совершил погребение и над могилой его воздвиг величественный курган. На месте, где погиб Абдер, Геракл учредил в честь юноши игры и основал город, названный им Абдерой.

Приведенных ему коней отпустил Эврисфей, и на Ликейских горах, в Аркадиии, были они растерзаны дикими зверями.

8. Пояс Ипполиты. Быки Гемона

Некогда воинственным народом амазонок правила царица Ипполита. Знаком ее царского достоинства был пояс, подаренный ей богом войны Ареем. Дочь Эврисфея, Адмета, пожелала иметь этот пояс, И тогда Эврисфей поручил Гераклу добыть его. По Эвксинскому Понту приплыл Геракл к столице амазонок Фемискире, что на устье реки Фермодонта[18]18
  Предание относит местожительство племени амазонок либо в Малой Азии либо в предгорьях Кавказа.


[Закрыть]
, и стал близ нее лагерем. Вскоре пришла к нему сама Ипполита со своими амазонками и спросила о цели его прибытия. Величественный вид и благородное происхождение героя расположили Ипполиту в его пользу: она охотно пообещала отдать ему пояс. Но Гера, желая погубить ненавистного ей Геракла, приняла вид амазонки и распустила слух, будто чужеземец хочет похитить царицу. Тогда взялись амазонки за оружие и напали на лагерь героя. Началась страшная битва, в которой с Гераклом состязались самые знаменитые и храбрые амазонки. Раньше других напала на него Элла, за дивную быстроту свою прозванная «Вихрем», но в Геракле нашла она еще более быстрого противника. Побежденная Элла искала спасения в бегстве, но герой догнал и убил ее. Погибла и Протоя, семь раз остававшаяся победительницей в единоборстве. Три девы, подруги Артемиды и спутницы ее на охоте, никогда не дававшие промаха охотничьим копьем, вместе цапали на героя, да не угодили на этот раз в цель и под ударами противника пали, прикрываясь своими щитами, на землю. Многих других воительниц предал Геракл смерти, полонил и храбрейшую сестру предводительницы амазонок Меланиппу. Обратились тогда амазонки в бегство, и много их погибло в этом бегстве. Пленил Геракл и подругу Ипполиты, отважную и прекрасную дочь самого бога Ареса воинственную Aнтиoпy – ее он отдал в дар своему другу и спутнику Тезею. Меланиппу же герой отпустил на свободу, когда Ипполита выполнила свое обещание, данное ему перед битвой и вручила ему свой пояс.

Из далеких восточных стран Геракл прибыл на крайний запад. Эврисфей повелел ему пригнать в Микены стада трехглавого исполина Гериона, пасшиеся на острове западного океана, Эрифия. Пурпурных, блестящих быков охраняли великан Эвритион и страшный пес Орф. До Эрифее лежал далекий и трудный путь через Ливию и Европу, через варварские страны и пустыни. Достигнув пролива, отделяющего Европу от Ливии, Геракл в память об этом самом дальнем путешествии по обеим сторонам пролива поставил по столповидной скале, и зовутся с тех пор эти скалы «Столпами Геракла». Вскоре потом прибыл он к берегу океана, но до Эрифии, цели путешествия, было еще далеко: как достичь ее, как переплыть мировую реку-Океан? Не зная, что предпринять, мучимый нетерпением, до самого вечера сидел Геракл на берегу океана, и вот видит, на лучезарной своей колеснице к океану катится Гелиос с высокого неба.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74