Генрих Штолль.

Классические мифы Греции и Рима



скачать книгу бесплатно

Штоль Г.В. Мифы классической древности = [Die Sagen des klassischen Altertums]. Пер. с немецкого В.И.Покровского и П.А.Медведева.

Под редакцией Вл. Южина

Вступительная статья В. Лукьянской

ООО "Остеон-Групп"

Том первый. Истории богов и героев

Предисловие

Давным-давно, на юге Балканского полуострова и прилегавших к нему многочисленных островах, разбросанных в Средиземном море зародилась уникальная цивилизация. Благодатная эта страна, казалось, была просто создана для любви, красоты и процветания. С трех сторон полуостров окружает спокойное синее море; далеко-далеко раскинуло это море свои глубокие воды, а над водой раскинулось необъятное синее небо, и где кончается море и начинается небо – различить трудно.


Греческий акрополь сегодня


По морю раскинулись острова; некоторые из них очень велики; все они заросли лаврами и кипарисами и зеленеют точно плавучие сады посреди синего моря.

С трех сторон окружило Грецию море, а с четвёртой стороны по самой ее границе тянутся горы) и они отрезали эту маленькую землю от всех других земель.

Длинные ряды невысоких гор тянутся и по самой Греции; они изрезали всю страну вдоль и поперек. Между горами лежат тихие, ровные долины; светлые ручьи и реки сбегали сюда с гор в старину и катили по ним свои воды. По склонам гор высятся леса; велики и дремучи были эти леса в старину, и высокие дубы и буки росли в них.

Хороша Греция еще и теперь, хотя местность ее сильно выжжена солнцем и покрылась слоем сыроватой земли, выветрившейся из скал; леса и рощи большей частью повырублены, многие ручьи и реки, когда-то весело сбегавшие с гор и пробегавшие по долинам иссякли и исчезли с лица земли, но чудо как хороша была эта страна в старину, когда по берегам ее вечно зеленели лавровые рощи, серебрились серо-зеленые оливы, черно-зеленые кипарисы, точно громадные свечи, поднимали к синему небу свои острые верхушки. Каме плоды там зрели, какие прекрасные цветы цвели и благоухали!

Климат в Греции здоровый; по краям страны, у моря, никогда не бывает зимы со снегом, деревья вечно зелены; нет там и зноя, потому что от моря постоянно дует освежающий ветер. Чуть дальше от моря – и зимою уже выпадает снег, и деревья на зиму теряют зелень, но и там зима не суровая, а лето не очень знойное.

Густая разнообразная растительность, спокойное синее море, тихо плещущееся у берега, зубчатые, невысокие горы на фоне синего яркого безоблачного неба под золотым солнцем, – все в меру и все прекрасно, вот какова была в старину Греция, «Эллада», как звали свою страны древние греки, сами же себя они называли «эллинами».

Теперь Греция – одно из небольших государств Европы; жизнь населяющего ее народа сравнительно мало чем отличается от жизни других народов, но когда-то, очень давно, эта небольшая страна выделялась из ряда других стран своей культурой, развитием науки и искусства – которые позже легли в основу развития всей европейской цивилизации.

От греков поздние и другие народы переняли не только науки, но и законы, обычаи, порядки, ремесла и искусства, которые дошли и до нашего времени. Уже в очень далекие времена, за много лет до Рождества Христова, среди греков были удивительные мудрецы и замечательные поэты, от которых и теперь по их книгам узнать можно много истинного и прекрасного.

Но не всегда, разумеется, были греки такими мудрыми и просвещенными – сначала и они были людьми темными, дикими, и лишь мало-помалу, спустя многие тысячи лет воспитания собственной культуры, после долгих трудов стали они людьми искусными и светлыми разумом.

О древнейшем периоде развития эллинской цивилизации нам рассказывают классические мифы Эллады.

Первый народ, пришедший из Азии в Грецию, звался «пеласгами». В то время, когда пеласги только что пришли в Грецию, она была еще вся покрыта болотами и непроходимыми лесами, наполненными дикими зверями, и мест, годных для жизни, там было мало. Но пеласги, не жалея трудов, шаг за шагом осушили болота, вырубили непроходимые леса и на вырубленных местах стали заводить скот, а поздние стали обрабатывать землю и разводить хлеб.

Мало-помалу вся страна изменилась: болота сделались редкими, леса остались только по горам. а долины превратились в луга и в пашни.

Прошло около 500 лет, и в Грецию пришли новые азиатские выходцы – эллины и, покорив их, поселились тут же. Эллины говорили на том же языке, что и пеласги; у них было много сходных порядков и обычаев, и поэтому эти два народа скоро смешались между собою в один народ, и все стали называться эллинами, а страну свою стали называть Элладой. Разумеется, это было не первое и не единственное государство на свете.

К тому времени в некоторых местах земли люди уже давно и крепко осели на одном месте, основали города и большие государства с городами и селами: Египет, Ассирия, Финикия и другие.

Финикия находилась в Азии, у самого Средиземного моря. Финикияне издавна были хорошими мореходами; они с незапамятных времен начали делать корабли и плавать в них по морю. Финикияне были торговым народом; они возили свои товары по морям и заезжали с ними в разные земли. В больших царствах, египетском и ассирийском, они скупали ткани, цветную посуду и прочие товары и возили все это продавать в другие земли, где не умели делать таких вещей. Там они меняли товары на металлы, ценный лес или же на шкуры зверей и другое сырье.

После того, как в Грецию пришли эллины, стали и сюда приезжать финикийские купцы с своими товарами и торговать с греками, и между финикиянами и греками завязались постоянные торговые сношения. Греки покупали у финикийских торговцев разные вещи, каких до того не знали, а потом стали и сами пробовать себя в ремеслах. Скоро они стали и сами строить себе корабли на манер финикийских и плавать по морю.

Сначала финикийцы только изредка приезжали в Грецию, но потом некоторые из них стали селиться на полуострове и соседних островах, и так образовались целые поселения финикийцев. Греки стали присматриваться к жизни финикийцев, к их порядкам и обычаям, стали у них многое перенимать и по их примеру устраивать свою жизнь. В ту пору– у финикийцев уже существовали разные науки; они умели уже прокладывать по морю путь по звездам, умели читать, писать, знали счет и вес товаров, и греки переняли у них все это.

Мы уже говорили, что вся Греция пересечена вдоль и поперек горами. Хоть горы эти и невысоки, но все же переходить через них из одной долины в другую было непросто, и люди, жившие в разных долинах, редко общались между собой. Каждая долина жила своей отдельной жизнью, в каждой долин было все, что нужно для жизни: свои леса, свои реки, свои поля и свои пастбища для скота. Но, несмотря на это, все греки считали себя одним народом, потому что они говорили на одном языке, имели одну религию, одни предания и много общих обычаев.

Греки того времени вели очень простую, незатейливую жизнь: их одежда, жилище, пища, домашняя утварь, – все было очень просто.

Вся одежда грека состояла из туники – недлинной широкой белой рубахи с короткими рукавами, перехваченной поясом, или из хитона, то есть просто из куска материи без рукавов, окутывавшего всего человека, с ног до головы, и из гиматиона – длинного темного плаща, накидывавшегося сверху. Гиматион этот больше надевали, когда выходили на улицу, вместо верхней одежды.

Женщины носили такие же туники, только длинные, до земли, а выходя из дома, накидывали сверху плащ-гиматион, или пеплос. Голову греки обыкновенно ничем не покрывали и только в дальний путь надевали круглую войлочную шляпу. Обувь греков состояла из одной подошвы, привязанной к ноге ремнями; такая обувь называлась сандалиями.

Так как климат в Греции был теплый, здоровый, то греки мало сидели дома, – вся жизнь их проходила на вольном воздухе, под открытым небом, а жилье им было нужно только для сна и обеда; поэтому греки не нуждались в просторных, богато устроенных жилищах, – их дома были очень невелики и были устроены очень просто и незатейливо: низенький домик, с битым земляным полом, под легкой плоской деревянной кровлей, нисколько скамей для сиденья да нисколько кувшинов и блюд для питья и воды, – вот все, что нужно было греку для полного счастья. Пища его была так же проста, как и жилище: нисколько олив (маслин), кусок хлеба да немного молока было достаточным греку для обеда.

Сначала все греки, как бедные, так и богатые, много трудились – даже цари их сами плотничали и пасли скот, а их жены и дочери (царицы и царевны) сами стирали и пряли и ткали одежду на себя и на всю семью. Каждый хозяин семьи сам обрабатывал свою землю и приготовлял со своими домашними и слугами любой инструмент и утварь, нужную для дома, в то время, как женщины ткали и занимались домашней работой.

«Праздный человек одинаково противен и богам и людям: это то насекомое без жала, тот жадный трутень, который откармливается в бездействии работой пчел. Трудясь, ты станешь любезен и богам и людям, потому что они не терпят праздности. В труде нет ничего постыдного: постыдна только леность»… – вот как пел великий греческий поэт Гесиод в одной из своих песен.

Древние греки жили семьями. У отца семейства над всеми членами семьи была полная и непререкаемая власть. Под именем отца семейства греки понимали главу всей семьи, а семьи тогда были очень большие, потому что тогда семейные не расходились по разным домам, и женатые братья и сыновья со всеми чадами и домочадцами жили все вместе одной общей большой семьей, которая называлась родом.

После смерти старшего в роду его имя и власть переходили по наследству к его старшему сыну, и он становился теперь в свою очередь отцом семейства, начинал приносить жертвы и молиться богам за всю семью и получал власть над всеми домашними; все члены семьи: мать, братья, сестры и даже старики, подчинялись его власти и называли его отцом. Ни у кого из семейных не было своего имущества: все имущество у семьи было общее, а заботился о нем и распоряжался им, как хотел, один старший в роду.

Отец семейства был волен даже над жизнью и смертью своих детей; он мог наказывать их за проступки, как только хотел и имел право даже убить провинившегося. Если старшему в роду были нужны деньги, он мог продать в рабство своего сына или дочь, а брат мог продать своих сестер. Такие суровые были тогда обычаи.

О верованиях древних греков

Как только человек стал пробуждаться от своего дикого состояния, как только стал он сознавать себя самого и окружающий его мир, стал он в то же время сознавать, что есть что-то вне его в этом мире возвышенное, нечто непостижимое и необъятное – Вселенная, время, мироустройство, стихии. И стал он пытаться постичь это возвышенное, почувствовал потребность преклониться перед ним, стал искать у него помощи и покровительства; так возникала религия.

Вначале, как и делают по сей день многие дикие племена, греки молились душам своих умерших родственников и считали их за богов. Они много думали над тем, что делается с человеком после его смерти и верили, что он не может исчезнуть бесследно. Они полагали, что душа не умирает вместе с телом, а продолжает жить в прежней жизнью – в могиле. Там, в земле, она становится сильным, могущественным существом, маном; она может приносить пользу или вред людям, поэтому ее нужно задабривать – хорошо кормить и поить, – тогда она будет помогать своим живым родственникам и посылать им удачу, а если родственники забудут ее или не принесут ей даров или обидят ее чем-нибудь, то душа эта будет мстить и пошлет на всю семью страшные несчастья. Поэтому похороны у греков считались важнейшим из всех обрядов и проходили с большой пышностью.

Покойника одевали в лучшие одежды, румянили ему щеки, окуривали дорогими куреньями, клали на богато украшенные носилки или на колесницу и с громким плачем, причитаниями и с музыкой отвозили его к могиле. Впереди покойника шли плакальщицы с распущенными волосами, в белых одеждах; они громко кричали, плакали, стонали, рвали на себе волосы, били кулаками в грудь, царапали себе ногтями лицо. Был установлен целый порядок похорон, и отступить в чем-нибудь от этого порядка считалось большим грехом, за который покойник, сделавшись богом, может страшно отомстить.

Поэтому греки старались задобрить души умерших родственников и просили у них разных благ для себя; они молились им и приносили на их могилы пищу и питье, потому что полагали, что душа, как и смертный человек, должна есть и пить, чтобы не мучиться голодом и жаждой. Греки часто приходили навещать родные могилы и подолгу просиживали тут, ведя длинные разговоры с покойниками. Иногда они приходили сюда с музыкой, чтобы повеселить своих покойников, приносили на могилы молоко, хлеб, вино и мясо; мясо и хлеб сжигали, а вино и молоко выливали на землю. Это называлось «приносить жертву».

Земля, где были похоронены отцы и деды семьи, считалась священной. Никто из чужих не смел подходить к ней и даже видеть ее; поэтому место, где греки хоронили своих покойников, всегда огораживалось высокой стеной. Точно за такой же крепкой стеной находился и дом.

За преступления тогда наказывали тем, что лишали погребения, то есть человеку заявляли, что после смерти его не будут хоронить, а просто выбросят его мертвое тело. Это наказание считалось тогда ужасным, потому что греки думали, что душа, лишенная жилища, век не будет иметь покоя. Ей предстоит веками скитаться по свету, не отдыхая ни на минуту; вечно голодная, вечно жаждущая, тоскующая, она носится, будто бы, по свету, отыскивая своих родственников. Она не дает покоя живым; она мучает их болезнями, трясет лихорадками, пугает страшными видениями, губит их поля и бесит скот. Так объясняли себе греки все, что было им непонятно; все, что их страшило.

Так и жили греки ранней эпохи – каждая семья жила своей жизнью обособленно за своей высокой стеной, молилась только своим богам, только за себя и за свою семью. До других людей и их богов ей не было никакого дела – всякий другой человек из другой семьи, был для нее – чужаком, один взгляд которого на священную землю, где были похоронены их предки, уже оскорблял эту землю. Каждая семья не только не хотела общаться с другими семьями, но старалась всячески удаляться от них, и на чужого тогда смотрели как на врага.

Общая же вера тесно связывала между собою всех членов семьи. Греки молились своим богам не только на могилах, но и у себя в доме; они верили, что души их предков постоянно невидимо носятся в доме, где они жили до своей смерти, и живут в огне, который горит на домашнем очаге.

Очагом называлась большая печка, которая устраивалась посреди дома. В каждом греческом доме был непременно такой очаг, и на этом очаге неугасимо горел огонь.

Мать семейства должна была заботиться о том, чтобы он никогда не потухал. Перед этим огнем отец семейства несколько раз в день молился за всю семью богам.

Здесь же, вокруг очага, собиралась вся семья обедать и ужинать; перед едой греки опять всегда молились своим богам.

Если в семью вступал какой-нибудь новый член, прежде всего необходимо было приобщить его к своим богам – упросить богов принять его под свое покровительство.

Если же кто-нибудь по какой-то причине выходил из семьи, – выдавали ли дочь замуж, изгонял ли отец сына за какой-нибудь проступок, уходил ли кто-нибудь из домашних добровольно, не захотев подчиниться отцу семейства, – всякий раз первым делом такого человека отлучали от богов, и тогда считалось, что он порвал всякую связь с семьей, домашние боги переставали быть его богами, и он делался вдруг совершенно и навеки чужим для семьи. На этом основывались все обряды и порядки в древнем греческом быту.

Когда в семье родился ребенок, его подносили с молитвами к домашнему очагу и просили богов принять его под свою защиту и покровительство; после этого ребенок считался уже своим, родным.

А вот как справляли у древних греков свадьбы. Прежде всего отец семейства невесты при всей семье и при женихе заявлял перед очагом, что он отдает свою дочь такому-то. Считалось, что боги слышат это заявление и с той минуты перестают заботиться о девушке и покровительствовать ей. Так лишалась девушка своих прежних богов; с той минуты как домашние боги оставили ее, она становилась совершенно чужой в родительском доме; она отрекалась от прежних богов и должна была служить другим богам в доме своего мужа.

Затем невесту выводили из родного дома, сажали на колесницу и с песнями и музыкой везли в дом к жениху. Невеста была одета в белые одежды, лицо у нее было закрыто покрывалом, а на голову был надет зеленый венок.

Жених встречал ее на пороге своего дома; он снимал ее с колесницы и переносил на руках через порог в дом, где ждала вся ее новая семья.

Там он вел ее к домашнему очагу, где невеста должна была в первый раз молиться новым богам; она приносила им жертву и в первый раз прикасалась к священному огню, горевшему на очаге, а домашние кропили ее водой.

Наконец, новобрачные, помолившись вместе богам делили между собой пирог, хлеб и нисколько плодов, и тем свадьба кончалась.

С этих пор молодая женщина считалась принятой под покровительство домашних богов мужниной семьи и делалась в новой семье своим человеком.

В то время при семьях были уже и рабы. Эти рабы помогали в работе и считались как бы членами семьи. Как только приводили в семью нового раба, отец рода подводил его к очагу и молил своих богов принять еще одного нового человека в семью. После этого раба окропляли освященной водой, и он молился вместе со всеми у домашнего очага.

Греки любили своих родных, почитали старших, любили детей и были ласковы к гостю, переступившему порог их дома; но вообще к посторонним людям, как мы уже говорили, они относились еще враждебно. Всякий посторонний человек считался у них чужим, чужому не жаль и не стыдно было нанести всякую обиду и зло. Даже убить чужого не считалось преступлением, а убийство на войне считалось даже весьма достославным делом, потому что оно обороняло своих– свою семью и очаг. За всякую обиду, нанесенную чужаком мстила вся семья.

Месть считалась похвальным делом; считалось, что дети должны непременно мстить убийце за смерть отца, иначе душа его не будет иметь покоя. Того, кто платил злом за зло и мстил за отца или за брата, хвалили и прославляли, а того, кто не мстил, называли трусом, и родная мать отрекалась от него и, случалось, проклинала его за это.

С самого раннего детства мать и все домашние учили ребенка чуждаться посторонних людей. Они говорили ребенку, что он растет для того, чтобы заступаться и мстить за родных, чтобы явиться мстителем за отца или брата, если кто-нибудь из них будет убит на войне, – мстить кровью не только тому, кто убьет их, но и тому, кто чем-нибудь их обидит. Вырастая с такими жестокими понятиями, греки сызмальства смотрели на войну и на месть как на важное и наиболее святое дело своей жизни.

Благодаря постоянному пребыванию на чистом воздухе, греки были здоровы, бодры, веселы и любили жизнь простую, тихую, спокойную. У них не было вечной заботы о куске хлеба, они не страдали от холода, не мучились голодом, а вокруг них все было так прекрасно – и синее безоблачное небо, и яркое благодетельное солнце, и красивые горы, и прекрасная густая зелень у тихого моря.

Вся жизнь греков проходила среди этой тихой жизни природы. Грек от души любил и яркое золотое, греющее его, солнце, и ясное небо, и тихое море, – он восторженно радовался им; он страшился бури, боялся тьмы, закрывающей от него на ночь солнце, дрожал перед тучей с дождем и вихрем, которая грозила побить его поле и оставить всю его семью без хлеба, он изумлялся величию сил природы, и ему казалось, что все эти чудеса: и солнце, и небо, и туча, и море, – все это отдельные живые существа; каждое из них делает свое дело в мире, и человек бессилен и ничтожен перед ними. Он назвал их богами и преклонился перед ними.

Одних богов он чтил за их красоту и за то добро, которое, как он думал, они приносили ему; других он боялся и молил их не делать ему зла. Так стали греки молиться разным силам природы.

Все, что видели греки дивного и непонятного в мире, назвали они богами: и солнце, и земля, и море, и далекое небо, – все это были у них отдельные боги. Эти боги, – думалось грекам, – сильны и могущественны; они, каждый порознь, делают в мире свое дело и часто борются между собою: солнце каждый день борется с тьмою, море и небо с непогодой и так далее.

Вся жизнь человека зависит от них: они светят ему и греют его, дают ему жизнь или губят его, вызывают из земли травы и деревья, поят и кормят его или иссушают его поля, поселяют в нем хорошие и дурные мысли, чувства и желания.

Греки считали, что все, что они думают, чувствуют, желают, все это они делают не сами по себе, а что все это посылают им боги.

Греки представляли себе своих богов такими, каковы они были сами, – тоже людьми, но только самыми прекрасными, самыми сильными, могущественными и мудрыми, каких только можно себе представить. Для людей они были невидимы, но все же греки верили, что где-то, в невидимом мире, на небесах, боги живут как и простые люди: – женятся, ссорятся и мирятся, советуются о делах и спорят между собой.

Мало-помалу у греков появилось много разных сказаний о жизни этих богов; они чтили гору Олимп, на вершине которой боги будто бы собирались вместе для совета и судили о своих и людских делах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74