Геннадий Распопов.

Как создать экосад и сохранить здоровье. Советы врача и садовода с 40-летним стажем!



скачать книгу бесплатно

Французы злоупотребляют жирами и вином, греки до 40 % калорий получают из растительного масла – это сведет с ума любого диетолога. Но у них в диете почти все продукты свежие, из данной местности, все натуральное, много зелени, молодого сыра и молодого вина, изобилие свежей рыбы, моллюсков. И есть традиция потреблять простые натуральные продукты, к которым организм адаптировался. А нас учат считать калории, белки, жиры, витамины, на обед есть обязательно горячее первое блюдо, как будто мы в общепитовской столовой.

Я понял еще одну мысль. Легко заимствовать продукты и блюда из другой культуры, а вот поменять пищевые привычки и вкусовые предпочтения очень трудно. Поэтому диета, вычитанная в журналах, редко приносит пользу здоровью, надо пожить в той стране, диета которой вам понравилась. Хотя некоторые люди так и делают – устраивают себе кулинарные путешествия. И вдруг они видят, что французские женщины стройны, потому что относятся к пище совсем не так, как мы. Они едят медленно, в компании, смакуют пищу, берут маленькие порции, получают радость от еды и общения и не перехватывают на бегу бутерброды, тортики и пирожки, не наедаются до отвала в ресторане. Поэтому вино и жиры дают им здоровье.

Французы платят за качество продуктов, за их свежесть и простоту, натуральный вкус и разнообразие. Мы же иногда ищем в супермаркете пакетики в яркой упаковке, большие и по «смешной цене». Получаем смешное качество и вовсе не смешные болезни.

Хорошую пищу фермер растит заботливо, неторопливо, поэтому она дороже. Ее можно употреблять меньше, а пользы от нее больше. Культура Франции – в умеренном употреблении натуральных продуктов, а вовсе не в вине.

Американский парадокс в том, что у них продукция дешевеет, порции растут, культура питания требует быстрого потребления. Поэтому растет вес американцев, увеличивается число болезней, растут и затраты на здравоохранение.

К чему я приучаю своих пациентов? Ешьте пищу только за столом, а не на бегу. Запретите себе перекусы. Человек может выработать привычку есть и два, и четыре раза, важно – что, сколько и как. Главная угроза аппетиту ребенка – лакомства и сладкие напитки. Перекусы чипсами, еда «с мультиками», не за столом, рядом со взрослыми, а в одиночестве.

В нашей семье едят обычно в одно привычное время, когда желудок напоминает, что он проголодался, а не когда увидят на столе что-то вкусное. Хотя детям можно свежие фрукты есть как перекус, в любое время и в любом количестве.

Закончу призывом ко всем читателям: научитесь готовить еду сами, из своих продуктов. Для этого постарайтесь, изыщите возможности, разведите огород, посадите сад. Принесите в воскресное утро продукты из своего сада, и долго спорьте и обдумывайте, что и как вы будете сегодня готовить. Но никогда не обсуждайте и не думайте о питательной ценности и полезности продуктов. Продукты, выращенные вами, будут полезны для здоровья всегда.

Сад – залог здоровья без лекарств

Я часто слышу вопросы: как и чем опрыскать растения, чтобы они не болели; что добавить в почву, чтобы она стала плодородной? Такие же вопросы задают и врачам.

Какие продукты самые полезные? Какие витамины и биодобавки лучше? На это я отвечаю: научитесь органическому земледелию. Полюбите землю. Хотя бы целебные овощи начните выращивать летом для своих детей.

Задумайтесь о целях, ради которых вы занимаетесь садоводством. Возможно, ради получения доходов и просто пищи для существования. Или ради удовольствия от отдыха среди природы и творчества в саду.

Я предлагаю благоустроить свою землю для сохранения своего здоровья. Своя земля – это физические упражнения на грядках, хорошее настроение и снятие стресса, здоровый воздух и фитонциды, экологически чистые целебные фрукты и овощи.

Мы с женой по профессии педиатры, и последние 20 лет профессионально занимаемся не только вопросами, как вырастить чужих детей здоровыми, но и как сохранить свое собственное здоровье после 60. Очень многое мы проверили на себе и своей семье. И теперь наш образ жизни – это постоянное оздоровление организма.

Садоводство, экология и медицина – достаточно далекие друг от друга дисциплины. На стыке этих наук исследований мало, ученые-медики крайне редко занимаются садом и огородом, поэтому их советы, особенно по питанию продуктами из своего сада, часто не научные, а бытовые, на основе здравого смысла. Я попробую рассказать о своем опыте сохранения здоровья именно благодаря созданию здорового сада.

Если меня попросить расставить в приоритетном порядке не все, а хотя бы первые три главных фактора, благодаря которым ваш сад делает организм здоровым, то я без сомнения скажу следующее.

• На третьем месте – положительные эмоции, снятие стресса, постоянное переключение от «жвачки» бытовых проблем на творчество в саду. Это полезные для здоровья гормоны, эндорфины вместо адреналина.

• На втором месте – постоянные движения, когда задействованы все мышцы, когда работают клапаны всех мелких вен, нет застоя крови, вся она многократно очищается, проходя через печень и лимфоузлы. При спокойной работе в саду в тренирующем режиме работают сердце и легкие, свежий воздух, богатый кислородом, заставляет все глубинные структуры клеток усиленно работать и омолаживать организм. А движения одновременно с положительными эмоциями, когда адреналин не приводит к спазму сосудов, работают на оздоровление организма вдвойне.

• На первом месте, конечно же, – здоровое питание продуктами из своего сада.


Приближается весна. Мы на семейном совете решаем, что будем выращивать в этом году, с учетом ценности овощей и фруктов для здоровья. Не забываем главное: натуральные, не переработанные, не закатанные в банки, а хранящиеся в подвале фрукты и овощи должны быть на нашем столе круглый год. Это надо строго планировать. Надо также планировать и свои физические нагрузки в саду.

Во-первых, следует избегать непосильных пиковых нагрузок весной при посадке, в начале лета при прополке и осенью при уборке урожая. Для этого надо высаживать ровно столько, чтобы не вызвать стресс и усталость, а получить равномерный умеренный труд в течение всего сезона. Не гонитесь за урожаем ради урожая, гонитесь за здоровьем.

Во-вторых, планируйте посадить то, что будет весь год доставлять вам радость, эстетическое удовольствие. Разноцветные цветы, фрукты и овощи летом на грядках и на ветках и такие же плоды всех цветов и размеров, принесенные в корзинке из подвала.


Например, сегодня, в середине зимы, из подвала я приносил дайкон, редьку, корневой сельдерей, лук-порей, кольраби – это из редкостей, а так у нас всегда есть свой лук, белый, красный и золотистый, чеснок, морковь пяти разных цветовых оттенков, свекла – красная, белая и желтая. И всю зиму у нас в подвале хранятся зимние сорта яблок и груш, а в морозильной камере – более 10 видов ягод. Приятно знать, что в наших плодах нет гнилостных бактерий, нитратов и пестицидов. Они приносят эстетическое удовольствие, даже когда их моешь и чистишь.

Из моркови зимой внуки любят делать сок, совмещая ее с покупными апельсинами и грейпфрутами, и сравнивать оттенки вкуса, которые у них получаются.

Когда приходят гости и в квашеную капусту мы, в их присутствии, добавляем чуть бланшированную брокколи изумрудного цвета, натираем дайкон, сельдерей и свеклу желтого цвета – все удивляются, улыбаются и спешат попробовать такие «витаминные салаты».

Простой картофель в подвале у нас тоже нескольких сортов, разных по цвету мякоти и степени развариваемости и рассыпчатости. Главное, что он пахнет не «химией», а свежестью.

Внуки любят отмечать оттенки цвета и вкуса пюре. Взрослые дети предпочитают картофель покрупнее – легче чистить. Мы перестали картофель жарить, варим «в мундире» или запекаем в СВЧ-печке.

В саду у нас конвейер ягод и фруктов с мая по октябрь. Я предпочитаю уклон в сторону поздних, хорошо хранящихся в подвале яблок и груш. Современные сорта из моей коллекции позволяют это делать. Даже в апреле мы приносим из подвала свои яблоки и груши, а уже в мае дегустируем первую жимолость десятка сортов, затем поспевает ранняя земляника, и ее плодоношение продолжается несколько месяцев.

В середине лета дети и внуки только успевают пробовать быстро поспевающие фрукты и ягоды. Войлочная и обычная вишня, малина и ежевика, десятки видов смородины всех цветов и оттенков вкуса, еще больше сортов крыжовника, виноград десяти сортов растет у меня более 30 лет. В зарослях сада много дикоросов, разные сорта боярышников и сладкой рябины, ирга, шиповник, луговая клубника. А сладкие сочные сливы, европейские и китайские, груши и десятки сортов яблок, от сверхранних нежных конфетных до очень сладких поздних, позволяют получить полное удовольствие от сада всем – и нам и внукам.

Мы полностью отказались от тепловой переработки плодов и ягод. Выращивать надо только то, что съешь с куста, что сбережешь в подвале и что можно сохранить в морозильной камере. У нас таких морозилок две. Для мяса и отдельно для фруктов-овощей (больше всего храним в заморозке брокколи, цветную капусту и спаржевую фасоль).

Я понимаю, отказаться от привычки закатывать банки, варить варенья трудно. Сахар – главный враг здоровья. Поэтому мы смогли пересилить себя, и благодаря разнообразию свежих овощей и замороженных ягод проблем, чем украсить стол, и ежедневно, и на случай прихода гостей, у нас нет.

Пожалуй, только маринованные огурцы-корнишоны и лечо из своих перцев, томатов и баклажанов мы продолжаем делать, но в основном для гостей. Ликопин в томатах при тепловой обработке увеличивает свои полезные свойства, да и о красоте баночек со своими перцами, томатами, огурцами забывать не стоит. А основные витамины круглый год дают квашеная и свежая капуста, корнеплоды, разные виды лука и зелень.

Зелень для здоровья, пожалуй, более важна, чем ягоды. Мы каждый год осваиваем все ее разнообразие по видам и сортам. Каждый свободный клочок земли и в открытом грунте, и в теплице у нас с ранней весны до поздней осени дает ароматную зелень петрушки, укропа, кинзы, базилика, сельдерея. Я не буду перечислять десятки других редких пряных растений, которые мы также выращиваем. Не забываем и о листовом мангольде и прочей крупнолистовой салатной зелени. Все это в течение сезона идет на наш ежедневный стол, и в немалом количестве, а излишки или высушиваются в небольшой портативной сушилке, или, что еще удобнее, замораживаются различными способами в малых объемах для одноразового использования зимой.

Итак, надеюсь, моя мысль врача и садовода понятна. Чтобы сад дал максимум пользы для оздоровления организма, надо подходить с двух сторон. С одной стороны, менять пищевые пристрастия, уходить от «жарения на сковороде», от сложностей «ресторанной кулинарии», упрощать питание до деревенского, типа «гречневая каша в русской печи с парным молоком» или «печеная картошка с квашеной капустой и селедка с луком и постным маслом». С другой стороны, научиться выращивать и сохранять сотни наименований овощей, ягод и плодов и подавать их на стол в свежем виде, при минимальной кулинарной обработке, без потерь содержащихся в них витаминов, энзимов и микроэлементов, – без потерь целебных свойств.

Геннадий Распопов

Геннадий Федорович Распопов окончил Ленинградский педиатрический институт. 35 лет заведовал детским отделением ЦРБ в г. Боровичи Новгородской области. Десять лет назад вышел на пенсию, но продолжает работать врачом– педиатром в поликлинике и стационаре, более 40 лет занимается экологическим земледелием.

Часть I
Законы жизни сада

Основы закладки плодового сада

– Дедушка! Расскажи, почему наш сад ты называешь райским. А в книге называешь его экологическим. Мама смеется, говорит, что тебе монахи название подсказали, – спрашивает внучка.

– Собирайтесь все и слушайте историю нашего сада, – пригласил я внучат.


Мечтать о райском саде я начал в седьмом классе. Мой отец был шахтером, и один раз он меня, пятнадцатилетнего школьника, взял с собой на работу, в шахту, на полукилометровую глубину. В полдень, все перемазанные в угольной пыли, мы сидели у подножия террикона, доедали отцовский тормозок (кусок черного хлеба с колбасой) и делились впечатлениями, а внизу, по берегам Северского Донца, цвели сады. И отец мечтал вслух, как я скоро поступлю в медицинский институт в Ленинграде, а он уйдет на пенсию, возьмет землю и посадит большой сад, в который будут приезжать и лакомиться райскими яблоками его многочисленные внуки.


Маленьких внука и внучку отец увидел, когда ушел на пенсию, приезжал к нам, студентам последнего курса института, в Ленинград, помогал нянчить внуков, но уже болел, кашлял. Сад так и не посадил, рано умер – шахтеры долго не живут. Но его мечты исполнил я. Теперь у меня три внука и две внучки, старший в этом году собирается поступать в медицинский институт. И все они вместе со мной гуляют по нашему огромному райскому саду и дегустируют множество груш, яблок и других плодов, растущих в саду. И я им рассказываю истории, как я создавал этот экологический сад по древнерусскому монастырскому методу, сад, не похожий на любые сады, растущие рядом.

Впервые монастырский сад я увидел на Валааме в начале 70-х годов. Жена ждала первенца, и мы, студенты, осенью решили отдохнуть, покататься на теплоходе по Ладоге. Теплоход пристал к острову, точнее, огромной гранитной глыбе до 12 километров в длину и 60 метров в высоту, покрытой северным хмурым лесом. Но затем мы увидели объявление, что есть экскурсия, мол, чудо из чудес, вековые монастырские сады, где растут яблони и груши, которым более ста лет.

Мы с женой, вспомнив мечты моего отца, решили попробовать райские яблочки в монастырском саду и тоже помечтать. Мы запланировали, когда у нас родится мальчик, найти небольшой зеленый город между Москвой и Ленинградом, построить дом, посадить сад, с интересом работать по своей профессии, лечить детей и воспитывать внуков.

Яблоки в монастырском саду мы попробовали, они были по вкусу и правда райскими, прослушали лекцию старого монаха-садовника, историю о том, как на Валаам возили землю в корзинах, как высаживали семечки в привозную землю монастырским методом.

Прошло еще 25 лет, и многие наши мечты исполнились. Мы построили большой дом в городе Боровичи Новгородской области, вырастили сад, правда, не такой, как тот достопамятный монастырский, а обычный, как у всех, на шести сотках, где яблони болели и вымерзали. У нас уже были внук и внучка. Дочка собралась замуж, и мы с женой вновь отправились в путешествие на Валаам, снова вкусить райских монастырских яблочек, после чего посадить другой сад, в котором деревья росли бы 150 лет и радовали наших прапраправнуков.

Апрель 2016 года. Маленький внук помогает мне делать прививки в саду и рассуждает:

– Ведь не случайно первых людей на Земле – Адама и Еву – Бог поселил именно в саду. А у нас тоже получится райский сад?

– Нет! Нам райский сад не нужен. Мы ведь не бездельники. Мы вырастим экосад, – ответил я. – Назовем его Сад Оазис. Будем отдыхать в нем, как будто мы находимся на опушке леса. Будем трудиться в саду с удовольствием, радуясь майскому цветению и сентябрьскому урожаю. Будем всю зиму дегустировать сотню сортов яблок и угощать ими друзей, получая в награду улыбки. Деревья в нашем саду будут расти сотню лет и давать нашей семье здоровье и долголетие.

Итак, осенью 2002 года мы с женой еще раз побывали в садах Валаама. Я уже был опытным садоводом, и меня интересовало, почему на севере, недалеко от полярного круга яблони среднерусских сортов не вымерзают, и главное – растут и плодоносят более ста лет на почве, совершенно не пригодной для садоводства. Вспоминая наши путешествия по монастырским садам, я буду рассказывать о секретах, которые я узнал и разумно применил при создании своего нового сада.

Монастырский способ посадки

Монастырские сады на Валааме начинаются от монастыря и спускаются к Ладожскому озеру. Верхние посадки – на ровном месте, у стен монастырских строений, на красивом лугу, заросшем местными травами. Средняя часть – вырубленные в граните террасы на южном теплом склоне. Нижний сад заложен на месте карьера, у самого озера.

От холодных ветров верхний сад защищают высокие старые пихты, а нижний – с одной стороны скалы, с другой – дикие сосны в лесу и специально высаженные кедры, лиственницы и пихты.

Так и мой новый сад с севера защищают заборы и строения ближайшей деревушки, расположенной на холме, и высаженные мной у забора с северной стороны березки, рябинки и клены. А с восточной и западной сторон я насадил густую стену местных сосен и елей, между ними кустарник: боярышник, бересклет и снежноягодник. Склон имеет две естественные поперечные террасы. В 50 м от нижней открытой границы раскинулось озеро.

На Валааме почвы почти не было, лесные деревья ютились в расщелинах скал. Монахи более 200 лет возили землю с материка, смешивали с ветками, щепой, отходами кухни и навозом животных, которых держали на острове, все это сдабривали золой и известью. И сейчас местами черноземная почва составляет до полуметра поверх гранитного основания.

У меня на склоне холма в 40 соток почвы тоже не было. Местные жители много лет на песчаном холме рядом с деревушкой ежегодно высаживали одну картошку, изредка в лунки клали свежий навоз, а весной и осенью почву перепахивали плугом. Когда даже трава на обедневшей почве перестала расти, холм забросили, и я его оформил в аренду на 49 лет. Вначале привез пару машин торфа и опилок, разровнял по всей площади, затем вот уже 13 лет доставляю на своей легковой машине в мешках полуперепревший навоз, более сотни мешков в год, и раскладываю по периметру крон деревьев. Чиппером превращаю в щепу все веточки после обрезки сада, и еще мне ежегодно привозят машину веточек после обрезки лип и кленов в соседнем парке. Щепой я мульчирую навоз вокруг деревьев.

Сад я не перекапываю, а пару раз за сезон обкашиваю его триммером, и траву подгребаю поближе к деревьям. Сейчас, всего через 10 лет, рука свободно проникает в почву радом с деревом на глубину 30 см, чтобы добраться до песка. Черви и почвенная живность, поедая органику, разносят копролиты на большую глубину, рыхля и перемешивая почву без плуга и лопаты.

Монахи выращивали подвои из семян самых зимостойких яблонь и груш, растущих на острове. Часть семян сразу высаживали в почву на постоянное место, а через пару лет прививали весной черенками, а другую часть подращивали на грядках, выкапывали и зимой прививали черенками. Это и стало называться в народе монастырским методом.

Уже в начале XIX века у монахов был свой питомник и хорошие связи с европейскими монастырями, с которыми они обменивались черенками. В 1824 году на острове стабильно плодоносил 21 сорт яблонь, среди них Ренет валаамский, Анис, Боровинка, Налив белый, Мирон сахарный, Антоновка, Скрыжапель. К концу XIX века на Валааме произрастало 400 яблонь 80 сортов, плоды Титовки были весом более 200 г, яблоки некоторых сортов сохранялись до следующего лета.

Вначале семена высаживали очень густо, отбирали и прививали только самые сильные сеянцы. Лет через 10 выкапывали все отстающие в росте растения и, если место позволяло, досаживали саженцами от зимней прививки.

Я сделал примерно то же. Осенью мы с сыном объездили местные деревни, нашли яблони сортов Антоновка, Анис, которым было около 100 лет, набрали много ведер яблок, и у нас к весенней посадке накопилась не одна тысяча семян. Мы их яровизировали в холодильнике, и весной, делая палочкой неглубокую лунку среди травы, помещали в нее по 5 семечек. Часть семян посадили на грядку. Осенью выкопанные подвои заложили в подвал для зимних прививок.

Таким образом, уже через год мы привили в феврале– марте черенками подвои, хранившиеся в подвале, а в последующие 2–3 года в апреле выискивали в траве самые толстые сеянцы подрастающих дичков яблонь и тоже их прививали. Через пять лет начали прореживать отстающие и подмерзающие деревья и ежегодно подсаживать новые.

Черенки я выписывал отовсюду, искал лучшие деревья в местных садах, доставал из Тимирязевской академии, из Орла и Мичуринска, выменивал у знакомых от Алтая до Белоруссии.

Основная проблема с садом на Валааме – это иссушение деревьев летом. Южная часть гранитной скалы быстро прогревалась, почва была всего 30 см и быстро теряла воду. Освещенные солнцем, хорошо облиственные деревья заставляли корни сосать воду и она быстро заканчивалась. Поэтому монахи все лето таскали воду для полива ведрами из озера и множества вырытых колодцев. Летом к каждому дереву игумен прикреплял по 10 трудников.

Я работал в саду чаще всего один. Полива не было, Новгородчина очень щедра на летние дожди, но в 2010 и 2011 годах лето было жарким, песок быстро иссушился и в июле сад чуть не погиб от засухи. Пришлось купить мощный бензиновый насос, проложить трубы от озера и организовать полив сада. Затем три года подряд лето было дождливым, и насос включать больше не приходилось.

Сейчас многие увлекаются пермакультурой по советам австрийского садовода Зеппа Хольцера. И редко кто слышал об опыте монахов – садоводов, которые 200 лет назад все это уже использовали. Они знали, что лучшими условиями для стока холодного воздуха в саду являются верхние части южных склонов. Что с трех сторон сад должны защищать высокие деревья, а с юга лучше всего иметь водоем. Тогда сад, окруженный лесом и расположенный у водоема, превращается в оазис. В северный оазис с благоприятным климатом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8