Геннадий Распопов.

Эко сад и огород. Книга для тех, кто хочет сохранить здоровье



скачать книгу бесплатно

Томаты (занимаюсь ими более 40 лет) на грядках без пленки всегда зреют к середине июля. Теплицы – это чтобы урожай продлить до новогодних праздников без консервации.

Вкус и целебность, насыщенность витаминами и микроэлементами определяет почвенная биота. Это верно для всех растений, включая и помидоры. Но в природе томаты не растут на компостах, как огурцы, тем более современные сладкие крупноплодные сорта – их без подкормок фосфором, калием и кальцием, на одной органике не получить. Поэтому грядки под них я делаю иначе, чем под зелень.

Высаживаю в грунт цветущую закаленную рассаду поздно, в конце мая. Никогда вразброс минеральные удобрения не вношу, а только в пару лунок у корня, любые долгоиграющие. Хорошо работает «Буйское ОМУ для томатов». Это не для питания томатов, а для коррекции по фосфору и калию, которые для этой культуры важнее азота.

И только к лету, с началом налива плодов мульчирую старым перегноем и дополнительно локально вношу минералку с калием, кальцием, магнием. Иногда делаю внекорневые подкормки этими элементами.

Но главный агроприем – это регулярное опрыскивание АКЧ с ложкой мелассы. Если кто-нибудь хоть раз попробует полить почву мелассой, слабым 0,25 %-ным раствором, он от этого приема не откажется.

На заметку

Важно, чтобы предшественниками для томатов не были перцы, баклажаны и картофель. Хороши для этого капуста, огурцы, кабачки, под которые я вношу много органики. Поэтому под томаты я компосты и любую свежую органику не закладываю, хватает питания от старой, прошлогодней.

В почве бурно развиваются бактерии и грибы, выделяют много слизи и формируют почвенные микрогранулы, за ними приходят роющие норки хищники, поедающие микробы и выделяющие копролиты, к ним устремляются корни со своими корневыми выделениями.

Не проходит и пары недель, как почва делается рыхлой, пористой, воздушной, структурной, с грибным запахом актиномицетов – показателем зрелой живой почвы.

На Живой Почве, с небольшой коррекционной подкормкой отдельными минералами, первая кисть томатов созревает в середине июля. Создавать почву на грядках у дома – это не труд, а приятное удовольствие и элемент воспитания внуков. Занятие, сплачивающее всю семью.

Экологическое земледелие на большой площади

Самый тяжелый сельскохозяйственный труд – это выращивание картофеля и овощей в поле на большой площади. С механизацией – убьешь почву, без техники – угробишь здоровье.

Живую Почву создают и поддерживают следующие агроприемы. С осени, в позднее октябрьское бабье лето я прохожу с ручным опрыскивателем, нахожу редкие куртинки зеленеющего пырея и уничтожаю его «Раундапом». Отсутствие многолетних корневищных сорняков позволяет мне весной взрыхлить всю почву роторным культиватором на глубину не более 5 см без оборота пласта. Так как вся почва покрыта сухим опадом из высохших однолетних сорняков и ботвы картофеля, она перемешивается с их остатками, обогащается лигнином.

На большое поле много органики мне вывезти трудно, обычно за осень мы вносим до трех-пяти тонн подстилочного навоза в мешках.

Разбрасываем только под капусту и картофель. В год получается в среднем не более 1–2 кг на 1 м2 всей площади (капусте достается 5 кг, картофелю 2 кг за сезон).

Так как у нас нет пустующих клочков земли, все зарастает однолетними сорняками и культурами, это дает до тоны органики на сотку (10 кг на 1 м2), более чем достаточно для кормления почвенной живности.

А так как я минералку вразброс не вношу и плугом землю не убиваю, то минерализация органики идет замедленно, лигнин превращается в долгоиграющий гумус.

Как нам удается за 10 дней в мае вдвоем с женой засадить все поле в 35 соток руками? Очень просто, есть легкий мотокультиватор, делаю длинные борозды, сдвоенные через 40 см, и междурядья 100 см. В борозды высаживаем картофель, рассаду капусты, свеклы и прочее. Картофель сверху прикрываем старым компостом из мешков, иногда локально вносим долгоиграющую «Кемиру» картофельную и, перевернув ножи культиватора, все это быстро прикрываем почвой. Капусту постоянно мульчируем навозом сверху.

В июне работаем плоскорезом по всходам однолетних сорняков, естественно, только в бороздах и окучиваем культиватором. Междурядья пару раз проходим леской триммера. За пару часов я обрабатываю междурядья на всех 35 сотках. Триммер – великое изобретение! Щепа зеленой травы из-под лески попадает как раз под всходы овощей и великолепно кормит их сахарами и аминокислотами.

Как только ботва картофеля и капусты смыкается, сорняки ей не страшны. Осенью после уборки урожая отава однолетних сорняков покрывает все поле зеленым ковром, а к весне – войлоком сухой травы.

Когда я перешел на такую «нулевую» технологию обработки почвы на своем поле, то поразился результатам.

Первые годы я возил торф и навоз на поле машинами, перепахивал под плуг, но земля беднела, в засуху тяпка ее не брала, растения страдали. Сейчас везде кроты и дождевые черви, после дождичка почва воздушная, структурная. Сорняки вырастают в рост человека, урожаи капусты и картофеля без полива ежегодно ставят рекорды. В любое холодное лето в августе дети едят кукурузу, дыни и арбузы, выращенные без всякой пленки. Это на севере, на широте Вологды.

Итак, чтобы создать Живую Почву на большой площади поля, надо иметь плоскорез, мотокультиватор, очень немного органики, оставлять в междурядьях сорняки, подрезая их триммером.

И главное, каждые 1–2 недели стоит обрабатывать всю землю и растения АКЧ, а весной и осенью опрыскивать гуматами.

Пять постулатов заботы о Живой Земле

Все цельно и едино. Невозможно, заботясь о сапрофитах вне ризосферы, не заботиться о ризосферной микрофлоре. Невозможно, заботясь о ризосферной микрофлоре, не заботиться о микрофауне. Невозможно, заботясь о микрофауне (простейших), не заботиться о мезофауне (включая дождевых червей). Невозможно, потому что благоприятные для всей почвенной биоты условия – одни и те же.

Подобные мысли всегда были стимулом для более глубокого изучения проблемы Живой Почвы. Итак, не только в природе все цельно и едино, но и в головах современных ученых (как наших, так и западных), которые написали новые учебники по биологии и почвоведению в последние годы. Опираясь на эти учебники, кратко попытаюсь изложить основные постулаты, которых я придерживаюсь.

Каждое сообщество почвенных обитателей живет в своей зоне (своем жилище). Разлагая органику, почвенные обитатели располагаются послойно: чем глубже слой, тем труднее и медленнее перерабатываются ими дошедшие сюда органические остатки. Сотни тысяч видов микроорганизмов, разных и по почвам, и по климату, строго распределили зоны обитания и по глубине, и по микрогранулам почвы, и каждый знает свою часть работы. Именно поэтому возникает множество проблем, когда пытаются запахивать органику.

Поэтому мой первый, главный, постулат: органику надо добавлять только сверху, как мульчу, и пусть микроорганизмы сами распределяют ее по своим зонам. Надо понимать, что разнообразие и взаимозависимости почвенных обитателей складывались и эволюционировали миллиарды лет, познать всю глубину этих связей невозможно. Но в последние годы учеными сделаны революционные прорывы в этой области, и использовать часть этих знаний надо каждому.

Микробная биомасса в разных почвах колеблется от единиц до десятков тонн на гектар, причем каждый вид микробов обитает в своей микрозоне, или, попросту говоря, в своем «домике».

Количество, качество, структура взаимосвязей разных функциональных групп этих организмов, так же, как стабильность и неприкосновенность их жилищ, и определяют плодородие почв.

Микробы, которые предпочитают кислородную среду (аэробные), живут в верхнем слое почвы, а микробы, которые не выносят присутствия кислорода (анаэробные), располагаются в нижних слоях. Анаэробы также располагаются в центре микрогранулы, окруженной капиллярной водой, где мало кислорода.

В огромном количестве в почве обитают простейшие (корненожки, или амебы, жгутиковые и инфузории). Их основная пища – бактерии. Польза почвенных простейших для растений заключается в выделении ими биологически активных веществ, стимулирующих размножение микроорганизмов, рост и ветвление корней растений, повышающих всхожесть семян, подавляющих активность вредных для растений грибов.

Именно эти простейшие по биомассе преобладают над другими хищниками и в основном отвечают за азотистый баланс растений, так как хищники азот, запертый в телах бактерий, выделяют в ионной форме, делая доступным для корней.

Множество микроскопических или просто очень мелких животных (до 1 мм), относящихся к нематодам, энхитреидам, коловраткам, тихоходкам и некоторым другим группам, постоянно обитают в пленках воды вокруг почвенных частиц. Разнообразие и функциональная роль этих животных очень велики. Помимо прямого участия в разложении органических остатков они определяют групповой состав и активность микрофлоры. Переносят ее в новые места обитания, обсеменяют все слои почвы.

Тела нематод после отмирания представляют собой легкоусвояемый, богатый белком субстрат, который быстро используется некрофагами и микроорганизмами, высвобождающими азот в доступной для растений форме. В целом не гумус, а белок (азот), накопленный и запертый в телах бактерий, архей, грибов и мелких хищников, определяет потенциальное плодородие почв.

В естественных почвенных скважинах живут многие группы микрофауны (размером от 0,1 до 2–3 мм), из которых надо особо выделить панцирных клещей, или орибатид (паукообразных), и ногохвосток (низшие насекомые). Они являются наиболее активными и быстрыми переработчиками растительных остатков среди организмов почвенной микрофлоры. Плотность орибатид и ногохвосток достигает сотен тысяч, иногда миллионов особей на 1 м2 почвы. Роль этих организмов в жизни почвы трудно переоценить. Зачастую она перевешивает роль дождевых червей.

Мой второй постулат. Садовод, научившись заботиться о почвенных сапрофитах, перерабатывающих вносимую органику, должен заботиться и об их врагах, о хищниках – микро-, мезо– и макрофауне. Такие технологии иногда отличаются от общепринятых и малоизвестны садоводам.

О симбиозе корней, микробов и грибов

Грибы обладают рядом своеобразных черт, отличающих их от растений и животных. Почвенные грибы представляют самую крупную экологическую группу организмов, участвующих в минерализации органических остатков растений и животных и в образовании гумуса. Основная вегетативная структура грибов – гифа. Их совокупность образует мицелий, или грибницу. Установлено, что только грибы способны образовывать продукты разложения растительных остатков, окрашенные в темный цвет, которые входят в состав гумуса.

В процессе жизнедеятельности грибы выделяют различные физиологически активные вещества – ферменты, органические кислоты, витамины, антибиотики, токсины, влияющие на развитие других микроорганизмов и высших растений.

По сути, корень любого растения в естественной почве – это единый «корнемикробогриб». Этому симбиозу столько же миллионов лет, сколько самим растениям. Главные переработчики органики, и особенно лесной подстилки, – грибы. Это самые древние, самые многочисленные и удивительные существа на планете. Не относясь ни к растениям, ни к животным, грибы объединяют в себе способности и тех, и других. Самый мощный ферментный аппарат – у них. Самые приспособляемые и изменчивые, самые устойчивые к природным стрессам – они. Питаться могут чем угодно, живут везде, где есть хоть какая-то влага. Пронизывают почву и древесину, создают симбиозы и паразитируют, развивают многотонные грибницы.

И именно грибы, окутывая микрогранулы почвы своим «войлоком», производя гуминовые элементы, делают почву структурной, влагоемкой, повышают способность почвы связывать и удерживать элементы питания. При этом важно знать, что дружественные растениям грибы-симбионты живут только в естественной среде и не выносят перекопки, удобрений и особенно – пестицидов.

Постулат третий: если вы приверженец органического земледелия, научитесь заботиться о полезных грибах в вашей почве. Научитесь их подкармливать, готовя органику с добавками для грибов (отвар рыбных отходов), рыхлите почву не глубже 5 см, научитесь строго локальному внесению минеральных удобрений очень хорошего качества и медленного действия, используйте самые щадящие методы внесения. Научитесь размножать и вносить полезные грибы в почву в виде АКЧ (аэрированного компостного чая, о котором я подробно расскажу в следующей части книги).

О почвенном пищеварении

Из многочисленных показателей биологической активности почвы большое значение имеют почвенные ферменты. Их разнообразие и богатство делают возможным осуществление последовательных биохимических превращений поступающих в почву органических остатков.

Источниками почвенных ферментов служит все живое вещество почв: растения, микроорганизмы, животные, грибы, водоросли и т. д. Почва является самой богатой системой по ферментному разнообразию и ферментативному пулу. Функциональная роль ферментов как катализаторов в почвенных процессах огромна. Ферменты почв участвуют в превращениях минеральной массы, обеспечивают доступность микроэлементов и других питательных веществ для растений.

Главнейшая экологическая функция ферментов – разрушение первичного органического вещества и синтез вторичного, обогащение почв биогенными элементами и гумусом. По сути, они создают почву из маточной породы и органического вещества. В почве присутствуют и функционируют системы ферментов, последовательно осуществляющие биохимические реакции. Система связанных между собой ферментов защищает почву от внешних негативных антропогенных воздействий. Таким образом, природные почвы представляют собой живое сообщество разнообразных диких растений-аборигенов, почвенных животных и микроорганизмов с их активными ферментными системами.

Совершая вертикальные миграции в почве, животные заносят растительные остатки в глубокие горизонты и перемешивают органические и минеральные частицы. Передвижение животных способствует улучшению аэрации почвы, что, в свою очередь, стимулирует аэробные процессы разложения органических остатков, а также разложение маточных пород.

Все это сообщество почвенного животно-микробного мира и растений составляет устойчивый симбиоз: животно-микробный мир обеспечивает растения питательными веществами, а растения дают корм животно-микробному миру в виде перегнивающих остатков растений и корневых выделений. Так происходит процесс почвообразования в нетронутой степной или лесной почве.

Мой четвертый постулат: научитесь заботиться о почвообразовательных процессах в вашем саду, повышайте естественное плодородие почв. Приближайте эти процессы к естественным, не тронутым человеком почвам. С помощью современных технологий ускоряйте их в сотни раз без вреда для почвенных обитателей. Помните, у вас в саду растут не дикие сорняки, а капризные садовые культуры, они сами, без вашей помощи, почву не создадут.

Что происходит в ризосфере

Микробы ризосферы (тончайшей зоны вокруг корня, куда доходят корневые выделения) хорошо изучены еще в прошлом веке. Это разные сапрофиты, любители легкодоступной органической пищи. Роли у них распределены. Кто-то фиксирует азот воздуха и через пищевую цепочку с простейшими и нематодами переводит его в простые, доступные корням соли, кто-то растворяет фосфор и калий, кто-то поставляет микроэлементы, кто-то разлагает прочные гуминовые соединения. И все вместе они охраняют своих кормильцев от нападения патогенов – выделяют целые комплексы фитонцидов и антибиотиков. Например, псевдомонада – до 40, триходерма – до 60, а сенная палочка – около 80 таких «лекарств». В природе растения не страдают от корневых гнилей, как на грядках!

Сейчас учеными изучается более интересная тема: как ассоциация ризосферных микробов управляется самим растением и наоборот. Выделяя то или иное вещество, растение буквально «заказывает», что ему сейчас нужно. Например, необходим азот – выделяет углеводы и сигнальные вещества для азотофиксаторов. Те съели всю свою порцию, дали азота – и сошли со сцены: аутолизировались, окуклились в цисты. Теперь нужен фосфор – и растение подкармливает фосфоромобилизаторов. Псевдомонадам нужен азот – и корни выделяют аминокислоты.

Иначе говоря, ризосфера – не просто поставщик, но и дозатор. Как только садовод создает условия для процветания микробов, растение использует их по максимуму. И наоборот, микробы своими фитогормонами направляют растение в сторону процветания и здоровья. Эволюционно гены растений адаптируются к генам микробов, а в процессе естественного отбора сохраняются самые оптимальные наборы взаимосвязей.

И все же главнейшая и важнейшая роль ризосферы – быть поставщиком самого дефицитного в почве элемента – азота. Крохотным бактериям и микрогрибкам, хоть их и триллионы, недоступен большой объем почвы вне ризосферы, это не грибы с их микоризой. Они так и остаются в микрозонах, то в спящем, то в активном состоянии. Их судьба – выживать и вечно пульсировать при поступлении новых порций органической пищи.

Корень ищет лучшие условия для «кормления» – новые порции рыхлой влажной органики, уже частично переработанной и структурированной сапрофитами («дикими племенами аборигенов»). Проникает в их жилища, неся на себе ризосферную биоту, сохранив и дав импульс к ее росту с помощью корневых выделений.

Почуяв новую пищу, эти полчища «едоков», быстро уничтожив «аборигенов», размножаются импульсом в несметных количествах, выполняют все «задания», которые дает им корень, переработав органику, несут назад к корню все нужные питательные продукты, гормоны и витамины. Затем корень привлекает полчища «головорезов-убийц» (жгутиконосцев), которые «добивают» и аборигенных, и ризосферных бактерий и ценнейших архей, и дают корню самое драгоценное и дефицитное «золото» – аммиачный азот. При этом как алхимики у рыцаря, так и азотофиксаторы при корне, хорошо им прикормленные углеводами, сами производят аммоний из воздуха.

Азот из почвы, пронизанной корнями с активной ризосферой, потребляется растением не по закону бочки Либиха. Это забывают как «химики», так и «природники». Растение, имея запасы азота, строит новые ветки и листья, как рыцарь благодаря завоеванному золоту строит новые замки и города.

Рыцари, покорив аборигенов, создали свою цивилизацию. Так и корень, освоив новые залежи органики, обсеменяет ее тысячами «мастеровых», их привозят на себе следующие за корнем разные тихоходки и ногохвостки. Обсеменяет свежей, очень активной и разнообразной ризосферной биотой, вступающей в сожительство с аборигенными бактериями, простейшими и грибами. И под присмотром макрофауны эта биота «строит дома и города», налаживает сложнейшие симбиотические связи, создает плодородный слой почвы. Борьба за существование и формы симбиоза под землей в миллионы раз сложнее и разнообразнее, они формируются миллиарды лет. История человечества – это песчинка в истории всей Земли.

Для создания плодородного слоя почве нужно время. Мусорная куча, как и компостная яма, дает гигантизм растениям через много лет покоя. Многие садоводы этого не понимают, торопятся, вносят побольше питательной органики, сразу и поглубже. А кто ее будет перерабатывать? Мифические ферменты сапрофитов?

Личный опыт

Корень с ризосферой я представляю как походы рыцарей-крестоносцев в компьютерной ролевой игре. Кончик корня, как огромный вооруженный рыцарь, сам своими ферментами может минерализовать и потребить часть органики, которая встречается у него на пути, и не умереть с голоду. Но он предпочитает собрать и накормить тысячи нужных ему мастеровых и воинов и идти в бой с армией.

Мой пятый – самый важный – постулат: процессы почвообразования на замульчированной грядке и в искусственной компостной яме отличаются от подобных процессов в мусорной куче, пронизанной живыми корнями, или в сахалинском разнотравье. Как отличается и конечный результат – количество, качество, структура взаимосвязей разных функциональных групп почвенных организмов.

Садовод должен уметь размножать и переносить сложившуюся биоту со старой компостной кучи на свои грядки, уметь управлять этим процессом, а не просто ждать, пока сапрофиты вне корней переработают органику и поставят питательные вещества для растений. Процессы в ризосфере и по скорости, и по качеству, и по вкладу в жизнеобеспечение растений не сопоставимы с «почвенным пищеварением» вне ризосферной зоны.

Помните о ризосфере! Заботьтесь о ней!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13