Геннадий Распопов.

Эко сад и огород. Книга для тех, кто хочет сохранить здоровье



скачать книгу бесплатно

Феномен «Терра Прета»

Я совсем недавно понял, в чем глубинный смысл «Терра Прета» Амазонии и в чем феномен моей мусорной кучи. Фирмы, продающие древесный уголь, доказывали его ведущую роль в феномене амазонских черноземов. Но мудрые ученые-исследователи говорят о другом.

Индейцы Амазонии тысячи лет сбрасывали на свои грядки не только уголь, но и обгорелые веточки, и отходы со своей кухни. Постепенно сложилась новая экосистема, где появились особые грибы с огромными гифами и гигантские черви, питающиеся грибницей. Естественно, эта система усложнилась, появились и другие грибы, и почвенные животные. Тропические дожди уголь, крупных червей и большие гифы грибов вымыть из почвы не могут. Уголь, веточки, грибница, черви и другая биота, вступившая с ними в симбиотические отношения, объединились в самодостаточную саморазвивающуюся систему.

В основе этой системы лежало то, что если раньше весь тропический опад проходил полную минерализацию в кроне деревьев, то на грядках индейцев грибы и черви стали производить из опада стойкий к минерализации и вымыванию гумус. Появилась «Терра Прета» – удобная для жизни почвенная экосистема, устойчивая к тропическим дождям.

Поэтому я говорю: внося щепу из сладких мелких веточек на свои грядки и дробленку из сухих стволов того же «сладкого» борщевика, которого вокруг разрослось немало, сдабривая органику отходами со своего стола (особенно ценны для грибов рыба и злаки), вы очень быстро любую почву и на засушливом юге, и на холодной дождливой Новгородчине превратите в «Терра Прета».

Часть 2. Секреты создания Живой Почвы

Отношение к почве как к детям

В большинстве человеческих культур к земле относятся как к матери. Я детский врач, и думаю о почве как о ребенке. Когда я получил участок под сад, я задумался о трех взаимодополняющих подходах: как вылечить почву, не причинив тем самым непоправимый вред экологии; как провести реабилитацию утраченного плодородия и какие профилактические меры предпринять, чтобы «болезнь не дала рецидив в будущем.

Поразмышлял я и о том, зачем мне сад, и решил, что в первую очередь мне важны вкус, качество и целебность продуктов, выращенных в нем. Себестоимость и количество тоже важны, но не в ущерб вкусу плодов и качеству почвы, которая остается после сбора урожая.

Что самое важное в экологическом земледелии? Оказывается, если после уборки урожая сообщество почвенных организмов сохраняется, а еще лучше – прирастает, то в этом случае почвенная экосистема будет саморегулироваться, и в долгосрочной перспективе плодородие станет увеличиваться. Научившись управлять почвенной живностью, мы сможем управлять плодородием. Сад станет экологическим только тогда, когда садовод поймет, что главный ресурс его почвы, определяющий урожай, – биоразнообразие живых существ, населяющих почву.

Человечество занимается сельским хозяйством более десяти тысяч лет, но наука всерьез стала говорить о почвенных микроорганизмах как о важной составляющей плодородия лишь с 1920-х годов.

В эти годы появились относительно дешевые химические удобрения и пестициды, урожаи резко повысились, но и деградация почв резко возросла.

Наука доказала, что причина быстрой деградации земель – в резком уменьшении числа почвенных микроорганизмов и снижении органических веществ в почве. Однако надоумить крестьянина сыпать на поля минералку намного легче, чем научить его заботиться о почвенной биоте. Отдача от минеральных удобрений видна сразу, а польза от органики очевидна лишь через несколько лет, и то, если ее применять правильно. Поэтому так трудно приживаются органические и экологические методы ведения сельского хозяйства.

Забота о долгосрочной перспективе

Опытный семейный врач, встречаясь с пациентом, думает одновременно о трех взаимодополняющих подходах.

Как вылечить человека, не причинив при этом непоправимый вред здоровью?

Как провести реабилитацию утраченного здоровья?

Какие профилактические меры принять, чтобы болезнь не дала рецидив в будущем?

То же и с нашими почвами. В погоне за урожаем мы не думаем о будущем, в большинстве своем наши почвы больны, деградированы.

В большинстве человеческих культур к земле относятся как к матери. И мы, получив участок, должны подумать и о лечении, и о реабилитации, и о будущем устойчивом землепользовании. Поэтому договоримся сразу о целях. Наша цель в первую очередь – это вкус, качество, целебность продуктов, выращенных на наших личных грядках. Себестоимость и количество тоже важны, но не в ущерб вкусу плодов и качеству почвы, которая остается после сбора урожая.

Настоящее экологическое земледелие начинается только тогда, когда к садоводу приходит понимание, что главный ресурс его почвы, определяющий урожай, – это биоразнообразие живых существ, населяющих почву.

Все, казалось бы, просто, если после сбора урожая сообщество почвенных организмов сохраняется, а еще лучше – прирастает, почвенная экосистема будет саморегулироваться, и в долгосрочной перспективе плодородие увеличится. Получается, что, научившись управлять почвенной живностью, мы сможем управлять плодородием.

Если садовод уяснит для себя, что, чем выше биоразнообразие почвенной биоты, тем лучше работают почвенные «инженеры», создавая поры и микрогранулы почвы, увеличивая в сотни раз площадь внутренней поверхности почвенных частиц и, естественно, площадь обитания микроорганизмов и среду обитания корней. К тому же это формирует экологические ниши для микробов и регулирует болезни и вредителей.

Человечество занимается сельским хозяйством более десяти тысяч лет, но наука всерьез стала говорить о почвенных микроорганизмах как важной составляющей плодородия лишь с 1920-х гг. В эти годы появились относительно дешевые химические удобрения и пестициды, урожаи резко повысились, но и деградация почв значительно возросла.

Наука доказала, что причина быстрой деградации земель – в резком уменьшении числа почвенных микроорганизмов и снижении органических веществ в почве. Попытка решить эту проблему наскоком, оставляя в земле всю органику от предыдущих монокультур, приводила к быстрому накоплению в почве болезнетворных организмов.

Получилось, что надоумить крестьянина сыпать на поля минералку намного легче, чем научить его заботиться о почвенной биоте. Отдача от минеральных удобрений видна сразу, а польза от органики очевидна лишь через несколько лет, и то если ее применять правильно. Поэтому так трудно приживаются органические и экологические методы ведения сельского хозяйства.

Принципы органического земледелия

В последние годы селекция культурных растений и их испытания проводятся только в условиях использования самых современных минеральных удобрений и пестицидов. Все мы подсели на «химическую иглу». Современные гетерозисные гибриды, и тем более ГМО-растения при чисто органических методах растут хуже, и приемы их выращивания без минеральных подкормок почти не описаны, поэтому любой опыт в этом направлении особенно ценен.

Мой метод состоит из четырех важнейших положений. Чтобы восстановить даже самую убитую «химией» деградированную землю, надо не сразу, а постепенно, из года в год делать следующее.

– Постоянно вносить в почву органические вещества.

– Добиваться как можно более плотного состояния корневой массы растений на всей площади участка. Причем не только для выращиваемых культур, но и для сорняков или сидератов.

– Не отказываться полностью от минеральных подкормок, а научиться вносить долгоиграющие удобрения локально. На минеральные вещества смотреть не как на питание для растений, а только как на корригирующие добавки для разных культур.

– Постоянно вносить препараты, содержащие живые микроорганизмы.

Живая Почва очень ранима, но и очень отзывчива на заботу. Поэтому в последние годы доминируют не только ученые – сторонники химических удобрений, не только крупные корпорации, выпускающие пестициды. Возмущаются экологи, которые озабочены тем, что гибнет все живое в реках, ведь избыточный фосфор, азот и пестициды стекают именно туда. Болеют люди, так как в супермаркетах нет продуктов, безвредных для организма. При желании любой из нас найдет массу статей по современному экологическому ведению сельского хозяйства, в магазинах достаточно и экологических удобрений, и средств защиты. Нужно лишь наше желание увеличивать биоразнообразие живых существ, населяющих почву.

Описывая свой опыт создания живой почвы в саду, я хочу убедить своих последователей, что не лопата создает рыхлую почву. В земле живут наши бесчисленные помощники – экосистемные «инженеры», которые изменяют физические свойства почвы. Именно они формируют устойчивые почвенные структуры и ходы. Поры и микротоннели служат местообитанием для почвенных организмов меньшего размера. Крупные и мелкие червячки, сороконожки, клещи поддерживают высокий уровень аэрации и пористости, увеличивая долю стабильных агрегаций почвы.

Итак, в земле находится несметное число видимых и невидимых организмов. Все эти живые существа миллиарды лет эволюционировали вместе с растениями, которые сейчас называют культурными, а мы ради повышения урожайности, извлечения прибыли из почвы травим почвенную живность пестицидами и минеральными удобрениями. Пытаемся сложнейшую, отлаженную за миллионы лет экосистему заменить простыми схемами применения химических удобрений.

Как началась история моего сада

Окончив медицинский институт в Ленинграде, я по распределению попал на Новгородчину в 1973 г. В магазинах пусто. На второй год жизни в этом месте мы разработали три сотки земли за домом и посадили картофель. Понравилось. Через год привез машину сапропеля, сосед лошадью вспахал пять соток пустоши. Посадили огурцы, помидоры, перцы и картофель – все выросло и созрело.

Через пять лет взяли садовый участок, сразу 11 соток, далеко за городом. Холодная заболоченная глина. Привез по «КамАЗу» опилок, песка, шлака, навоза. Все плугом перепахал и стал садоводом.

Теоретических знаний никаких, родители – шахтеры под Донецком, на небольшом огородике все росло само собой. Увлекся теорией. И еще через пять лет стал чемпионом на городских выставках среди местных садоводов.

Первые годы при обильных минеральных подкормках и избытке покупного навоза на вновь освоенной земле все росло великолепно, быстро заплодоносил и сад. Землянику собирал ведрами. Гладиолусы были лучшими на рынке и стали приносить доход. Земля начала давать прибыль, мы приступили к строительству дома.

Но затем пошли болезни. Капуста с килой, картофель и томаты с фитофторой, сад быстро погибал от морозобоин и черного рака. Лук и смородина были белыми от мучнистой росы. То, что в почве есть биота, – я тогда не понимал. Надеялся на лопату, на современные пестициды и минералку.

Глинистая почва трудно поддавалась улучшению, при малейшей засухе превращалась в камень, навоз, вносимый под перекопку, не помогал. Замучили многолетние неистребимые на глине сорняки.

К началу 90-х я защитил кандидатскую диссертацию по педиатрии, стал заведующим детским отделением больницы, но медицинская зарплата семью не могла прокормить.

Увлекся всерьез селекцией гладиолусов, вышел на рынок, подписался на журнал Родейла об органическом земледелии – «Новый садовод и фермер». После 1990 г. я взял гектар земли в 15 км от города на берегу речки Щука, оформил крестьянское хозяйство, пошли приличные доходы, достроил новый дом с 12 сотками земли и переехал туда.

В 2000 г. взял еще 40 соток земли, где посадил новый сад. Старый участок на глине забросил, к ошибкам больше не возвращался. Все стал делать по-новому, с заботой о почвенной биоте.

В результате я опишу три варианта своего опыта, как из деградировавшей земли сделать в очень короткий срок Живую Землю. Чтобы не было недопонимания, здесь я не ставлю цель рассказать в подробностях о выращивании конкретных растений на грядках, вначале просто поделюсь опытом, как, заботясь о почвенной биоте, приумножая разнообразие почвенной жизни, мне удалось создать Живую Землю.

Создание Живой Почвы на песчаных участках

Итак, я оформил в аренду на 49 лет 40 соток заброшенной земли. Это южный склон у озера, недалеко от моего дома. Чистый песок, более шести метров до почвенных вод. Много лет здесь высаживали картошку по картошке, внося лишь минералку. Более «убитую» почву и представить трудно.

Пахать участок я не стал, сил внести навоз на 40 соток, естественно, не хватило, смог привезти пару «КамАЗов» торфа и столько же опилок. Мульчировал постепенно только посадки деревьев торфом и опилками, а у каждого высаженного саженца высыпал по ведру перепревшего навоза и по ведру листьев из старых заброшенных парков.

Травы не косил регулярно, подкашивал только то, что затеняло подрастающие деревца. Смысл в том, что скошенная зеленая трава – это азотистое быстродействующее удобрение. Но ведь для этого я использовал навоз и по ложке мочевины локально в лунку у корня. Не скошенная полностью высохшая трава к осени – это лигнин (долгоиграющая энергия углерода для биоты), и именно он приводит к накоплению гумуса в почве в долгосрочной перспективе. Так делаю вот уже 14 лет.

Дешевой органики вношу много, до 10 кг на 1 м2, ежегодно без перекопки, кучками по периметру кроны. Почвенные «инженеры» ее разносят на глубину, да и опад старых корней делает свое дело. Сейчас под кронами деревьев богатый органикой рыхлый слой составляет 30–40 см, а голый песок без гумуса начинается с глубины 70 см.

Последние три года я сад постоянно опрыскиваю АКЧ (аэрированным компостным чаем, о котором подробно будет написано позже) и гуматами. Травы вырастают до полутора метров, появилось много широколиственных сорняков, горцы, окопник, борщевик, их подкашиваю до цветения, они содержат много сахаров, что постоянно кормит биоту почвы. АКЧ и гуматы резко ускоряют почвообразовательные процессы.

Мочевину под деревья я вносил только первые лет пять, сейчас минеральных подкормок не делаю, органика дает достаточно питательных веществ. А вот в мае в период бурного роста трав я иногда сорняки в междурядьях подкармливаю мочевиной, это резко увеличивает накопление органики при перегнивании большой массы сорняков.

Однако, подчеркну для тех, кто верит в сидераты и поверхностное рыхление как основу накопления органики в почве: на моем участке есть масса клочков земли вне кроны деревьев, куда торфа, навоза, листвы, то есть органики извне, вносилось очень мало. Травы там растут постоянно, лопаты почва не знала, АКЧ, гуматы и мочевина сыпались и здесь, но за 14 лет как был пустой песок, так и остался, прибавка гумуса минимальная.

Дождей у нас хватает, засухи бывают летом раз в пять лет, полив раньше я не делал. Но сейчас деревья выросли, заплодоносили, в период налива плодов я привожу бензиновую помпу и деревья пару раз за лето хорошо поливаю.

Глину я привез и рассыпал на небольшом участке всего один раз, мало, конечно. Там деревья в засуху чувствуют себя комфортней, хотя я глину с почвой не перемешивал, разбрасывал под кронами сверху. Черви ее смешали с опадом листьев и унесли в глубь почвы.

Большую роль в экологии сада играют подросшие по периметру клены, липы, рябины, боярышник и сосны.

Расскажу, как я высаживал саженцы 10–14 лет назад в мертвую почву, когда гумуса в ней не было. Никаких ям не делал. В первый же год, частично осенью, частично весной ходил по саду и на расстоянии 2 х 2 м делал мелкие лунки и высаживал по пять семян яблонь, груш, косточек слив, абрикосов. (Весной семена яровизированные.)

Единичные сеянцы к осени давали стволик размером с карандаш, перепривить удавалось уже на следующую весну, но основная часть в траве выживала и вырастала до полуметра только к осени второго-третьего года.

Все эти годы я делал и зимние прививки, по паре сотен привитых, подрощенных в тепличке саженцев высаживал в саду для сравнения.

В верхней части сада, где суше и гумуса меньше, привитые дички из семян обгоняли зимние прививки. А вот в низине, где гумуса больше, именно зимние прививки через 10 лет дали самые урожайные деревья. Правда, и ухаживал я за ними лучше, чем за остальным садом.

После высадки саженца в бедную землю я в ямки перегной не насыпал, делал холмик из ведра огородной земли, после высадки мульчировал периметр кроны перегноем и поливал каждую неделю слабым настоем органики.

В следующие годы локально у корня осенью и весной клал мочевину. Обильно мульчировал перепревшим навозом, а осенью листьями из парка. Последние годы опрыскивал АКЧ и гуматами.

Личный опыт

Работает на накопление гумуса в почве только органика, вносимая извне в сочетании с опадом трав-аборигенов. Одно без другого помогает улучшать почву очень слабо. Ведро навоза, перекопанное с песком (без корней трав) сгорает за пару лет без следа. А сидераты в период своего роста разрушают в почве столько же органики, сколько потом отдают. Нечерноземье потому так и называется, что одни травы к накоплению гумуса не приводят. Нужна органика извне, любая.

Подведем итоги. Я не копал ямы под посадку, не пахал землю. А соблюдал свои четыре золотых правила. Вносил много разной органики. Сохранял корни диких сорных трав. Вносил удобрения локально. Вносил микроорганизмы и гуматы. Сад вырос. Экосистема сада сформировалась. Местами в нем рыхлая перегнойная земля слоем более полуметра. Если бы я внес в песок глину и наладил постоянное орошение – было бы совсем хорошо.

Плодородные грядки возле дома

Внуков еще не было, а дети заканчивали школу, когда мы решились взять землю для строительства своего дома. При строительстве был вырыт котлован, и нижний глеевой горизонт сизо-ржавой окраски был вынесен на поверхность. На такой земле даже сорняки плохо росли. Но создавать плодородную почву у дома проще, много животных, много подстилочного навоза.

Я привозил торф, опилки и покупал сено. Навоз с сеном, с остатками комбикормов и опилками, очень рыхлый, высокоуглеродистый, идеален для компостирования.

Компостные кучи делать не стал, подстилку удобнее постепенно складывать в мешки и выносить в заросли сорняков. Получилось, что у меня всегда под рукой был навоз разной степени разложения, к осени в нем много дождевых червей и других почвенных животных.

В почву под перекопку навоз никогда не вносил. Планировал грядки на «мертвой земле», на них высыпал 5 см торфа и 5–10 см хорошо перепревшего компоста из мешков. Естественно, в торфе и компосте сорняков не было, любые огородные культуры росли хорошо уже в первый год, особенно в сочетании с локальным внесением минеральных удобрений.

Мы всегда оставляем широкие дорожки между грядками, засыпаем их опилками и все лето выносим понемногу подстилку от кроликов и кур. Все быстро перегнивает, и на следующий год здесь располагаем новые грядки под овощи, меняем их местами с дорожками.

Уже через пять лет после строительства дома весь наш участок имел богатую гумусом землю слоем до 15 см толщины. Сейчас, через 25 лет освоения участка, черная земля доходит до глубины 50 см.

Последние годы нам не надо думать о грядках и дорожках. Всю осень мы тележками развозим подстилку от животных по всему саду, раскладывая ее кучками, где попало. Весной разравниваем на месте будущих посадок. Ничего досками и бордюрами не огораживаем. Так осваивается вся площадь земли, и нет укромных мест для сорняков.

Боремся только с корневищными многолетними сорняками, пыреем и снытью, а однолетние сорняки растут везде, срезаем только их верхушки, чтобы не затеняли культуры от света. Вся почва весь сезон пронизана корнями растений, питания от компоста хватает и культурам, и сорнякам, возле дома проблем с водой и поливом нет.

Приобретя чиппер, я наладил производство щепы из тонких веточек и теперь не опилками, а щепой мульчирую грядки и дорожки. Если к тому же щепу опрыскивать АКЧ и гуматами, прирост гумуса на грядках заметно ускоряется.

У дома деревьев мало, в основном коллекция ягодников, немного овощей и зеленных, много томатов и огурцов. Появились три теплицы из поликарбоната и бесчисленное множество цветов.

Цветы растут куртинами на всех свободных участках земли, вперемежку с красиво цветущими сорняками, создавая картину дикой природы. Цветы все лето дают приют полезным насекомым, корни и опад сотен растений повышают биоразнообразие почвенных животных.

Опишу на паре примеров, как я выращиваю зелень и томаты на грядках у дома.

Прелесть зелени в том, что она круглое лето растет в метре от крыльца, видна в окно. Всегда есть желание сделать пару шагов, можно босыми ногами, и украсить стол ароматными веточками кинзы, петрушки, базилика, укропа.

На грядке у южной стены дома без всяких парников, под нетканым материалом, к началу мая у нас всегда есть первая редиска и десяток видов салата. Чуть подальше – множество ароматных трав, мангольд, капустные.

Грядки для зелени я после схода снега мульчирую слоем 5 см самого старого рыхлого компоста, чуть подраспушив землю плоскорезом, убрав сорняки. Высаживаю семена, которые барботирую в АКЧ, и землю проливаю из лейки АКЧ с добавлением ложки мелассы (кормовой патоки).

Активные микроорганизмы, подкормленные сахарами и прикрытые агрилом, начинают работать сразу. Не надо делать высоких теплых грядок или парников с навозом. В почве, где сложилось биоразнообразие микробов и мезофауны, – много ходов, много кислорода, достаточно доступной энергии углерода и аминокислот из компоста и АКЧ.

Зелень на старом компосте я обычно никакой минералкой не подкармливаю и пестицидами не травлю. Никогда не поливаю «вонючками из бочек» и настоем навоза. Гнили и анаэробы неизвестного состава мне не нужны. Самые полезные микроорганизмы присутствуют только в старом компосте в «мешках, лежавших в зарослях сорняков».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13