Геннадий Орлов.

Вертикаль «Зенита». Четверть века петербургской команды



скачать книгу бесплатно

Возвращение Павла Садырина

Павел Федорович САДЫРИН (1944–2001). Игрок «Зенита» в 1965–1975 гг. (333 матча). Был тренером (1978–1982 гг.) и главным тренером (1983–1987 и 1995–1996 гг.) «Зенита». Привёл команду к победе в чемпионате СССР 1984 г.


Президентом хозрасчётного футбольного клуба «Зенит» в тяжелейшие 1990-1992 годы являлся, как уже было сказано выше, Владислав Алексеевич Гусев, мой давний товарищ – мы вместе играли в ленинградском «Динамо».

После окончания футбольной карьеры он защитил кандидатскую диссертацию, много лет преподавал на кафедре футбола в Институте физкультуры им. П. Ф. Лесгафта, одновременно работал спортивным журналистом, комментируя в том числе и матчи «Зенита», входил в руководство Федерации футбола нашего города, где трудился очень активно…

Его работа в Федерации, судя по всему, понравилась Алексею Алексеевичу Большакову, который в конце восьмидесятых-начале девяностых был заместителем, а потом и первым заместителем председателя Ленгорисполкома. Большаков, курировавший команду «Зенит» в структурах городской власти, футбол обожал. Фактически он и поставил В. А. Гусева руководить «Зенитом».

В 1990 году Ленинградское оптико-механическое объединение, долгие годы содержавшее «Зенит», отказалось впредь это делать, к тому же скончался заместитель генерального директора ЛОМО Евгений Александрович Вершинский, опекавший команду.

Настали тяжёлые времена…

Многие говорят, что у Славы Гусева не было «хозяйственной жилки», что не всегда у него получалось выстроить отношения с игроками и тренерами. Так, не сложилось у него сотрудничество с главным тренером «Зенита» Юрием Андреевичем Морозовым…

В конце сезона 1991 года он покинул клуб, перебравшись в команду «Шарджа» Объединенных Арабских Эмиратов.

У преемника Гусева Леонида Зигмундовича Туфрина дела пошли лучше. Будучи одним из руководителей Петербургской телефонной сети, он находил какие-то деньги для команды; в эпоху тотального безденежья ему удавались нестандартные коммерческие ходы… В одном из интервью он вспоминал, как договорился с руководителями холдинга «Ленинец» лететь на очередную игру на их самолёте АН-24, – чтобы не тратиться на билеты…

В конце 1992 года после окончания чемпионата зенитовцы во главе с тогдашним главным тренером чемпионом страны 1984 года Вячеславом Мельниковым отправились на приём к мэру Санкт-Петербурга А. А. Собчаку. Тот попросил заняться проблемами клуба своего заместителя Виталия Мутко, отвечавшего в правительстве города за социальные вопросы, культуру, спорт, соцобеспечение, здравоохранение…

В 1993 году было образовано закрытое акционерное общество «Футбольный клуб «Зенит», его президентом и стал Виталий Мутко.

В том же году петербургское телевидение вновь начало показывать матчи «Зенита», который играл тогда на стадионе Кировского завода, на стадионе «Большевик»…

В. Л. Мутко нашёл генерального спонсора – строительную Корпорацию «Двадцатый трест», которая стала оказывать команде реальную помощь.

Андрей Аршавин:

Виталий Леонтьевич Мутно всегда старался говорить о «Зените» вездеи на ТВ, и в прессе, подчеркивая, что в команде должны играть местные воспитанники, что здесь скоро будет клуб европейского уровня.

Очень любил повторять: «Зенит»это символ Санкт-Петербурга, как Эрмитаж, как Петропавловская крепость или Медный всадник. Тогда это, конечно, были натянутые сравнения, но поскольку Виталий Леонтьевич напоминал о «Зените» везде и всегда, ему удалось вновь привлечь к клубу внимание: народ снова полюбил «Зенит»… Мутко смог сохранить команду, поддерживать её на плаву и привести в неё людей, у которых были деньги. По-моему, он и видел это своей главной задачей.

И деньги спонсоров, и внимание общественности и СМИ привлекались к «Зениту» благодаря грамотной политике нового президента клуба.

Позже Виталий Мутко с гордостью вспоминал: «Раньше у „Зенита" был один акционер – завод ЛОМО, который команду бросил. А когда я уходил, акционеров у „Зенита" было шестнадцать».

В 1994 году в Петербурге проходили третьи Игры доброй воли. Благодаря им город ожил. Работа мэрии по подготовке и проведению Игр была без всякого преувеличения грандиозной.Реконструировали стадион им. С. М. Кирова, стадион «Петровский», СКК, бассейн СКА, дворец спорта «Юбилейный», другие спортсооружения. Инженерная, Миллионная, Бассейная улицы, Литейный проспект, проспект Космонавтов, другие городские магистрали были отремонтированы полностью. До этого в течение нескольких лет складывалось ощущение, что городу нас прифронтовой…

В период подготовки Игр все причастные к этому событию работали поистине самоотверженно. Председателем оргкомитета Игр доброй воли был А. А. Собчак, его заместителем – В. Л. Мутко, а непосредственное руководство подготовкой осуществлял президент акционерного общества открытого типа «Игры доброй воли-94» Сергей Иванович Ершов. С американской стороны организацией занималась корпорация «Goodwill Games». На плечи этих компаний и легла вся подготовительная работа и собственно проведение Игр, что обошлись в итоге в 291 млрд 223 млн рублей и 10 млн долларов США. Интересно, что по итогам девятимесячной проверки, которую проводили городское Контрольное ревизионное управление, налоговая инспекция и отдел борьбы с экономическими преступлениями ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, не было возбуждено ни одного уголовного дела! Более того, не возникло ни одного скандала, связанного с теми или иными нарушениями! Представители оргкомитета рассказывали мне, что после окончания всех ревизионных мероприятий проверяющие пришли к ним с бутылкой хорошего напитка в совершеннейшем восхищении: «Такой безупречный финансовый порядок видим впервые!»


Игры доброй воли 1994 г. Стадион им. С. М. Кирова


Сравните это с недавней зимней Олимпиадой в Сочи…

«С замом Собчака по социальным вопросам Виталием Мутко, который курировал Игры, мы сотрудничали очень плотно, – вспоминал впоследствии в петербургской прессе бывший президент АООТ „Игры доброй воли-94“ Сергей Ершов, – ив нынешних успехах „Зенита" есть, наверное, тоже заслуга Игр доброй воли. Увлечение спортивным менеджментом, думаю, у Мутко началось именно тогда».


После Игр доброй воли. А. А. Собчак, Г. С. Орлов, В. А. Фетисов. Москва. Кремль. 1994 г.


Многим памятно, как сделали пробный пуск воды в бассейне СКА, где должны были продолжить соревнования по плаванию, и вода пошла желтоватая. Ночью на дачу к Анатолию Собчаку приехал Виталий Мутко, который курировал в правительстве города подготовку к Играм, и они с Собчаком, как вспоминала в прессе спустя много лет Людмила Борисовна Нарусова, отправились смотреть трубы. «Оказалось, что желтоватый оттенок у воды не из-за ржавых труб, а из-за того, что она проходит через торфяники. И наутро Анатолий Собчак и Алексей Кудрин совершали показательный заплыв – под камеры, в присутствии журналистов, чтобы доказать, что вода совершенно безопасна».

Организация и проведение Игр доброй воли настолько впечатлили президента Международного олимпийского комитета Хуана Антонио Самаранча, что тот публично произнес: «Под Собчака мы Олимпиаду дадим»… (А Петербург претендовал на проведение Олимпийский игр в 2004 году, но после ухода Анатолия Александровича с поста мэра города эта идея уже всерьёз никем не рассматривалась…)

Прекрасно помню церемонию открытия Игр, бюджет которой составил 6 млрд рублей (доллар США стоил в июле 1994 года чуть больше 2 тысяч рублей. Таким образом, вся церемония обошлась почти в 3 млн долларов – очень большие деньги по тем временам, когда и сто долларов в месяц считались вполне приличной зарплатой)…

23 июля. Жаркий день, солнечно. Стадион им. С. М. Кирова практически заполнен зрителями, многие пришли с детьми, люди ярко одеты, у всех праздничное настроение. На открытие приехал Б. Н. Ельцин…

Девиз Игр доброй воли 1994 года – «Объединяя лучших мира».

Помню, в один из соревновательных дней мы сидим на стадионе «Петровский», смотрим с А. А. Собчаком выступления легкоатлетов. Бежит Карл Льюис, готовится прыгать Сергей Бубка (впрочем, из-за порывистого ветра, грозившего прыгунам травмами, он снялся с соревнований, так и не совершив ни одной попытки) – действительно, все лучшие!


Молодой Паша Садырин


Воодушевлённый успехом Игр, Анатолий Александрович обращается ко мне:

– Геннадий, что нужно сделать, чтобы в городе был большой футбол? Чтобы «Зенит» вернулся в высшую лигу и на него ходили?

Я ответил:

– Надо возвращать Павла Садырина.

И рассказал, как тот покинул команду, как несправедливо с ним обошлись в 1987 году…


В августе 1987 года должно было состояться заседание спорткомитета Ленинграда. Его тема – итоги первого круга чемпионата страны, неутешительные для «Зенита»: недавний чемпион СССР идёт на предпоследнем месте. Мы приехали с Эрнестом Серебренниковым снимать репортаж о заседании Спорткомитета и за полчаса до его начала узнали о письме игроков с требованием отставки Садырина: мне его показал один из игроков. Сразу стало понятно, что грянет сенсация… Я тут же сказал режиссёру Эрнесту Серебренникову: будет «бомба». И он дал команду операторам,чтобы снимали Садырина крупным планом…


За пять минут до финального свистка… 21 ноября 1984 г. П. Ф. Садырин и Н. Н. Озеров


Я был уверен, что Павел Фёдорович преодолеет с командой этот кризис: авторитет его был очень велик. И после обнародования письма его не стали увольнять. Наоборот, ему был предоставлен кредит доверия, с тем чтобы он навёл порядок в команде.

После истории с письмом в Смольный пригласили меня и ещё нескольких спортивных журналистов (Михаил Эстерлис из «Ленинградской правды», Юрий Коршак из «Смены»; Кирилл Набутов и я представляли телевидение). Это было что-то вроде мозгового штурма, как сказали бы сейчас. Заведующая отделом пропаганды Галина Ивановна Баринова, курировавшая спорт, сказала нам: «Спорткомитет предлагает вместо Садырина старшим тренером „Зенита" назначить Станислава Завидонова. Что вы думаете?» Каждый из присутствующих высказался, в том числе и я. В целом мы были единодушны: «Садырина – оставить, а Завидонова сделать помощником». После этого в Смольном Садырину дали карт-бланш на то, чтобы он убрал из команды всех, кого сочтёт нужным.

Вскоре Садырин на встрече с Бариновой заявил, что никого отчислять не будет: «Каждый из них мне дорог, вместе с ними я выиграл „золото"».

Но спустя некоторое время мне, как и некоторым другим, стала понятна ещё одна причина такого жеста: почему-то ни один из подписантов не предупредил Павла Фёдоровича о готовящейся акции, а ведь это весь состав команды. Трещина между тренером и игроками превратилась в пропасть, и если отчислять, то отчислять нужно было всех…

Тогда этот благородный поступок произвёл на меня сильнейшее впечатление. А вот спорткомитет города увидел в нём проявление слабости. Через несколько дней решением обкома КПСС Садырин был отстранён от должности старшего тренера…


Из первой лиги – в высшую!

Слева направо: Максим Боков, Сергей Попов, Дмитрий Хомуха, Олег Дмитриев в роли капитана, Денис Зубко


Легенда спортивной журналистики Эрнест Наумович Серебренников


Вспоминает мой коллега Эрнест Серебренников:

Когда в 1987 году игроки написали против Садырина письмо, в котором известили городской спорткомитет, что больше не хотят с ним работать, для него это было полнейшей неожиданностью.

А в спорткомитете, судя по всему, об этом знали и к чему-то такому готовились. Некоторые полагают, что письмо вообще было инспирировано спорткомитетом. Говорят, что игроки были не столько против Садырина, сколько против его помощника Михаила Лохова и начальника команды Анатолия Матросова, которые однажды прилетели из турне команды по Японии с немалым багажом: мол, не по чину помощники Садырина везут… Негатив в «Зените» копился в течение нескольких послечемпионских лет. После победного сезона 1984 года команде было дано право приобрести несколько автомобилей «Волга». Тогда новые машины просто так было не купитьстояли в очереди; чтобы приобрести вне очереди, требовалось разрешение партийного начальства. И Садырин распорядился передать право на приобретение «Волги», которая должна была достаться нападающему Борису Чухлову, Михаилу Лохову. Мотивировалось это тем, что Лохов заслуженный человек, всю жизнь провёл в «Зените», сыграл за команду более 300 матчей«а вы, ребята, на машины ещё заработаете…»

Команда была настроена против помощников главного тренера, но Садырин своих никогда не сдавал и на поводу у игроков не пошёл.

Для Садырина письмо игроков, повторюсь, было невероятным ударом. Футболисты, с которыми он стал чемпионом, с которыми, что уже таить, порой и выпивал, так с ним поступили…

После этого совещания в спорткомитете я потом несколько часов ездил в нашем телевизионном автобусе с Пашей по городу.

Мы не были близкими друзьями. Но бросать его в таком состоянии я посчитал себя не вправе. Мы долго разговаривали. Я ему тогда сказал: наступает момент, когда с людьми заканчиваются отношения, как в семье, и тогдачто поделать!надо расставаться…

Вечером Садырин мне звонит и улыбаясьэто чувствовалось по телефонуговорит: «Я сейчас расскажу тебе невероятную историю. Один из подписантов только что позвонил мне, просит дать ему рекомендацию в партию. Я опешил: «Как я могу дать рекомендацию, если ты против меня?» А тот: «Да какая разницаза или против? Все подписали, я подписал, к партии-то это какое отношение имеет? Рекомендацию-то мне дайте, пожалуйста». Невероятно.

И Паша смеётся…


Мычемпионы СССР!!! СКК им. В. И. Ленина. 21 ноября 1984 г.


Анатолий Давыдов:

Было заметно, что Павел Фёдорович потерял нити управления командой. Игроки не слышали тренера, тот перестал понимать игроков. Пропал контакт! Ведь никто из зенитовцев не «слил» информацию тренеру, не намекнул даже, что готовится что-то… Конечно, сегодня можно говорить, что игроки поступили некорректно, но ведь спустя десять лет история с письмом повторилась и в сборной России,когда игроки сказали, что не хотят тренироваться под руководством Садырина. Так что, не снимая вины с футболистов, скажу: Павел Фёдорович при всех его достоинствах не всегда мог ладить с игроками. Это грустно, но это так…

Выслушав меня, Собчак сказал своему помощнику Виктору Кручинину:

– Свяжитесь с Садыриным.

Но перед тем, как с ним связался помощник Анатолия Александровича, я сам позвонил Павлу, спросил разрешения дать его домашний телефон, осторожно поинтересовался его планами: не хочет ли он, скажем, вернуться в Санкт-Петербург…

– Да ты что, какой «Зенит? Прямо в самолёте, когда мы летели домой после чемпионата мира, Колосков мне твёрдо пообещал, что я останусь тренером сборной. Говорит, не бойся, будешь работать. В крайнем случае в Испанию поеду, «Атлетико» тренировать.

(Его друг являлся президентом этого клуба.)



А у меня была информация, что Садырину на посту тренера сборной России оставались считанные дни, – несмотря на все обещания, которые ему тогда давал глава Российского футбольного союза Вячеслав Иванович Колосков. Как известно, все «громкие» назначения у нас определяются в Кремле, а там уже сложилось мнение, что Садырина надо менять… И на следующий день после нашего разговора, в полдень – сообщение ИТАР-ТАСС. главным тренером сборной команды России по футболу назначается Олег Романцев. Помощник Собчака Виктор Кручинин звонит мне: «Геннадий Сергеевич, никак не могу связаться с Садыриным». Я ответил: «Естественно, отводит душу человек…»


П. Ф. Садырин в тренерском штабе Ю. А. Морозова. 1980 г.

(Cлева направо: М. С. Юдкович, Ю. А. Морозов, В. Г. Храповицкий, П. Ф. Садырин)


То, как исполком Российского футбольного союза отстранил от должности Садырина и назначил на его место Романцева, многим не понравилось, и мне тоже. Садырин в своё время выиграл конкурс тренерских программ, а Романцев стал главным без всяких программ, без всякого обсуждения. Дебютировал Олег Иванович со сборной, кстати, на Играх доброй воли: 7 августа, в день закрытия Игр, состоялся товарищеский матч «сборная России – сборная мира». Собрать сборную мира было трудно: мундиаль давно закончился, в ведущих европейских чемпионатах уже начались игры. Но благодаря связям и авторитету Вячеслава Колоскова многих известных футболистов всё же удалось вытащить в Петербург. На воротах за сборную мира играл знаменитый немецкий голкипер Тони Шумахер, вышел на поле звезда «Ювентуса» и команды Польши Збигнев Бонек (правда, уже несколько лет как завершивший карьеру). За сборную мира играли бывшие игроки «Зенита» Олег Саленко и Дмитрий Радченко. Сборная России «неожиданно» победила – 2:1. Победный мяч забил бывший ленинградец Владислав Радимов на 87 минуте.

(Понятно, что Романцев выпустил его, чтобы порадовать болельщиков – на матче присутствовало 78 тысяч человек!)


Автор и Павел Садырин: «Паша, пора домой!»


Утром после отставки Садырина с поста главного тренера сборной России Виктор Кручинин дозвонился до Павла Фёдоровича – в восемь часов! – и уже вечером того же дня тот прилетел в Петербург и встретился с Собчаком. Меня Анатолий Александрович тоже звал, но я в их встрече не участвовал: всё-таки спортивный журналист, а тем более футбольный комментатор, должен держать дистанцию, не сближаться со спортсменами и тренерами, иначе он просто не сможет профессионально работать. Я сделал своё дело и отошёл в сторону…

Мне было достаточно того, что я как журналист получил возможность первым объявить в прямом эфире передачи «Спорт. Спорт. Спорт» о грядущем назначении Павла Садырина главным тренером «Зенита». Надо сказать, что и председатель совета директоров клуба Виталий Мутко, и руководитель компании-спонсора Сергей Никешин не сильно обрадовались тому, что переговоры о возвращении Садырина в «Зенит» прошли без их участия, а о радикальных переменах в опекаемой ими команде они узнали из выпуска новостей…

Впоследствии мои отношения с Виталием Леонтьевичем ухудшились, и, думаю, история с возвращением Садырина сыграла тут не последнюю роль…

Тем не менее вскоре Павел Фёдорович приступил к обязанностям главного тренера «Зенита».

Контракт с клубом он подписал на два года. Никто в городе не сомневался, что «Зенит», к тому времени уже прозябавший в первой лиге, вскоре вернётся – с лучшим своим тренером за всю его историю – в элиту отечественного футбола. Собственно, такая задача и была перед Садыриным руководством команды и городскими властями поставлена.

Всемерную поддержку команде публично обещал сам Анатолий Собчак, выделивший на нужды «Зенита» в виде кредита из городского бюджета 4 миллиарда рублей; постоянно увеличивалось число акционеров ЗАО «ФК „Зенит"». Всё больше погружался в мир футбола Виталий Мутко, вырастая в профессионального спортивного управленца…

С такими финансовыми, административными, политическими ресурсами можно было решать самые серьёзные задачи. И Павел Фёдорович пригласил на должность спортивного директора Юрия Морозова, который к тому времени уже несколько лет работал на Ближнем Востоке.

В 1992 году Ю. А. Морозов работал в клубе «Шарджа» Объединённых Арабских Эмиратов, в 1994-м возглавлял национальную и олимпийскую сборные Кувейта. Но более всего ему запомнились полгода работы со сборной Ирака – с июля по октябрь 1990 года. «Сборную курировал сын Саддама Хусейна Удей, глава Олимпийского комитета Ирака, – рассказывал мне потом Юрий Андреевич. – Он постоянно был с нами – и на соревнованиях, и на тренировках. У Удея под сиденьем машины был пистолет. Говорят, он лично убивал и пытал людей, в том числе спортсменов, недостаточно хорошо выступивших на ответственных соревнованиях. Эти четыре месяца я провёл в постоянном страхе».


Роль спортивного директора в современном футболе весьма важна: это человек, который отвечает фактически за всю спортивную составляющую команды, в частности, за подготовку резерва, за подбор игроков, а иногда за назначение даже главного тренера. И результаты работы связки «Садырин (главный тренер) – Морозов (спортивный директор)» не замедлили себя ждать. «Зенит» впервые за несколько лет позволил себе приобрести сразу несколько классных игроков. Это прежде всего хорошо знакомый Садырину по игре в ЦСКА защитник Дмитрий Быстров.

Также появились в команде полузащитник харьковского «Металлиста» Дмитрий Хомуха, вратарь ростовского «Ростсельмаша» Евгений Корнюхин, полузащитник екатеринбургского «Уралмаша» Дмитрий Нежелев, вернулся в «Зенит» чемпион СССР 1984 года Сергей Дмитриев, так же как и Дмитрий Быстров, игравший у Садырина в ЦСКА. Заиграла и молодёжь – воспитанники Мельникова и Морозова…


Усталые, но довольные. Победили!

Слева направо: Константин Лепёхин, Артур Белоцерковец, Алексей Бобров, Дмитрий Хомуха


Команда выглядела вполне сбалансированной; с таким составом уже можно было решать серьёзные задачи.

Сезон 1995 года «Зенит» начал 1 апреля с убедительной победы над «Звездой» из Иркутска – 5:1. После окончания матча 15 тысяч (!) зрителей Кировского стадиона, пришедшие поддержать любимую команду несмотря на то, что было всего 2 градуса тепла, ещё долго скандировали: «Садырин! Садырин!» Дальше, к сожалению, дело пошло не так блестяще: три матча из следующих четырех команда проиграла. Саратовскому «Соколу», например, 0:4…



Тем не менее к концу первого круга петербуржцы вошли в тройку. На третьем месте чемпионат они и закончили, и этого было достаточно для повышения в классе (тогда в высший дивизион из первого выходили три команды). В предпоследнем матче первенства России среди команд первой лиги, состоявшемся 25 октября, единственный, ставший победным, гол забил Сергей Дмитриев – в ворота петербургской команды «Сатурн-1991» (бывшая «Смена-Сатурн»), Причём, вопреки ожиданиям, помогать «Сатурн-1991» своим землякам не собирался. По воспоминаниям очевидцев матча, «Сатурн» «всей командой столпился у своих ворот и защищался с такой самоотверженностью, как будто от результата этого матча зависела их дальнейшая судьба».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15