Геннадий Мурзин.

Сквозь призму права. Судебные очерки, статьи, эссе



скачать книгу бесплатно

Из справки начальника службы безопасности отдела внутренних дел:

«Кротков с матчастью ПМ знаком, право применения оружия знает».

В зале судебного заседания прозвучал и примерно такой диалог:

– Подсудимый, вы утверждаете, что выстрел произошел по неосторожности. Но тогда почему не оказали помощь пострадавшему?

– Я растерялся.

– Но вы не растерялись, чтобы предпринять шаги к склонению очевидцев и пострадавшего к лжесвидетельству?

– Этого не было.

– Вы полагаете, что у них есть причины оговаривать вас?

– Не знаю, почему они так говорят.

– Подсудимый, в деле есть показания сотрудников милиции, прибывших к месту происшествия, что вы уже тогда во всеуслышание спрашивали у пострадавшего, кто в него стрелял.

– Не помню такого.

– Но в данном случае ваши нарочито громкие вопросы слышали многие.

– Не знаю.

– Вы, что, в самом деле не верили, что выстрел произведен вашей рукой и из вашего табельного оружия?

– Не верил.

…Суд давным-давно закончился. Уголовное дело №12483 пылится в архиве. Приговор не только вступил в силу, а и срок наказания, скорее всего, преступник отбыл. Возможно, Кротков уже на свободе гуляет. Почему бы и нет? Срок наказания, определенный судом как чисто символический, мог закончиться и досрочно. Например, с учетом примерного поведения. Это ведь качество очень даже присуще Кроткову. Вспомним, как «добросовестно» он являлся на каждый зов следователя в ходе предварительного следствия.

Народный суд, проявляя милосердие, определил смешную меру наказания, ну никак не соответствующую степени вины. Представитель обвинения просил определить меру наказания в виде пяти пет лишения свободы (заметьте: по ст. 108 ч.1 – до восьми лет). Суд же и это весьма мягкое требование прокурора не счел возможным удовлетворить.

Были учтены смягчающие вину обстоятельства? Но какие? Кротков сразу же после выстрела бросился оказывать первую помощь пострадавшему, лежащему на полу и истекающему кровью? Нет! Может, суд взял во внимание то, что Кротков находился тогда в служебной командировке и при оружии, надравшись до посинения? Или суд сжалился над несчастным из-за того, что по службе Кротков неоднократно поощрялся и признавался лучшим сыщиком, и одновременно с этим, постоянно терявший самоконтроль?

Эти и другие вопросы хотелось задать судье. Но не удалось. Судей нынче можно увидеть живьем лишь очутившись на скамье подсудимых.

Что ж, Бог ему судья. Ведь вполне возможно, что судья и заседатели руководствовались некими высшими интересами. Возможно, что и материалы предварительного следствия оказались недостаточно убедительными. Все может быть.

Однако это не прибавляет оптимизма и душевного спокойствия. Потому что в сознании занозой засела мысль: «А что будет, если завтра кто-то из нас встретится с таким вот милиционером, для которого вытащить пистолет и пустить его в ход – проще пареной репы?»


В управлении внутренних дел Кротков не одинок.

Потому вероятность встречи достаточно велика. Её итог может оказаться еще плачевнее.

Впрочем, что еще может быть плачевнее, чем положение, в котором оказался Павлов? Еще совсем молодой мужчина навсегда прикован к постели. Фактически, Павлов уничтожен. Он уничтожен дважды. Один раз – от пули, выпущенной проходимцем в милицейской форме. А другой раз – от предательства жены, с которой, по словам пострадавшего, жизнь протекала нормально.

Потерял Павлов навсегда здоровье. Также навсегда утратил жену и детей. Забыли они о нем. Кому нужен калека?

…Преступление совершено. Преступник, вроде бы, понес наказание. Однако страшная человеческая драма продолжается.

Не иначе, как бес попутал

Молодой, симпатичный паренек двадцати трех лет от роду нравился многим. Как свидетельствуют характеристики, был и тактичен, и услужлив, и требователен, и обязателен, и дисциплинирован. Лицам, не уважающим закон, спуску не давал. Ух, как он этих ненавидел! Считал своим священным долгом отчаянно сражаться с теми, кого именуют преступниками, то есть преступившими закон.

Начальство, видя этакое рвение, всячески поощряло. И хотя успел прослужить в милиции менее трех лет, похвал заимел превеликое множество.

Понятно, были редкие и робкие голосишки:

– Может, рано, а? Не испортить бы парнишку…

В ответ звучало решительное:

– Доброе слово и кошке приятно.

Скептики умолкали. А парня подстерегала беда.


Из рапорта начальнику ОБЭП главного управления внутренних дел области:

«Докладываю, что в ночь с 19 на 20 марта… проводились оперативно-розыскные мероприятия по выявлению фактов мошенничества среди работников линейного отдела88
  В подразделениях транспортной милиции линейный отдел – это все равно, что райотдел в территориальных органах внутренних дел.


[Закрыть]
внутренних дел аэропорта Кольцово99
  Основной аэропорт Екатеринбурга и области, через который осуществляются и международные перевозки.


[Закрыть]
. Было обращено внимание на то, что ряд пассажиров, имеющих большой багаж, нервничают, достают деньги, пересчитывают… Это вызвало подозрения. Примерно в 3. 30 визуальным наблюдением был выявлен факт передачи денег работнику милиции лицами кавказской национальности.

После того как эти лица были задержаны у трапа самолета, они признались, что дали взятку работнику милиции за то, что он дал им возможность пронести вещи в самолет. В ходе дальнейшей работы был установлен и работник ЛОВД1010
  Линейный отдел внутренних дел.


[Закрыть]
а/э Кольцово, получивший деньги. Им оказался младший сержант Исаков О. Б.»

Ах, Олежек, Олежек! Ну, как же так опростоволосился, а? Ведь ты же служил инспектором по досмотру, а не досмотрел главного – того, что ты и сам под досмотром. Понадеялся на ноченьку? Хоть и была она темна и глуха, но, оказалось, не все дремлют, иные – очень даже бдят. Взяли, вот, и провели «оперативно-розыскные мероприятия». И ведь именно в твою смену. Могли же избрать для досмотра другого, с большим стажем и опытом, а также сноровкой, ан нет. Перст судьбы указал на тебя.

А, может, судьба и ни при чем, а? Ты не думал, что перст указующий принадлежал одному из твоих сослуживцев? Обиделся – и указал. За что обиделся? Ну, мало ли… К примеру, ты с ним не поделился левыми доходами.

Бывают, не спорю, и случайные совпадения. Но… Когда берут почти все, а попадается один (да и он, пожалуй, не самый главный поживитель), то в везение либо в невезение как-то верится с трудом.

Хотя… Что сейчас говорить и кулаками после драки размахивать? Попался? Значит, Олежек, придется тебе отвечать. Хотя ты знаешь подельников, кои явно покруче твоего будут. Однако ты знаешь мудрость тебе подобных: судят не за то, что украл или ту же взятку взял, а за то, что попался и не смог отвертеться. Это, знаешь ли, великое искусство! Им твои старшие товарищи овладевали не один год. Ты же поспешил, ну, и насмешил народ.

Из показаний Исакова:

«Тут грузчики сказали, что вещи уже в самолете. Они побежали, оттолкнув меня и сунув мне в руку деньги».

Вопрос следователя:

«Куда вы девали деньги?»

Ответ подозреваемого:

«Отдал Наровчатову, сказав, что потом заберу».

От автора. Наровчатов – это еще один из сотрудников милиции, находившийся бок о бок в ту ночь с Исаковым. А допрос вел следователь по особо важным делам Уральской транспортной прокуратуры1111
  Это правоохранительное ведомство занимается всем, что незаконно транспортируется по земле, воздуху и воде на территории Урала и Западной Сибири.


[Закрыть]
В. И. Курдюмов.

Ах, до чего ж ты, Олежек, неосторожен! Тебя, гражданина в форме и при исполнении какие-то лица кавказской национальности бесцеремонно отталкивают, убегают, при этом суют какие-то деньги, а ты, хлопая глазками, на все смотришь безучастно.

Понимаю: все сильны задним-то умом. Однако позволь напомнить: тебе, Олежек, следовало, несмотря на спешку пассажиров поскорее сесть в самолет и улететь в свой солнечный Баку, рвануть из кобуры пистолет Макарова, угрожая применением оружия, принудить граждан иного государства вернуться на исходные позиции. А как иначе-то, Олежек?

Не помешало бы также, собрав свидетелей, зафиксировать факт попытки подкупа должностного лица, находящегося, так сказать, при исполнении, и горячих кавказцев, вместе с их мерзкими купюрами, препроводить куда следует. Потому как УК карает и дающих, а не токмо берущих.

Ты, Олежек, ничего из этого не сделал. Почему? Постеснялся? Растерялся? Ну, вот, а они, мерзавцы этакие, воспользовались моментом. Обидно, конечно, за тебя. Но тут уж ничего не попишешь…

Из обвинительно заключения:

«Младший инспектор отделения службы досмотра Исаков, с использованием своего служебного положения, из корыстных побуждений, с целью получения взятки заявил Джалиеву и Гырлхарову, что перевозимые ими вещи запрещены к вывозу из Российской Федерации и потребовал дать взятку. Джалиев и Гырлхаров, для предотвращения вредных последствий и удовлетворения своих законных прав, вынуждены были дать взятку.

Джалиев достал купюру достоинством в 5000 рублей и отдал её Исакову. Исаков покачал головой, показывая своим видом, что сумма недостаточна, продолжая при этом не пропускать их к выходу. Тогда Гырлхаров достал две купюры по 500 рублей каждая и передал Исакову.

Получив взятку в 6000 рублей, Исаков О. Б. пропустил Джалиева и Гырлхарова с вещами в самолет».

Не стоит, читатель, удивляться столь ничтожной сумме взятки. Ведь взятка-то была дана неизвестно за что, поскольку все вещи, находившиеся в багаже потерпевших, не являлись на самом деле запрещенными к вывозу из России, ну, хотя бы потому, что были, так сказать, б/у. Если ни за что платятся такие деньги, то можно лишь гадать, каков размер взяток за провоз на Кавказ оружия или наркотиков.

Ах, Олежек, Олежек! Ну, что ты наделал? Зачем на службе качаешь в разные стороны головой? Ты можешь сказать: мало ли по какому поводу в те минуты стала болтаться голова, например, от переутомления. Это так. И тем не менее на службе и при исполнении качать головой – не след. Особенно, если общаешься с лицами кавказской национальности. Видишь, как всё обернулось? В голове не имея ни единой черной мысли, попадаешь в историю: южане тебя не так поняли и полезли в карманы за дополнительными денежными знаками.

У следователей, особенно, если они по особо важным делам, имеется такая манера – всякое лыко вписывать в строку. И ты, Олежек, фактическая жертва стечения обстоятельств, превращаешься из страдальца в подозреваемого, а после и того хуже – в обвиняемого. Те же, которые чуть ли не насильно всучили тебе те проклятущие деньги, обращены следователем в милых ягнят, попавших в лапы злейшего вымогателя, то есть в твои грязные лапы.

Из приговора Октябрьского районного суда Екатеринбурга:

«Признать Исакова Олега Борисовича виновным в совершении преступления… и назначить ему наказание в виде трех лет лишения свободы с конфискацией имущества и содержанием в колонии усиленного режима».

Ну, ничего, Олежек. В нашей жизни всякое бывает… Налетает даже с тучами гроза. Но ветер утихает, тучи уплывают и опять синеют небеса. И над тобой, даст Бог, скоро небо из клетчатого превратится в сияющее голубизной. Все будет, Олежек, путём.

Меня тревожит лишь одно: уж больно ты попривык к похвалам и ласкам. Возможно, по этой причине не нашел в себе сил, чтоб приговор воспринять, как ныне модно говорить, адекватно. Нет слов, как тебе не везет: почему бы той же судебной коллегии по уголовным делам областного суда не пойти навстречу твоей слезной просьбе и малость не скостить срок. Ну, куда там – ни-ни!

Ты, Олежек, находясь на службе, должен был держать ухо востро, а хвост – пистолетом. Какие поблажки лицам кавказской национальности, а? Тут ведь как: или ты их, или они тебя – закон гор.

Из письма следователя по особо важным делам Уральской транспортной прокуратуры В. И. Курдюмова:

«Данное преступление стало возможным в результате недостаточной работы по подбору и расстановке кадров, бесконтрольности при исполнении младшими инспекторами их обязанностей по досмотру багажа и ручной клади».

Смотри, Олежек, как далеко потянулась твоя история? Мало, оказывается, тебя воспитывали. И контролировали слабо. Иначе, по мнению следователя по особо важным делам, не стал бы на службе мух ловить в ту для тебя роковую ночь, а с присущей тебе отвагой и с пистолетом Макарова наголо обезвредил бы тех двух наглых кавказцев. Пусть лучше они давят наши российские нары, чем ты, такой замечательный российский парнишка.

Из ответного письма полковника милиции Ю. Я. Шабалкина:

«Сообщаем, что представление следователя по особо важным делам руководством управления1212
  Имеется в виду Среднеуральское управление внутренних дел на транспорте.


[Закрыть]
рассмотрено и доведено до сведения личного состава. Кадровому аппарату предложено более глубоко изучать кандидатов при приеме на службу, а также разработать систему мер воспитательного воздействия на личный состав подразделений на местах».

Глянь, Олежек, какое крутое было у тебя начальство?

Ты скоро вернешься. Я имею в виду: оттуда, откуда небо видится в клетку. И сам сможешь убедиться, как лихо сейчас действует новая «система мер воспитательного воздействия». Теперь худо, как худо придется всем оставшимся взяткополучателям. Кое-кто от подобного тотального нажима со стороны полковников может струхнуть и насовсем завязать с отъемом денег у граждан. Почему бы и нет? Хотя, Олежек, ты лучше меня знаешь истинную цену таким с виду грозным бумажкам.

Нет, не ты, Олежек, первый. Не тебе быть и последним. В недрах некогда тебе родного ведомства такое творится, что… Твое баловство с шестью тысячами – семечки. А грозное письмо, процитированное выше, всего лишь отмазка.

…Дела идут. Милицейская контора пишет. Бухгалтер деньги выдает. Пока, Олежек, к несчастью, – не тебе, а господам полковникам. Но не унывай особо. Будет и на твоей улице праздник.

Сказ о том, как хохол москаля дурил

Железнодорожный районный суд Екатеринбурга рассмотрел уголовное дело в отношении В. С. Федоренко. Приговор вступил в законную силу и есть смысл об истории рассказать. История типична. Когда все чем-нибудь торгуют, когда рисковые люди ходят по узкой грани между законом и беззаконием, чаще всего срываются и оказываются…


…Вадиму Сергеевичу Федоренко жить бы да жить на плодородной родной украинской земле, выращивать наливные яблочки и продавать своим российским братьям-славянам, благо у последних из-за климатических условий не очень-то сады цветут.

Ан нет! Он избрал иной путь – путь купли-продажи, то есть перепродажи того, что произведено совсем другими. Решил так: пусть москали распроклятые горбатятся, им спину гнуть привычно, а он станет российскую валюту загребать чистыми и не натруженными руками. Посидел так денек, другой. Посоображал. Почесал в затылке. И надумал. В голове созрел гениальный план. Надо было только его осуществить.

Август. Федоренко узнает, что его землячка по Запорожью мечтает сбыть с рук «Таврию». Федоренко тут как тут, явился пред светлые очи владелицы сего транспортного средства. Поторговались, погуторили про жизнь и ударили по рукам. Карбованцы – панночке Кочерженко, а документы на авто – пану Федоренко.

Правда, некоторые документы были какими-то странными: по ним получалось, что никакой купли-продажи и в помине не было. А что же тогда было?

Теоретически, всего лишь передача во временное пользование машиной по доверенности в целях свершения турпоездки своим ходом до Екатеринбурга.

На таможне, пересекая границу России (за рулем сидел некий Белан, якобы, автотурист, нанятый тем же Федоренко) проблем не было: очередной любитель путешествий, решивший своими глазами поглядеть на далекий и загадочный седой Урал, не мог вызвать подозрений.

В режиме «временный ввоз» «Таврия» через четыре дня благополучно прибыла в Екатеринбург, где остановилась на отдых на автостоянке по улице Пехотинцев.

Пока все шло гладко, то есть законно. Если, конечно, судить с формальной точки зрения. Потом же…

Тот же самый автомобиль, то есть «Таврия», в одночасье становится собственностью Федоренко. Если отправляясь из Запорожья Федоренко и Белан были вроде как временные пользователи, то в Екатеринбурге, как по мановению волшебной палочки, всё становилось наоборот.

Значит, Федоренко становится собственником машины. Следовательно, Федоренко с такой машиной может совершать любые операции. И вскоре сделал все, что хотел. Нашел И. Ф. Быкова и «загнал» ему машину.

Автолюбитель, сталкивавшийся с куплей-продажей транспортных средств, удивится: зачем Быков делал эту покупку, неужели он не знал, что его приобретение никто не зарегистрирует?

У Быкова «Таврию» зарегистрировали в ГИБДД на полном законном основании, поскольку были представлены все необходимые документы. И никаких сучков или задоринок!

Мистика? Нет. Взятка? Нет. Тогда что же? А то, что Федоренко – тертый калач и не бросается в воду, не зная броду. Он предусмотрел все, чтобы придать своему мелкому бизнесу видимость законности.

Украина – это государство, где все продается и все покупается. Поэтому Федоренко не составляло особого труда за небольшую мзду в своем родном Запорожье заполучить незаполненные, но с печатями и подписями, бланки-счета одной коммерческой фирмы, специализирующейся на торговле автотранспортом. Так что в Екатеринбурге Федоренко оставалось лишь внести нужные реквизиты, и сделка приобретала законную форму.

Ну, хорошо, скажут знатоки, воспользовался документами не очень порядочной фирмы – это вполне возможно, в том числе и в России. Однако этого мало. Ведь «Таврия» прибыла в Россию не как товар, а как туристическое транспортное средство, следовательно, не подлежит продаже. Необходимы таможенные документы, подтверждающие законность ввоза в Россию этого товара.

Россия – это пока то государство, в котором можно все продать и купить. В этом смысле между двумя славянскими народами много общего (и напрасно они обзывают нас москалями) и было бы грешно не видеть родства.

Федоренко отлично это знал. Так что среди документов на автомобиль, купленный Быковым, имелись те, что выданы таможней. Правда, не той, через которую проходила машина в турпоездке на Урал, а другой, Белгородской. Видимо, с ней было легче договориться: штабс-капитана Верещагина на месте не было, а другим таможенникам за державу Российскую обидно не было.

Короче говоря, у Федоренко имелись в наличии и пустые, незаполненные таможенные документы, также с печатями и подписями.

Федоренко сбыл не одну машину «Таврия», а несколько. Тем же способом. Фирма действовала без сбоев. И только чистая случайность на время приостановила предпринимательскую деятельность.

Прибыльным бизнесом занимался Федоренко. Было у него два реальных источника доходов.

Во-первых, за счет разницы цен в Запорожье и в Екатеринбурге. Там сбыть по хорошей цене «Таврию» невозможно. У нас берут за милую душу и дают хорошие деньги.

Во-вторых, за счет неуплаты таможенных сборов: с каждого автомобиля он клал по десять с половиной тысяч – не карбованцев, а весомых российских рублей.

Стоп, теперь скажем, за что же судили Федоренко, гражданина соседнего, не совсем дружественного к москалям государства: за уклонение от уплаты таможенных сборов, которые в общей сложности вылились в кругленькую сумму.

Лопнула еще одна фирма, специализирующаяся на мошенничестве. Федоренко осужден и, наверное, на какое-то время приостановит свою бурную предпринимательскую деятельность.

Однако остаются при исполнении наши славные стражи экономических интересов России – таможенники Белгородской таможни. Это же они снабдили украинского «бизнесмена» чистыми подлинными таможенными документами. Впрочем, они как бы ни при чем. Пока, во всяком случае.

Светлой души паренек

Зал заседаний Октябрьского районного суда. Людей – единицы. Да и те, судя по всему, заявились сюда не по доброй воле, а по крайней необходимости, – свидетели и потерпевшие, представители защиты и обвинения.

Но вот в зал входят конвойные: они доставили своего подопечного, героя сегодняшнего дня.

Идет неспешное водворение в клетку из толстых металлических прутьев, где «героя» ожидает скамья подсудимых – это его законное место по крайней мере на несколько дней. В полупустом зале особенно неприятен звук бряцающих наручников. Адвокат, пользуясь минутной паузой, общается с подзащитным. Прокурор углубленно изучает какие-то записи.

– Встать! Суд идет! – Звучит женский голос.

Председательствующий на этом процессе и народные заседатели занимают свои судейские кресла.

Решаются рутинные вопросы. Посовещавшись на месте суд решает начать слушание дела. Оглашается обвинительное заключение.

Лирическое отступление: взгляд в недалекое прошлое.

В середине июня 1994 года главный врач горбольницы (город Троицк Челябинской области) Юрлов пребывал в сильном напряжении, чуть ли не в шоковом состоянии. Сидел он в служебном кабинете, горестно вздыхая и охая. И было отчего! Его подопечные – контингент сильно болезненный и очень нервный. Требуют уколы ставить – и все тут. У Юрлова же – шприцы на исходе. Отчаянные попытки отыскать те самые шприцы оказались тщетными.

Одним словом, появился острейший спрос. В рыночных условиях уже, кажется, всем известно: коли налицо спрос – жди непременно и предложение.

…У Жени Кострикова возникли проблемы материального свойства. Ну, просто до зарезу понадобились деньги. Много денег. Но деньги, тем более приличные такие, на дороге не валяются. Их надо было добыть. Возможности же родного провинциального городка (Тобольск Тюменской области) Женя уже полностью использовал.

Посовещавшись на семейном совете, бизнесмен провинциального значения решает расширить диапазон. Для этого он уезжает в Екатеринбург, в город, где по глубокому его убеждению (и он не ошибся), для делового человека возможности гигантские.

Столица Среднего Урала встретила сибиряка душевно, заключив его в крепкие объятья.

Здесь все для него складывалось наилучшим образом. Обратился в фирму «Гермес-сервис» на предмет нехлопотной, то есть быстрой, регистрации собственной фирмы. Женьке не пришлось ломать голову даже над выдумыванием названия. Все сделали за него. Заплатил – получил все учредительные документы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное