Геннадий Гиренко.

Сеть



скачать книгу бесплатно


Беги милая, беги. Тебе никуда от нас не скрыться. Можешь забиться в любую щель, зарыться под землю или улететь на край земли, мы всё равно тебя найдём. Разыщем и вернём. А всё по тому, что мы обитаем в твоих мыслях.

глава 1


Маришка шла по улице и буквально млела от счастья.

Мимо урча моторами проплывали автомобили. Спешили по своим неотложным делам редкие прохожие, а солнышко, такое тёплое в эти утренние часы, пробив лучи между пиков величественных небоскрёбов, приятно припекало макушку девушки и, вдобавок ко всему, – в воздухе неповторимо пахло весной. Боже, как же в этот момент она была счастлива. Не передать словами.

В голове приятно звучит музыка. Не навязчивая. Такая, что успокаивает. От неё на душе у Маришки тепло и хочется улыбаться каждому встреченному прохожему, пританцовывая в такт незамысловатому мотиву, хотя со стороны это бы выглядело немного странно. Согласитесь – будучи на девятом месяце беременности, идти по улице и танцевать – смотрится немного несуразно. Да и честно говоря – неудобно ей это.

К ней, не сбавляя скорости подскочил молоденький парнишка, – лет пятнадцати, не больше, и улыбаясь радостной улыбкой протянул навстречу ярко-красный цветок, но прочитав в её взгляде непонимание, насильно вложил его в руку.

– Спасибо, – сконфуженно опуская глаза, пролепетала она, и благодарно расцвела в смущённой улыбке.

Она пыталась отвесить ему изящный реверанс, но из-за живота ничего не вышло. На что паренёк довольно шмыгнул носом, радостно ей по-детски улыбнулся, и понёсся куда-то дальше, наверное, чтобы снова почудить. И в этом она не увидела ничего странного. Ведь вокруг весна. Над головою щебечут птицы, а ей, глядя на её округлый живот, улыбаются все на свете люди. Уровень гормонов у девушки просто зашкаливал.

– Милая, тебе необходимо передохнуть… – в который уже раз раздался в голове у Маришки приятный голос медицинского консультанта – мема.

Маришка от него мысленно отмахнулась. Не потому, что она совершенно не устала. Наоборот. За то недолгое время прогулки, у неё уже начала побаливать поясница, но это ничего – она пройдёт. Нет, просто в последнее время она всё старалась делать ему наперекор. Из принципа – вот и всё.

Мимо очень медленно проплывали разукрашенные витрины магазинов. Из них на неё с толикой удивления смотрели разодетые манекены. Маришка им кивала, словно они были её старые друзья, и как это не странно, они кивали ей в ответ. Будто узнавали или знали, что одеты они в разработанные ею же костюмы.

Приятная прохлада начинающегося дня будоражила её словно чашечка утреннего кофе, а музыка, что звучит в голове, добавляет ей краски радости к и без того прекрасному настроению. А почему ей не радоваться? Она любима. Через два дня ждёт рождения своего первого ребёнка, который уже выбран городским советом из сотен тысяч детей для службы их прекрасной республике. Ради всеобщего благополучия и процветания. Редко кому так может повезти? Ведь согласитесь?

Медицинский консультант-мем бубнил и бубнил, и никак не желал успокаиваться.

Его забота её раздражала. Но это так – несильно. Лишь чуть-чуть. Ведь она понимает, что о ней заботятся.

Этот маршрут Маришка выбрала случайно. Просто, по утру ей захотелось побыть среди людей. Пройтись по ещё спящим улицам города, а не отсиживаться, как ей советовали подруги, где-то в тенёчке под деревом, вдыхая аромат свежераспустившихся листьев. Там конечно идиллия, можно даже сказать гармония, от единения человека с природой, но всё же, не смотря на столь ранний час – там сейчас довольно шумно. И в основном, из-за бегающей детворы. Что не удивительно. Ведь пока не наступила удручающая жара, новоиспечённые мамаши старались выгулять свои чада, пользуясь временем, выделенным им правительством, для пребывания со своим подрастающим поколением. (Но это так, к слову).

– Милая, тебе вредно так долго находится на ногах, – вновь разродился консультант поучительной речью. – Ты бы присела? Передохнула?

Тотчас, повинуясь приказу мема, рядом с девушкой остановилось городское такси. Приветливо распахнув перед ней свои двери, оно поманило её внутрь уютного салона.

Мем, – он не живой. Он виртуальная программа, призванная исполнять все её прихоти. Так откуда ж ему было знать, что за мысли витают в голове у переполненной чувствами девушки?

Она отрицательно встряхнула волосами. Как же ей не хотелось сейчас его слушаться – просто ужас. А хотелось побродить по тротуарам. Подышать до наступления дневной жары, прохладой наступающего утра. Только вот кушать, тоже немножко хочется. Но это так – не сильно. Совсем чуть-чуть.

С чувством голода Маришка свыклась уже давно, а если сказать честно – её оно не покидало никогда. За все месяцы беременности, она всё время что-нибудь да жевала. Челюсть у девушки находилась в постоянном движении. Подумав о еде, Маришка сглотнула слюну. Она представила, чтобы сейчас слопала и мем не заставил себя долго ждать.

Тотчас из закоулка, будто по волшебству, вынырнул щегольски одетый официант и отыскав взглядом девушку, расплылся в счастливой улыбке. Он, словно хотел заключить её в объятья, растопырив руки бросился к ней на встречу. От неожиданности Маришка даже испуганно отскочила.

– Згинь, – вскрикнула она, после чего он резко притормозил и бережно взял её под локоть.

– Мы так рады, что вы нас решили посетить, – не давая ей вставить слово, затараторил он. – Ваш мем нам подал заказ, и вы не поверите – у нас уже всё готово.

Он увлёк её в фойе придорожного ресторана, вывеску которого она каким-то образом умудрилась прошляпить. Странно…. Обычно такие заведения она никогда не пропускала. Из вредности Маришка попыталась вырвать у него руку, но официант оказался настойчивым и, она, покорившись судьбе, обречённо качнула головой. Но тут же, похолодела…. Что-то в окружающем пространстве её сильно насторожило.

Его она заметила не сразу. Он стоял в каких-то трёх метрах от неё и держал в руках картонную табличку. Маришка напрягла зрение. На ней, корявым почерком от руки, было что-то неразборчиво написано. Но что – она не успела прочитать. Официант настырно тянул её за собой, поэтому девушка, притопнув ножкой, решила проявить строптивость. Желая прочитать загадочную надпись, она задержалась.

«Не верь всему, что ты видишь» – на картонном огрызке прочитала Маришка, а посмотрев ему в лицо, растерянно пожала плечами. Эта фраза ей ни о чём не говорила. И вообще – этот тип показался ей каким-то странным. Можно даже сказать, – немного страшным. И одет он был в какие-то лохмотья. Весь небритый и наверняка от него воняло немытым телом. Маришка брезгливо поморщилась. Ей даже показалось, что она смогла разглядеть засохшую болячку на его заросшей щетиной, грязной и не мытой шее.

– «Как можно довести себя до такого ужасного состояния?» – успела подумать она, прежде чем официант втянул её в уютное фойе. Странно? В мире, где все люди богатые и счастливые, Маришка не припомнила случая, чтобы ей повстречались нищие.

Жестом, официант пригласил её в главный зал, где предложил ей уютный столик. Он словно знал, что она не захочет остаться в одиночестве. И на это раз, он оказался прав. Здесь, не смотря на столь ранний час, расположились те редкие посетители, что предпочитают провести начало дня за утренним ароматным кофе, уплетая за обе щёки аппетитные сэндвичи. Перелистывая перед глазами, свеже выпущенные виртуальные газеты.

Войдя в зал Маришка обеспокоенно оглянулась. Огромный стеклянный витраж, демонстрирующий панораму улицы, был сейчас завешен тяжёлыми портьерами, так что тот тип, с картонкой в руках, мог её уже больше не тревожить. Но почему тогда образ этого нищего никак не выходит у неё из головы? Сбрасывая нахлынувшее наваждение, Маришка вновь встряхнула волосами.

Не успела она расположиться в кресле и с облегчением вытянуть под столом ноги, как подали сразу несколько блюд. Впрочем, все они соответствовали её интересному положению. Блюда были похожи на букетики из цветов или же на натюрморты, с любовью нарисованные на крохотных тарелочках, чем на ту пищу, от которой можно хоть как-то насытиться.

– Что будете пить, мэм?

Маришка пожала плечами.

– Сок, если можно? Яблочный.

Едва она поднесла ко рту первый салатный листик, который ловко подцепила серебряной вилочкой с тарелочки, как шум донёсшийся до неё со стороны вестибюля дал понять, что на этом её одиночество безвозвратно утеряно.

Пыхтя, словно старый локомотив, в зале нарисовалась Светка. А следом за ней, целеустремлённо глядя ей в спину, шествовала неизменная её тень, Танюшка. Светка, по обыкновению была сосредоточена. Передвигалась она широким размашистым шагом и, если понаблюдать за ней со стороны, то может показаться, что не затормози она вовремя, все стоявшие на её пути предметы будут немедленно сметены.

– Вот ты куда от нас спряталась, голубушка, – заорала она, едва разглядела пригнувшую голову к столу Маришку. – Слушай, ты не пугай нас так больше, ладно?

Она бесцеремонно опустила свой широкий зад на противоположный с Маришкой стул и с такой же бесцеремонностью стащила с её тарелки салатный листик. С секунду его пожевав, она удивлённо посмотрела на неё, но смолчала.

– Что за паника? – выдавила из себя Маришка и робко подхватила с тарелочки аппетитную дольку помидора. О был вкусный, зернистый и от него ей захотелось есть ещё больше.

– Что значит, что за паника? – в свою очередь удивилась Светка. Танюшка, соглашаясь с ней кивнула и удивлённо округлила глаза.

– Ты что? Разве ничего не слышала? – спросила она.

Робко придвинув стул поближе к подруге, Танюшка так же робко примостила на него свой худенький зад. – Да об этом сейчас вся городская сеть трещит… – возмутилась она.

– Вы о чём, девчонки?

Танюшка склонилась к ней через стол и будто заговорщик в пол голоса прошипела:

– Революционеры… Вот что.

От её известия Маришка невольно оглянулась. Слава богу, за ней никого не было. Портьера была по-прежнему плотно задёрнута, и как не старайся тот тип заглянуть сквозь неё, у него бы из этого ничего не вышло. В ней не было даже крохотной щелочки.

– Ну и что? – сквозь силу выдавила она из себя.

От её слов Светка возмущённо запыхтела. На революционерах она была серьёзно повёрнута. От мысли, что кто-то может обрушить сотовую сеть и лишить её всех благ в жизни, Светка приходила в неописуемый ужас. Сотовая сеть была для неё всем. Что может быть хуже, чем потерять связь с подругами или такого надёжного друга, как мем, поселившегося в её сознании, чтобы своими незаменимыми советами заботиться о её комфортном состоянии? Наверное, только смерть. Сама возможность, что это может произойти – вызывало у неё панику. Как, впрочем, и у подавляющего большинства населения республики. И Маришка среди них, не была исключением. Она этого боялась в равной степени, как и все остальные, но, как не крути – кто такие революционеры понятия не имела. А тем более, она не могла понять, зачем им вообще это нужно. Проглотив новый помидорчик и поцокав язычком, она насколько это возможно, беззаботно произнесла:

– Ну и что? Они же никого не убили?

Светка запыхтела с удвоенной силой. Её возмущению не было предела. Она конечно дамочка ничего. Иногда даже приятная, но категорически не выносила, когда ей пытались возражать. Спорить со Светкой – гиблое дело. Вот и сейчас. Зыркнув на неё негодующим взглядом, она завелась.

– Подруга, у тебя что… – воскликнула она, – пузик совсем на мозги наехал? Ты хоть представляешь, что случиться, если ты надумаешь здесь сейчас рожать? Ведь если этим подонкам удастся обрушить сеть – нам всем капец. Ты роды принимать умеешь?

Она зачем-то посмотрела на Танюшку, которая, словно у неё случился нервный припадок тут же отрицательно замотала головой. Светка этим удовлетворилась и ткнув в сторону Маришки бриллиантовым коготком, мрачно заключила:

– Вот… И я, о том же. Обрушится сеть, рожать тебе придётся на этом столе, и в бездарной компании двух симпатичных бестолочей. Ты себе это представляешь? Да я помаду из своей сумочки только с третьего раза достаю, не то что ребёнка из твоей… – она предусмотрительно замолчала, красноречиво кося на живот Маришки глазами.

Возле их столика нарисовался официант. Он элегантно им поклонился и протянул в полусогнутой руке поднос с благословенным завтраком.

– А тебе чего? – будто это он был виновником всех их бед, рявкнула на него Светка. Похоже, она нашла искомый объект, на который можно было выпустить скопившийся пар. Официант растерялся:

– Завтрак мэм, – пролепетал он.

Светка жеманно затрясла пальчиками и изобразила на лице такое отвращение, что не знай Маришка свою подругу, она бы подумала, что её сейчас вывернет.

– В такую рань, такую дрянь? Да ты с ума сошёл, родимый! Мы ничего не заказывали…

Официант с этим был категорически не согласен. Он твёрдо посмотрел в глаза капризной девицы и не менее твёрдо заявил:

– Дамы, ваши мемы послали нам запрос. Не хотите завтракать – не надо. Ваше право, но заплатить вам всё же придётся.

Он уже развернулся, собираясь уходить, как Светка молниеносно зацепила его коготком за белоснежную курточку и силком подтащила обратно.

– Стоять, парень. Ну-ка, что там у тебя?

– Стэйк, мэм. Кофе и салат…

– Да ты точно издеваешься! Притащить со сранья два килограмма целлюлита! – Светка потянула носом, исходящий из чашки аромат. – Кофе хоть с коньяком? – заинтересованно спросила она.

– Да мэм. С отличным.

– Ах, прощай фигура, – Светка обречённо вздохнула и взмахнула ручкой, но заметив плотоядный взгляд Маришки, осеклась.

Та вожделенно уставилась на стэйк и глотала слюнки. Помахав перед её носом ручкой, она ткнула Маришку пальчиком в лоб.

– А что это мы тут глазки расписюнили? – язвительно поинтересовалась она и пресекая поползновения на кусочек мяса, грозно добавила: – Забудь, дорогуша. Нам осложнения ни к чему. Единственное, что тебе светит – можешь его нюхнуть. Но не сильно, – чтобы не втянулось.

Недолго думая, Танюшка придвинула к себе тарелочку со стэйком. Её рот предательски влажно заблестел, но это уже Маришка выдержать не могла. Глядеть, как кто-то обжирается у тебя под носом, в то время как она девятый месяц загибается от голода – такого Маришке было уже не вынести. Она решительно поднялась на ноги и бросив на подруг злобный взгляд, язвительно прошипела:

– Можете и дальше здесь чавкать, но только без меня. А я пошла, вот… – решительно заявила она, старательно отводя глаза в сторону.

– Куда? – с набитым ртом, удивлённо поинтересовалась у неё Танюшка.

– В парк. – Маришка раздражённо дёрнула плечами. – Мем сказал, что я должна больше дышать воздухом. Ребёнку нужен кислород.

– Никуда ты без нас не пойдёшь, – возразила ей Светка. – Мы берём над тобой шефство.

С этими словами она решительно отодвинула от себя столовые приборы, немного посомневалась, но всё же залпом осушила чашечку с кофе. Поднявшись на ноги, Светка с силой оторвала от стола Танюшку и потащила её следом за направившейся к выходу их подопечной. Маришка у выхода оглянулась и снова обомлела.

В дальнем конце зала, почти скрытый в тени какого-то разлапистого растения, за отдельным столиком снова сидел тот тип. В руках он держал неизменную картонку. Маришка прищурилась, пытаясь рассмотреть, что же в этот раз на ней было написано, а прочитав, снова пожала плечами.

«Ничему и никому не верь. Они убьют твоего ребёнка», – с трудом разобрала она корявые буквы.

– «Кто его сюда пропустил?», – подумала Маришка. Это тип уже начинал дико её пугать. – «Странно, как в такой грязной одежде он смог беспрепятственно проникнуть в ресторан?» – Она растерянно оглянулась на своих подруг и сбавив шаг тронула Светку за руку.

В этот раз, он показался ей не только противным, но и довольно страшным. От него веяло какой-то ужасной тайной и вполне ощутимой угрозой. – «Может, это и есть революционер?», – со страхом предположила она.

– Ты чего? – немедленно откликнулась Светка, заметив, как та побледнела. Маришка выглядела очень напуганной.

Тип перевернул картонку, и Маришка увидела новую надпись:

«Не говори им. Они тебе не помогут», – прочитала она.

Маришка не собиралась его слушаться. Глянув на Светку, она большим пальцем руки осторожно указала себе за спину:

– Све-е-т…. Там какой-то мужик всё время за мной ходит … – полушёпотом и растягивая слова, просвистела она. – Маньяк, наверное. А может, даже и революционер. Ты только не смотри на него сразу. Оборачивайся, осторожно.

– Где? – Светка беспардонно развернулась всем телом и посмотрела в указанном ею направлении.

– Ну Свет…. Я же просила, осторожно! – простонала Маришка.

Не обращая внимания на её предупреждение, Светка завертела головой. Кулачки сжаты, тонкие линии бровей сдвинуты. Ясно как божий день – Светка приготовилась к обороне.

– Показывай, где он? – глухим голосом спросила она.

– Там…. В конце зала. Страшный такой, грязный тип, – Маришка робко оглянулась, но так и осталась стоять с открытым ртом. Тип исчез. Он словно испарился. Только что был – и его уже нет.

– Да где же?

– Честное слово, он сидел вон там, – Маришка ткнула пальцем в конец зала. – У него ещё кусок картона в руках был.

– Ты какую траву жевала, подруга? – Светка недоверчиво посмотрела на неё. – Да-а-а… Чем больше ты беременеешь, тем сильнее ты дуреешь, – изрекла она. – Ладно. Топай ущербное создание. Мучаться тебе осталось недолго.

– Ну, он честно там сидел. – От того, что ей не поверили, Маришка была готова расплакаться, но переубедить подруг было выше её сил. – Он и на улице меня подкарауливал, – оправдывалась она. – В руках точно такая же табличка, но с другой надписью. Страшный такой. Грязный и, наверное, вонючий.

Светка глубоко вздохнула и с жалостью посмотрела на неё.

– Бывает, – вздохнула она. – Тебе бы к доктору…

глава 2


За прозрачным корпусом кареты скорой помощи, на которой везли в роддом Маришку, внизу проплывал цветущий город. Она любила рассматривать его с такой высоты. Причудливые строения самых разнообразных форм подмигивали ей отражёнными от стен зеркальными бликами солнечных зайчиков. Слепили её, искажёнными от окон всеми оттенками красок, да так необычно, что приходилось удивляться всей цветовой гамме преломленных лучей, заставляющей улыбаться от восхищения душу девушки.

Здания взметались на такую невиданную высоту, что, казалось, будто своими верхушками они царапают звёзды. Разнообразные и удивительные конструкции, да такие, что если напрячь воображение, то можно себе представить будто это птицы расправили крылья и вытянув шеи уносятся в необъятные небеса, подальше от изнуряющего жара улиц.

Мимо спешившей к медицинскому центру неотложки неспешно проплывали воздушные такси. Куда-то тянули тяжёлые грузы неуклюжие грузовики, и никому не было дела, что в украшенной проблесковыми маячками крохотной машине в любое мгновение может появиться на свет новая жизнь. Впрочем, и самой Маришке в этот момент ни до кого не было дела. Сейчас она ненавидела всех и вся.

– Дышите роженица, глубже дышите …. – деловым тоном наставляла склонившаяся над ней медсестра. – Да что же вы такая неугомонная?

Над Маришкой возвышалась одетая в белоснежный халат строгая деловая женщина. Она попыталась нацепить ей на лицо кислородную маску, но Маришка отпихивала её рукой и время от времени угрожающе рычала. За вторую свободную руку её удерживал Фил. Сам того не замечая, он до боли сжимал её пальцы и по щенячьи испуганно скулил. Вообще-то, он вовсе был и не Фил, а Федя. Но так его называли все друзья, и она среди них не была исключением. Менеджер старшего звена в корпорации «ZettA», а по совместительству ещё и её муж, должность довольно-таки солидная, но на это ей сейчас было наплевать.

– Молодой человек, да отцепитесь вы от неё! Вы же ей руку сломаете, – пыталась вразумить Фила медсестра, но у того от испуга уже крыша поехала.

Это был их первый ребёнок, поэтому от предстоящего события они оба шалели от страха и поскуливали каждый на свой лад. Особенно она. Не будь Маришка зафиксирована на каталке, она бы уже давно дала отсюда дёру. И ей было наплевать на ту огромную высоту, на которой они сейчас летели.

Следом за каретой скорой помощи, почти впритык, их преследовал шикарный лимузин, в котором сидели Светка и Танюшка. Как они могли пропустить такой момент? В скорую их конечно не пустили, иначе бы к голосам Фила с Маришкой добавились бы ещё и их завывания. Но это подруг нисколько не огорчало, так как скрыться от них, – дело было вообще нереальное.

Интервалы между родовыми схватками становились всё короче и живот у Маришки задеревенел уже так, что о него можно было смело колоть дрова. Фил её пытался успокоить, но она старалась на него не смотреть. И всё из-за того, что, чем длительнее продолжалось её мучение, тем всё больше она его начинала ненавидеть. Особенно его смазливую физиономию, на которой кроме страха никакого сочувствия она не видела.

«Вот же гад», – думала она. – «Натворил дел, а теперь скулит как щеня, вместо того чтобы её поддерживать».

– Роженица успокойтесь, – казённым тоном продолжала наставлять её медсестра. – Дышите, как вас учили – глубоко. Вдыхаете, и со звуком «пу-у», медленно выдыхаете.

– Да что ты заладила? – вконец рассердилась Маришка. – Я сейчас от страха такое вам «пу» устрою – места мало будет. Ты хоть когда-нибудь сама рожала?

Медсестра посмотрела на неё и презрительно фыркнула. Не понятно: то ли она рожала уже раз сто, то ли это вообще не её обязанность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5