Геннадий Бурлаков.

Отряд. Трилогия «Материализация легенды». Том 2



скачать книгу бесплатно

Интересно, а если мне удастся проникнуть в этот ход, мне станет что-то понятнее? Что за ответы я получу на свои вопросы? Или только вопросов станет еще больше? – Скорее всего, на много больше. Ведь уже сейчас мне неизвестно, кто и зачем это сделал. Жители островка? Или островок сообщается с этим входом? Но кто мог проделать такую гигантскую работу на необитаемом острове, чтобы сделать подземный ход под лагуной? И зачем? От кого скрываться? И кто эти люди? И те, которые скрываются, и те, от кого скрываются?

Слушай, хватит думать! Так и голова будет болеть от чужих проблем!…

Я облетел сначала этот пригорок, где нашел эту дверь, потом немного дальше, – обследовал местность. Никаких следов разумной жизни. Ни вырубленных кустов, ни следов ходьбы или волочения от дверей ни в какую сторону… Да, похоже, здесь живут бездеятельные гномы!

Слушай, а чем я рискую, если зайду в этот лаз? Я, похоже, бестелесное облакоподобное создание, которое пока не встретило никаких опасностей для себя. Облакоподобное? Хм… Придумал же… «Я тучка, тучка, тучка! Я больше не медведь. И как приятно тучке по небу лететь!» – так, кажется, пел Вини Пух?

Ладно, заходим…

Враги-008. Общий сбор.


Лайнел, Сеон и Ясив внимательно смотрели друг на друга. Лайнел смотрел сквозь дым сигары, Сеон прищурился одним глазом сквозь бокал с прозрачной жидкостью то на одного, то на другого, Ясив смотрел открыто и спокойно просто перед собой. На столике перед ними, – а больше перед Лайнелом и Сеоном, – лежали рисунки карандашом и авторучкой. Как будто маленький ребенок разбросал их в беспорядке, не заботясь ни о чем.


Ясив: – …Больше оттягивать у меня нет желания.

Лайнел: – Подожди, значит, ты уверяешь, что есть какой-то остров…

Ясив: – …Архипелаг, – перебил и затянулся сигаретой Ясив.

Лайнел: – Хорошо, пусть будет архипелаг. Словом место, которое неизвестно ни нам, никому-то еще, где могут скрываться значительные постройки и неизвестные нам люди?

Ясив: – Я просто уверен в этом! – Ясив продолжил увлеченно размахивать руками. – Понимаете, господа, на этот архипелаг ушли люди, деньги, материалы и начала разработок идей целой хорошо развитой страны. После того, как исчез этот, как вы его называете, остров, в стране начался страшнейший финансово-материальный кризис. После смерти Правителя той страны исчезли все их разработки в самых разных областях. Мы просеяли через самое мелкое сито людей, институты, библиотеки. Мы вошли в самые секретные лаборатории и исследовательские центры, но ничего не нашли. Представленные ранее на мировых выставках муляжи и образцы техники, достижений химиков, расчеты физиков и всё остальное – просто пропало. Тот потенциал, ради которого была разрушена целая нация этой небольшой страны испарился, как утренний туман под лучами солнца. Самое страшное, что вместе с людьми исчезли и все бумажные и электронные носители, имеющие хоть какое-то отношение к этим разработкам.

Сеон: – Может быть, этих разработок и не было? Может, нас кормили миражами, а не муляжами?

Лайнел: – Не знаю, не знаю.

Помните русский процессор, изобретенный в 70-х годах где-то в Сибири или на Урале, который и сейчас превосходил бы по той своей скорости наши современные «пентиумы» и «целероны»? Он был якобы построен без похожих на наши сверхточных расчетов и сверхчистых материалов людьми, о которых мы тоже ничего не знаем? Куда он делся? – Я не знаю. А кто-то знает? И это в те годы, когда мы только начинали думать, что электронная лампа не предел совершенства в качестве узлов радио! Мы смялись над шуткой пародистов, что в кулаке можно спрятать несколько телевизоров, – почему-то именно русские пародисты эту фразу первыми произнесли. Мы долгие годы уговаривали людей потом, спустя много лет, поверить, что вычислительные машины семейного и офисного типа улучшат нашу жизнь! – А русские уже смогли выпустить в свет такой процессор, хотя и в единичных представительских количествах!…

Сеон: – Этот процессор отнесли на счет русской пропаганды и рекламы своих сил, как и их неработоспособную систему противоракетной обороны от нашего СОИ.

Лайнел: – Да нет, не везде русские обманывали. Конечно, «ракетный щит», о котором они кричали в ответ на наши разработки космического оружия, может и был блефом, но их некоторые достижения всё же были реальными. Я могу судить об этом, – хоть и не как специалист, – но я лично держал в руке цилиндр из брони нашего тяжелого танка.

Сеон: – Я этого не слышал, расскажите.

Лайнел: – Ну, на одну конференцию по каким-то там волновым исследованиям, – или я не помню точно, чему она была посвящена, – пригласили русских. Я прибыл туда со своей дамой, которой очень хотелось засветить свои наряды именно на этом форуме, и арендовал пентхаус. Русские прибыли в сопровождении своих военных и какого-то оборудования. В декларации они отписали, что это оборудование защитит от прослушки номеров, а на словах: чтобы гульнуть как следует с нашими проститутками вдали от своего начальства и своих жен. А за одно, они еще и нас научат такой защите. Им поверили и разрешили остаться на конференции. Когда начались пленарные заседания, они попросили через министерство обороны страны, принимающей гостей, принести самую крепкую бронеплиту своего самого крепкого танка, – для демонстрации какого-то фокуса. Обещали даже не подходить к ней близко. Они и не подходили. Но они вырезали за несколько секунд дыру на всю глубину этой бронеплиты – насквозь – такого диаметра, что мой кулак туда пройдет, хотя и туго. Более того, цилиндр, вырезанный из этой брони, прилагался отдельно как маленький сувенир. Цилиндр лежал отдельно за плитой после всех манипуляций, и не было никаких сомнений, что он как раз вырезан из этой плиты: его размеры, химический и изотопный составы, – всё совпадало, и сомнений не было. А цилиндр не был холодным, хотя и не был слишком горячим, что ожидали наши специалисты. До распада СССР за этой технологией рванулись все разведки мира, – не нашли. После распада СССР эта технология пропала бесследно. И вместе с процессором не всплывает до сих пор. Что вы на это скажете?

Сеон: – Фантастика! Брехня! Пропагандистский трюк! Это же времена «холодной войны»!

Ясив: – Ну почему же? – Я верю, что такое, в принципе, возможно, просто мы не знаем, как это было сделано. Молекулярные связи, атомарные притяжения…

Лайнел: – Вот и я не знаю, хоть и хотел бы чисто из любопытства посмотреть, как это они сделали: из нашей брони бесконтактным методом вырезали цилиндр диаметром с кулак. Не выжгли, а именно вырезали.

Сеон: – Да русские умели пыль в глаза пускать. Тех людей сейчас бы на рекламные просторы…

Ясив: – …А почему Вы думаете, что они там сейчас и не трудятся?

Сеон: – Тоже правильно поставленный вопрос. Но мы отклонились от сути нашего разговора. Продолжите его, пожалуйста.

Ясив: – …Погиб Правитель. Исчезли люди, исчезли разработки, технологии будущего, нет даже артефактов… Да, кстати, когда-то на каком-то закрытом от прессы приеме, где оказался типа «случайно» наш сотрудник, Правитель, смеясь, сказал, что у них есть артефакты, которые перевернут все представления о науке будущего. Но и эти артефакты, – или что он там подразумевал под этим, – найти так и не удалось. И никто об этом точно не знает ничего до сих пор.

Лайнел: – А пробовали ли вы…

Ясив: – …Да всё мы пробовали. Можно представить себе, что бы спрятали процессор или там лазерную пушку. Но невозможно спрятать В чайную чашку или незаметно утопить в ней флотилию, например, авианосцев. Нельзя увезти из страны и спрятать без соответствующего внешнего специфического фона ядерные реакторы и ядерные материалы для них в количествах, от которых кровь стынет в жилах. Нельзя спрятать новые беспрецедентные разработки в системах связи, которые не оставляют следов при и после их использования.

Сеон: – Стоп, что Вы сказали о системах связи? – он перевел взгляд на Лайнела.

Ясив: – Пожалуйста. Была в разработке у них какая-то, – никто не знает какая, – система передачи данных между станциями, подразделениями, городами и пр. Ее не могли бы засечь никакие наши системы обнаружения! Да что там системы связи!?! Разрабатывался или даже внедрялся новый язык программирования для компьютеров, который не могли бы увидеть и распознать никакие ныне существующие системы.

Лайнел: – А последнее поподробнее…

Ясив: – Подробностей, как раз и нет. Ну, НЕТ – и всё! А что, есть варианты?

Сеон: – Да есть тут нестыковки в некоторых банковских вопросах, типа: вот деньги есть, а вот их нет. И тоже, как Ваши артефакты, исчезают в никуда.

Ясив: – Искали?

Лайнел: – Да и не спрашивайте! Искали с самым великим пристрастием.

Ясив: – Много денег?

Сеон: – Да уж не мало. И людей покрошили немало при поисках… Суммы вполне соизмеримы с несколькими Вашими эскадрами авианосцев вместе с их портами приписки и усиленным корабельным сопровождением и вооружением.

Ясив: – Я что-то пропустил?

Лайнел: – Каждый занимался своим делом, потому нам и надо вот так временами встречаться и разговаривать.

Ясив: – …Да разве ж я против? Мне приятно с вами, господа, общаться. Так что там произошло с финансами? Расскажете?


Дальше Лайнел и Сеон рассказали проблемы с титаном и финансами, их сопровождавшими. Ясив задумался и сказал.


Ясив: – Господа. Я не зря, думаю, заинтересовался этим островом. Его надо найти, – может быть, мы получим ответы на свои вопросы.

Лайнел: – Да я же не против, ищите. И держите нас в курсе.

Сеон: – Вот чувствую я, что всё интереснее и интереснее разворачиваются события!…

Лайнел: – Сил и ресурсов хватит?

Ясив: – Хватит. Если что, – я обращусь. Ваши возможности я знаю.

Отряд. 001. Общее знакомство. Шабаш.


Я проснулся рывком, как от толчка, лежа на спине. Сестры спали с двух сторон от меня, обняв меня и руками, и ногами. Или переплелись вместе «со мной в середине», или переплелись «между собой», а меня забыли вытащить из своих объятий. Возможно, они просто привыкли спать втроем, и потому я удачно вписался в их постельные привычки. Третья сестра сидела в кресле напротив и, судя по звукам, во что-то играла в своем смартфоне, даже не поднимая глаза на нас. Вот уж точно, охрана со всех сторон.

За вчерашний вечер память вернулась тоже сразу. После временного или пространственного, – не знаю уж как это и назвать, – парадокса, да еще и под воздействием выпитого вина, мы с Сестрой устроились на заднем сиденье машины, обнялись и практически не выпускали друг друга из объятий всю дорогу. Перед крыльцом дома машина остановилась, нас из нее вытащили и поставили на ноги другие сестры и водитель, и препроводили внутрь. Не потому, что мы сами не могли, а потому что не хотели отпускать друг друга. Потом душ вдвоем, потом постель втроем, потом сон…

Спал я очень хорошо. В сознании отложилось, что я не должен сегодня вставать, что сегодня выходной, – и я не спешил включать сознание. Но обильно выпитая вчера жидкость давала о себе знать внизу живота, и вполне естественно всё настойчивее просилась наружу. Значит, надо подниматься.

Я начал шевелиться, чем потревожил спящих девушек. Они «включились», как мне показалось, одновременно, глянули перед собой, – благо обе были повернуты лицом ко мне, – потом подняли головы от подушки и глянули друг на друга. Я поднялся и ушел в санитарный блок, а когда вернулся, в комнате уже никого из троицы не было. При подъеме я обнаружил, что на мне нет ничего, кроме часов-браслета, – да и что могло быть после душа и прочего… Попробовал снять часы, но не нашел, в чем секрет застежки, и потому не стал и ломать ее.

После утреннего душа пришла Сестра и поменяла мне повязки на ранах. Раны практически зажили, и беспокойства почти не вызывали. Препроводила в гардеробную, совершенно не обращая внимание на мой вид.

Окончательный подъем. Завтрак. Сегодня я решил завтракать по всем правилам, – за столом в столовой второго этажа, о чем сказал Сестре. Завтрак был быстро сервирован и приятно обставлен руками Официанта, после чего они оставили меня одного.

Я медленно завтракал и думал, чем бы заняться в мой выходной, – может быть последний в этом неизвестном мне еще месте и перед предстоящей непонятной работой. И мысленно возвращался ко вчерашнему вечеру около ресторана. Мысленно повторил все события, все движения, – свои и других людей. Впервые обратил внимание на то, что за весь вчерашний вечер Сестра от меня не отходила, но и не вмешивалась в происходящее. Не может быть, чтобы она не видела, как я передал пареньку свой револьвер. Она стояла около меня, пока я стоял над парнем, когда я сидел толи около лужи, толи в самой луже. Как бы незаметно она переместилась на возможную линию огня охранников, но те стреляли в другом направлении… Уже в машине, целуя и обнимая, я нащупал у нее под одеждой бронежилет, – и совершенно не удивился. Удивился тому, что не нащупал его во время танца… Получается, что она совмещала полезное с приятным: охраняла меня весь вечер, не смотря на танец, выпитое вино, музыку внутри и непонятную ситуацию снаружи ресторана. И только в машине немного ослабила свое напряжение. Видимо, дома она просто передала свою смену сестре, потому мы и не расставались до утра…

Но мне было не менее интересно, что же всё-таки на самом деле произошло ТАМ, – у ресторана и в ресторане. Черт! Есть же такая возможность!…Я включил телевизор перед обеденным столом, переключил несколько каналов и нашел запись репортажа и комментарий репортеров по вчерашнему событию. Понятнее не стало. Если сравнивать с тем, что я знал о своих «похождениях» практически месячной давности, то можно сказать, что всё практически повторилось. Только теперь не со мной…

Ладно, надо будет это всё обдумать в спокойном состоянии, а не в состоянии неги и блаженства, в котором я находился после сегодняшней ночи.

Кстати, а сколько мы вчера выпили в ресторане? Я позвал Сестру, – от завтрака она отказалась, – и попросил, если это возможно, позвать мою вчерашнюю спутницу. Та принесла счет из ресторана и села рядом, – оказывается, я вчера на выходе протянул ей свою карточку и поручил расплатиться, – что выпили мы достаточно много. Только после этого я «дарил» прохожему револьвер, а она закрывала меня от пуль охранников. Мда!… Крепкая девчонка. Хотя, если учесть ту школу жизни, которую они с сестрами прошли, можно было бы не удивляться.

И стало интересно, сколько же понадобится напитков, чтобы вывести ее из строя?

Я смотрел на Сестру и думал, что если я хочу выжить и рано или поздно вырваться из Клиники, то мне надо подружиться с девушками. И сделать это возможно только получив информацию от них, о них, – ну и подружиться. Хорошо бы еще и влюбить в себя… Это было бы просто идеально, – во всех отношениях.

– Сестра, а как распределяются охранные обязанности между всеми, кто меня окружает?

– Мы, сестры, как бы главный и первый внутренний «слой», – если можно так сказать, – обороны. Наша функция непосредственно спасти, вывезти, сохранить, вытащить, – ну и т.п., – Клиента. Водители потому напрямую подчинены нам. Как и сержант, – ну, т.е. Хозяйка. Водители должны обеспечить мобильность группы любой ценой. Хозяйка – командует остальными, хотя прямое руководство идет тоже от нас…

– Ну, если вот сейчас что-то случается, то сестры оплетут меня своими телами и потащат к машине, а остальные рассыплются по периметру и будут прикрывать наш отход?

– Где-то так… Мы, сестры, имеем самую высшую подготовку в группе и можем делать всё то, что умеет делать любой из нашей группы. Хотя у каждого из группы есть свои специфические умения и склонности. У нас во всей группе взаимозаменяемость. Кто-то лучше всех стреляет, кто-то виртуознее водит самолеты или плавает на глубине. Ну и так далее. Например, лучше водить машины и различные колесные механизмы, чем наши американки, никто не может.

– А они, что же, на самом деле американки?

– Да, самые настоящие.

– И есть еще не русские?

– Да кроме сестер никого русских и нет. Полный интернационал.

– Ух, ты!… Я начинаю жалеть, что многих даже не видел, и ни с кем, кроме сестер практически не знаком!… Слушай, ведь сегодня же воскресенье? Выходной?

– Да.

– Так давай объявим на сегодня нашу внутреннюю вечеринку, – оторвемся и познакомимся все.

– Ну, не знаю. Можно, наверно… Нам по контракту положено выполнять все Ваши приказы, а сами мы как-то и не пробовали проявлять такую инициативу вместе. Живем тут, правда, совсем недавно, – да и приехали сюда из разных мест, – но вместе как-то не собирались.

– Так! Зови сюда Хозяйку.

Словом, с их помощью я организовал на сегодня сабантуй. Выяснилось, что в хранилищах дома много интересных напитков, закусок, есть всевозможная музыка и пр. Мы сходили втроем осмотрели зал на первом этаже, обсудили возможную перестановку там мебели, укрепили на подиуме вертикальный шест на случай, если типа кому-то захочется им воспользоваться. Моя роль тут не велика, – только подал идею, а скучающие девчонки сами притащили легкие столики и стулья, украсили гирляндами зал, перетаскали много напитков в бар, – ну и т.д.

В конечном итоге я устал от суеты, – их много, а я один, – и ушел на второй этаж к компьютеру в кабинете. Нашел, пока они возились внизу, репортажи и комментарии по тому вечеру, когда я сам прижимался лицом к стеклу ресторана извне, когда… Словом, посмотрел и послушал «голоса из прошлого»… Но ничего нового я не услышал. В разной интерпретации разные репортеры взахлеб пересказывали всё то, что я так или иначе уже знал.

А кстати, я в настоящее время выехал или не выехал из черты города? Я же давал подписку о невыезде!… Надо будет завтра поинтересоваться.

Я нашел канал в доме, по которому собирались все потоки информации с видеокамер и выбрал те, которые передавали из зала. Мельком наблюдал на одном из мониторов, как девчонки с хохотом толкаются и тащат какой-то гимнастический мат на середину зала. Что это они там придумали? Звук их голосов был слышен просто великолепно.

Пришли девушки и позвали в зал. Я включил дублирующую запись происходящего в зале и около бассейна, – чтобы потом не искать это в анналах охранной системы, – и спустился в зал.

В зале я бегло пересчитал участников, и обнаружил, что не хватает двоих. Кого? – Оказалось Водителей. Послали за ними. Я сказал, чтобы они поставили свои машины перед входом в дом, чтобы нам не надо было долго ждать, если захочется покататься или придется куда-то срочно ехать.

– А куда ехать? – настороженно спросила Хозяйка.

– Ну, а вдруг нам водки не хватит? – сказал я. – В магазин, конечно.

Раздался дружный хохот. Оказалось, что напитков они натаскали со склада столько, что напоить роту пьющих мужиков до мертвецкого состояния проблемой не было бы вообще. «Но лиха беда начала!…» – подумал я.

– Ну, или покататься захотим, – попытался я реабилитироваться.

Хохот усилился. Чего-то я о них не знал, т.к. объяснять этот новый приступ хохота они не захотели.

Водители пригнали машины, принесли еще стулья…

Я включил музыку, мигающие гирлянды, и высказал в качестве первого тоста «за знакомство» свое пожелание получше всем нам между собой познакомиться, рассказать каждый о себе, и сопровождать каждый шаг знакомства дружным распитием напитков. И только крепких напитков, – не иначе. Это вызвало дружный гул голосов. Видимо, все об этом думали, – о знакомстве, – но никто ранее как-то не высказал этого вслух.… И ПОНЕСЛОСЬ!…

Я вышел на подиум и первый рассказал о себе, о том, кто я, какой я хороший, что люблю и что не люблю в жизни, что знаю о своем характере… Ну, и т.п. Внимательно следил за тем, чтобы рюмки постоянно наполнялись и опорожнялись. Призвал каждую рассказать о себе.

В результате этого вечера, когда я его потом просмотрел запись на трезвую голову, подытожил собранный видеоматериал и свел все вместе, то получилась вот такая таблица:




На трезвую голову я сначала сам офигел и струхнул от всего, что узнал так быстро об отряде. Да, на самом деле стало понятно, что это был на скорую руку сформированный очень сильный Отряд для пока еще неясной для меня цели. Только ли для охраны моей особы? – не смешите мои тапочки, – кто я такой для этого?!. Я, конечно, потом еще буду раскручивать каждую девушку на информацию, копаться в сетях и местных базах данных, но и полученная «точечная» информация уже много говорила, что готовят их (нас) к чему-то очень серьезному. Но никто из них (нас), кажется, о конечной цели не знает ничего, как и я. Вот интересно, я в этой группе причина, следствие, программист или проводник?

Когда объем и градус принимаемых напитков стал достаточным, я втихую включил отопление на полную мощность, – и девушки вслед за мной стали раздеваться. Сначала просто распахивать вороты и рубашки. Потом, с завистью глядя на мой голый торс, стали группами и поодиночке инстинктивно рваться к шесту для стриптиза, который я установил не зря еще до начала вечеринки, и когда тоже не без подвоха объявил конкурс на самый короткий танец у шеста, и взял в руки секундомер. – Одеваться снова после очередного «зажигательного» танца никто не спешил, а потом вообще дружно забыли об этом ненужном в узком кругу атавизме человеческого общества.

Потом я предложил из темного «мерцающего» зала выбраться «на свет божий» к бассейну под угасающий уже, но еще приятный солнечный свет сквозь стеклянные крышу и стены плавательного комплекса. В надежде, что никто сегодня не утонет, перетащили туда и установили там подиум с шестом и направили на него прожектор. Потащили они туда же и гимнастический мат. Ну, а вместо стойки бара просто притащили ящики с напитками и коробки со стаканами, поставили их между лежанок и шезлонгов… Оказывается, в некоторых ситуациях и состояниях стойка бара может быть совершенно не нужна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6