Геннадий Авласенко.

Виват, Бразилия!



скачать книгу бесплатно

Виват, Бразилия!
Комедия абсурда в двух картинах

Действующие лица:

Девушка, весьма юная особа.

Юноша, немного старше Девушки.

Женщина, немного старше Юноши.

Мужчина, значительно старше Женщины.

Картина первая

В подворотне обычной многоэтажки стоит, прислонившись к стене, Девушка в мокром плаще и с зонтиком в левой руке.

В подворотню вбегает Юноша. Видно, что он тоже попал недавно под сильный дождь.

Юноша (отряхиваясь). Во льёт! (Замечает Девушку.) Вы тоже спрятались тут от дождя?

Девушка (обижено). Вовсе даже нет! Просто я забыла где-то свой зонтик и потому вынуждена терять своё драгоценное время в этой вот тёмной подворотне без всякой пользы и для себя лично и для нашего общества в целом. В то самое время, как за стенами тёмной этой подворотни меня ожидает светлое настоящее и ещё более светлое будущее, и ещё великое множество самых безотлагательных дел на благо, как нашему обществу, в целом, так и себе лично, в частности!

Юноша (несколько огорошено). Понятно. (Смотрит на Девушку более внимательно.) Но мне кажется, что вы держите свой зонтик в левой руке!

Девушка. В какой руке, вы говорите? (Смотрит на свою левую руку.) Действительно! А я всё вспоминала, где бы я могла его забыть! Огромнейшее вам спасибо!

Юноша. Не за что! (Некоторое время молчат.) Ну вот, теперь вы можете спокойно пойти по своим безотлагательным делам.

Девушка (строго). Во-первых: мои безотлагательные дела – это совершенно не ваше дело! (Задумывается). Или, совсем не ваше дело! А может, вовсе не ваше дело? (Снова задумывается). Ну, в общем, просто не ваше дело! Это во-первых…

Юноша (с интересом). А во-вторых?

Девушка. А во-вторых: как же я могу пойти по своим безотлагательным делам, если на улице льёт дождь, а я забыла где-то свой зонтик?!

Юноша. Но ведь теперь вы знаете, что забыли его в своей левой руке?

Девушка (с вызовом). И вы считаете: достаточно знать, где я забыла свой зонтик, чтобы шлёпать без зонтика под таким ливнем?! У вас, на мой взгляд, явный дефицит серого вещества коры головного мозга!

Юноша (с беспокойством). А белого?

Девушка. Белого у вас в избытке. А вот серого…

Юноша (размышляет). Вчера оно ещё было! Или не было? Не помню!

Девушка вдруг хихикает.

Не понимаю, что тут смешного!

Девушка. Знаете, кого вы сейчас напоминаете?

Юноша. Знаю! Кого?

Девушка. Мокрую курицу.

Юноша (размышляет вслух). По всем законам жанра мне следовало сейчас обидеться.

Или не следовало? Не помню!

Девушка. Не понимаю, как можно обижаться на девушку, которая только что призналась вам в любви!

Юноша (не сразу, недоверчиво). Вы признались мне в любви?

Девушка. Когда?

Юноша. Только что.

Девушка. Правда? Как интересно! И что было дальше?

Юноша. А что, было ещё и дальше?

Девушка. Конечно! Они стали любовниками!

Юноша. Стоп! Давайте по порядку! Вы назвали меня мокрой курицей! Причём тут какая-то любовь?

Девушка. Ну… (Пожимает плечами.) Просто я очень люблю жареную курятину. А вы?

Юноша (с гордостью). Я – вегетарианец! А по сему, питаюсь исключительно зайчатиной!

Девушка. А почему именно зайчатиной?

Юноша. Потому, что я – вегетарианец! А эти зайцы сожрали всю мою капусту! (Умолкает, некоторое время о чём-то напряжённо думает.) Или морковку? Не помню!

Девушка (задумчиво). Жалко, что вы вегетарианец. Вы многое теряете в жизни…

Юноша. Что именно?

Девушка. Мою любовь.

Юноша (недоверчиво). Вашу любовь?

Девушка. Разумеется! А вы думаете, я так просто сравнила вас с моей любимой жареной курятиной?!

Юноша. Простите, но вы сравнили меня с мокрой курицей!

Девушка. А разве это не одно и то же?

Юноша. Не знаю… может быть…

Девушка. Вы не можете этого знать, потому что вы – вегетарианец! С любой мокрой курицы может получиться восхитительная жареная курятина! Уж поверьте специалисту.

Юноша. Вы – кулинар?

Девушка. Нет, модельер.

Юноша. Вы изобретаете новые модели одежды?

Девушка. Нет, продаю на рынке старые, выдавая их за последние новинки сезона.

Юноша. Тогда верю! (Задумывается). Позвольте, а причём тут недостаток моего серого мозгового вещества?

Девушка. А разве от сильной любви люди не теряют самый последний рассудок?

Некоторое время оба молчат.

Юноша. Что ж, теперь я действительно верю в то, что вы и в самом деле признались мне в любви!

Девушка (хлопает в ладоши). Как интересно! Когда?

Юноша. Только что.

Девушка. А я и не заметила! Наверное, это из-за того, что я забыла где-то свой зонтик и потому вынуждена терять своё драгоценное время в этой тёмной подворотне без всякой пользы… (Умолкает, смотрит на юношу.) Или я это уже говорила?

Юноша. Скажите, а мы не встречались с вами раньше?

Девушка. Нет, никогда не встречались. Но мне кажется, что я тоже где-то вас видела!

Юноша. Дэ жа вю?

Девушка. Вы – француз?

Юноша. Правда? А я и не знал!

Девушка. Это потому, что мы учились в одной школе и даже в одном классе. Более того, мы с вами сидели за одной партой, правда, в разных рядах. А теперь вы делаете вид, будто первый раз в жизни меня увидели!

Юноша. Ну да, как же я сразу не сообразил! А классным руководителем у нас был Александр Петрович, учитель физики!

Девушка. Правильно! Александра Петровна преподавала у нас химию! Как хорошо ты всё помнишь! Скажи, а ты встречаешься с кем-либо из наших бывших одноклассников?

Юноша. А как же! К примеру, только вчера я повстречал Вику! Чудесная девушка!

Девушка. Она училась с нами в одном классе?

Юноша. Не знаю, я её об этом не спрашивал. Но это не исключается.

Девушка. Жаль, что ты её об этом не спросил!

Юноша. А как я мог её об этом спросить, скажи, пожалуйста, если я шёл по тротуару и ел мороженое, а она в это время промчалась мимо на собственном «Мерседесе»!

Девушка. Но ты точно знаешь, что её зовут Вика?

Юноша. А ты точно знаешь, что её зовут иначе?

Девушка. Нет.

Юноша. Вот видишь! Почему бы ей не быть Викой?

Девушка. Спроси её об этом на вашем следующем свидании.

Юноша. Обязательно.

Девушка. Ещё спроси, училась ли она в нашем классе?

Юноша. И это спрошу. А ты… ты кого-либо из наших встречаешь?

Девушка. Ну, разумеется! Сегодня, к примеру, я выгуливала Боба.

Юноша задумывается.

Юноша. Боб… Боб… Слушай, никак не могу его вспомнить! За какой партой он сидел?

Девушка. Боб, вообще, предпочитает лежать, а не сидеть. У нас в передней для этого есть специальный матрасик, вот там он и проводит почти всё своё свободное время, без всякой пользы и для себя лично, и для нашего…

Юноша. Стоп! (Девушка послушно умолкает.) Кажется, я его вспомнил! Такой высокий блондин в тёмных очках?

Девушка. Высокий блондин в тёмных очках сидел вчера передо мной в кинотеатре. Я из-за него так ничего и не смогла рассмотреть на экране!

Юноша. И он действительно был в тёмных очках?

Девушка. Не помню. Понимаешь, в кинозале было так много народу, кажется, человек пять или шесть… а этот блондин в очках, что сидел передо мной, всё время лез целоваться к своей соседке!

Юноша. Справа или слева?

Девушка. Не помню.

Юноша. Вспомни! Это очень важно!

Девушка. Вспомнила! Она сидела как раз позади его!

Юноша (недоуменно). Позволь, но ведь позади его сидела ты!

Девушка. Правда? И что из этого?

Юноша. Тогда выходит, что этот блондин лез целоваться к тебе?!

Девушка. Ну, разумеется! К кому же ещё он мог лезть целоваться, если кинотеатр был переполнен?

Юноша (не сразу). Тогда это действительно был Боб, наш бывший одноклассник!

Девушка. Да нет же! Боба я не беру с собой в кинотеатр! Я только выгуливаю его два раза в день: вечером и ещё раз вечером.

Некоторое время они стоят молча.

Юноша. Слушай, раз мы учились в одном классе – может, познакомимся?

Девушка. Я – за! Тебя как звать то?

Юноша. А тебя?

Девушка. Вот и познакомились. (Хлопает в ладоши.) Здорово, правда?

Юноша. Да, не по себе как-то. И уши заложило. Это к дождю…

Девушка. Да, хорошая погода не помешала бы…

В подворотню вбегает Мужчина в шортах и сорочке с короткими рукавами.

Мужчина (обмахивается газетой). Ну и жара!

Юноша. Вы тоже прячетесь тут от дождя?

Мужчина. Естественно, прячусь! (Продолжает обмахиваться газетой.) Дождь, знаете, не помешал бы! Третью неделю такая жара! Ни одной капли дождя! Всё вокруг пересохло, и даже во рту пересохло! Представляете?

Юноша. Представляю! (Девушке.) А ты?

Девушка. Представляю! (Мужчине.) А вы?

Мужчина. Не представляю даже, чем это всё может закончиться! Озимые и те начали желтеть! Я уже не говорю о яровых…

Юноша. Нет, вы говорите, говорите! Не стоять же молча!

Мужчина. Ну… тогда давайте поговорим о литературе. Тем более, что эта тема наиболее мне близка…

Девушка. Понимаю! Вы – писатель?

Мужчина. Как говорится, тепло…

Девушка. Вы – литературовед?

Мужчина. Ещё теплее!

Юноша. Понимаю! Вы – электрик в библиотеке?

Мужчина. В самую точку, молодой человек! Я – слесарь-сантехник на обувной фабрике.

Юноша. Ну, это одно и тоже!

Мужчина. Не скажите!

Юноша. Тогда вы скажите! Какие из современных жанров литературы вам нравятся больше всего?

Мужчина. Жареные факты!

Девушка. А курятина?

Мужчина. В том числе!

Девушка (хлопает в ладоши). Мне тоже! Мне тоже! (Медленно приближается к Мужчине.) Как у нас много общего!

Юноша (растерянно). А у нас?

Девушка (Юноше). Ты мой одноклассник, и должен радоваться моему счастью! (Мужчине). Поцелуйте меня, пожалуйста!

Мужчина. Пожалуйста! (Целует её.)

Юноша. И чему это, интересно, я должен радоваться, глядя, как вы тут целуетесь?! Слушайте, да хватит вам целоваться! Я же могу и разозлиться!

Девушка. Но ведь это глупо – злиться только из-за того, что я тебе не дала списать контрольную по физике в шестом классе! Тем более что у нас с тобой были разные варианты!

Юноша. О той контрольной по химии в восьмом классе я уже и позабыл! И как я мог дать тебе её списать, когда и сам ещё не списал её у тебя?!

Девушка (топает ногой). Всё равно! Ты должен, ты просто обязан был дать мне её списать! Ведь ты знал, как плохо я пишу все эти диктанты!

Юноша. Как же я мог знать? Я мог лишь догадываться, а это совершенно не одно и то же!

Девушка. А я получила тогда единицу и мама не пустила меня на дискотеку! (Всхлипывает.)

Юноша (виновато). Ну, успокойся… не надо плакать! Я больше не буду!

Мужчина (заинтересованно). А меньше?

Юноша. Что, меньше?

Мужчина. Вы у меня спрашиваете?

Юноша. А у кого же ещё! Итак, что меньше: собор Парижской Богоматери или Московский Кремль?

Мужчина. Моя библиотека.

Юноша. Правильно!

Девушка. Нет, неправильно! (Вторично топает ногой.) И совсем даже неправильно! Ведь мне так нужно было, так необходимо было попасть тогда на эту дискотеку! (Мечтательно.) Как сейчас помню: была весна, время первых юношеских увлечений! И он должен был встретить меня на дискотеке… и он ждал меня там, долго ждал… а я… я не пришла!

Юноша. Кстати, а почему ты не пришла?

Девушка. Не помню! Но это не важно. Важно то, что он решил, что между нами всё кончено и что я его больше не люблю!

Юноша. Какая душещипательная история!

Мужчина (наставительно). История, как и всякая другая наука, не может быть душещипательной. Она может быть только объективной или субъективной!

Девушка. Моя история более чем объективная! Ибо этот негодяй сразу же переключился на другой объект в лице моей лучшей подруги и даже посмел пригласить её на белый танец! И трогал её за что ни попадя, нахал!

Юноша. Какая трогательная история!

Мужчина. Историю лучше не трогать! Говорю это вам, как крупный специалист по мелким канализационным системам!

Девушка (зловещим голосом). И в тот же самое мгновение моя лучшая подруга превратилась…

Юноша (дрожащим голосом). Она превратилась в в-ведьму?

Девушка. Хуже!

Юноша. В в-вампира?

Девушка. Ещё хуже!

Мужчина. Кстати, это не противоречит современной оккультной науке.

Девушка. Она из моей лучшей подруги превратилась…

Юноша. В-в-в к-кого?

Девушка. В моего злейшего врага!

Юноша. Какая ужасная история! Как в триллере!

Мужчина. Триллеры – это те же сказки, милейший! (Зевает.) А современная оккультная наука, кстати, напрочь отвергает само существование злейших врагов!

Юноша. Сказка ложь, но в ней намёк! А история и в самом деле ужасная! Я сегодня не усну ночью.

Девушка. И что ты будешь делать ночью?

Юноша. Я буду сочинять ужасные истории. В стихах.

Мужчина. В белых?

Юноша. В чёрных.

Девушка. Так ты, оказывается, поэт!

Юноша. А что тут удивительного?

Девушка. Скажи, а это очень тяжело – сочинять стихи?

Юноша. Не знаю, не пробовал.

Мужчина. Кстати, о белых стихах! Я пригласил тогда твою подружку на танец без всякой задней мысли. Просто заиграла музыка, объявили белый танец… вот я и…

Девушка (взволновано). Так это были вы?!

Мужчина (ещё более взволновано). Так это была ты?!

Мужчина раскрывает объятия. Девушка охотно в них падает.

Юноша. Подождите, подождите! А мне что прикажете делать в такой вот пикантной ситуации? (Задумывается.) По всем законам детективного жанра мне надо кого-то из них вызвать на дуэль! Вот только кого? Не помню!

Мужчина. Ты можешь пока почитать мою газету. (Протягивает газету.)

Юноша. А она свежая?

Мужчина. Только сегодня утром я вытащил её из морозильной камеры холодильника, так что испортиться она ещё не должна. (Обнюхивает газету.) Правда, при такой жаре…

Юноша (берёт газету, тоже её обнюхивает). Она же испорченная!

Мужчина. Неужели? Теперь я понимаю, почему мне было так тошно её читать!

Юноша. Сам читай свою испорченную газету! (Рвёт газету в клочки, швыряет их в лицо Мужчине.)

Мужчина (с возмущением). Я попросил бы обращаться ко мне на «вы»!

Юноша. Да, пожалуйста! (Подбирает клочки, снова швыряет их в лицо Мужчине.) Сами читайте вашу испорченную газету!

Мужчина. Ну вот, это совсем другое дело!

Юноша. И как смеете вы кружить голову этой несчастной девушке, вы, который уже столько лет как женат?!

Девушка. Как интересно! (Хлопает в ладоши.) А на ком вы женаты, если не секрет?

Мужчина. Это большой секрет, и потому я вам его, разумеется, открою. Я женат на Александре Петровне, вашем бывшем классном руководителе. Она ещё у вас что-то такое преподавала…

Девушка. Физику в шестом.

Юноша. Химию в седьмом, но не это главное! Главное, что ты поняла теперь, что это за тип! Ты ведь это поняла, да?

Девушка. Теперь поняла! Александр Петрович, это вы?

Мужчина. Откуда ты меня знаешь? Ты что, училась у меня?

Девушка (восторженно). Да, да! И вы преподавали у нас физику!

Юноша. Химию, если я не ошибаюсь.

Девушка. И вы ещё были нашим классным руководителем!

Мужчина. Возможно. И что с этого?

Девушка. А то, что я была влюблена в вас с пятого класса!

Юноша. Не понимаю, зачем врать! Химия у нас началась только в восьмом!

Девушка. Зато физика в седьмом!

Юноша. Но ведь я же влюбился в тебя ещё раньше: в детском садике! Помнишь, как мы прогуливались вдвоём в песочнице, и я впервые дёрнул тебя за косичку, а ты, от полноты чувств, врезала мне лопаточкой в лоб?

Девушка. А ты?

Юноша. А я, в благодарность за это, дал тебе пинка под зад… а потом решил, что этого недостаточно, и вылепил для тебя из песка шестисотый «Мерседес»?

Девушка. Подумаешь, «Мерседес»! А вот Александр Петрович вылепит для меня из песка… (задумывается)…вылепит вечный двигатель!

Юноша. Вечных двигателей не существует! Французская академия наук достаточно ясно об этом заявила.

Мужчина (заинтересовано). Когда она об этом заявила?

Юноша. Ещё в ХІХ столетии.

Мужчина. А конкретней?

Юноша. Конкретней я не помню.

Мужчина. Жаль.

Девушкаысокопарно). Для настоящей любви нет ничего невозможного!

Мужчина. Ёсть, к сожалению! (Вздыхает.) Моя жена и моя тёща.

Девушка. Как я вас понимаю, Александр Петрович! Как я вас понимаю! Ведь у меня тоже есть Боб, и мне надо каждый вечер выгуливать его два раза в день! А вы сколько раз выгуливаете своих?

Мужчина. Я выгуливаю только тёщу. Жена гуляет сама.

Девушка. Как интересно! (Хлопает в ладоши.) И с кем же она гуляет, если не секрет?

Мужчина. Это секрет полишинеля.

Девушка. А вы мне его откройте! Я этому Полю Шинелю ничего не скажу, тем более, что я с ним не так близко знакома. Так с кем же гуляет ваша жена?

Мужчина. Вот с ним! (Показывает на юношу.)

Девушка (Юноше). Это правда? Ты гуляешь с его женой?

Юноша. Откуда мне было знать, чья она жена! На лбу ж у неё это не написано!

Мужчина. Моя вина! Я как-то хотел написать, но потом забыл…

Девушка (Юноше). Но ведь теперь ты знаешь, чья она жена?

Юноша. Теперь знаю. (Мужчине.) И поверьте, мне даже как-то не по себе!

Мужчина. Верю!

Юноша. Видите, я даже покраснел!

Мужчина. Вижу. Но это, скорее всего, от жары. Третью неделю такая сушь. Что будет дальше, как вы считаете?

Юноша. Ну… я думаю, если эти дожди не прекратятся – нас обязательно затопит.

Мужчина. И вы правы! Засушит, как пить дать засушит!

Юноша. И озимые вымокнут.

Мужчина. Высохнут не только озимые, но и яровые. Это я вам говорю, как крупный специалист мелких канализационных систем.

Девушка. Что же касается меня – то я, вообще, без зонтика теперь и на улицу не выхожу. Только вот сегодня где-то его оставила…

Мужчина. В жару и не такое бывает. Голова кругом идёт.

Юноша. Это дождь идёт, а не голова.

Девушка. Самое обидное, что из-за этого противного дождя я не успею выгулять Боба два раза перед сном!

Мужчина. А я – тёщу. Хотя… в такую жару лучше отложить на потом ответственное сие поручение…

Юноша (обижено). Если вы думаете, что мне некого выгуливать перед сном – вы глубоко заблуждаетесь! Я, между прочим, каждый вечер выгуливаю свой шестисотый «Мерседес», тот самый, который я когда-то вылепил для тебя в песочнице детского садика.

Девушка (с восхищением) Ты хранил его для меня столько лет?! (Юноша кивает.) Ты так любишь меня? (Юноша вторично кивает.) Простите, Александр Петрович, но я должна быть с ним! Ведь он любит меня с самого детского садика, а физика началась у нас только с седьмого класса!

Юноша. Зато химия – с восьмого!!

Юноша раскрывает объятия. Девушка охотно в них падает. В это время в подворотню вбегает Женщина в зимней куртке и меховой шапке. В руках у неё… лыжи.

Женщина (Юноше). Дорогой, ты не слишком занят?

Юноша оглядывается, отпускает Девушку.

Привет, милый! (Целует Юношу в щёку.) Я так торопилась, так торопилась! Ещё немного – и я могла бы опоздать!

Девушка. Ну и зачем было так торопиться! (Надувшись, отходит в сторону.)

Женщина (Юноше). Представь себе, на улице такая метель… всё вокруг замело, автобусы застряли в сугробах, такси не поймать… Пришлось на лыжах. (Мужчине.) Ты, между прочим, обещал сегодня сводить мою маму в театр.

Мужчина. Да куда я только её не водил: и в театр, и в кино, и даже в цирк! А что в итоге? Она всегда находит дорогу обратно!

Девушка. Я тоже однажды потеряла своего Боба, но не растерялась. Я сразу же написала восемь объявлений и одно заявление, а потом наклеила всё это на скамейку около моего подъезда.

Мужчина. И помогло?

Девушка. Ещё как! Не успела я наклеить пятое объявление, как мой Боб прибежал сам.

Женщина (Девушке). А что, простите, вы делаете здесь, рядом с моим мужем? У вас с ним свидание?

Девушка. Да нет, вроде. Просто я забыла где-то свой зонтик, а потом забыла и место, где я его могла забыть…

Женщина. Вы, наверное, очень любите моего мужа, если не побоялись в такую метель пробираться, рискуя жизнью, сквозь сугробы, единственно ради свидания с любимым человеком? (Вздыхает.) Как же я вам завидую!

Мужчина. А мне?

Женщина (многозначительно). Тебе я совсем даже не завидую!

Мужчина. Понимаешь, всё было не совсем так, как ты, наверное, себе представила! Точнее, всё было совсем даже не так! Просто я когда-то был её классным руководителем, а ещё, кажется, что-то такое у них преподавал…

Девушка. Химическую физику?

Юноша. Физическую химию!

Мужчина. Правильно, химическую культуру! Ну, в этот возрасте, сама понимаешь, девочки часто влюбляются в своих учителей… ничего серьёзного, так, детские увлечения. Но, я даже не подозревал, что это так серьёзно… на протяжении столь длительного времени… Возможно, это от сегодняшней жары?

Девушка. Дождь, между прочим, тут совершенно не причём! Он виноват только в том, что я где-то оставила свой зонтик!

Юноша. Увлечения детсадовского возраста, между прочим, самые длительные и серьёзные!

Женщина. Ну что ж… (Вздыхает.) Теперь мне ясно, что в этой безымянной подворотне образовался типичный любовный треугольник с четырьмя равнозначными углами.

Юноша. Знаете, я не совсем уверен, что эти углы равнозначные. Ведь я любил её со времён детского садика, а химия началась у нас только с восьмого класса!

Девушка. Зато физика – с седьмого!

Юноша. Тем более нет смысла утверждать о равнозначности углов сих!

Мужчина. Запутанная ситуация!

Женщина. Ну и какой же ты предлагаешь выход, любимый?

Мужчина. Я?!

Женщина. Ты – мой любимый объект для утренних розыгрышей и ежевечерних насмешек! А вот он… (Нежно целует Юношу в щёку.) Итак, ты видишь хоть какой выход из запутанной этой ситуации, любимый? (Юноша пожимает плечами.) Вот и я пока никакого выхода не вижу! И это так грустно! А может это от холода?

Мужчина. Да, да! Мне тоже плохо думается в такую жару.

Юноша. Я тоже знаю, что должен… должен же быть хоть какой-нибудь выход! Но как выйдешь отсюда в такой ливень!

Девушка. Единственное, что мы можем сделать – это написать сейчас восемь объявлений и одно заявление, а потом наклеить всё это на скамейку возле моего подъезда. Когда я потеряла Боба, это сразу же сработало.

Мужчина. Да, но тогда ведь не было такой жары, как сейчас? Или была?

Девушка. Не помню. Возможно, небольшой дождик всё же брызгал… но не сравнить же с сегодняшним…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное