Геннадий Александровский.

Остаться человеком (сборник)



скачать книгу бесплатно

Вдруг сквозь помехи прорвался радиоголос с Земли. На миг на экране связи появилось искаженное ужасом лицо диспетчера:

– «Биофор», у нас – сущий ад! Азия и Африка захвачена ими… Все гибнет! Конец всему! Все зависит от вас. У вас есть мощное средство. Ударьте по агрессору. Сметите его с поверхности Земли. Спасите…

Риверс подхватил его мысль:

– В наших силах убрать с Земли исламистскую плесень еще до окончания атомного армагеддона. Если уже не поздно. Это самое рациональное решение на сей момент. Объявляю боевую тревогу!

Норис проворчал что-то неопределенное. Было непонятно: он за или против приказа командора. Дакс нервно рассмеялся:

– Превратимся в убийц. Браво!

Анта запротестовала, вскочила и ушла в свой отсек.

5

Земля на большом экране похожа на больное тело, покрытое гнойниками атомных взрывов и радиоактивных облаков. Потом Земля ушла в сторону, и нестерпимо яркие иголки звезд занозят глаза. Абсолютно черное пространство кажется нереальным. Риверс сидел молча и думал. Одно дело сказать, а другое – пустить в ход орудие массового уничтожения. Конечно, он выполнит свой долг. А потом направит корабль в далекое и неведомое плавание. Станет ли «Биофор» единственным носителем жизни во Вселенной, мечущимся в бесконечных просторах в поисках пристанища? Может пройти тысячи лет, прежде чем, скорее всего, пустая скорлупка корабля ткнется в какой-нибудь необитаемых мир. Ясно же, что вариант с потомками неосуществим. Анта не годится на роль новой Евы. А кто мог бы стать Адамом? Или их будет трое? Похоже, что этот вариант нереален. Остается единственное: борьба за право проживания на Земле. Но как убедить команду в необходимости такого шага? Какими словами? Какими доводами? Норис явно против. Но у него нет своего видения будущего. Анта – тоже. Даксу, видимо, все без разницы. Значит – двое против двух. Вот и пришла пора приступать к акту возмездия, хотя Риверс все еще полон противоречий. Имеет ли он право даже в таких экстремальных условиях применять антигравитационное орудие мести? А сейчас, как никогда, нужны твердость духа и решительность. Риверс уставился на звездное небо, дожидаясь возвращения на экране родной планеты. Но вот она показалась во весь рост и именно нужным полушарием. Скомандовал:

– Норис, давай. Целься на Ближний Восток. Прочерти линию от Марокко до Пакистана и выброси всю эту нечисть к чертовой матери!

Норис очнулся от оцепенения. Он вдруг отчетливо понял, что от этого мгновения зависит все его будущее, смысл его жизни, его убеждения и совесть. Да, это его враги. Но излучение сметет с поверхности Земли не только врагов, но и тысячи мирных людей. Он понял, что не сможет выполнить приказ командора. Дакс захихикал и сказал:

– Смелее, Керн! Дай им прикурить! Людьми руководит жажда власти и богатства, а не стремление к социальной справедливости. Пусть лучше во Вселенной не останется ни одного человека. Все равно, все они вымрут, как динозавры. Сократить их агонию. Мы – единственные врачи человечества должны провести эту хирургическую операцию.

Норис возбудился, вскочил и схватил Риверса за руку.

– Бросьте изображать ангела смерти! Это бесчеловечно! Я тоже не против ухлопать ради идеи миллион – другой.

И больному ставят пиявки. Но уничтожать всех… Я не позволю!

– Успокойтесь! – зло огрызнулся Риверс, теряя самообладание. И звездные искры отразились в его туманных глазах. – Я сам справлюсь со всем этим.

– Нет! – истерично крикнул Норис.

– Отцепись! – крикнул Риверс. – Или я убью тебя!

И он полез в карман за оружием. Норис отшатнулся. Отчаяние охватило его. Он поднял кулаки и пошел на командора, чтобы оторвать от пульта управления. Выстрел заставил его замолчать. Норис упал, вытянув руки вперед. Дакс был ошарашен. Он никак не ожидал таких событий. Риверс приказал ему, указав на безжизненное тело:

– Выброси наружу.

Дакс потащил грузное тело Нориса к выходному шлюзу. Корабль слегка качнулся. Часть воздуха вылетела в космос вместе с трупом. Но хлопка не было слышно в мире безмолвия.

6

Анта пришла в себя не скоро. Огляделась, не понимая где находится. Ей показалось, что она у себя дома на Земле. И вдруг до нее дошло, что она в своем отсеке. Увидела кожаную обшивку сферических стен, прикрепленный к полу столик и раздвижное кресло. И все вспомнила. Увидела себя в маленьком зеркальце и ужаснулась. На нее глянуло искаженное стрессом страшное лицо. Вскочила. Бросилась к отсеку, где базировались одноместные капсулы. Остановилась. В смятении заломила руки. Прошептала:

– Домой. Домой…

Достала из встроенного шкафчика скафандр. Одела, еле справляясь дрожащими пальцами застегивать герметичные швы. Дальше она действовала, как во сне. Вышла в коридор и направилась к шлюзовому отсеку. Ярко горели плафоны. Синтетический ковер пружинил шаги и скрадывал звуки. Анна не торопилась. Будто давным-давно она приняла нужное решение и теперь выключила мыслительный аппарат, оставив только цель. Она совсем не думала, что до Земли тысячи километров и что приземление не однозначно будет удачным. Анта вошла в отсек, села в капсулу, закрыла за собой дверцу и нажала кнопку старта. Капсула выплыла наружу в густую россыпь звезд и полуосвещенный бок Земли. Она поняла, что теперь она вырвалась на свободу и не станет инкубатором нежеланных существ. Если она и погибнет при посадке или позже, это лучше, чем оставаться вечной пленницей «Биофора».

7

Дакс увидел на большом экране светлую точку, удаляющуюся от корабля. Поморгал длинными ресницами и сразу все понял. Крикнул Риверсу:

– Это она!

И бросился в ее жилой отсек. Он был пуст. Отсек Нориса – тоже. Вернулся в рубку управления.

– Что еще? – нервно спросил Риверс.

– Анта… – задыхаясь от бега или от переполнивших его чувств, доложил Дакс. – Она там, – он махнул рукой в сторону экрана.

– Что?

– Удрала на Землю. Светлая ей память.

– А, черт! – выругался Риверс, и стал лихорадочно вертеть верньеры настройки антигравитатора.

На обзорном экране замигали электронные импульсы. Беглянка поймана. Теперь нажать на кнопку и…

Дакс вышел. Его мутило от всего увиденного, хотя он сам никогда не считал себя мягкотелым. Анта нравилась ему, и в глубине души он надеялся, что ей удастся добраться до Земли и попасть к своим. Можно было бы сейчас воспротивиться ее уничтожению Риверсом. Но в его голове от всех этих переживаний образовался тяжелый туман. Сознание замутилось.

Время шло, а Риверс все не решался запустить антиграв. Пальцы заметно дрожали. Одно дело – заявить, а другое – уничтожать.

– Не корабль, а сумасшедший дом, – мрачно проговорил Риверс. – Что будем делать? Нас только двое. Ты думаешь: ей в самом деле надоело жить?

– Она хотела вернуться, – уклончиво ответил Дакс.

– У нас нет женщин.

– Значит, ваша затея рухнула. Остается выполнить просьбу диспетчера.

Риверс сопнул и тяжело повернулся в своем кресле. Раздражение прорвалось в кончики пальцев. Риверс сжал кулаки и с силой ударил по панели управления. Дакс вздрогнул и недоуменно покосился на командора. Прошипел со злом:

– Наверное, конец света уже наступил. Видите: половина глобуса в серых облаках. По-моему, истины нет. Ее выдумали, чтобы подхлестывать воображение ученых и успокаиваться мнимыми знаниями. Все относительно и неопределенно. Полный индетерминизм. Материя создала человека, но она же заменит его новой формой разума. Где-нибудь в космосе.

– Чем раньше, тем лучше, – процедил сквозь зубы Риверс.

Настроил экран выбора цели. Земля, наконец, повернулась нужным боком. Колоссальным усилием воли Риверс заставил себя нажать на кнопку пуска антиграва. Сгоряча он дал излучению максимальную мощность. Он не должен был этого делать. Целью был не астероид, а вся Земля. Острый луч дельта-излучения воткнулся в азиатский материк в районе Афганистана, чиркнул по Ближнему Востоку и ушел в Африку, соединив мятежную планету со своим космическим судьей.

Риверс скалил зубы в дьявольской усмешке. Сейчас антигравитационная метла начнет выметать с Земли все дикое, хищное, бесчеловечное. История закончится. Он – вершитель людских судеб! Он взял на себя роль бога, но не демиурга, а губителя. Так, кто же он на самом деле? Человек или… антихрист? Человек или…

Страшная сила сначала вдавила Риверса к спинке кресла, а затем стащила на пол. Та же сила вытряхнула из кресла и Дакса. Потом их долго бросало из стороны в сторону пока они, наконец, обессиленные, не потеряли сознание от боли, ужаса и неизвестности.

8

Случилось то, что должно было случиться при максимальной мощности антигравитационного излучения, направленного на Землю. Возник эффект отдачи, в результате чего «Биофор» был выброшен со своей орбиты. Если бы Риверс был в сознании, он отрегулировал бы направление и скорость полета маршевыми двигателями, как это делалось при работе с астероидами. А сейчас корабль, подталкиваемый антигравитационной отдачей, с возрастающей скоростью удалялся вверх от эклиптики в сторону созвездия Большой Медведицы. А когда Земля сначала закрыла Солнце, а потом стала постепенно открывать его, антигравитационной луч перешел на поверхность Солнца. Скорость полета «Биофора» резко возросла.

Когда они пришли в себя, их еще слегка мотало по полу, но уже можно было подняться и зафиксироваться в креслах. Риверс первым делом обратил внимание на положение «Биофора» в пространстве. На экране обзора были отчетливо видны уменьшившие в размерах Солнце и Земля. «Биофор» удалился от них на десятки тысяч километров. Риверс не сразу сообразил, что произошло. Но когда до него дошла новая ситуация, он схватился руками за голову и закричал:

– Будьте вы все прокляты со своими войнами!

Он почувствовал себя опустошенным. Он не думал: удалось ли ему выполнить возложенную на него Землей ответственную миссию. Почему он поспешил пустить в ход оружие, не рассчитав приемлемую мощность? Кто гнал его? Надо ли вернуть корабль на прежнюю орбиту? Или пусть он несется в космические дебри, как остаток бывшей цивилизации?

Дакс бессмысленно улыбался и бормотал:

– Будущее мрачно. Настоящее – бесцельно. Прошлое стерто резинкой времени. Материя – просто бред.

Бормотание Дакса вывело Риверса из себя.

– Заткнись что ли! И без тебя тошно.

Их взгляды на секунду сошлись. В одном – ужас от правильной догадки. В другом – бессмысленная пустота. Холодея от дурного предчувствия, Риверс вскрикнул. Дакс засмеялся, выпячивая челюсть и сверкая черными зрачками. Потом он встал и ушел. Риверс слышал, как затихали звуки его шагов. Ему стало беспощадно ясно, что он остался один. Один во всей Вселенной! Такое одиночество никому не известно. О нем не написано в священных книгах или в научных трудах. Один на один со звездами! Но они разговаривают молча своим светлым языком.

9

Риверс выскочил из рубки и разъяренным зверем влетел в отсек Дакса. Тот сидел на полу и таращил глаза на стену, будто видел на ней ответы на свои безумные вопросы. Увидел Риверса и зашипел. Брызгаясь слюной:

– Кровь… Всюду кровь! Звезды – капли крови! Млечный Путь – целая лужа крови! Вершина развития материи – смерть.

В его руке появился электронный пистолет. Риверс бросился к нему, чтобы отнять оружие. Но не успел. Раздался щелчок, и Дакс с оплавленной дыркой во лбу упал, разбросав руки. В иллюминаторе показалось Солнце, окрасив отсек в кроваво-красные тона.

– И ты!.. – дико закричал Риверс. – Подлец! Оставил меня одного! Как ты мог? Сволочь!

Потом резко развернулся и ушел в рубку управления. Уселся в кресло. Задумался. Антигравитатор не стал выключать, как будто надеялся, что он сам прекратит излучение. Или просто забыл о нем. А излучение опять попало на Солнце, и оно больно ударило по глазам, ослепив на мгновение. Риверс застонал и на ощупь, не глядя, хотел нажать кнопку отключения антигравитатора. Но не успел. Застонал и потерял сознание.

Солнце сошло с экрана, и снова в рубке – матовый свет от плафонов, а на экране – ночь с застывшими брызгами звезд. Он очнулся, но тут же уснул, и закрытые веки уставились на экран, по которому медленно проползали ленивые созвездья. Изредка разливалось оранжевым огнем удаляющееся Солнце. Антигравитатор продолжал излучать узкий поток теперь почти беспомощного и ненужного излучения. «Биофор» менял направление полета, и астронавигатор непрерывно рассчитывал все новые и новые трассы для возвращения на Землю. Но двигатель не работал, и «Биофор» постепенно удалялся от Солнечной системы.

10

Время шло с неизвестной скоростью. Частые смены траектории полета сменились одним вектором. Скорость, наверное, приближалась к скорости света. В обзорном экране творилось нечто феерическое. Позади корабля – яркое звездное нагромождение голубого цвета. Впереди – редкие краевые красноватые звезды, за которыми отчетливо пробивался сплошной мрак. Корабль явно поднимался над галактикой. Искусственная тяжесть внутри корабля ослабла.

Риверс метался по кораблю, заглядывая во все отсеки. Увидел труп Дакса и поволок его к выходному шлюзу. С трудом выбросил его в космос. Так он остался абсолютно один. Во всем мире один! Когда до него это дошло по-настоящему, он зарычал и долго сидел с закрытыми глазами, углубляясь в свои переживания. Мысль о том, что можно вернуться на Землю, не возникала в его сознании. Да и зачем нужно возвращаться на мертвую Землю. Где-то в подсознании повисла мысль: он не должен лишиться разума. Он должен сохранить реальное восприятие окружающей действительности. Он должен что-то предпринять, найти какой-то выход из ситуации. Но какой выход? Что в его силах? Для чего? И решение не приходило.

Страшное оцепенение овладело Риверсом, превратив его в апатичное существо, автоматически выполняющее физиологические функции выживания и сохранения своего «я». Он стал полуживотным. Звезды казались ему глазами хищников, и он прятался от них в своем жилом отсеке. Он перестал контролировать приборы и смотреть на большой экран. Он почти перестал осознавать себя человеком и забыл свое прошлое. Он опустился и внешне. Оброс курчавой и седой, несмотря на свой сорокалетний возраст, бородой. Нечесаные поседевшие космы свисали до плеч. Одежда превращалась в лохмотья. Микроклиматические установки автоматически создавали воздух, производили продукты питания и утилизировали отходы. Так можно было существовать десятилетия до износа всех систем жизнеобеспечения.

Так прошло много времени, но Риверс не считывал показания часов и земных календарных дней. Они ничего не значили для него. Может, прошел год… два… Что такое время для Вселенной? Несколько раз «Биофор» влетал в газопылевые облака, и тогда приборы защиты тревожно завывали в красном свете аварийных датчиков. Риверс забивался в отсек Анты, расположенный дальше от рубки управления. Он не думал о смерти. Тупое безразличие к своей судьбе стерло из его сознания понятие «жизнь».

11

Однажды Риверс очутился в рубке и случайно взглянул на обзорный экран. Космос выглядел миролюбиво. Он хотел что-то сказать и понял, что почти разучился говорить. Пошевелил распухшими губами и извлек несколько звуков: звезды… космос…

И вдруг он вспомнил ВСЕ. Словно молния сверкнула в сознании и памяти. Когда же он перестал быть сапиенсом? Сколько времени прошло? Дней, месяцев, лет? Он встряхнул головой, будто вытряхивал из нее все бессознательное и вредное. И пристально посмотрел на экран. Незнакомые созвездия огромной дугой опоясывали видимый горизонт. Антигравитационного излучения оказалось недостаточно, чтобы вырваться за пределы Млечного Пути. Теперь «Биофор» несся обратно к Солнечной системе и, в конечном счете, к ядру галактики, чьи притяжения превышали антигравитацию, излучаемую кораблем. Риверс поспешил выключить антиграв.

Долго просто сидел и вспоминал. Огляделся. Увидел себя в зеркале и ужаснулся. Упал на пол и зарыдал, давясь слезами и размазывая их по грязному обросшему лицу. Перед его взором, словно призрак, возник явственный призрак одиночества. Он закричал в пустоту, надрываясь:

– Домой! Домой!

Им овладела лихорадочная жажда деятельности. Забросал навигатор вопросами и жадно изучал ответы. Далеко занесло его! К самому облаку Оорта. Можно ли найти обратную дорогу? Почему он не сразу сделал это, когда Земля еще была рядом? Умные механизмы по его заданию рассчитали новую трассу, соединяющую «Биофор» с почти невидимым Солнцем. Антигравитационный двигатель оказался исправным.

И тут он вспомнил о событиях на Земле, о том, что он, возможно, лично уничтожил тысячи или даже миллионы людей. Пусть врагов, но людей. А попутно и ни в чем не повинных людей. И теперь, вернувшись, что он застанет? Радиоактивную пустыню? Ядерную зиму? Одичавшие остатки хомо, но уже не сапиенсов? А может быть, мир и порядок был все-таки восстановлен, и цивилизация, пусть в упрощенном виде, все же существует? И ненависти ни к кому больше не было в его измученной душе. Ненависть сгорела в одиночестве. Осталось чисто биологическое, почти бессознательное влечение к себе подобным вне их социальных и политических отношений. Жизнь тянется к жизни из теней мертвой природы. Разум – к разуму. Таков истинный закон Вселенной. И вот ничтожный разумный атом оторвался от своего детского и обжитого места и умчался в неведомую даль, чтобы слиться с мировой энтропией, с «ничто», и все же суметь вернуться к таким же, как и он сам. Пусть еще годы одиночества, но они будут годами ожидания. И еще Риверс был теперь уверен, что сумеет доказать свое право на существование в уцелевшем обществе, даже если это будет стадо первобытных дикарей.

12

«Биофор» опять мчится в звездную россыпь, в которой затерялась одна-единственная звезда, дающая свет, тепло и жизнь. И снова текут дни, месяцы, а может быть, и годы.

И однажды приборы сказали ему, что вот та еле видимая звездочка – его родное Солнце. А потом она приблизилась. И знакомые созвездья нарисовались на черном бархате космоса. И как-то раз он услышал радиосигналы, и их звуки были осмысленны. Потом они исчезли. Были ли сигналы посланы разумными обитателями других миров или означали неизвестную игру природы?

И опять шло время. И казалось, что космос состоит только из пустоты и далекого роя бесчисленных звездных точек. И даже он сам есть только концентрат пространства и времени. Риверс узнавал созвездия и радовался, как ребенок. А Солнце все росло в диаметре и притягивало своим невидимым магнитом к себе. Он узнал Юпитер и Сатурн. И плакал от радости. И вот, наконец, обозначилась и Земля – маленькая голубенькая точечка. Настал великий час возвращения. Пора готовиться к встрече.

Выглядел он теперь глубоким стариком с седой шевелюрой, с провалившимися щеками, сгорбленный и трясущийся. Но все равно заставил себя побриться, искупаться и переодеться. И подумал: кто на Земле помнит его?

Кому он будет нужен? С чем вернется он в новую эпоху, великий отщепенец забытых веков? Не окажется ли он сам пещерным дикарем перед незнакомым будущим? С какой философией, с какими знаниями предстанет он перед людьми иной эпохи? С каким грузом прошлого? Не обвинят ли его в уничтожении мирного населения, а не только своих врагов? Поставят ли ему в вину гибель своего экипажа, за который он нес ответственность перед своей родиной? Впишутся ли в новую жизнь его привычки и образ жизни, чуждые новым поколениям? Найдет ли он родственную душу, способную понять его, простить, ввести в новый круг жизни? Эти мысли заставили забиться его сердце так сильно, что он застонал, сжимая челюсти. Эта боль поколебала его надежду и уверенность в необходимости возвращения.

13

И вот оно появилось во весь рост родное и приветливое – Солнце. А вот и Земля, освещенная наполовину. Пока еще маленький шарик, видимый с орбиты Юпитера. Риверс неотрывно вглядывался в ослепительный диск, не боясь ослепнуть. А потом переключался на Землю.

И вдруг раздались сигналы внимания. Замигали индикаторы встречи с неизвестным телом. Возможно, астероид. На обзорном экране появилась светящаяся точка. Она заметно перемещалась в пространстве. Иногда перекрывая далекие звезды. Расстояние до «точки» было не больше парсека.

Риверс вскочил и пристально вглядывался в эту точку. И вот он услышал не просто сигнал, а настоящие, живые голоса. Незнакомые слова ворвались в рубку, наполняя ее сладостными звуками разумной речи. Он жадно слушал эту речь, страстно желая понять смысл чужих слов. И ожидание возможной встречи с разумными существами учащало дыхание. И он решил направить им свое обращение.

– Говорит «Биофор». Говорит единственный уцелевший член команды космического корабля Генрих Риверс…

Говорил много и сбивчиво. Наконец устал и стал ждать ответа, хотя язык их был ему незнаком. А его язык для них? И кто они? Откуда? Жители новой Земли или обитатели планет из других звездных систем? Ему страстно захотелось хоть на миг увидеть человеческое лицо… просто человека любого возраста из любого времени. И окинуть взглядом Землю. Какая она стала теперь? Обитаема ли она теперь? Или безжизненна, как и миллионы планет в мироздании? А вдруг встреча с инопланетянами может оказаться гибельной для него? Тысячи противоречивых мыслей проносились в сознании.

Звездолет неизвестной конструкции стал удаляться. Риверс похолодел. Его отвергли? Неужели это означает, что ему запрещено приближаться к Земле? Он обезумел. Порывался выскочить наружу, в пустоту. Прятался по отсекам. Снова жадно глядел на экран и ловил в звуковом вакууме крохи слов. Но их больше не было. Риверс кричал в микрофон:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7