Гедеон.

У оружия нет имени



скачать книгу бесплатно

– Прошу тебя, остановись. – Теперь Эйнджела не кричала, а практически шептала мольбы в надежде успокоить, умиротворить палача. – Режь лучше меня…

В это мгновение отчаяние и почти безумная надежда затмили весь мир, заставив души репликантов натянуться тонкими струнами, готовыми вот-вот оборваться на высокой ноте.

Чимбик мотнул головой, пытаясь избавиться от этого ощущения. Сердце гулко билось в груди, пальцы дрожали.

– Что за?.. – с трудом просипел он и болезненно сморщился.

Любой звук вонзался в мозг раскалёнными иглами, словно после контузии. Чимбик обнаружил, что стоит на коленях, мотая головой, будто пропустил сокрушительный удар в спарринге. Репликант упёрся ладонями в землю и с трудом выпрямился. Голова гудела, ноги дрожали, во рту пересохло, как после дневного перехода без глотка воды. В горло будто запихнули моток колючей проволоки.

Махнув рукой брату, чтобы тот отошёл, сержант приник губами к трубочке гидратора и сделал несколько жадных глотков. Вода прокатилась по горлу, но затруднённость речи не пропала. Зато нахлынувший ужас ослабел, и репликант ощутил отчаянную надежду, отражавшуюся во взгляде Эйнджелы.

– Что ты такое? – хрипло спросил у неё Чимбик.

В том, что странное воздействие оказывает Эйнджела, сержант почти не сомневался. Чимбик ещё не понимал, как она это делает, но собирался выяснить. Блайз всё ещё держал в руке нож, и сержант ни секунды не сомневался, что брат пустит его в ход не задумываясь, стоит только отдать приказ. Да и без приказа – тоже, если увидит угрозу или попытку повторить пси-атаку.

– Где тебя сделали? – продолжил Чимбик. – Номер, серия, место производства. Живо!

Последнее слово он проорал, что раньше было для сержанта недопустимым. Репликантов учили всегда сохранять спокойствие и хладнокровие, повышая голос лишь тогда, когда это действительно необходимо. Но сейчас все настройки полетели к чертям: ни в одном наставлении, ни на одном занятии ничего подобного не описывалось.

Теперь репликанты ощущали опустошённость, какая наступает после особенно сильных потрясений. К ней примешивались приглушённые чувства облегчения и страха.

– Я эмпат. – Голос Эйнджелы едва заметно дрожал. – Меня нигде не сделали. Моя мать была эмпатом. Это нормально на моей родной планете. Побочный эффект натурализации. Не убивайте нас. Мы сделаем всё, что вы прикажете.

Репликанты знали, что «натурализацией» дворняги называли изменения, которым подвергались колонисты, чтобы лучше приспособиться к новым условиям обитания. Проводимые на генетическим уровне, они зачастую приводили к довольно неожиданным результатам.

– Натурализация… – повторил Чимбик и подошёл к эмпату.

По мере его приближения безотчётный страх, заставлявший сердце холодеть, усиливался. Чимбик прилагал немало усилий, чтобы отделить себя от чужеродного воздействия. Наклонившись, он оттянул девушке нижнее веко и придирчиво изучил слизистую, включив увеличение сенсоров шлема на максимум.

У репликантов его модели клеймо располагалось на глазном яблоке, под радужкой. Но у Эйнджелы клейма не было ни на глазах, ни на веках.

Сержант полоснул ножом по верёвке, связывающей девушку, и приказал:

– Встать. Раздеться, руки поднять.

Эйнджела с болезненным видом распрямила затёкшее тело и неловко поднялась. Одежду она снимала поспешно и неуклюже, глядя на репликанта полными ужаса глазами.

– Нижнее бельё тоже, – приказал тот.

Когда девушка выполнила приказ, сержант внимательно изучил её тело, проводя рукой со встроенным в перчатку сканером.

Клейм не было. Ни пигментарных, ни чипа – ничего. Зато у основания черепа обнаружился имплант производства Консорциума. И что интересно – заблокированный кодом, доступа к которому не было даже в армейском тактическом блоке репликанта.

Озадаченный сержант освободил вторую девушку и повторил процедуру осмотра. Результат оказался таким же: никаких клейм и заблокированный имплант в основании черепа.

Зато эмпатическое воздействие прекратилось. То ли способность черпала какой-то внутренний ресурс и выдохлась, то ли Лорэй успела успокоиться.

Трясущихся теперь уже от холода девушек Чимбик оставил под присмотром брата. Приказать им одеться сержант попросту забыл, погружённый в мысли. Всё так же задумчиво сержант выудил из машины бизнесмена.

– Я с этими шлюхами никак не связан! – заорал тот, едва репликант швырнул Ларста на землю. – На корабле подцепил, содрали втридорога! Знал бы…

Репликант разрезал его путы и молча пнул в живот. Когда Твид смог восстановить дыхание, Чимбик сказал:

– Ты говоришь тогда, когда я разрешаю. Итак, говоришь, на корабле…

Сержант обернулся к сёстрам.

– С какой целью вы знакомились? Отвечай.

– Деньги, – коротко ответила Ри, стуча зубами. – Мы раскрутили нескольких толстосумов на хорошую оплату. С этим заключили контракт на неделю.

Чимбик повернул голову к Ларсту. Испачканный собственной кровью бизнесмен заскулил и вжался спиной в борт машины. Держался он, к удивлению репликанта, с куда меньшим самообладанием, чем девушки.

– Чем ты занимаешься? Отвечай, – не скрывая презрения к трясущемуся слабаку, спросил сержант.

– Нижним бельём, – поспешно выпалил тот. – Моя фирма занимается продажей нижнего белья.

– Армии? – насторожился сержант. – Отвечай.

– Нет. – Даже ужас не смог скрыть разочарования от упущенной выгоды в голосе бизнесмена. – Тендер мы проиграли. Так что только гражданское. Зато дорогое и качественное.

– Ясно. – Теперь разочарование проскользнуло уже в голосе сержанта.

Он рывком свернул бизнесмену шею и переключил внимание на сестёр. Те наблюдали за ним с настороженным вниманием. Внезапная смерть недавнего спутника, похоже, не слишком опечалила Лорэй.

Чимбик, глядя на них, обдумывал дальнейшие действия. Куртизанки, секс за деньги… Как это увязывается с необходимостью доставки этих «куртизанок» на Эльдорадо? Вопрос вертелся на языке сержанта, и от озвучивания его удерживали лишь дисциплина и намертво вбитая привычка не лезть не в своё дело.

К тому же его настораживало, что девушки вели себя куда спокойнее покойного продавца трусов. Но как увязать этот факт с прочими, репликант не понимал.

Сержант почувствовал растущую злость. Злость на себя, неспособного решить этот ребус, на покойных эсбэшников, не удосужившихся объяснить хоть что-то, на этих «куртизанок», заставивших гоняться за собой едва ли не через весь Союз…

Чимбик ухватил покойника за воротник костюма, легко поднял и отшвырнул в сторону, словно тряпичную куклу. А потом шагнул к сёстрам, вытянув руку. Свитари отшатнулась, наткнулась спиной на Блайза и вздрогнула. Эйнджела осталась на месте, не сводя взгляда с приближающегося репликанта.

Сержант молча схватил её за руку и повёл к машине.

– Садитесь, – глухо приказал он, распахивая заднюю дверцу.

Инфразвуковой динамик репликант отключил.

– Вы тоже, мэм. – Он поманил Ри пальцем, и Блайз дружелюбно пихнул её в спину, придав подобающее случаю ускорение.

Девушки всё так же молча забрались в салон машины и притихли, ожидая дальнейших указаний.

Сержант молча собрал их вещи и одним комком закинул в салон.

– Одевайтесь.

И уже Блайзу:

– Заводи. На базу.

В этот момент в голову сержанту пришла ещё одна мысль. Быстро подойдя к трупу бизнесмена, он вывернул его карманы и, найдя туго набитый кошель, сунул трофей в подсумок.

– Пригодится, – объяснил он свои действия брату.

Усевшись рядом с Блайзом, сержант обернулся к пленницам.

– Я надеюсь, вы не будете больше создавать нам проблем, мэм? – спросил он.

– Ни одной, – заверила его Эйнджела.

Чимбик секунду разглядывал её, а потом отвернулся.

– Поехали, – приказал он брату.

Автомобиль выехал на дорогу и направился к городу.

Глава 4

Планета Новый Плимут. Управление Службы Контрразведки

К радости Нэйва, после передачи данных на Новый Плимут от дела его не отстранили. Более того – пришёл приказ командировать лейтенанта в помощь коллегам в столицу свежеобразованного Союза. Мотивировали командировку тем, что Нэйв лучше всех успел вникнуть в материалы дела, но Грэм понимал, что жест этот больше символический, должный обозначать укрепление Союза. Понимал, но всё равно радовался предстоящей командировке. Старшие коллеги, глядя на восторг молодого лейтенанта, понимающе переглядывались, вспоминая себя в его годы.

Грэм вылетел скоростным курьером, изучая в полёте все собранные данные по Лорэй. Увы, информации нашлось мало: близнецы словно вынырнули из ниоткуда на Тиамат около года назад. Девушки устроились работать танцовщицами в одном из дорогих столичных клубов. Оказывали эскорт-услуги по очень высокому прайсу. Всё. Ни откуда они прибыли, ни как жили до этого, записей не нашлось.

Единственной зацепкой стал ночной клуб, в котором работали близнецы. Именно там отдал концы раненый шпион Консорциума. И аккурат в тот день, когда работали Лорэй. Ничего больше раскопать не удалось: ни кредитной истории, ни банковских счетов за пределами Тиамат, ни медицинской страховки, ни сведений об образовании, ни записей о приводах в полицию. Призраки. По всему выходило, что Лорэй – это оперативные личины без глубокой работы с историей и базами данных Союза. Или новые личности тех, кто желает скрыться от закона.

Собственно, это и приводило лейтенанта к мысли, что Лорэй вполне могут быть вражескими агентами, скрывающимися под безобидной личиной продажных девок. Могут, но… Зачем тогда было срывать их с места? Да и что за место для внедрения – ночной клуб? Сбор информации через постель? Вполне возможно. А может, просто явка? Тогда зачем эвакуировать их после смерти шпиона? Разумнее и безопаснее оставить, чтобы не привлекать лишнего внимания. Может, просто дорогие шлюшки, случайно узнавшие что-то, интересное Консорциуму? Но тогда зачем они сбежали от бойцов корпоратов? И что за изменённый генотип? Просто потомки первопоселенцев или разработка генной лаборатории Доминиона Земли?

Вопросы, вопросы… И ни одного ответа. Единственное, что Нэйв мог уверенно сказать – мёртвый шпион, покойные пилоты разбившегося корабля и убитые солдаты связаны с Лорэй. Осталось только узнать как. И именно за этим Нэйв летел на Новый Плимут.


В отличие от большинства земляков, Грэм не понимал благоговения перед столицей Союза. Ну большая, заселённая планета. Ну сидит там власть. И? Чего тут такого? Ах, сосредоточение всей жизни, центр цивилизации и культуры? А вы никогда, господа воздыхатели, не интересовались у тех, кто охраняет порядок и закон, что такое на самом деле жизнь в столице? Для копов и безопасников любой из крупных планет – неважно, Союза, Консорциума или полумифического Доминиона Земли – блеск столичной жизни сводился к бесконечному параду уродства душ разумных существ. Убийцы, наркодилеры, работорговцы, маньяки, сутенёры, контрабандисты, террористы всех мастей и направлений – вот что такое столица для любого правоохранителя. А культура и цивилизация… Они где-то там, наверху и далеко, отсель не видать.

– Добро пожаловать в клоаку, – поприветствовал лейтенанта встречавший его контрразведчик с капитанскими «шпалами» на воротнике светло-голубого мундира. – Я капитан Карл Монт. Для вас, коллега, просто Карл, и желательно на «ты».

– Лейтенант Нэйв, сэр… – привычно начал было Грэм, но наткнулся на насмешливый взгляд, смутился и, отвечая на рукопожатие, представился уже без официоза: – Грэм.

– Приятно познакомиться.

Контрразведчики зашагали к ожидавшей их машине.

– К сожалению, мы опоздали: данные пришли уже после того, как лайнер совершил посадку, – сообщил Карл. – Мы опросили экипаж и обслугу и выяснили любопытную деталь: эти твои Лорэй перетоптали самых состоятельных представителей мужского поголовья первого класса.

– В смысле – перетоптали? – не понял местного жаргона Нэйв.

– В смысле, перетрахали, – охотно пояснил капитан. – Улетали они с мистером Седриком Буллитом, исполнительным директором строительной фирмы, а сошли уже в сопровождении Ларста Твида, владельца крупной компании по продаже нижнего белья. В полёте у них были интрижки с совладельцем фруктового бизнеса, производителем рыбных консервов и чемпионом Гефеста по лёгкой атлетике.

– Бессмыслица какая-то, – пробормотал Грэм, изучая переданный коллегой планшет с информацией. – Если они агенты, то на кой им легкоатлет?

– Не знаю, – пожал плечами Карл. – Но денег они подняли столько, что на сумму даже смотреть больно. И, что самое интересное, все как один «клиенты» твоих девок утверждают, что оно того стоило. Видимо, какое-то секретное земное искусство…

Он хохотнул и хлопнул Грэма по плечу.

– Наши ребята выехали за Твидом, так что скоро привезут и его, и обеих Лорэй, – продолжил Карл. – И крути их, как душа пожелает. Не спорь, это твоя заслуженная добыча, – улыбнулся он, едва молодой лейтенант открыл рот для протеста.

Грэм закрыл рот, кивнул и торопливо опустил голову, чтобы старший коллега не увидел расползающуюся по лицу довольную улыбку.

– Сейчас заселим тебя и поедем крутить этих дамочек. И не забудь расспросить, что они выделывали за такие-то деньжищи! Весь отдел настаивает на следственном эксперименте!

Нэйв несколько смутился и помолчал, подыскивая ответ.

– Лучше сразу допрашивать поехали, – наконец выдавил он. – Я и так в дороге выспался.

– Понимаю, – с серьёзной миной кивнул Карл. – Таких искусниц надо изучать по принципу «чем раньше, тем лучше».

Отец Грэма, горный инженер, часто говорил сыну: «Не говори заранее – сглазишь». В мудрости этой поговорки лейтенант Нэйв убедился, едва перешагнув порог плимутского Управления. Словно мешком по лбу его ошеломили известием, что бизнесмен Твид и сопровождавшие его близнецы Лорэй похищены в центре города. Кем – пока точно неизвестно: свидетели путаются в показаниях, указывая нападавшими то бандитов, то работорговцев с Эдема, то – что вообще ни в какие ворота не лезло – репликантов Консорциума.

– Срань господня! – озвучил мнение лейтенанта вошедший следом Карл.

Планета Новый Плимут. Трущобы

Идея снять номер в гостинице на окраине, в одном из неблагополучных районов, принадлежала Блайзу. Не стоит и говорить, что почерпнул он её всё из тех же книг, которыми зачитывался в свободное время под неодобрительное ворчание Чимбика, считавшего это бесполезной тратой времени. Теперь сержант изменил мнение на этот счёт.

Гостиницу репликанты выбрали в районе, помеченном в туристическом путеводителе красным цветом и отметкой повышенной опасности. Автор путеводителя предостерегал гостей города от посещений подобных мест, особенно упирая на то, что даже полиция предпочитала не соваться в эти кварталы без особой надобности. Всё это как нельзя кстати подошло репликантам, которым требовалась надёжная база.

В гостинице «Берлога» действительно не задавали вопросов. Требования управляющего умещались в два коротких пункта: платить вперёд и не устраивать перестрелок в помещении. Репликанты выбрали номер, выходящий окнами на пожарную лестницу, что давало им дополнительные возможности незаметно покидать временную базу и возвращаться.

К гостинице шли пешком: репликанты бросили машину на окраине, задав автопилоту сложный маршрут к противоположной границе города. Сестёр заставили надеть плащи, которыми раньше маскировали свою броню, и повели тёмными вонючими переулками, будто нарочно выбирая самые грязные пути. Сами репликанты словно растворились в воздухе. Их броня обеспечивала такой уровень маскировки, что обнаружить их можно было лишь по лёгкому мареву, сопровождавшему движение.

Добравшись до особенно вонючего, заваленного мусором и нечистотами переулка, Блайз, шедший первым, огляделся, подпрыгнул и, ухватив лестницу за нижнюю перекладину, опустил её вниз.

– За мной, мэм, – позвал он, вскарабкавшись на один пролёт.

Близнецы с одинаково обречёнными выражениями на лицах посмотрели вверх, молча разулись, повесили испорченные босоножки на запястья и полезли по лестнице.

Номер, снятый репликантами, состоял из двух комнат, неимоверно загаженной кухни и санузла. Большая комната громко именовалась «гостиной» и в подтверждение этого была меблирована раскладным диваном и парой облезлых кресел. Малая – «спальня» – являлась гордым обладателем столь же облезлой двуспальной кровати, бельё на которой, похоже, не меняли со времён колонизации планеты.

– Присаживайтесь, мэм. – Чимбик указал на диван, едва только вся компания через окно пробралась в гостиную.

Репликанты отключили камуфляж, но снимать броню или шлемы не собирались.

Лорэй всё с той же мрачной покорностью выполнили приказ. От их прежнего лоска не осталось и следа: грязная одежда порвана в нескольких местах, в спутанных волосах застряли мелкие веточки и палая листва. Свитари откинулась на спинку пахнущего пылью и чем-то гадким дивана и едва заметно поморщилась, когда жёсткая обивка коснулась свежей ссадины на руке. Сёстры вообще то и дело морщились при каждом движении: адреналиновый всплеск прошёл, и теперь о себе напомнили полученные от репликантов побои.

Сержант уселся напротив девушек, машинально вертя в пальцах нож. Мысли его крутились в такт клинку: спросить Лорэй о том, чем они так ценны СБ, или не лезть в это дело? Контрразведка не любит, когда посторонние суют нос в её дела. Но, с другой стороны, сейчас на кону выполнение задачи. И, может, есть возможность выполнить её, не волоча на себе эти два источника неприятностей? Например, если дело в имплантах – отрезать головы и погрузить в заморозку. Или выдрать сам имплант, а тела носителей утилизировать.

К сожалению, показания сканера красноречиво демонстрируют место производства имплантатов – Консорциум. Значит, любая попытка вмешательства без соответствующего кода доступа автоматически влечёт за собой уничтожение данных.

Жаль. Головы было бы куда удобнее и безопаснее транспортировать, нежели этих двух «куртизанок». Спят они за деньги, чтоб их… А ему, сержанту, ломать голову в попытках просчитать маршрут к пункту постоянной дислокации через весь Союз Первых. Да и надо ли вообще тащить? Может, ценность не в имплантах, а в информации, которой владеют дворняги? Тогда проще выбить необходимое и устранить носителей, чтоб не болтали? Значит, придётся рискнуть и всё же сунуть нос в дела СБ.

Чимбик крутанул нож и нацелил острие на ту из сестёр, которую звали Эйнджелой.

– Мэм, чем вы так заинтересовали Службу Безопасности Консорциума? – спросил он.

– В наших имплантах сохранена какая-то важная информация, – без промедления и даже намёка на сопротивление ответила Эйнджела. – Какая – не знаю.

Репликанты машинально отметили, что именно эта дворняга обычно шла на контакт. Вторая предпочитала молчать.

Чимбик обдумал полученную информацию. Злость ушла, и мысли вновь вернулись к поиску пути домой. Отделить ценные сведения от носителей не представлялось возможным, и статус Лорэй изменился в глазах сержанта. Они стали не то чтобы союзниками, но как минимум охраняемыми персонами, владеющими ценной информацией. С соответствующим к ним отношением. О доверии к близнецам, понятное дело, речи быть не могло.

Репликант встал и убрал нож. При этом движении Свитари отпрянула и тут же скривилась от боли. Чимбик на секунду озадачился, но вспомнил, что люди куда более хрупкие существа, чем репликанты. И хотя удары, которыми он так щедро награждал девушек, были нанесены с точно отмеренной силой, всё равно могли причинить ряд нежелательных повреждений.

Сержант снял с пояса пластину медицинского сканера.

– Сидите спокойно, мэм, – предупредил он, начиная осмотр.

Девушки не то что сидели спокойно – они окаменели, опасаясь даже пошевелиться. Чимбик провёл сканером вдоль тел Лорэй и, удостоверившись, что, кроме ссадин, ушибов и кровоподтёков, повреждений нет, раскрыл медицинский подсумок.

– Вам придётся раздеться, мэм, – сказал он, вскрывая упаковку ампул биопластыря. – Нужно обработать ушибы на теле. У вас есть противопоказания к каким-либо медикаментам?

Девушки отрицательно покачали головами и принялись безропотно раздеваться, стараясь не беспокоить свежие ссадины. Они двигались безэмоционально, словно качественно собранные андроиды, а не живые люди.

– Садж, ты их совсем запугал, – отключив вокодер, укорил его Блайз.

Движения девушек напомнили репликанту его собственное детство.

Ежедневные медицинские осмотры, безжалостные и бесчувственные руки врачей, перспектива оказаться дефективным, годным лишь для подсобных работ в хозяйственном блоке… Или вовсе негодным. И братья, двигающиеся так же безжизненно, как сейчас Лорэй.

– Заткнись, Блайз, – рыкнул сержант. – Дай инъектор. И займись второй.

«И он детство вспомнил», – понял Блайз.

Подав брату требуемое, он с удовольствием приступил к оказанию помощи обнажённой Лорэй.

Причём, в отличие от сержанта, Блайз снял перчатки и словно заправский хирург, протёр кисти гигиенической салфеткой.

– У них кожа как шёлк! – восторженно сообщил он брату, впервые прикоснувшись к девушке без перчаток.

Эту часть беседы дворняги не слышали – шлемы позволяли репликантам свободно общаться в своём замкнутом мирке.

– Откуда ты знаешь, какой шёлк на ощупь? – огрызнулся сержант. – Делом займись, а то погоню санузел ремонтировать.

Блайз заткнулся и занялся делом, украдкой от брата всё равно пользуясь каждой возможностью дотронуться до Эйнджелы.

Чимбик же был далёк от неуставных мыслей – его волновало лишь состояние подопечных. Завершив обрабатывать ссадины и ушибы Свитари, сержант для верности ещё раз обвёл её сканером и, удостоверившись в отсутствии угрозы здоровью, ушёл в другую комнату. Вернулся он уже с рюкзаком, как раз к моменту, когда его братец закончил оказывать медпомощь Эйнджеле.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6