Евгений Гаркушев.

Глубокий Сумрак



скачать книгу бесплатно

© С. Лукьяненко, 2013

© Е. Гаркушев, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

Пролог

– Плевала я на ваши Дозоры!

Молодой вампир, дежуривший в ростовском аэропорту, почтительно кланяясь и пятясь, отдалялся от меня и уже почти затерялся в толпе. Вряд ли он услышал мой гневный возглас. Но если и услышал – его проблемы. Щадить чувства юных вампиров и молоденьких практиканток из Ночного Дозора не было моей первоочередной жизненной целью. Хотите надзирать – надзирайте. Но только не за мной!

Вот так приезжаешь в родной город – и тебя не узнают. Беспардонно пытаются прочитать ауру. Едва не требуют показать документы. А с какой, спрашивается, стати? Но ведь и слова злого вампиру не скажи. Он – на службе. И девочка из Светлых, лопающая на рабочем месте мороженое из серебряной вазочки серебряной ложкой с витой ручкой, тоже на службе. И оба меня не знают. Хотя сколько в Ростове Иных? Не говоря уже о топ-блогерах, сетевых журналистах и прочих знаменитостях сенсорного экрана и клавиатуры. Или молодежь интернетом не пользуется?

Впрочем, уязвленное самолюбие – не лучший советчик и плохой спутник. Я дома, я прекрасно загорела, пусть и в Египте, а не на Сейшельских островах, я отдохнула и готова к тому, чтобы жить полноценной жизнью. В которой, увы и ах, нет места никаким Дозорам. За себя и за своих друзей я в состоянии постоять сама, людям помогать – дело приятное, но зачастую малополезное, так что я свободна! Свободна и почти счастлива…

Достав из бокового кармана сумочки плеер, я воткнула в уши розовые горошинки динамиков. Элли Голдинг замурлыкала, все более увлекаясь и разгораясь:

 
We, we don’t have to worry ’bout nothing
‘Cause we got the fire, and we’re burning one hell of a something
They, they gonna see us from outer space, outer space
Light it up, like we’re the stars of the human race, human race
 
 
When the light’s turning down, they don’t know what they heard
Strike the match, play it loud, giving love to the world
We’ll be raising our hands, shining up to the sky
‘Cause we got the fire, fire, fire
Yeah we got the fire, fire, fire!
 

Действительно, о чем нам волноваться? Ведь в нас пылает огонь, и это пламя сожжет все, и нас будет видно из открытого космоса. Мы будем путеводными звездами человечества, поднимем руки вверх, сияя, ведь в нас пылает пламя…

Песня несколько недель возглавляет топ хит-парадов, но мало кто задумывается, о чем она. А большинство и вовсе не понимают по-английски. Марина и Сева понимают… Марина и Сева…

Девушка из Ночного Дозора нагнала меня около стеклянных дверей аэровокзала.

– Алена! Извините, пожалуйста, я вас не заметила!

Я прищурилась. На языке вертелось много неприятных слов.

Не заметила! А если бы я была не Аленой, а жуткой ведьмой-оборотнем, какой-нибудь ешап из далекой, точнее, вовсе не далекой при современном развитии транспорта горской республики? Злобной Темной, маскирующейся под милую и безобидную Светлую? Светлой, решившей обвести Дозоры вокруг пальца и реморализовать производителей огурцов в какой-нибудь станице, а через огурцы – половину населения нашей огромной страны? Просто жуть берет!

А ты лопаешь импортное мороженое из антикварной вазочки, которую тебе, возможно, притащил вампир… Я потянулась к вазочке через Сумрак. Нет, не вампир, вазочка – от приятеля-мага Владислава, она даже подписана – чтобы никто не стянул ценную вещь. Наставник и одновременно поклонник. Ситуация древняя, как мир.

– Как съездили? – продолжила девочка. – Акул видели? А духов пустыни? У бедуинов побывали? Вы так интересно пишете!

Я вгляделась в практикантку повнимательнее. Потом через Сумрак. Улыбнулась.

– Лилия! Вы меня не заметили, но я тоже хороша – не узнала вас. Подумала, какая-то новенькая девушка на посту. Усиление из соседней области.

– Так я ведь и есть новенькая! Только я местная, из Таганрога. Мы с вами встречались на выставке современного искусства в краеведческом музее, я тогда еще училась.

– В нашей школе?

– Да, и в Дозорах, и в университете. Сейчас я уже дипломированный специалист и полноправный дозорный. А еще – верный читатель вашего блога!

– Да-да, я вас тоже читаю. Регулярно!

Ложь во спасение. Хотя что там говорить читаю. Точнее, просматриваю. Ничего особенно интересного Лилечка не пишет, все больше постит разные милые фоточки, которые мне совершенно не интересны. Сама Лилечка, котята Лилечки, Лилечка с друзьями ловит рыбу на Дону, Лилечка с друзьями ловит рыбу на Цимлянском водохранилище, Лилечка на заводе шампанских вин… Кстати, фотки с завода были интересными. И чан с полуфабрикатами для шампанского весьма притягательным. Она выбрала хороший ракурс.

– У нас и правда усиление, – простодушно призналась Лилия. – Мой напарник Владислав пошел проверить таксистов у аэропорта. И частников. Хотя эвакуаторы все время работают, увозят машины, частников все равно много!

– Ждете, что ли, кого? – поинтересовалась я.

– Тут у нас пара убийств странных произошла, – понизив голос, сообщила Лилечка. – И исчезновений. Никто о них не писал. Константин запретил панику поднимать, но наряды усилил.

– И кого же убили?

– Людей. Но как-то странно. Не по-человечески.

– Исчезли тоже люди?

– И люди, и Иные.

– А вампир с вами дежурит?

– Вампир от Дневного Дозора. У него напарника нет, Темные больше в городе работают. Но нам его для усиления поставили.

Совсем недавно у меня было отличное настроение, и я не хотела слушать об убийствах. Тем более о просроченных убийствах. И тайных, о которых глава ростовского Ночного Дозора предпочитает не распространяться. Но ведь хорошая тема! С другой стороны, меньше знаешь – крепче спишь.

– Мобилизацию не объявляют? – поинтересовалась я.

– До этого пока не дошло.

– Вот и отлично. Сконнектимся, Лилечка!

– Да, Алена! Попросить Владислава, чтобы вызвал вам такси?

– У меня машина на платной стоянке. Доберусь. Спасибо!

– Счастливо!

Целоваться мы не стали – и то хорошо.

Выйдя из здания аэровокзала, я отметила, что солнце над городом словно подернуто дымкой. И вороны на тополях толкуют о чем-то настороженно. Но если слишком много внимания обращать на ворон, из дому выходить не захочется.

Зато мой любимый голубенький автомобильчик, аккуратный и мощный мини-купер, завидев меня, заморгал глазками и радостно загудел. Заклинание сохранности снималось именно так – в моем присутствии, шумно и радостно. Невидимую сумрачную пленку, предохранявшую автомобиль от пыли, я стянула вручную – если бы она растаяла, как защитные чары, пыль осталась бы на машине – и что толку от пленки?

Минута на прогрев двигателя, и я катила в центр. Водители вокруг шарахались из ряда в ряд, сигналили, били по тормозам, поворачивали, не соблюдая требования разметки. На дороге творился ад. Значит, я дома, в Ростове. Словно и не уезжала.

Часть 1
Глубокий интернет

С Мариной и Севой я познакомилась, как это ни тривиально звучит, в автосервисе, причем не в Ростове, а в Новочеркасске. Сервис мне рекомендовал приятель из людей – сам он только туда ездил и был очень доволен ценами и качеством обслуживания. Я не видела глубокого смысла катить сорок километров до автосервиса, но было в этом что-то магическое… К тому же я решила, что мастера привораживают своих клиентов – слишком уж ярко горели глаза у приятеля, когда он расписывал достоинства новочеркасских механиков.

Механики оказались самыми что ни на есть обычными. Но когда они курочили мою машинку, я заметила на кирпичном заборе, окружающем станцию техобслуживания, двух вампиров, с интересом наблюдавших за происходящим. Именно на заборе! Они сидели и болтали ногами, улыбаясь мне. Не подпитывались, конечно, даже в энергетическом плане. Перед Светлой это было бы дурным тоном. Хотя обычно приходили сюда наверняка за этим: след нездоровых эмоций – впрочем, не лишенный некоторой странной привлекательности, – ощущался в каждом кирпичике забора, в каждом кусочке асфальта.

Вкус у вампиров был. Яркие рубашки, стильные джинсы, у парня – красивый шейный платок. Только туфли из крокодиловой кожи слегка портили впечатление. Но это на мой вкус. На самом деле в вампирской эстетике вампиры выглядели безупречно.

– Разрешите задать вопрос? – деликатно и в то же время не слишком церемонясь спросил парень прямо с забора.

Механики его, естественно, не услышали.

– Задавайте.

– Вы и есть знаменитая Алена Астафьева?

Ох… Работой в блоге (это именно работа, а не развлечение) я занимаюсь, конечно, в первую очередь для удовлетворения личных амбиций, а потом уже ради денег и прочих бонусов. Но лесть вижу издалека… Даже если лесть и приятна.

– Я знаменита в весьма узких кругах.

– Так ведь и мы из тех кругов, – заметил вампир. – Разрешите пригласить вас на чашечку кофе?

– Да! – подтвердила приглашение вампирша. Она была старше и опытнее, решала в паре она…

Так мы и познакомились с Севой и Мариной. Они рассказали мне об истории станции техобслуживания. В тридцатые здесь располагалось одно из подразделений НКВД. И около стенки, на которой так любили сидеть вампиры, впитывая эмоции клиентов сервиса, замешенные на страхе, тоске и жадности, в свое время расстреляли нескольких человек. Неофициально, в порядке, так сказать, личной инициативы… Неудивительно, что работники сервиса трудились не за совесть, а за страх, а клиенты знали: деньги сдерут, но отремонтируют отлично. Аура места.

Когда я усомнилась в правдивости легенды, Марина рассмеялась: да я ведь сама это видела! И я поняла – действительно видела. А вот Сева не видел. Его инициировали совсем недавно. Ну, не то чтобы совсем, но не больше десяти лет. Осталось в нем еще что-то человеческое, если можно так сказать о вампире.

Вампиры мне понравились – насколько могут понравиться вампиры, и мы решили продолжить знакомство. Я приняла их приглашение заехать в гости, потому что была уверена – Марина может рассказать что-то интересное. А Сева… Сева просто был симпатичным. Я люблю интересное, и мне нравятся симпатичные существа.

И вот теперь я брела по кладбищу – от автомастерской к дому вампиров, который видела на гугл-мэпс, но никогда не посещала в реальности. Вечерело. Одинокий бродяга шатался между могил, надеясь что-то выискать. Я хотела дать ему пару сотен на опохмел, но, увидев среди памятников и крестов блондинку в голубом платье, бродяга поспешно рванул прочь. Впрочем, так оно и правильно. Не бойся неизвестного, опасайся того, что выбивается из привычного положения дел. Я со старым кладбищем не гармонировала, да и оно со мной – так себе. Каблуки то и дело проваливались в рыхлую землю.

Дом вампиров был старым, двухэтажным. Скорее всего довоенной постройки. И окна моих знакомых я опознала сразу же – не пластмассовый ширпотреб, а тяжелые дубовые рамы, замаскированные под обычную сосну. Стекла особой прочности, распашные кованые решетки – сейчас открытые. Решетки вряд ли могли привлечь охотников за металлом с кладбища – даже я заметила их не сразу. Вроде бы и есть решетки, но никому нет до них дела. Хорошее маскировочное заклятие. Вещь на виду, но никто ее не находит.

Еще одно полезное усовершенствование – потайная дверь прямо во двор – порадовало меня куда больше. Не нужно было заходить в подъезд, искать нужную квартиру. Не нужно проходить мимо любопытных старушек на лавочке. Не нужно вдыхать ароматы любимых котиков бабушек.

А то, что для стороннего наблюдателя ты словно бы входишь в стену… На то и стоит вокруг двери «круг невнимания», на то и дверь для Иных, а не для обычных гостей. Впрочем, и обычных гостей через нее завести можно, только они не вспомнят, как зашли.

Многие Иные, особенно низшие, вроде вампиров и оборотней, любят жилье на земле: в частных домах, на первых этажах многоквартирных домов. На первых этажах, конечно, лучше. И тотальный удар со стороны Светлых не последует – людей ведь убивать они не станут, – и кормовая база рядом. Нет, понятно, что соседей вампиры не едят. Но эмоции не помешают никому! Особенно отрицательные эмоции, которые так легко получить.

Обитатели многоквартирных домов часто замечают, что некоторые соседи какие-то странные. Не выходят сутками из квартиры, не носят домой пакеты с едой. И мусора у них совсем нет – не встретишь их рядом с контейнерной площадкой с мусорным ведром или пакетом. Как живут? Да вот так – ходят через запасные двери тайными тропами. И питаются вовсе не овощами и хлебом. Не все, конечно. Психов, которые просто так сидят дома и ничего не едят, тоже хватает.

Я достала из сумочки коммуникатор, набрала в твиттере: «Не каждый подозрительный тип – вампир, но многие вампиры – подозрительные типы». Кажется, Марина и Сева не подписаны на твиттер – читают пространные материалы в более основательных блогосервисах. Но если и читают – их проблемы.

Скрытая дверь распахнулась, на пороге появилась Марина.

– Аленушка, заходи!

– Мы вовсе не подозрительные типы, – раздался из глубины квартиры голос Севы. – Мы настолько открыты, насколько это вообще возможно для Темных нашего образа жизни.

Все-таки читают твиттер. Причем в реальном времени. Ну и ладно!

А насчет открытости Сева вряд ли врал. Ведь он работал руководителем театрального кружка в доме детского творчества. Причем нареканий со стороны Дозоров не имел, детей любил и не кусал. Марина официально играла на бирже и, по слухам, сколотила приличное состояние. Но что толку? Зачем нужны деньги, когда ты мертв или когда тебе все доступно без денег? Точнее, когда ты мертв и когда тебе все доступно без денег. Двойное отрицание…

Фраза просилась в твиттер, но я сдержалась. Надо проявлять к хозяевам уважение, особенно если ты хочешь узнать что-то новое и интересное. Я хотела. И вообще Марина и Сева были симпатичными вампирами.

Перешагнув порог, я поняла, куда Марина тратит заработанные на бирже деньги. Квартира была набита антиквариатом. В основном посудой. Серебряные и золотые блюда, вазы, фужеры, чашки, стопки заполняли два огромных шкафа. Была в одном из шкафов и стеклянная ваза – доверху набитая золотыми монетами.

Шкафы стояли вдоль стен, а посреди комнаты возвышалась огромная кровать под балдахином. Балдахин – из какой-то дорогой ткани, на резных ножках. Стены были обиты материей, наверное, шелком. На полу – ковры, как я заподозрила, ручной работы.

Но в общем-то к чему все эти понты, я слабо представляла. Людей вы в квартиру вряд ли водите, а если и водите – хвалиться перед людьми для вампиров все равно как человеку задирать нос перед кошкой. «Вот, смотри, у меня телевизор с большой диагональю! И на мягком диване буду лежать только я! А из тебя я варежки пошью, если будешь плохо себя вести». Меня же несколькими килограммами золотых монет и горой серебряной посуды впечатлить трудно. Хотя в монетах, вообще говоря, что-то присутствовало… Некий шарм.

– Располагайся, дорогая! – Марина указала мне на пуфик рядом с журнальным столиком. – Сейчас мы чая согреем. Или нагреть вина?

– Вино лучше прохладным, – предложила я. – На улице свежо, но не настолько.

Вином меня вампиры не особенно удивили. «Бастардо» из Крыма, десертное, 2005 года. Не знаю, был ли какой-то особенный урожай в 2005 году, или бутылка просто завалялась у вампиров, или была куплена в магазине неподалеку… Вампиры ведь не пьют, соответственно, в сортах вин могут разбираться только теоретически.

Открыли вино, как и предполагали правила хорошего тона, особенно при таком визите, непосредственно при мне, налили в серебряный кубок. Чем хорош серебряный кубок – никакое вампирское колдовство на нем не удержится. Да и любое другое – с трудом. Серебро – металл Светлый, хоть порой и темнеет…

Вампиры влияли на меня положительно! Я готова была сыпать афоризмами. И где мой твиттер? Точнее, коммуникатор? Или все-таки на мои мыслительные способности повлияли купания в Красном море и хороший отдых?

К слову о колдовстве – алкоголь для вампиров не только неприемлем, но и ядовит, вряд ли они стали бы манипулировать с этой субстанцией. Кто-то другой – возможно, если вампиры – всего лишь марионетка в их руках. Но я оптимистка и стараюсь верить в лучшее. К тому же проверила и вино, и кубки, и вампирскую квартирку. Все было чисто!

– Закуски принесла? – осведомилась Марина.

Я, конечно, очень толерантна и вообще белая и пушистая, а конкретно эти вампиры мне понравились и даже внушили доверие – но есть что-то из их рук все-таки было бы большим безумием для меня и большим соблазном для них. Не поняли бы нас. Традиции нарушать не стоит. Спрятать что-то в еде куда проще, чем в кубке или в вине. У еды сложная структура, и какое-нибудь незначительное заклинание к кусочку сыра с плесенью привесить куда проще, чем к чашке чая.

В сумочке у меня была сырная нарезка из тщательно проверенного сыра и коробка шоколадных конфет. Я достала яства, выложила на стол…

Да, большинство Иных Светлых сочли бы мое поведение, мягко говоря, странным. И большинство Темных – тоже. Но я хотела на ужин к вампирам! Мне было интересно. Обыденные вещи рано или поздно надоедают, и хочется чего-нибудь эдакого… Странного. Необычного. Пугающего. Будь ты хоть три раза Светлой.

– А как же вы? – поинтересовалась я у Марины.

– Если разрешите…

– Смотря что. – Я постаралась сделать улыбку милой. Скажешь вампиру: разрешаю вам поужинать – а они с улицы соседского мальчика пригласят. И объявят, что такова была воля Светлой, которая хотела расширить свой кругозор. И перегрызут ему горло у меня на глазах.

– Кровь даже не донорская. Свиная, – словно бы оправдался Сева. – Свинья биологически очень близка к человеку. Можно?

– Можно.

Марина со сверхъестественной скоростью достала из холодильника уже наполненные кровью хрустальные бокалы. По счастью, два, а не три. Я сжала в руках свой кубок.

– Ваше здоровье, прекрасная гостья! – предложил Сева.

– И ваше, гостеприимные хозяева, – ответила я.

Выпили. Вино было сладким и быстро пьянило. Но и тепло по телу от него шло приятное, расслабляющее. Милая, вообще говоря, у вампиров квартирка. Только вид на кладбище… Им, наверное, лучше и не придумать, а меня слегка напрягало. Но солнце, заходящее за кресты, создавало милую пасторальную картину с черными оттенками.

Марина перехватила мой взгляд, поинтересовалась:

– Задернуть шторы?

– Не нужно. В интересном месте живете. Историческом… Вот это здание НКВД… Я и понятия не имела, что оно там было.

– А я ведь там служила, – просто и естественно призналась Марина.

– Уже когда… – я замялась.

– Уже. Меня в двадцатом году инициировали. Смутное было время. Один офицер белый, красавчик и дебошир, укусил. Его казаки потом загрызли.

– Казаки? Загрызли? – изумилась я.

– Так ведь тоже не простые казаки были. Оборотни. Жили тут неподалеку, на хуторе. Я сразу отомстить не могла – время смутное, они бы и меня загрызли. Поддержки в Дневном Дозоре не нашлось. Зато в тридцатые я компетентные органы направила по следу убийц … Не за расправу над белым офицером, конечно. За бандитизм и двурушничество. Интриги были еще те… Я под Дневным Дозором, оборотни под Дневным Дозором, революция нам вроде бы только на руку, хотя ее и Светлые затеяли, как говорят. Только между нами свары не прекратились, нет…

– Такова участь Темных.

– Темные Темным рознь. Но теперь все – отошла я от дел. Не нужны мне Дозоры. И Севе не нужны. Хотя его привлекают иногда к дежурствам. Мы не отказываемся – жить-то надо, а Вазген платит.

Какие правильные вампиры!

Сева задумчиво кивнул, до краев налил мой бокал рубиновым вином. Марина достала из холодильника пластиковую флягу, разлила по бокалам кровь.

– Не хотите попробовать? – осторожно спросил Сева.

– Да что ж я, крови не пробовала? – улыбнулась я. – Мне вино больше по душе.

Вампиры почтительно закивали. Мало ли, какие причуды могут быть у Светлой? Имеет право.

А мне стало слегка неловко. Ведь и в самом деле кровь – не эликсир молодости, не виски пятидесятилетней выдержки. Кто не знает вкус крови? Хотя бы своей…

Вино, словно было заговоренным, несло плохие мысли прочь. Милые вампиры. Немного мертвые, но все равно милые. Эта старушка Марина – не хочу смотреть на нее в сумеречном облике! И Сева. На него, вообще говоря, тоже смотреть не хочу, чтобы не портить впечатление.

Я выпила бокал. И еще один. Почувствовала мысли обитателей дома из соседних квартир. Вполне жизнерадостные, некоторые так вообще полные любви. А некоторые похоти. Но не тяжелой, а вполне себе приемлемой. Я вспомнила, как посещала кроличью ферму и увидела в клетке немного поодаль от клеток кроликов лису. Хозяин объяснил, что запах лисы заставляет кроликов лучше размножаться и быстрее расти. Так устроила природа – кроличья популяция при обилии лис не должна пострадать. Достигается это повышением рождаемости – потому что лисам нужно чем-то питаться, а прогнать лису кролики не в силах.

– Семей многодетных в вашем доме много? – поинтересовалась я.

– Мы не проводили таких исследований, – ответил Сева. – Нас с Мариной соседи не очень жалуют, хотя терпят. Держат за каких-то рокеров и байкеров. Мотоциклы у нас и правда есть, да и погонять ночами мы любим. А вот насчет рока – даже удивляет. Никогда не шумим.

– Мы не любим шума, – подтвердила Марина, многозначительно поглядев на Севу.

Действительно, зачем же рассказывать Светлой о своих прогулках? Вампиры ночью на трассе, одни, вдали от Дозоров и посторонних глаз… Поневоле такое поведение вызывает подозрение! Но если они рассказывают – значит бояться им нечего? Или рассказывают для того, чтобы подумали, что им нечего бояться?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении