Гамид Амиров.

Сердце пополам… или нет? Продолжение



скачать книгу бесплатно

– Гриня, салам, братуха! – голос Майами звучал бодро.

– Привет, Мага! – улыбнулся Гриша, ожидая, что тот хочет его просто поздравить.

– Мы, короче, Елец проскочили, нам немного осталось! Сориентируй нас, куда ехать? Какой кабак, братуха?

Гриша, конечно, обрадовался, но и удивился. Он никак не ожидал такого поворота.

– Молодцы, что едете! В общем, ресторан «Старый город», на веранде, увидите… Это улица Пушкинская, в центре… А кто с тобой, Мага?

– Вааа! Старая гвардия, брат! Шамиль, Гаджи, я и Мурик!

– Ого! – удивился Гриша. – Мурик тоже? Я его сто лет не видел!

– Скоро будем, увидишь!

Да, кавказцы умели создать веселье на свадьбе. Дагестанцы, приехавшие на дорогом двухдверном «мерседесе очкарике», гуляли на полную. Танцевали лезгинку так, что весь Воронеж слышал их крики и восклицания, пили больше, чем русские, причем становились от этого только веселее и бодрее. Потом Шамиль взял микрофон и произнес длинный тост. Говорил о дружбе, братстве и уважении. Когда тост вроде как закончился, все присутствующие зааплодировали, но дагестанец поднял руку, прося тишины. Люди замолкли, а Шамиль, наклонив немного голову, подытожил свои слова, сказав, что хочет выпить за их брата… И, выпрямившись, громко и четко произнес: «За Натана!»

Примерно в три часа ночи все гости разошлись, и Мага с друзьями, оставив машину возле ресторана, пешком пошли в гостиницу. Гриша был рад, что ребята приехали.

Спустя неделю он со своей уже супругой вернулся в Москву. А через месяц и другие люди из, казалось бы, прошлого напомнили о себе.

Гриша пришел домой с работы пораньше, сидел на диване перед телевизором и смотрел фильм «Поймай меня, если сможешь». Было шесть часов вечера, когда зазвонил телефон.

– Алло, – лениво ответил парень.

– Гриша? Привет! Это Арман!

– Арман? – парень сразу почувствовал неладное.

– Да! С института… Помнишь меня?

– Да, да, конечно, помню! Просто удивился, давно не слышал тебя.

– Не удивляйся, – голос Армана был глухой, и по его серьезному тону можно было понять, что что-то произошло. – Ты можешь сейчас приехать в шестьдесят четвертую больницу? Это на Вавилова!

Гриша вскочил с дивана:

– Да, конечно, могу… А что случилось?

– Приезжай! Тут все расскажу.

– Я вылетаю! Скажи только, кто там? Кто в беду попал?

Арман коротко ответил:

– Натан! – и повесил трубку.

Глава 3

Гриша спускался по лестнице института нейрохирургии имени Бурденко. С утра он был у Натана и теперь торопился на работу, поэтому не стал дожидаться, когда приедет лифт. Перепрыгивая через ступеньки, он чуть не налетел на красивую девушку в длинной юбке, яркой блузке и шелковом платке, завязанном на голове как бандана. Гриша остановился и хотел извиниться, но у него пропал дар речи, когда его взгляд схлестнулся с взглядом красивых голубых глаз этой девушки. Парень не смог отвернуться, потому что девушка показалась ему настолько знакомой, что он хотел поздороваться.

Смотрела она дерзко, но спустя мгновение все же отвела взгляд и пошла дальше.

Гриша не мог двинуться с места. Он точно знал, кто это! Или у него уже разум помутнел от всех этих больниц? Натан не приходил в себя и был одной ногой на том свете. Прошло уже три недели с того момента, как Арман попросил его приехать в больницу. Наконец-то Гриша нашел его, но в таком положении он никак не ожидал застать друга…

Тот вечер Гриша помнил очень хорошо. Возле входа в ГКБ несколько женщин успокаивали навзрыд плачущих мать и сестру Натана. Рядом с ними стояли трое взрослых мужчин, кавказцев лет пятидесяти, и курили. А слева от входа, на бордюре, сидел в одиночестве, опустив голову, Арман.

Гриша сразу подбежал к нему:

– Арман, привет! Что происходит?

Армянин поднял голову и посмотрел на Гришу пустым отрешенным взглядом. Глаза у него были красные, опухшие, видно, он пролил немало слез.

– Натан умирает…

– Как? Как умирает?! – почти перешел на крик Гриша. – Что произошло?

Арман снова свесил голову.

– Я не знаю… Никто не знает! Его нашли возле машины, на трассе, за городом. Машина всмятку, он лежит… в луже крови.

– И что с ним? Что врачи говорят? Когда это случилось?

– Сегодня днем. Нас с трудом нашли. При нем не было ни кошелька, ни телефона. Менты украли все… А врачи… Да что там? Ты же не врач.

У Гриши уже начиналась истерика:

– Как не врач? Нет, не врач, конечно! Но у меня мама главврач городской больницы! Что они сказали? Что с Натаном?

Арман посмотрел Грише в глаза:

– У него перелом основания черепа и гематома головного мозга! Сломаны ребра, разрыв легкого и селезенки! Про перелом бедра и руки я молчу…

Гриша молчал, придавленный такими новостями.

Армянин же, глядя на него усталыми печальными глазами, добавил:

– Его на скорой сюда привезли, но тут даже делать ничего не хотят! Говорят, это труп! Теперь ждем. Мой старший брат привез нейрохирурга из Бурденко. Сейчас он пошел делать операцию. Убирать гематому. Деньги пока не взял даже… Говорит, один шанс из ста, что выживет… – голос у Армана сорвался, было видно, что он еле сдерживает слезы.

Гриша только и смог, что достать сигарету и попросить у него прикурить.

– Я не курю. И никогда не курил, – ответил Арман. – У тебя есть телефон дагестанцев ваших?

– Да, конечно.

– Звони им. Пусть тоже приезжают! Мало ли какая помощь потребуется. Я семью Натана, Анжелу и тетю Софу, не оставлю. А если вдруг куда съездить или еще что… Завтра суета будет, это точно!

Гриша набрал Маге Майами. Пока ждал ребят, узнал, что взрослые мужчины – родственники Натана. Через сорок минут во двор больницы заехал «мерседес» и остановился прямо перед входом. Из него вышли Гаджи, Мага, Мурик и Шамиль и подбежали к Грише. Тот в двух словах рассказал все, что знал. Шамиль стал метаться по двору, у него почти началась истерика. Он выкрикивал фразы типа: «Я убью всех!», «Надо найти, кто это сделал!»

Женщины уже сидели на лавочке. Арман принес им кофе. Все тихо ждали. Приехал брат Армана, Тигран. Он был старше его на десять лет и выглядел просто как взрослый Арман. Братья были очень похожи. Тигран держался с достоинством, было видно, что парень пропитан благородством и добротой.

Примерно в три часа ночи из больницы вышел врач, тот самый нейрохирург. Он был в белом халате и с маской, сдвинутой на подбородок. Его усталый вид говорил о многом. Мужчины и женщины подбежали к нему с вопросами.

Врач поднял руки, успокаивая всех:

– Тихо, тихо… Все хорошо. Секундочку… Тигран и мать пациента, пойдемте, мне нужно с вами поговорить.

Двое зашли с ним внутрь, остальные остались ждать на улице. Минут через пять Тигран и Софа вернулись.

Тигран стал объяснять всем, что сказал хирург:

– В общем, операция вроде как прошла успешно. Ему удалили гематому и поломанные части костей лобно-височной области. Мозг, слава богу, не задет, но… Натан все равно в зоне большого риска. Нужна будет еще одна операция. В этой больнице его оставлять нельзя! Тут он умрет! Надо перевозить в Бурденко. Если смогут вытянуть его, то только там!

Началась суета. Как оказалось, денег дома у Натана не было. Среди родственников здесь были его двоюродный брат, сын тети по отцу, и дядя, двоюродный брат отца. Они были не особо богатые люди, но готовность помочь проявляли искренне. Никто, естественно, не спал, все пытались найти знакомых, у которых были связи в институте нейрохирургии имени Бурденко.

К восьми утра двоюродный дядя Натана, высокий полный мужчина лет пятидесяти, договорился с кем-то о встрече и уехал. С ним отправился двоюродный брат пострадавшего, бывший борец, сорокапятилетний парень с необычным именем Доуэль. Через два часа они вернулись и привезли с собой профессора заведующего реанимацией института нейрохирургии. Тот сразу пошел к больному, чтобы обследовать его и посмотреть результаты анализов.

Гриша и остальные ребята все еще сидели во дворе больницы. К этому времени начали подтягиваться новые люди. Несколько русских парней – друзья Натана со школы. Еще какие-то родственники. Два кабардинца. Народу было много, все что-то советовали, обсуждали, но эти разговоры ничем помочь не могли.

Вышел профессор из Бурденко, отвел в сторону дядю и брата Натана и сказал им, что надо срочно перевозить пострадавшего в НИИ на Тверской. Он обещал, что с вероятностью девяносто процентов жизнь парню сохранить сможет, не гарантируя, какие будут последствия, учитывая, что травма головы очень серьезная. Для этого профессору было необходимо, чтобы Натан был в его реанимации сегодня же, а также десять тысяч долларов в карман, минуя кассу, в которую тоже нужно было заплатить. Нейрохирург сказал, что если оставить больного тут, то он протянет не больше двух дней, а при транспортировке, даже на специальном транспорте, риск, что он умрет, пятьдесят на пятьдесят.

Выбирать было не из чего. Тигран, дядя и брат Натана поехали за деньгами, а Арман побежал договариваться насчет транспорта. Когда все вопросы были решены, было уже около трех часов дня.

Арман подошел к Грише и дагестанцам, они сидели на бордюре уже почти двенадцать часов и ждали, что понадобится их помощь, и обратился к Грише:

– Гриша, послушайте! Везти больного очень опасно! Повезет реанимобиль, но ему нужно как можно меньше тормозить и дергаться, ехать надо аккуратно. Сейчас пробки начнутся. К вам просьба… Сколько машин у вас?

– У нас две. Что сделать?

– Надо будет сопровождать и перекрывать движение слева и справа. Если нужно, прямо машиной поперек закрывать! Все для того, чтобы скорая плавно доехала. Сможете?

Шамиль ответил, как всегда, эмоционально:

– Да мы перекроем движение во всем городе! Конечно сможем! Это мелочь! Когда выезжаем?

Арман посмотрел на него и, улыбнувшись еле заметно уголком рта, кивнул.

– Отлично! Через минут пятнадцать выезжаем.

Все молились про себя, когда, рискуя, везли Натана. Конечно, Всевышний не мог не услышать молитв стольких людей и в первую очередь молитву матери, на которую свалилось столько горя, что было бы просто несправедливо забрать у нее сына, – довезли удачно.

Натана положили в реанимацию. Ему прооперировали ногу, потом сделали вторую операцию для восстановления после внутричерепной гематомы, и вроде он вышел из основной зоны риска. Теперь был вопрос времени – очнется Натан через неделю или через год. Но он постоянно должен был быть подключенным к аппаратам, и ему нужна была сиделка. Деньги какие-то худо-бедно ребята собирали, плюс не жалел денег Тигран, он вел себя так, будто Натан его родной брат. После того, как больного перевели в отделение нейротравматологии, средства стали уходить на лекарства и сиделку. Все молчали, понимая, что в конце надо будет оплатить еще и счет за содержание больнице.

Однажды, когда Натана уже неделю как перевели из реанимации, Гриша сидел на диване перед его палатой и разговаривал с мамой Натана. Софа была очень добрая, но сильная духом женщина, которая пережила немало бед, но все равно держалась достойно. Из посетителей больше никого не было, и она рассказывала Грише криминальную историю из жизни ее покойного мужа. К ним подошел молодой мужчина, лицо которого показалось Грише знакомым. Дорого одетый, с двумя сотовыми телефонами последней модели, своими манерами и поведением он напоминал аристократа. С ним пришли еще двое ребят, явно кавказцев, но, какой именно нации, определить было сложно. Когда мужчина поздоровался, Гриша отметил про себя, что ему знакома его своеобразная манера говорить.

– Теть Софа, здравствуйте!

Женщина сразу встала, обняла его.

– Валерочка! Привет, родной! Как мама?

– Да все нормально! Я вчера прилетел. Узнал, что случилось, сразу приехал.

– Да, беда такая… – Софа села, печально вскинув брови. – Не знаю теперь, что будет с Натанчиком…

– Все будет хорошо, теть Софа. Не переживайте!

Гриша вспомнил его, это был тот самый друг Натана, который приезжал на разборку с азербайджанцами в институте. Валера не сильно изменился с тех пор – держался так же достойно. Он подозвал жестом Гришу, они отошли в сторону, и Валера спросил у Гриши про положение дел, чтобы лишний раз не беспокоить женщину. Гриша рассказал, что знал.

Валера подошел к матери Натана и тихо сказал:

– Теть Софа, у вас что, не хватает денег на лечение?

Женщина опустила взгляд и не ответила. Ей было неприятно и стыдно говорить об этом, хотя ничего постыдного в этой ситуации не было.

Валера все понял и аккуратно продолжил:

– Вы же знаете, мой дядя Альберт сейчас очень поднялся в финансовом плане, он работает в доле с Даником Махачкалинским. Они все знают и вас, и вашу семью… и прекрасно знали дядю Адика… С вашего разрешения, я обращусь к дяде за помощью? А там, если и Даник узнает, вообще проблем никаких не будет. Теть Софа, в этом же нет ничего такого…

– Да, разумеется… – тихо ответила женщина. – Наши евреи всегда вот так помогали друг другу. Если сможешь, поговори с Альбертом. У нас отцы очень дружили. Я его с детства знаю…

– Хорошо, теть Софа. Завтра же займусь этим.

Вернулся Валера с деньгами от самых богатых и известных горских евреев. Сразу закрыли счет за проведенное в Бурденко время и даже заплатили вперед. Помимо этого, Валера отдал крупную сумму денег Софе и сказал, что если нужны будут еще, то его дядя и Даник всегда готовы помочь.

Натан не приходил в себя, но Гриша почти каждое утро приезжал в Бурденко. На следующий день после столкновения с той девушкой Гриша опять сидел у палаты Натана. Пришли дагестанцы, они поболтали, и Гриша с Гаджи пошли вниз, на улицу, покурить. Когда они заходили обратно, у Гаджи зазвонил сотовый. Пока он разговаривал с кем-то, Гришин взгляд случайно упал на двух девушек, сидевших на диване со стаканчиками кофе в руках. Одна из них была та самая голубоглазая девушка, которую он видел вчера на лестнице. Она не заметила его, и Гриша пристально смотрел на красавицу, пытаясь вспомнить… Внезапно она подняла глаза, у девушки был взгляд испуганной лани, которая не понимает, кто перед ней – охотник или путник. И вдруг Гришу осенило! Не может быть! Это же Амина!

Глава 4

Амина в ту ночь не смогла заснуть ни на минуту. В голове пронесся не просто ураган, а целый торнадо событий семилетней давности. Впечатление от того, в каком состоянии она увидела Натана спустя столько лет, было ужасным и необъяснимым. Почему все так совпало, что она увидела его? Ведь могло быть иначе! Он мог лежать в другой больнице или в другое время. И почему вообще ее угораздило пойти туда, чтобы посмотреть, кто там лежит? Зачем ей это все? После пережитого горя она стерла из памяти этого человека. Оказывается, не до конца! Амина четко вспомнила все! Каждую встречу, почти каждый разговор с ним. Только это как будто было не с ней. Это был словно какой-то фильм, который она смотрела.

Девушке стало ясно, что эти ребята в лифте – его друзья дагестанцы. А тот русский тоже их друг из института. Там она его и видела. Надо же, они до сих пор дружат! И все живы и здоровы! А Аслана убили!.. Нет, ясное дело, за него отомстили. Но Натан… Он же вроде как виноват? Хотя, с другой стороны, он же не знал…

Амина поняла, что переживает за него. Что с ним будет? Он в жизни и так настрадался… Нет, нет… нельзя! Думать о нем хорошо нельзя! Что бы с ним ни случилось! Жалеть его не стоит! На все воля Аллаха! Всевышний просто так не наказывает никого! Все!.. Девушка дала себе слово не думать о Натане. Но мысли снова и снова возвращались к нему.

В семь утра Амина встала, искупалась, сделала намаз и, выпив на ходу кофе, поехала в больницу. Прежде чем зайти к отцу, неугомонная чеченка поднялась на шестой этаж. Она что-то задумала и твердо решила осуществить свою затею. На диване рядом с палатой Натана никого не было, и Амина пошла к отцу.

Через полчаса она спустилась вниз, чтобы купить кофе, потому что после почти бессонной ночи ее сильно клонило в сон. И тут Амину ждала удача. Не успела она сделать глоток горячего напитка, как увидела, что русский друг Натана подходит к лифту. Он не заметил ее за колонной, и девушка быстро двинулась за ним.

Оказавшись у парня прямо за спиной, Амина твердым голосом произнесла:

– Что с ним случилось?

Он от неожиданности даже подпрыгнул. Потом развернулся и удивленно ответил:

– Я… я… сам не знаю. Никто толком не знает… Авария вроде…

– Так не бывает! – тоном следователя сказала Амина. – Вроде или авария? И что с ним? Он жить будет?

– Надеемся, что будет, – вздохнул ее собеседник, – но он уже три недели в коме… Его нашли возле разбитой машины. Похоже, что авария, но никто не видел.

– Ясно… – Амина продолжала свой допрос. – Ты знаешь, кто я? Тебя как зовут?

– Гриша. Кто ты, знаю. Узнал тебя вчера.

– Кому-нибудь говорил, что это я?

– Я похож на сплетника? – вызывающе спросил Гриша.

– Не знаю! По внешности не умею определять! Остальные тут… друзья ваши ходят? Дагестанцы! Это те самые?

– Какие «те самые»?

– Которые… брата моего… – Амине до сих пор тяжело было произносить это слово, но Гриша понял, о чем она.

– Нет! Того убили. На следующий день.

– А Натан? Вы все так же вместе делишками своими промышляете? Не успокоился он?

Гриша горько усмехнулся:

– Не поверишь, но его никто из наших с того дня не видел. Где он семь лет был и чем занимался, не знаем… А сейчас он в коме.

Амина стояла, задумавшись. Зачем ей все это? Просто из любопытства? Наверное…

– У него семья, дети есть?

– Нет! Никого, кроме матери и сестры.

– Ладно! Никому не говори, что видел меня! Когда Натан придет в себя, дай мне знать! Только когда я одна буду. Хорошо?

– Проблем нет, скажу. Только не обязательно приказывать, можно просто попросить, – Гриша был возмущен тоном Амины.

– Можно, наверное! Не знаю! – чеченка развернулась и, высоко держа голову, пошла обратно.

Амина вернулась на кожаный диван, попробовала остывший кофе и стала обдумывать все. Наконец она успокоилась – за Аслана все-таки отомстили, и как же ей легче стало от того, что она не была в ту минуту под одной крышей с убийцами брата. Да, косвенно они тоже были виноваты, но ведь она тогда хорошо знала Натана… общалась с ним… любила… Хотя Амина давно решила для себя, что не могла его любить! Это был просто детский, глупый каприз, жажда опасных приключений. Однако внушить себе до конца эту версию так и не смогла.

Но в глубине души что-то скрывалось. Такое маленькое и далекое, словно маленький островок посреди океана, на котором пряталась едва заметная искорка. И если эта искорка разгорится, быть огромному пожару, который однажды она уже разожгла…

Амина сидела, держа в руках одноразовый стакан с капучино, и смотрела куда-то вдаль, не понимая, что ей делать – радоваться или плакать. Веселого, конечно, тут было мало. Натан, кем бы он для нее ни являлся, врагом, другом или любовью, мог умереть. И ей было невероятно грустно и тоскливо от осознания этого. Он даже не женился! Что он делал все эти годы? И с друзьями после того случая не общался…

От мыслей ее оторвал голос сиделки отца, спустившейся в регистратуру. Она увидела Амину, сидящую с потухшим взглядом, и подошла к ней.

– Что-то случилось?

Девушка словно очнулась:

– А? Нет, нет… все хорошо… Просто задумалась.

– А я думала, вы уехали! – добродушно улыбнулась та. – Вас больше часа не было…

– Да все хорошо! Знакомую встретила…

Они поднялись наверх, Амина пообщалась с отцом и поехала домой. Голова трещала, ужасно хотелось спать, и она свернула в сторону Кутузовского. Решила поехать домой, выспаться, Аслан все равно был у мамы.

По дороге Амина обдумывала одну идею. У отца был близкий друг, генерал ФСБ Устинов Валерий Викторович. Они дружили с юности, были сослуживцами в армии. Ну а сейчас тоже общались, часто помогали друг другу. Незадолго до трагедии с Асланом Магомед Умарович попросил Валерия Викторовича взять на работу под свое крыло двоюродного брата Амины, Рустама. Парень тогда только окончил юридическую академию, а чеченцу попасть в органы было невозможно без связей. Устинов в то время был еще подполковником и без разговоров взял парня к себе. Рустам оказался способным и преданным сотрудником и вырос рядом со своим шефом. В тридцать лет он уже носил погоны майора ФСБ. При этом был доверенным человеком генерала, который полюбил парня как родного.

Амина решилась сделать то, о чем не позволяла себе даже думать последние семь лет. Еще в машине, стоя в пробке, она позвонила Рустаму и попросила пробить все, что возможно, про человека по имени Евдаев Натан Адамович. Сослалась она на то, что эти сведения понадобились ее подруге. Рустам сразу предложил: «Если он мешает, давай посажу его». Амина нервно рассмеялась и попросила никого не сажать, а просто узнать, чем он занимался последние годы.

В восемнадцать пятнадцать заиграла мелодия сотового телефона. Девушка спала. От неожиданности она вскочила с кровати и схватила телефон.

– Алло!

– Амина!

– Да? Кто это?

– Амина! Ты что? Это я, Рустам!

– Ой, Рустам… Я спала просто, извини!

– Ааа, ну нормально тогда! Послушай, сестра, я тебе досье этого пассажира нашел. И хочу сразу предупредить: твоей подруге он не нужен, это точно!

– Да? А чем мне ей обосновать? Я-то тебе верю…

– Ну там досье не маленькое. Скажу только, что он постоянно под наблюдением наших. Через часа два могу завезти тебе папку.

– Давай лучше к маме! Я там буду. Только никому ни слова, просто пакет мне аккуратно отдашь.

– Конечно. Заеду, тетку хоть увижу.

– Все тогда, там увидимся!

Амина быстро приняла душ, помолилась и через полтора часа уже сидела у мамы и читала Аслану книжку. Рустам приехал под предлогом проведать тетю и узнать, как чувствует себя дядя в больнице. Поговорив с мамой Амины с полчаса, он собрался уходить. Девушка сразу появилась в коридоре и с виноватой улыбкой посмотрела на маму.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное