Галуст Баксиян.

Жизненный цикл



скачать книгу бесплатно

Первое кругосветное путешествие на «Бесстрашном» прошло изумительно и без происшествий. Это испытание корабль выдержал без каких-либо проблем, но, откровенно говоря, Гарри Смиту хотелось, чтобы путешествие выдалось более суровым, чтобы испытать корабль и команду, а также себя на прочность. Его мечты были услышаны на Небе, и следующее путешествие позволило проявить себя всему экипажу и определить качества судна. Это странствие могло стоить жизни двум людям – Гарри Смиту и одному из молодых матросов, для которого его первое морское путешествие могло стать последним. История эта объясняет происхождение шрама на лице Гарри Смита.

И вот как это было.

Чуть более двух лет назад Гарри Смит со своей командой совершал кругосветное путешествие на «Бесстрашном», во время которого разыгрался чудовищный ураган, испытывавший корабль и экипаж на прочность в течение трех жутких суток, череде которых, как уже начало казаться, не суждено было прерваться. Небо и океан слились воедино, и они были черны круглыми сутками, да так, что невозможно было разобрать времени суток, так как страшные грозовые тучи застлали небеса и скрыли солнце от взоров моряков, будто бы желая навсегда спрятать его от людей, которые молили светило выступить из-за туч и развеять их своими лучами, даря надежду на спасение. В конце третьих суток ненастья капитан стал задумываться о том, что, может быть, придется воспользоваться «капсулой» безопасности, ведь от него зависела жизнь его экипажа, а им он рисковать более уже не мог. Если бы он мог справиться с кораблем один, он бы остался на нем до последнего момента и воспользовался бы «капсулой» только тогда, когда парусник не мог бы уже оставаться на плаву и нависла бы угроза его гибели. Свое решение он вынес на общий совет, так как он отвечал за всех матросов, а не только за себя. Но все единодушно воздержались от такого предложения, и было принято решение покинуть корабль только в случае реальной угрозы крушения.

«Бесстрашный» трещал под натиском беспощадных волн и бешеного ветра, мачты скрипели с такой силой, что начинало казаться, что они вот-вот сдадутся и разлетятся в щепки, которые унесет ветер и смоет волна, не оставив от них даже следа. Такелаж трещал, угрожая в воображении матросов стянуть и сломать корабль пополам или разорвать его на части. «Бесстрашный» стонал от сокрушительных ударов стихии, но он с честью выносил все уготованное ему непогодой. Он стонал, но не выл, не скулил, не плакал! Он был готов вынести любое испытание! И он выносил его, гордо и смело! Выносил мужественно, храбро и бесстрашно! Гарри Смит понял это, он уже не сомневался, что корабль выдержит, но прежде всего он думал о спасении своих моряков, ведь в данном случае излишняя уверенность могла стоить жизни всем его людям.

И вот, за несколько часов до того, как отступить, стихия нанесла решительный и мощный удар, обрушив на «Бесстрашный» тонны морской воды, выброшенные волной неимоверной силы, несущейся с огромной скоростью. От этого толчка один из матросов, находящихся на палубе, ударившись головой о мачту, потерял сознание, рухнув ничком на палубу.

По приказу Гарри Смита, который в этот момент также находился на палубе, другие матросы должны были унести с палубы в каюту потерявшего сознание моряка. На помощь к нему подоспели два молодых матроса и старший помощник капитана. Когда же товарищи приподняли пострадавшего моряка, очередная черная и разъяренная волна, налетевшая яростно и остервенело, смыла за правый борт «Бесстрашного» молодого матроса, одного из тех, кто поспешил на помощь к пострадавшему товарищу. От неожиданности и быстроты происходящего бедняга не успел даже крикнуть, призывая к себе на помощь. Гарри Смит, на глазах которого разыгралась картина жестокой трагедии, не раздумывая ни секунды, бросился к правому борту корабля. Его призрачная надежда на то, что юноша, возможно, смог зацепиться и удержаться, рухнула – беднягу смыло в воду.

– Человек за бортом!!! – во все горло закричал капитан.

Несколько секунд он потратил на то, чтобы приказать своему старшему помощнику взять управление парусником под свое начало, после чего, схватив спасательную шлюпку специальной конструкции, которая в собранном состоянии помещалась в ладони, а приведенная в действие раскрывалась до размеров, позволяющих вместить трех человек, не мешкая более и не тратя ни одной драгоценной секунды, бросился в воды страшного океана, и пучина, словно пасть гигантского чудовища, поглотила его.

Гарри Смит обладал богатырской силой, которая не раз выручала его в самых отчаянных ситуациях, которых в его насыщенной событиями жизни было с избытком. Но в такой неравной борьбе человека против могучей стихии даже у такого сильного мужчины, как Гарри Смит, было крайне мало шансов, ведь против него выступал безжалостный и не имеющий пределов силы соперник, от неистовства которого погибли тысячи людей и тысячи кораблей, покоящиеся на дне морей и океанов. Черные и высокие волны играли с Гарри как кошка с мышкой, бросая его то вверх, то резко обрушивая вниз, но он изо всех сил продолжал грести в том направлении, куда был выкинут матрос, хотя в таких условиях трудно было быть уверенным в том, что он плывет в верном направлении. В этой мучительной схватке Гарри Смит терял силы с такой скоростью, с которой он не сталкивался прежде. Его выносливости и силы всегда хватало с излишком на любые испытания, какими бы тяжелыми и продолжительными они ни были, но в этой ситуации все оказалось иначе. Каждый взмах руки казался для Гарри незначительным в плане приближения к цели, но отнимающим существенную часть мышечной силы. Ему представлялось, что если бы столько сил он мог вложить в руки при обычном заплыве, то одним взмахом мог бы пересечь небольшое озеро. Силы покидали его очень быстро, но мощные руки продолжали грести с прежней скоростью и силой, могучая грудная клетка продолжала качать в легкие необходимый объем воздуха. Но как долго это может продолжаться?

Прошло около десяти минут, показавшиеся Гарри часами. Дважды он слегка сбавлял темп гребли и в эти секунды восстанавливал силы, врывающиеся в его тело с большими порциями кислорода, который в эти моменты он жадно и глубоко вдыхал. Хуже и страшнее всего была темнота, густая, непроглядная и тяжелая темнота, главенствующая из-за отсутствия источника света, – ночь уже заканчивалась и приближалось утро, луны уже не было, а солнце еще не взошло. Мрачные и низкие грозовые тучи заволокли небеса, препятствуя лучам света, которых ждали, но которых не было. Сильная тревога беспокоила Гарри при мысли, что он плывет или относится волнами в направлении, которое не приближает, а удаляет его от матроса, к которому он плыл на помощь. В такой ожесточенной борьбе у Гарри не было времени думать о себе, все мысли о бедном товарище, который, возможно, уже сгинул в морской пучине, но Смит гнал от себя эти мысли. Он думал только о своем подчиненном матросе, и мысли о том, что он может спасти этого юношу, не давали места другим мыслям, в том числе не позволяя Гарри думать о самом себе, ведь он находился не в меньшей опасности и шансов погибнуть у него было не меньше, чем у того, кому он спешил на помощь. Но в голове у отважного капитана доминировала одна-единственная цель – спасти матроса, который отправился в дальний путь навстречу опасностям под его командованием. И он, капитан «Бесстрашного» Гарри Смит, должен приложить все силы, чтобы помочь несчастному матросу.

Так прошло еще некоторое время, Гарри казалось, что прошла вечность, силы вот-вот должны были покинуть его, но он даже не думал о том, чтобы воспользоваться спасательной шлюпкой, которую взял с собой перед прыжком в море. Гарри продолжал плыть, глаза его чуть освоились в темноте, но дикие волны и ярость стихии не позволяли ему оглядеться. Волны подхватывали его и возносили высоко на своем гребне, но тут же он опускался вниз, не в силах противостоять силе воды. Его мышцы затекли, и он все труднее перебирал руками, приходилось чаще останавливаться, все шло кругом, и он совсем было потерял направление, в котором было необходимо плыть.

– Господи, – взмолился Гарри Смит, – дай мне сил продолжать плыть и убереги этого несчастного юношу от ужасной смерти, позволь мне спасти его.

Не успел Гарри Смит призвать к помощи Бога, как в тот же миг небо озарилось красным свечением. Яркая жирная точка зависла высоко над головой Гарри, освещая морскую пучину и невзирая на черные тучи, так как светило было ниже туч и озаряло путь славному капитану. Гарри Смит понял, что это сигнальная световая ракета, которую выпустили те, кто был на корабле и уже спешил к нему на помощь.

«Бесстрашный» гнался за своим хозяином, за своим капитаном, врезаясь в чудовищные волны, натиск которых стал спадать, словно в испуге перед несокрушимым и храбрым кораблем. С палубы парусника выпустили еще несколько сигнальных ракет, осветивших океан так ярко, будто бы уже наступило утро. Свет прорисовал волны так отчетливо и контрастно, мерцая в черной воде, их образующей, что вид этих огромных валунов напоминал пасть гигантского чудовища, столь огромного, что во множество разверзшихся его пастей мог бы поместиться целый остров. Но человеческий дух и отвага отчаянных и верных друзей достойно боролись с этим чудовищем, и оно испугалось людей, в глазах которых невозможно было прочесть, а в сердцах услышать страх, так как этого чувства у них просто не было.

Невообразимо приободренный близостью друзей и тем, что теперь путь был освещен светом сигнальных ракет, которые выпускались по мере того, как начинал угасать свет от ракет, выпущенных ранее, Гарри Смит, силы к которому вернулись даже с излишком, вновь бросился в волну и начал пуще прежнего грести в направлении, которое выбирал уже интуитивно, – определить точное направление было невозможно. И вот, когда очередная, угрожающая навсегда проглотить Гарри в морские глубины волна прошла, не причинив ему вреда, лишь только отняв одну из порций его силы, являющейся той драгоценностью, от которой зависела жизнь двух людей, брошенных в океаническую пучину, Гарри увидел юношу, к которому он спешил на выручку.

Молодой матрос не делал никаких движений, он лежал на воде, бросаемый волнами, лицом погруженный в воду. Сердце Гарри Смита замерло – он понял, что не успел. Юноша, которому он торопился помочь, погиб, не справившись с буйством могучего и гневного океана. Отчаяние за смерть матроса и искра надежды, что парень все-таки жив, пробудили в Гарри резервные силы, он мощным толчком бросился к юноше. Подплыв к матросу, Гарри перевернул его на спину, чтобы дать возможность вдохнуть, если мальчик еще жив. Гарри перевернул матроса на спину и сразу же привел в действие спасательную шлюпку, которая вмиг раздулась, приняв положенные для использования форму и размеры. Он погрузил в эту шлюпку матроса и попытался влезть в нее сам, но в этот момент что-то сильно ударило его в лицо, и в глазах у Гарри потемнело, тело его обмякло, но в последний миг перед тем, как погрузиться в воду, он что было сил ухватился за борт шлюпки. Волна сильно толкнула Гарри в последней попытке забрать его жизнь и унести с собой, но он крепко сжимал руками борт спасательной шлюпки, не в силах запрыгнуть внутрь, где обо всем ужасе можно было бы забыть. Капитан держался, не помня себя, на рефлексах, которые помогли ему выжить. Сознание постепенно прояснилось, и тех сил, которые остались в могучем теле Гарри Смита, стало достаточно для решительного толчка. Когда волна отошла, Гарри Смит собрался с силами и резким толчком бросился вверх и вперед, забравшись, к своему великому облегчению, в шлюпку. Предмет, а это было огромное бревно, невесть откуда принесенное, который столь вероломно и с ошеломляющей силой ударил капитана в область головы и лица, пролетел, нанеся повреждения, и скрылся в ночи совершенно незамеченным. Капитан не стал уделять этому внимание, что связано скорее всего с тем, что он в полной мере не осознал, что произошло. Гарри так и не увидел это бревно, исподтишка нанесшее тяжеленный удар, который мог бы в секунду раздробить череп и мгновенно убить его. Гарри выдержал и это, но с каким трудом его организму удалось сохранить сознание и не упасть в воду без способности к сопротивлению. Капитан чуть было не лишился чувств, но доминирующая мысль о том, что он должен спасти матроса, заставила его машинально идти к этой цели, не обращая внимания ни на что другое, и он не обращал внимания на свою травму, о которой не имел даже полного представления. В подобных экстремальных обстоятельствах организм человека снижает, а в ряде случаев и устраняет болевые ощущения даже при сильной травме, давая пострадавшему время, а вместе с ним и надежду на спасение.

Когда же Гарри Смит и бедный матрос оказались в лодке, Гарри склонился к нему и, прислонившись ухом ко рту парня, определил, что тот не дышит. Капитан прижал свой указательный палец к шее юноши в проекции сонной артерии – прощупать пульс не удалось. Не давая воли эмоциям, Гарри Смит решил сделать все от него зависящее, чтобы вдохнуть в этого бедного юношу его жизнь, на которую так вероломно покушался океан. Капитан перевернул матроса вниз лицом, чтобы удалить воду из дыхательных путей. Изо рта юноши вытекло много морской воды, после чего Гарри вновь перевернул его на спину и приступил к искусственному дыханию и непрямому массажу сердца. Мощный удар крупного кулака Гарри Смита обрушился на грудную клетку матроса, а за ним последовали чередования массажа сердца и искусственного дыхания. Казалось, будто Гарри только что не получил травму, которая могла стоить ему жизни, и не тратил силы в море, они восполнились в полной мере и теперь должны были вновь послужить погибающему матросу. Прошла минута – без результатов, другая – парень не дышал, сердце его не билось. Но еще дышал Гарри Смит, могучее сердце которого, казалось, может работать за несколько человек, продолжало исправно снабжать его тело питательной кровью. И вот наконец очередной мощный толчок в области сердца и большая порция воздуха, которую Гарри Смит вдохнул в легкие матроса, оживили юношу! Кашель его, вытолкнувший из легких остатки морской воды, позволил в полной мере вдохнуть живительный воздух. Матрос стал судорожно, глубоко и часто глотать воздух ртом, тело его забилось в сильных судорогах, но спустя несколько секунд они прекратились и тело матроса задрожало мелкой дрожью. Сознание постепенно вернулось к нему, спустя несколько мгновений он открыл глаза. Не понимая, что происходит, юноша пытался что-то сказать, но опустошающая тело слабость не позволила ему произнести ни единого слова, а вместо них он мог только шевелить губами, как всякая рыба, которую вытащили из воды. Но для рыбы это значило бы смерть, в то время как для матроса, напротив, – жизнь.

– Спасибо тебе, Господи! Спасибо тебе за помощь, без которой ты меня не оставляешь! – радостно и облегченно, но преданно взмолился Гарри Смит.

Тем временем, когда Гарри Смит спешил на помощь юноше, парусник «Бесстрашный» шел на выручку своему капитану и молодому матросу, на спасение которого мало кто рассчитывал. Естественно, что никто не был уверен и в спасении самого капитана. Да, он был сильным и отважным человеком, но разбушевавшийся океан не считается ни с кем, с его силой не может сравниться ничто на белом свете. У Гарри Смита на шее висел прочный амулет, выполняющий функцию маячка, по сигналу которого его можно было легко отследить, и по этому следу смело шел «Бесстрашный». Быстро затихающая стихия, которая, словно в бессилии своем перед человеческой храбростью и мужеством, покорно отступала, даря надежду на спасение. Черные тучи разметало по небу с такой скоростью, что появлению яркого, недавно взошедшего солнца все удивились не меньше, чем обреченный на смерть больной, которому сообщили о том, что в ближайшие часы он будет излечен от смертельного недуга. Яркая окраска спасательной шлюпки позволила достаточно быстро отыскать и поднять на борт Гарри Смита и матроса, который был обязан капитану «Бесстрашного» жизнью.

Когда Гарри Смита подняли на палубу, все заметили рану на его лице и кровь, которая запеклась на его голове, лице и руках. Когда капитана привели в его каюту, помощник его попросил всех выйти из каюты.

– Капитан, у вас на лице рана, ее нужно обработать, – пытаясь сдерживать волнение и смягчая свой голос, сказал помощник.

– Я и думать об этом забыл, – сказал Гарри Смит, восстанавливая в памяти причину своего состояния. – Что-то сильно ударило меня в лицо, когда я собирался забраться в плот.

Тогда Смит вспомнил, что рана на его лице была нанесена тем самым предметом, который ударил его в лицо, принесенный ветром или волнами неизвестно откуда. Только сейчас Гарри Смит почувствовал сильную боль в ране. Когда же капитан умылся и рана на его лице была обработана медицинским раствором, можно было оценить ее размеры и глубину. Зрелище было не для слабонервных, но таких на «Бесстрашном» не было. От правого виска на правую щеку спускалась глубокая рваная рана, местами оголяющая кость. Во всю глубину раны запеклась кровь, что прекращало кровотечение, которое возобновилось из мелких сосудов после того, как рану обработали. Но помощник капитана сделал тугую перевязку с мазью, которая обладала противобактериальным, противовоспалительным и кровоостанавливающим эффектом. Повязки чуть промокли кровью, после чего кровотечение окончательно остановилось. Если бы удар тем самым бревном пришлось испытать на себе кому-нибудь другому, то этот человек мог погибнуть либо от перелома черепа, либо от кровотечения. Но Гарри Смит был чрезвычайно силен и вынослив, его тело, видимо, могло выдержать еще и не такое испытание. Боль в ране прошла уже к вечеру следующего дня. Что особенно поразило всех после того, как увидели эту ужасную рану, так это то, что зажила она быстрее, чем у некоторых заживают царапины. Удивительно сильное тело капитана, казалось, специально создано природой и Богом для какой-то особенной, высшей цели.

Вот так и появился шрам на лице Гарри Смита – благородного и отважного капитана надежного парусника «Бесстрашный».

Глава вторая
Находка

Настоящее же – третье путешествие не было легким, но оно прошло в запланированном режиме, без каких-либо форс-мажорных обстоятельств. Команда корабля, как и сам парусник, были проверены на сплоченность, храбрость и надежность в предыдущих кругосветных плаваниях. К каждому путешествию корабль тщательно готовили все те месяцы, когда он мирно стоял на причале в вынужденном безделье, довольствуясь мирным покачиванием бризовых волн родной гавани. Не было ни единого дня, чтобы на корабле не шла какая-нибудь работа, члены экипажа, включая капитана, прикладывали много сил для поддержания «Бесстрашного» в идеальном состоянии. С тех пор как парусник был построен, он совершенно не изменился внешне и все его технические части работали как часы.

Идя на всех парусах, «Бесстрашный» нес свой экипаж домой в теплые южные широты к берегам Южной Америки.

Супруги Смит стояли на палубе, наслаждаясь безупречным по чистоте и свежести морским воздухом, обладающим, как известно, оздоровительным свойством, благоприятно сказываясь на организме в целом.

– Поразительная красота, – сказала Лилия, обращаясь к Гарри.

– Действительно! Просто потрясающе, как здесь хорошо! – ответил он.

– Но бывает и не очень или даже совсем не хорошо, – вдруг с явной грустью и озабоченностью сказала Лилия, прикасаясь своими нежными и заботливыми руками к шраму на лице мужа.

– Да уж, что верно, то верно, бывает по-разному, – с чуть уловимой улыбкой ответил Гарри, беря в свои пальцы руку Лилии и целуя ее. Вспоминая при этом тот страшный день, когда он и молодой матрос были на волосок от смерти.

– Как хорошо, что меня тогда не было на корабле. Я бы умерла от страха за тебя или бросилась бы за тобой в море! – уверенно произнесла она, давая понять супругу, что в ее словах не следует сомневаться. Да он и не сомневался, ведь знал ее, как себя.

– Первый исход был бы трагичен для меня, родная, – начал разбирать сказанное Лилией Гарри, – ведь я бы не вынес утраты! Ты это прекрасно знаешь! – и лицо его стало несколько хмурым и очень серьезным.

– Конечно знаю, Гарри, – нежно ответила она, понимая, что Гарри всерьез отнесся к ее словам.

– Второй исход был бы трагичен либо для матроса, – продолжил Гарри, – ведь я, поспешив на помощь к нему и увидев, что ты бросилась в море, повернул бы и бросился бы к тебе, оставив беднягу погибать страшной смертью. Либо, если бы я не успел спасти тебя, учитывая огромное количество трудностей, – и здесь его лицо вновь стало хмурым и серьезным, – я бы сам как камень пошел на дно, не желая более сопротивляться. При таких обстоятельствах никому из нас троих не суждено было бы спастись.

– Гарри, не говори так, – испуганно сказала Лилия, понимая, что зря вообще сказала о том, что бросилась бы в море.

– А теперь скажи – стало бы лучше, если бы ты прыгнула в воду?

– Ну, конечно же, нет, – быстро ответила она, показывая Гарри всем видом, что она поняла свою ошибку.

– Я говорю это к тому, Лилия, что на нашем жизненном пути, дай бог, будет еще множество путешествий и произойти может самое непредвиденное и опасное… – Тут он сделал некоторую паузу, после которой продолжил: – Поэтому я прошу тебя о полном самообладании в любой ситуации, пусть даже самой тяжелой! Пообещай мне, что, если мне придется в будущем поспешить кому-то на помощь, ты не станешь впадать в отчаяние и не предпримешь ничего такого, о чем впоследствии придется сожалеть!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9