Галина Врублевская.

Безумное чаепитие



скачать книгу бесплатно

Часть 1
В пустой квартире

Мысль о предстоящем дне рождения вызывала у Арины головную боль. Смущала не только круглая дата – тридцать лет! Вдруг обнаружилось, что не с кем отметить этот день, нет своей компании. Хотя имелись три подруги, лишь понаслышке знающие одна о другой и такие разные, что, случайно встретись где-либо разом, едва ль нашли бы общую тему для разговора. С каждой Арина общалась по отдельности, и встречались, как правило, вне дома.

Признавалась девочкам, что не любит тусовки, пропитанные парами алкоголя, устает от шума и гама. Когда доводилось оказаться в разгулявшейся компании, ею неизменно одолевала скука, и раз-другой она незаметно удирала с вечеринок. Но чаще старалась отвертеться от приглашения.

Шумные сборища не любила, однако ценила дружеское общение накоротке: с одной подружкой за чашкой кофе поговорит о насущном, с другой – сбегает на новый фильм, с третьей – махнет на каток. В общем, уединения не искала, и все же в последние годы вынужденно превращалась в отшельницу, после работы замыкаясь в стенах своей квартиры. Теряла подруг одну за другой, и не потому, что ссорилась с ними – они просто устраивали личную жизнь, выходили замуж, рожали детей, и времени на общение с Ариной у них не оставалось.

Раньше всех выскочила замуж Наташка – с ней Арина училась в школе – один ребенок, потом другой: готовка, стирка, голова кругом. Две другие – Юля и Рита – хотя штампа в паспорте не имели, все же хвастались, что обзавелись приятелями. Так что с Юлей и Наташей Арина общалась изредка лишь по телефону да обменивалась новостями через интернет. Виделась только с Ритой, потому что с ней они вместе работали.

Подруги как-то устроились с личной жизнью, а у Арины не складывалось с мужчинами: зыбкие связи быстро обрывались, не успев перейти в прочные отношения. И сейчас, в канун тридцатника, рядом никого не было.

Арина надеялась замять, будь он неладен, этот юбилей. Начинался сезон летних отпусков – теперь радовалась, что родилась в июне – и затаиться, казалось, не составит труда. В предыдущие годы все так и происходило: тихо и незаметно: с одной подружкой этот день полчаса в кафе посидит, другая по телефону поздравит, а третья, где-то путешествующая, и вовсе забудет об Арине. Но о грядущем юбилее подруги, как нарочно, вспомнили заранее. Все три на этот раз находились в городе, уезжать не собирались и требовали праздника.

Арина, смиряясь с неизбежными сложностями, стала обдумывать тягостное мероприятие. Очевидно, что звать придется всех девочек разом и приглашать их вместе с мужчинами. Но тогда и самой неловко предстать перед подругами неустроенной одиночкой, тоже следует предъявить публике «друга». Но не было у нее знакомого мужчины, претендующего на эту роль.

Мысли скакнули в прошлое: такая же проблема уже возникала в ее жизни, на праздновании своего дня рождения в десятом классе. Ей тогда исполнялось шестнадцать – у всех приглашенных девчонок уже имелись парни, и только у нее – стыдно признаться – никого! Тогда использовала хитроумную уловку: решила похвастаться перед подругами дорогим подарком, будто бы полученным от любимого.

Подкопив деньги, сэкономленные на завтраках, купила дорогую фарфоровую чашку. Она была расписана с чрезвычайной оригинальностью: лиловые лепестки неведомых цветков украшали чашку не по внешней поверхности, а изнутри. Когда чашку наполняли золотистым чаем, то лепестки оживали, слегка подрагивали в глубине, каждый раз играя новыми оттенками красок. И блюдце было такое же красивое, но оно запомнилось меньше, потому что в день представления и разбилось.

Но само представление прошло на ура. Арина, изобразив на лице маску загадочности, выставила на праздничный стол нарядную коробку, перевязанную розовой ленточкой, волнуясь, извлекла из нее хрупкое фарфоровое изделие и объявила подругам, что это подарок ее любимого. Девочки восхитились подарком, никто из них таких взрослых вещей в подарок еще не получал. Передавали чашку из рук в руки, разглядывали роспись, ну и ненароком разбили блюдце. Разумеется, допытывались, кто даритель и почему его сегодня нет. Арина эти вопросы предусмотрела и сочинила красивую легенду. Ее друг, курсант морского училища, сейчас ушел в длительный поход по морям-океанам – легенда была навеяна романтическими опусами Александра Грина.


Чашка служила Арине долгие годы, хотя и осталась без блюдца. А однажды, неловко брошенная на сушилку, потеряла и ручку. После чего начала чудить: едва Арина нальет в нее чай, поставит перед собой, как чашка слегка повернется и проскользит чуток по гладкой столешнице. Поначалу Арина слегка пугалась ожившей чашки, но со временем пообвыклась. А папа научно объяснил феномен, заметил, что чашка начинает скользить по влажной поверхности, по только что вытертому влажной губкой столу. Рассуждал о неровном донышке чашки, об асимметрии и малой силе трения.

Арина привыкла к кружению чашки, воспринимала его, как веселый аттракцион. А однажды, налив чай, шутки ради, загадала на движение чашки желание. Общий язык для общения с чашкой сложился легко. К тому времени Арина училась в техническом университете и знала, что главный жест всех сущностей – двоичный код. Скользнет чашка вправо – «да», согласие; качнулась влево – возражает. Все очень просто. Да и «наше всё», поэт и пророк Пушкин, задолго до эпохи нанотехнологий описал такой способ коммуникации: «… Идет направо – песнь заводит/ налево – сказку говорит». С того раза чашка всегда отзывалась на сомнения и тревоги, возникающие в душе хозяйки: утверждала Арину в решениях или пыталась отговорить от очередной затеи.


В то давнее лето, Арина выкрутилась из своей полудетской лжи. Девчонки вскоре разъехались на каникулы, а осенью, когда спросили ее о курсанте, подарившем чашку, сказала, что поссорилась с ним. Постепенно подруги забыли об этой истории.


Ныне до юбилейной даты оставалась неделя. Арина неприкаянно слонялась по квартире, скользя рассеянным взглядом вокруг. Съемное жилье не стало родным домом. Соседнюю комнату занимала сама квартирная хозяйка, и только сейчас, летом, когда она проживала на даче, Арина чувствовала себя более-менее свободно. Еще раз обвела взглядом свои временные владения: дешевый шкаф, сервант, диван с потрепанной обивкой, раздвижной стол посередине. Стулья … Их твердые сиденья были вдвинуты под стол, а спинки закрыты джинсами и куртками Арины – не любила она пользоваться чужим, затхлым шкафом. Стулья дали ход новым мыслям: как рассадить гостей, кто сядет с ней по-соседству.

Посадить рядом с собой некого, это очевидно. Выдумка с подарком второй раз не пройдет. Да и что может поразить взрослых подруг? «Тойота»? «Мерседес»? Но пока у Арины не было возможности купить себе машину.

Кроме чашки посоветоваться не с кем. Арина взяла стоящую на подоконнике потускневшую советчицу с отбитой ручкой, переместилась с ней на кухню. Вспомнила, что опять забыла купить чайник – уже с месяц пользуется кипятильником, с тех пор, как у старого чайника перегорел электрошнур. К кипятильнику успела привыкнуть и даже обнаружился плюс его использования: он так славно брызгал водой из банки, нагревая ее, так исправно смачивал стол, что чашка крутилась вокруг своей оси, как балерина.

Дождавшись, пока вода в банке закипит, привычно оросив столешницу, залила ею пакетик чая, брошенный в любимую чашку. Прежде чем чашка начала поворачиваться, Арина задала ей вопрос:

– Что мне делать, милая чашка? Признаться подругам, что у меня никого нет?

Чашка скользнула влево, отвергая признание.

– Придумать приятеля, скачав фотку мужчины из интернета?

Чашка сдвинулась в прежнем направлении, категорически возражая и против этой легенды. Арина почесала подбородок и задала новый вопрос:

– Позвать все равно кого и представить его как своего бойфренда?

Без ответа.

Столешница успела высохнуть, затруднив чашке скольжение. Она стояла на месте крепко, как приклеенная. Можно было бы, намочив стол губкой, продолжить сомнительное гадание, но Арине надоело играть с чашкой. Она положила ее в раковину и, не сполоснув, покинула кухню.


В комнате вновь вернулись мысли, как рассадить гостей.

Стол придется раздвинуть: восемь человек за сложенным могут не поместиться. Хотя о восьмом человеке придется еще помозговать. Пока семеро: Наташа с Николашей, Юля с Юриком, Рита с «другом» и я сама. Стулья перед Ариной оставались пустыми, но ей казалось, что она отчетливо видит гостей сквозь прикрытые ресницы. Девчонки же, вообще, как живые.

Толстушка Наташа – с ней вместе учились в школе. Наташка была на памятном шестнадцатилетии, она тоже поверила в легенду о славном капитане Грэе. Даже ей Арина не призналась ей, что выдумала курсанта, а чашку купила себе сама. Не призналась даже спустя годы.

Ныне подруга выглядела не лучшим образом: располнела, волосы обычно затянуты резинкой в «хвост», а лицо было постоянно припухшим от недосыпа. И то сказать: муж, двое сыновей, вечные заморочки с родителями. Молодые жили вместе со старшим поколением, не в силах приобрести или снять отдельное жилье. Размышляя об этой паре, Арина подумала, что надо запастись для них водкой: Николаша был известный любитель застолий, да и Наташа, если без детей придет, будет не прочь расслабиться.

Арина сморгнула, стирая образ Наташи. Перевела взгляд на соседние стулья: сюда можно посадить Юлю с ее другом Юриком. С Юлей Арина познакомилась в студенческие годы: подрабатывали вместе официантками в одном кафе. Арина тогда заканчивала университет, готовилась получить диплом по робототехнике, а Юля только-только поступила, притом на гуманитарный факультет. Однако ни разница в возрасте, ни различия в интересах не стали помехой их дружбе. Объединяло их умение полагаться на себя и необходимость подработки – у обеих родители были скромными служащими. А выглядела Юля как стюардесса с рекламного постера, и Арина слегка завидовала ей, считая свою внешность обыденной. Юля усиливала закомплексованность Арины, то и дело поучая подругу, как одеваться и как причесываться. Но Арина не роптала, прислушиваясь к советам младшей подруги.

Юля будто задалась целью подтвердить расхожее мнение о легкомыслии блондинок. Училась кое-как, часто прогуливала лекции, а на втором курсе увязла в «хвостах» и вскоре была отчислена. Но позже восстановилась на вечернем отделении, где тоже на каждый курс тратила по два года. Так что ее обучение растянулось на десятилетие, и диплом она получила совсем недавно. Зато в личной жизни Юли перерывов не было – мужчины сменяли друг друга один за другим! И только Юрик, малоизвестный актер, сумел удержаться при ней. Они жили вместе в гражданском браке больше года, и Юлю не смущало, что она сама обеспечивает их маленькую семью. Оба подвижные, горазды на всякие выдумки – Арина улыбнулась, вспоминая о них: здесь, у двери, самое место таким непоседам. Наверняка, и покурить будут выбегать, и на кухню без особой надобности – невмоготу им сидеть на одном месте.

Арина перевела взгляд на диван: сюда можно посадить Риту – с ней она сейчас вместе работала в одной фирме. Посадить ее рядом с приятелем, если тот согласится придти, потому что Рита признавалась, что тот женат и о разводе пока вопрос не встает. Но сейчас Арина завидовала даже Рите: пусть у подруги сомнительные перспективы, но хотя бы имеется близкий человек. Арина считала, что Рите трудно надеяться на полноценные отношения. Внешность у сотрудницы несовременна: глаза за толстыми стеклами очков кажутся неестественно выпученными, коса, закрученная узлом на затылке и губы, хотя и полные, будто силиконом накачанные, но всегда без помады, без корректирующего карандаша. Но главное, что одевалась Рита скучно, облачаясь в странные кофты необъятного размера – ей казалось, что так удастся скрыть высокую грудь, которой она стеснялась. Хотя иные девушки в наше время тратятся на дорогостоящую операцию, чтобы обрести этакое богатство!

Рита отличалась эрудицией, начитанностью, поэтому и нашлись у нее с Ариной общие интересы, кроме служебных. После работы или по выходным дням они захаживали в театры, на выставки, в музеи.

Арина вздохнула и повернулась спиной к воображаемой компании – теперь она оказалась наедине сама с собой, перед узким трюмо, стоящем в углу. Вглядывалась в него с придирчивым вниманием: что не так? Но изъянов не находила: длинные стройные ноги, правильные черты лица, если не считать легкую асимметрию, но это уже мелочи. Конечно, Юля эффектнее, зато у меня IQ определенно выше. Арина оценивала себя объективно: институт закончила с красным дипломом, на работе ее ценят – может, ум всему и помеха?

Встала к зеркалу боком. Тут высветился еще один минус: слегка сутулилась. Понятное дело, проводила слишком много времени, склоняясь над книгами и у компьютера. Арина развернула плечи, скосив глаза, снова посмотрела на спину – показалось, что спина стала прямее, ведь уже несколько месяцев Арина занималась в танцевальной студии.

Записалась в студию в тайной надежде познакомиться с парнем. К сожалению, учились танцам одни девушки. Единственным мужчиной был руководитель студии – Петя. Не позвать ли его на свой юбилей? Мысль промелькнула, но удачной не показалась: Петя никак не выделял ее среди прочих учениц. К тому же иных заслуг, кроме безупречного владения своим телом, за ним не замечалось. Да и росточком невелик …

Устав решать замысловатый ребус с поиском партнера на собственный праздник, Арина переключилась мыслями на организацию мероприятия. Проще было бы устроить юбилей в ресторане, но почти все заработанные деньги Арины тратила на оплату съемного жилья. Да и девчонки хотели потусить в непринужденной домашней обстановке!

На помощь родителей сейчас рассчитывать не приходилось: они недавно улетели на другой конец страны на похороны бабушки и задержались там с наследственными делами. Умершую бабушку Арина видела лишь в раннем детстве и не помнила, так что расстраивалась умеренно, только жалея папу. А с другой стороны и хорошо, что мамы с папой не будет на этой вечеринке, потому что семейная неустроенность дочери их беспокоила больше, чем саму Арину. Они уже созрели, чтобы нянчить внуков, и часто ставили ей в пример Наташу, имеющую уже двоих детей.

Да, организовать застолье – тоже проблема. Да еще и развлечь гостей чем-то надо. Арина стала припоминать, как проходили праздники у ее подруг. Ведь, несмотря на то, что она избегала шумные сборища, бывать на вечеринках в чужих домах Арине приходилось.

В гостях у Наташи

Минувшей осенью Арину пригласила к себе Наташа, на десятилетие семейной жизни. Просто отказаться было неудобно, ведь когда-то Арина была свидетелем на свадьбе подруги. Приняла приглашение, хотя и знала, что ее ожидает – Наташа сама ей жаловалась – любое застолье превращалось в пьяные оргии. Безудержному веселью задавало тон старшее поколение: малообразованные родители Наташи и многочисленная их родня. Подруга говорила, что все сборища проходят одинаково: море водки, жратва сверх меры, сальные шутки пьяных мужиков, глупое хихиканье раскрасневшихся от водки теток да нестройный хмельной ор. И редко такой вечер обходился без ссор, ругани, а то и драки.

Едва Арина вошла в квартиру, где обитала семья подруги, как общая суета напомнила ей бестолковость самой свадьбы десятилетие назад. Если тогда родители невесты расхваливали гостям купленный для молодоженов спальный гарнитур, то сейчас демонстрировались последние приобретения. Наташина мать, упитанная пенсионерка, перекрикивая голоса собравшихся, направляла их внимание на важные объекты. Какая ванна, а?! Нравится? Половину зарплаты пришлось отвалить! А люстра из пяти рожков, но все лампочки энергосберегающие! А это диванчик для старшего внука – бойкий сорванец лет девяти бегал среди гостей, чуть не сбивая их с ног. Мешался под ногами младший, трехлетний карапуз, то и дело, заходясь в реве и пуская сопли. Замолкал, лишь, когда мама Наташа брала его на руки.

Арина, как и прочие гости, вежливо нахваливала то и это новшество, хотя всё производило убогое впечатление ввиду общей тесноты и захламленности в квартире. В темноватой, хотя и отдельной квартире, выделенной когда-то из многонаселенной «коммуналки» теснились и родители Наташи, и сами супруги, и их дети. И особенно трудно в таком малом пространстве было принимать гостей. Но и в этом семействе подсчитывали копейки и не могли себе позволить снять кафе.

Из нескольких отдельных столов составили один, длиннющий. Этот «крокодил» заползал из большой комнаты в смежную, маленькую, полностью перекрыв проем двери. На разделенный дверью торец отправили всех разновозрастных детей, и хозяйских, и приведенных гостями – детей заставили пробираться под столом к своим местам. За порядком в этом конце стола следил кто-то из гостей, но добиться послушания детей не удавалось. Дирижировало застольем старшее поколение – во главе стола сидели юбиляры и пожилые их родители с каждой стороны.

Арину усадили, где место нашлось – между двумя незнакомыми ей мужчинами. Тот, что справа, был занят своей дамой: женой или родственницей. Зато приземистый толстячок с лысиной, сидевший слева, охотно опекал Арину. Регулярно подкладывал на ее тарелку салаты, соленые огурчики, кусочки ветчины и не забывал наполнять ее рюмку водкой – Арина предпочла бы хорошего вина, но единственная бутылка сухого стояла лишь на детском конце. Навязчивый кавалер заставлял ее пить до дна, чему она, сопротивлялась, и все же выпила рюмку-другую, чтобы не выделяться из компании и вскоре перестала замечать хаос, царящий за столом.

Исполняющий роль тамады, он же юбиляр Николай исправно наливал себе и соседям водку, подгонял тосты. Гостей не приходилось упрашивать, они охотно опорожняли стопки, о чем-то спорили, размашисто жестикулируя. Сидящий рядом с Николашей старик-тесть опрокинул на скатерть банку с соусом, потом звякнула чья-то вилка, упав на пол, и в общем гомоне уже не различались отдельные слова.

Сосед Арины – тот, что сидел слева – сам изрядно охмелев, перестал следить за рюмкой «девочки», что ее вполне устраивало. Однако теперь, расслабясь, он все чаще забывался: то клал ладонь ей на колено, то крепко обнимал за плечи. Арина несколько раз отвела его руку: сейчас, когда и ее голова кружилась, такое поведение соседа не казалось слишком безобразным, но все же малоприятным. Она попросила толстяка не касаться ее. Мужчина чуть сдвинул свой стул, хотя двигаться из-за тесноты было некуда.


Но спустя минуту-другую Арина снова ощутила на своем бедре, заползающую высоко под платье жестковатую ладонь. На сей раз пальцы с такой силой впились в мышцу, что Арине стало больно. Она резко повернула голову к бесцеремонному соседу и увидела, что он самозабвенно, обеими руками, раздирает на части куриную лапку – полное алиби. И тут из-под свисающей скатерти, энергично раздвигая стулья Арины и соседа, выбрался на свет незнакомый подросток, следом на четвереньках выползал Наташин сынок и другие дети – ребятишки притомились сидеть на одном месте, но не могли из-за тесноты иначе покинуть дальний торец стола. Арина собралась отчитать желторотого наглеца, но мальчишка тотчас убежал.

Дети переместились в соседнюю комнатку, временно освобожденную от вещей, и там под звуки бешеных ритмов стали «зажигать», прыгая и бесясь. Начали выходить из-за стола и взрослые, тесня детей на танцевальном пятачке. Сосед Арины, разделавшись с курицей, тоже решил размяться, пригласил Арину на танец.

Музыка, запущенная на полную громкость, заглушала все и вся, и мало кто заметил настойчивый стук по трубе отопления – видимо шум мешал соседям. Но у Арины уже начала болеть голова, потому каждый новый звук усиливался стократно в ее висках. Она решительно сняла со своего плеча руку партнера по танцу – едва передвигающий ногами пьяный толстяк остановился в недоумении – и, лавируя между танцующими, выбралась в коридор, решив незаметно покинуть квартиру.

В прихожей увидела, что мать Наташи, приоткрыв дверь на лестницу, с кем-то разговаривает. За спиной хозяйки дома не было видно визитера, но голос из-за двери раздавался мужской. Очевидно, это был сосед с нижнего этажа, потому что он требовал прекратить шум, жаловался, что у него в комнате от сотрясения осыпается побелка с потолка и дрожит люстра.

Нетрезвая хозяйка с раскрасневшимся лицом – мать Наташи, извиняться не спешила. Напротив, своим ором заставила отступить соседа. Выкрикнула, что еще нет одиннадцати часов, и они у себя в квартире вправе веселиться, как пожелают. Наконец с силой захлопнула дверь перед носом настырного мужчины. Возвращаясь к гостям, заметила Арину и заподозрила, что та собирается уходить. Мимоходом, поинтересовалась, что она делает в прихожей и, бесцеремонно хватая за руку, потащила назад к гостям. Но Арина высвободилась, сказала, что хочет подкраситься здесь перед зеркалом, и сейчас вернется.

Едва хозяйка скрылась в глубине квартиры, Арина отыскала в нагромождении вещей свои плащ и сумку, повернула рычажок замка и выскользнула за дверь. Здесь впопыхах оделась, чуть передохнула, пригладила ладонью волосы, но без зеркала не смогла привести себя в порядок должным образом. Всякий, кто увидел бы ее со стороны, отметил бы ее неаккуратный вид: и волосы остались растрепанными, и поясок на плаще перевился змейкой, и край подола нелепо подвернут. Притом, что спускалась она по лестнице уверенными шагами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2