Галина Трубина.

Предпрофессиональная социализация школьника в процессе обучения. Социально-технологический подход



скачать книгу бесплатно

В качестве основных критериев для оценки процесса социализации, опираясь на его содержание, будем считать социальные компетенции (общекультурные, ценностно-мировоззренческие, творческо-познавательные, предпрофессиональные, информационно-коммуникативные), отражающие результаты деятельности личности; приобретенный человеком социальный опыт, дающий представление не только о деятельности личности, но и умении общаться (расширять, углублять социальные связи и передавать имеющийся опыт); уровень самосознания, дающий представление о развитии наиболее важных личностных характеристик человека (см. рис. 3).

Таким образом, проведенный анализ междициплинарного феномена «социализация» позволит в дальнейшем учитывать, что одной из задач российского образования должна стать планомерная системная работа по организации и оценке всех необходимых условий для успешной социализации молодежи. В этих целях на основе имеющегося отечественного и зарубежного опыта необходимо определить наиболее острые проблемы социализации молодежи, выявить эффективные механизмы и этапы социализации, которые позволят готовить выпускников к жизни в постоянно меняющихся условиях, способствовать развитию их человеческого потенциала и успешной адаптации в обществе. Ведь социализация молодежи в современной системе образования должна работать на опережение запросов рынка труда по подготовке соответствующих специалистов, что в целом будет способствовать впоследствии решению наиболее значимых и острых социальных проблем.

1.2. Отечественный и зарубежный опыт социализации молодежи: история и современные подходы

Актуальность проблемы социализации молодежи в современном обществе определяется особенностями социального и духовно-нравственного развития нашего государства, глобализацией всех процессов в мировом пространстве с одной стороны и индивидуализацией личности – с другой, девальвацией морально-нравственных идеалов в общественном сознании длительное время, утратой молодежи многих подлинных ценностных ориентаций, преобладание прагматических взглядов. Можно выделить причины актуализации проблем социализации в современной России.

Ослабление роли государства в сфере профессионального образования, привело к дисбалансу на рынке труда: одновременно перепроизводство невостребованных специалистов (менеджеров, экономистов и т. п.) и дефицит квалифицированных опытных трудовых ресурсов (инженеров, врачей, рабочих различных профессий). Недостаточная интенсификация общественных институтов власти, образования, науки, производства в обеспечении процесса социализации молодежи.

Несогласованность требований современных работодателей с концепцией профессиональной подготовки в образовательных учреждениях (невладение выпускниками современными технологиями, отсутствие необходимого практического опыта, недостаточный уровень мобильности).

Смещение ценностных ориентаций молодежи от социальных в сторону индивидуальных, при высоком уровне притязаний невысокий уровень общей культуры и профессионализма.

Выявленные проблемы определили своевременность актуализации зарубежного и отечественного опыта социализации молодежи.

Основоположник термина «социализация» Ф. Г. Гиддингс отстаивал идею социального принуждения как основного механизма социализации, основную роль в котором отводил воздействию отдельной группы или общества в целом на индивида за счет правового регулирования поведения, либо высказывания общественного мнения. C точки зрения Ф. Г. Гиддингса социализация как процесс последовательно реализует привыкание человека к окружающему миру, его оценивание и адаптацию внешнего мира к себе. Здесь имеет значение, что, адаптируя внешний мир к себе, ребенок делает открытие, что часто ему необходимо изменить ранее намеченный план, принять другое направление действий. Позже «он начинает понимать, что если он хочет преуспеть в достижении своей цели он должен контролировать свое поведение, вместо того чтобы давать волю инфантильной ярости по поводу каждой детали или инструмента, который окажется несговорчивым или неловким в его руках» [http://soc-mol.ru/encyclopaedia/theories/232?socializacii-giddings.html]. В нашей работе нашел отражение предложенный Ф. Г. Гиддингсом механизм «искусственный отбор для сознательного выбора» – создание необходимых образовательных условий, для развития способностей учащихся в соответствие с требованиями регионального рынка труда (развитие инженерного мышления, прославление человека труда), что влияет на их дальнейший профессиональный выбор.

В отличие от Ф. Г. Гиддингсона М. Вебер считал, что в основе социализации лежит понимание индивидом других людей и окружающего мира как социальной реальности. Интерпретация социализации М. Вебером осуществлялась в рамках теории социального действия. С его точки зрения социализация является субъективным процессом, в котором принимают участие все субъекты, реализуя при этом определенные цели и проявляя субъектные качества. С нашей точки зрения в современном обществе только проявление субъектных качеств человеком может привести к его успешной социализации. Очень важно обращать внимание молодежи на то, что в первую очередь от них самих зависят условия их существования, окружение, уровень развития, карьера и сам жизненный путь. Идея субъектного характера социализации будет использована в нашем исследовании при построении методической системы и определении наиболее эффективных ее механизмов.

Один из основателей теории символического интеракционизма Ч. Кули акцентировал внимание на социальной природе социализации и ввел понятие «зеркальной самости» и «зеркального я»: наши представления о себе – отражение того, какими нас видят другие и того, какими мы кажемся себе с позиции других людей []. Согласно Кули, наша самооценка напрямую зависит от мнения о нас близких и друзей. Нам кажется, что мы обладаем высоким интеллектом, если окружающие восхищаются, нашими знаниями, умением решать задачи, то есть часто мы принимаем суждения других как собственные.

Еще один известный ученый-интеракционист Дж. Мид рассматривал интеграцию индивида в общество как процесс превращения физиологического организма в рефлексивное социальное «Я» в процессе взаимодействия. По Миду в любом акте взаимодействия, человеку необходимо принимать решение, руководствуясь тем, что его действия будут зависеть от реакции других людей. С точки зрения символического интеракционизма именно освоение ролевого поведения и социальных норм составляет содержание социализации. Дж. Мидом зафиксировано три этапа социализации: 1) психогенетический, основанный на усвоении шаблонов удовлетворения потребностей и осуществляемый путем проб и ошибок; 2) образно-символический, основанный на образной системе, безусловно-рефлекторно связанной с символами; 3) интеллектуально-концептуальный, когда культурная символика становится главным механизмом управления поведением [Mead G. H. Selected Writings / Ed. by Reck A. J. Indianapolis, 1964].

Американский ученый-социолог А. Халлер в дополнение к теории Дж. Мида разработал концепцию «значимого другого». «Значимый другой» – это та личность, одобрения которой данный индивид добивается и чьи указания он принимает. В качестве «значимых других» могут выступать родители, педагоги, сверстники, а также популярные личности [Фролов С. С. Социология. – М., 1997., с. 77]. С нашей точки зрения взгляды интеракционистов не в полной мере актуальны для современной теории воспитания, однако идея идеалов и подражания им (А. Халлер) применима и сегодня. Если человек видит, что можно добиться успеха в определенной отрасли, видит перед собой реальные примеры успеха и уважения в обществе, то ему легче сделать выбор и следовать намеченному плану.

Позиция Джона Дьюи несколько отличается от взглядов А. Халлера. Дьюи понимает социализацию как приспособление к общественной среде в целом и подчеркивает, что необходимо «выкристаллизовывать» индивидуальность каждого человека. При этом Дж. Дьюи развитие личности отождествлял с «социализацией ума», то есть ломкой социальных стереотипов, стремлением служить другим людям, делиться с ними богатством своих способностей. Иными словами, социализированная личность, по Дж. Дьюи, добивается полного совпадения общественных и личных ценностей поведения. Важнейшим понятием в концепции социализации у Дж. Дьюи является «опыт», который включает все переживаемое человеком: ощущения и мысли, невежество и знание, чувства, привычки, потребности, интересы, любовь и ненависть, поэтому социальное становление личности – это не что иное, как постоянная «реконструкция» ее опыта [Арон Р. История социологии в Западной Европе и США. – М.: Наука, 1993. с. 28].

Причем с его точки зрения опыт – это не плавный, спокойный поток событий, а всегда серия неожиданных ситуаций, в которых ребенок должен научиться переживать чувства затруднения; осознавать его и определять границы; выдвигать гипотезы о решении; рассуждать, развивать идеи решения до ее эмпирических последствий; наблюдать и экспериментально проверять выдвинутые гипотезы. С взглядами Дж. Дьюи можно согласиться, основным вектором социализации действительно является приобретаемый личностью социальный опыт, однако до сих пор нет механизмов его разделения во время получения на положительный и отрицательный, поэтому управлять данным процессом практически невозможно.

В конце 50?х – начале 60?х годов 20 века популярной стала адаптивная концепция социализации, которая сформировалась главным образом под влиянием структурного функционализма в русле позитивистской методологии (Т. Парсонс, О. Брим, Р. Кениг, В. Брецинка, В. Кукартц, П. Фулкье, Р. Лафон и др.) [Т. Парсонс Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных систем.//Американская социологическая мысль. – М. – 1996. С.462–478]. В качестве основных понятий при характеристике социализации стали использоваться такие понятия как «адаптация», «приспособление», «конформность» – конечный продукт социализации. В книге известного немецкого социолога В. Кукартца «Социализация и воспитание» подчеркивается, что «Все образование и воспитание в школе может быть понято почти исключительно как адаптация к существующему, данному. Поведение, отклоняющееся от нормы и постулируемое в идеологии как автономия, может быть допустимо только в очень узких границах, иначе оно мешает функционированию. Школа, как социальный институт, пока она существует, всегда будет парализовывать инициативу, и подавлять оригинальность» [Арон Р. История социологии в Западной Европе и США. – М.: Наука, 1993., с. 182].

Таким образом, согласно концепции социальной адаптации, основной характер структуры отдельной личности складывается в процессе социализации на базе структуры общественных институтов, с которыми эта личность имеет связь в жизни. Мощный взрыв молодежного движения 60?х годов в крупнейших капиталистических странах Европы и в США. Послужили одной из причин пересмотра теории социальной адаптации за рубежом. Возникла потребность в теории социализации, которая позволила бы усилить социализирующее влияние государства на молодежь.

В начале 70?х годов как ответная реакция на такую потребность была разработана ролевая концепция социализации (функциональный подход), которую отстаивают и активно развивают представители так называемой «гуманитарной педагогики»: Р. Дарендорф, Ф. Тенбрук, К. Лэнгтон и др. Они показали социализацию как процесс интеграции молодого поколения в систему социальных ролей через интериоризацию норм своей референтной группы. Абстрактное понятие «роль» определенным образом маскирует социальные различия, создает иллюзию равных возможностей для партнеров по «игре», как полноправных граждан государства, но при условии, если ими хорошо усвоены «правила и нормы социальной игры», «функциональные поведенческие образцы» [Арон Р. История социологии в Западной Европе и США. – М.: Наука, 1993. с.217].

У представителей ролевой концепции нет единства в понимании сущности социализации, однако общим является противопоставление общества и личности. Изолированное рассмотрение «социальных ролей» в зависимости от специфики данных социально-экономических условий, непризнание активной деятельности человека в качестве решающего фактора формирования и развития личности противоречит идеям М. Вебера и плохо вписывается в современные концепции воспитания.

Одной из ведущих идей ролевой концепции социализации стало положение известного французского социолога Э. Дюркгейма о «воспитании как методической социализации» подрастающего поколения. Задача педагогической науки в рамках такого понимания социализации заключается в том, чтобы определить и обосновать многообразные социализирующие воздействия (как организованные, так и стихийные) и преобразовать их в целенаправленное педагогическое влияние. При этом центром социализации молодого поколения должна стать школа, так как ни семья, ни другой социальный институт не способны подготовить молодежь к сложностям современной цивилизации [Арон Р. История социологии в Западной Европе и США. – М.: Наука, 1993., с. 242]. Это замечание Э. Дюркгейма актуально и для современной действительности. Экономическая ситуация в стране приводит к постоянной полной занятости всех взрослых членов семьи, стремлению обеспечить достойный уровень их существования, за счет чего процессу семейного воспитания уделяется меньше внимания. При этом у родителей возникают завышенные требования к подрастающему поколению, они готовы вкладывать денежные средства в требуемые результаты, но у них не остается времени на воспитание собственным примером, эмоциональную поддержку детей, совместную деятельность. А постоянный тотальный контроль со стороны взрослых приводит к инфантильности и дополнительным проблемам во взаимоотношениях, поэтому образовательная организация здесь может выступить в качестве недостающего субъекта социализации, однако от семейного воспитания полностью отказываться все равно нельзя.

В конце 70?х – начале 80?х годов социологи отказались от принудительного приспособления и открытого, прямого контроля, что послужило причиной разработки критической теории социализации (феноменалистический или личностный подход). Теоретики этого направления выдвигают задачу формирования осознанного и даже критического отношения к существующим общественным порядкам, развитие у индивида его стремлений к «контактам с материальной и общественной средой» (В. Хайнц), к самоутверждению в обществе [Интеракция, идентичность, презентация Введение в интерпретативную социологию, Перевод с немецкого под общей редакцией Н А Головина и Б Б Козловского Перевод Главы 1,2,3–6 В Козловского, Главы 4, 5, 6 – НА Головина Издательство «Алетейя» Санкт-Петербург,2000 Westdeutscher Verlag GmbH Opladen/Wiesbaden1998].

Согласно критической концепции, человек – активный субъект социализации, который не столько приспосабливается к людям и обстоятельствам, сколько стремится к самореализации и самоутверждению.

Карл Роджерс утверждает, что в процессе социализации у личности важно формировать гибкость в оценке самой себя, умение под напором опыта переоценивать ранее возникшую систему ценностей. «Человек в течение долгого времени ощущал себя в жизни марионеткой, сделанной по шаблону экономическими силами, силами бессознательного, или же окружающей средой. Но он последовательно выдвигает новую декларацию независимости. Он отказывается от удобства несвободы. Он выбирает себя, пытается в самом сложном и часто трагическом мире стать самим собой». [Арон Р. История социологии в Западной Европе и США. – М.: Наука, 1993., с. 128].

Соответственно в процессе социализации у индивида возникает потребность в позитивном отношении к себе со стороны окружающих, особенно педагогов и родителей. По К. Роджерсу, положительное отношение окружающих превращается в положительное отношение ребенка к самому себе, в веру в себя и способствует сближению реального и идеального «Я» социализирующейся личности.

В теории А. Маслоу, также стоящего на позиции критической концепции социализации, доказывается, что социальность заключена в самой природе человека: люди обладают особой иерархией врожденных человеческих потребностей – от элементарных (в пище, в продолжение рода) до потребности в безопасности и защите, в любви и уважении и, наконец, потребности в истине, добре, красоте, справедливости и самоактуализации, то есть социальное поведение человека полностью самодетерминировано, и каждая личность сама себя творит, а не создается обществом. Человек не нуждается в том, чтобы постоянно корректировать свое поведение в угоду общественным требованиям, приспосабливаться к окружающим людям. Его действия изначально мотивированы ценностью своего «Я». В качестве механизма социализации сторонники критической концепции понимают «рост изнутри», который в своей исходной точке не зависит от социальной среды, от человеческой культуры. С данной позицией сложно согласиться, потому что совсем неуправляемый процесс социализации приводит к хаосу ценностей, отсутствию нравственных норм, развитию эгоизма и цинизма. То есть к десоциализации личности.

Иную позицию по отношению к понятию и феноменам социализации в условиях постсовременного общества занимают представители феноменологической версии социологии знания П. Бергер и Т. Лукман. В своей известной работе «Социальное конструирование реальности» они подробно анализируют механизмы «согласования человеческой автономии и принудительной силы социальной структуры» [Воспитание детей в неполной семье // Под ред. Ершовой А. Н. – М.: Прогресс, 1980, с. 17], т. е. механизмы первичной и вторичной социализации, в процессе которой индивид интернализирует социальную реальность.

По П. Бергеру и Т. Лукману, социализация – это «всестороннее и последовательное вхождение индивида в объективный мир общества или отдельную его часть» [Гилинский Я. И. Стадии социализации индивида // Человек и общество. Вып. 9. 1971., с. 212].

В противовес критической концепции социализации была разработана концепция социального научения (когнитивный подход), которая в качестве механизмов социализации рассматривает процессы идентификации, подражания, внушения, следования нормам, конформность. Эти процессы, протекающие бессознательно или с различной степенью осознанности, и обеспечивают вхождение подрастающего ребенка в социум. Главным выразителем концепции социального научения в психологии бихевиоризма является известный американский психолог А. Бандура. Он считает, что ребенок социализируется, обучаясь в своем социальном окружении у взрослых и сверстников посредством наблюдения, то есть человек копирует чьи?то образцы (формы, модели) поведения, не ожидая какого?либо поощрения или наказания за это. Более того, за годы детства он накапливает такую огромную информацию о социальной жизни, что в своем поведении может ее во всей полноте и не воспроизводить. Все зависит от самостоятельной оценки личностью: насколько благоприятны могут быть последствия такого воспроизведения чьей?то модели поведения [А. Бандура Теория социального научения Изд-во Евразия, 2000].

Принятие ребенком наблюдаемой модели поведения зависит от нескольких условий: модель должна быть «доступна» (ребенок должен понимать мотивацию ее поведения или мог бы с ней просто общаться в реальной жизни, например это – отец или старшая сестра); «живая» модель впечатляет сильнее, чем рисованные персонажи мультфильмов или кино– герои; ребенок охотнее подражает тому поступку, действию, которые заслужили одобрение, поощрение, а не тем, которые закончились неудачей или наказанием.

Социально-педагогический пафос концепции социального научения заключается в рекомендации взрослым «давать модели социально приемлемого поведения». А. Бандура и его сторонники полагают, что любые проявления асоциального поведения детей – продукт подражания ярким, впечатляющим моделям – старшим в семье, героям теле боевиков, кумирам поп музыки [Арон Р. История социологии в Западной Европе и США. – М.: Наука, 1993., с. 280].

С позиции теории социального научения, ребенок, захваченный образом агрессивного героя, подражая ему, станет агрессивным. Но если «модель» будет развенчана, наказана за свою агрессивность, ребенок не станет ей подражать. Он осознает последствия [Арон Р. Этапы развития социологической мысли. – М.: Прогресс, 1993, с. 194]. Необходимо отметить, что концепция социального научения долгое время была основной и считалась эффективной в теории воспитания в нашем государстве. Однако в последнее время она начала давать сбои в силу интенсивного развития различных общественных институтов, постоянной смены идеалов, недостаточным количеством внутренних и внешних механизмов стимулирования саморазвития молодежи, поддержки ее инициатив.

В отличие от классиков теории социального научения Фрейд выделил психологические механизмы социализации: имитацию, идентификацию, чувство стыда и вины. Имитацией называется осознанная попытка ребенка копировать определенную модель поведения. Образцами для подражания могут выступать родители, родственники, друзья и т. д. Идентификация – это способ осознания принадлежности к той или иной общности. Через идентификацию детьми воспринимается поведение родителей, соседей, друзей [Альбуханова-Славская К. А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Социальная психология в трудах отечественных психологов. – СПб.: Питер, 2000., с. 118].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8