Галина Тимошенко.

Коллекция недоразумений. Угол отражения



скачать книгу бесплатно

К тому моменту, когда до берега добрался Владислав, перепалка была в полном разгаре. Артем, как самый буйный, уже успел схлопотать по шее – не так чтобы уж очень сильно, но все-таки весьма обидно. Самой же трагичной потерей были донки, в ярости выкинутые дядей Сашей в реку. Кое-как Владиславу удалось уговорить развоевавшихся мальчишек соблюсти дяди-Сашины права и переехать на другое место – не столь обнадеживающее, но тоже вполне приемлемое. Однако пацанское самолюбие не готово было снести нанесенного оскорбления, и троица жаждала мести.

Вечером приступили к планированию ответных мер. Поначалу Владислав изо всех сил пытался убедить ребят отказаться от возмездия под тем предлогом, что у дяди Саши имелись исторические – если уж не правовые – основания для недовольства. Его усилия успеха не возымели: синяк на шее стучал в сердце Артема не слабее, чем пепел Клааса в сердце Тиля Уленшпигеля.

Отмщение было намечено на следующий день, поскольку это должен был быть понедельник, а по понедельникам дядя Саша всегда уезжал в Москву по каким-то своим надобностям и возвращался только к ночи. Во всяком случае, по словам Владислава, до сих пор происходило именно так.

В соответствии с планом ближе к вечеру пацаны незаметным для соседей образом переместились в дяди-Сашин двор и ухитрились отковырять одну из оконных защелок. С собой у них было наспех сшитое из простыней чучело в человеческий рост, набитое какой-то трухой: поселок нельзя было считать полноценной деревней, и сена в достаточном количестве в нем не нашлось. Горящий праведным гневом Артем усовершенствовал первоначальную задумку и стянул с веревки сушившиеся штаны и рубаху дяди Саши, которые по счастью пришлись чучелу как раз впору.

Чучело было усажено за стол в большой комнате и украшено маской поросенка, найденной Владиславом на дачном чердаке. Для пущего эффекта из простенькой дачной люстры должны были быть вывинчены лампочки: предполагалось, что ребята затаятся под окном, дождутся возвращения дяди Саши, по звукам из дома вычислят момент, когда тот войдет в темную комнату и не сможет включить свет. Тогда они направят свет яркого фонаря в окно – прямо на сидящее чучело в свинском обличье.

Разумеется, дальше все пошло совсем не по плану. По так и оставшимся неизвестными причинам дядя Саша в тот понедельник вернулся из Москвы намного раньше – аккурат к тому моменту, когда Савва, стоя на столе, только собирался приступить к вывинчиванию лампочек.

Видимо, дядя Саша не утратил своих профессиональных навыков и по каким-то признакам заподозрил присутствие в доме непрошеных гостей, потому что в дом он вошел практически неслышно, и даже скрипучую дверь сумел открыть без единого звука. Поскольку процесс вывинчивания лампочек еще только должен был начаться, свет включился без всяких затруднений, и перед дядей Сашей была явлена впечатляющая картина: Савва на столе с задранными к люстре руками, Игорь любовно поправляет поросячью рожицу на голове чучела, Артем делает вид, что целится из ружья чучелу в голову, а Владислав по-хозяйски расположился на диване.

– Та-а-ак, – любезно протянул дядя Саша. – Статья сто тридцать девятая.

Нарушение неприкосновенности жилища. Уголовное дело, штраф или принудработы. Владик, твоя мама штраф за всех заплатит? Или улицы мести будете? Как?

Ситуация выглядела безвыходной. Не будь накануне стычки на речном берегу, все происходящее можно было бы представить обычной мальчишеской проказой – впрочем, не будь этой стычки, не было бы и самой проказы. Но в имеющихся условиях рассчитывать на чувство юмора милицейского майора было по меньшей мере наивно. Следовало ожидать, что описанное развитие ситуации имеет серьезные шансы воплотиться в реальность. В полной мере ощутили ребята и свою вину перед Владиславом, который и территориальных прав дяди Саши не нарушал, и вообще с самого начала был против этой авантюры.

Савва спрыгнул со стола и медленно двинулся в сторону открытого окна, Артем не совсем кстати отвернул воображаемое дуло от чучела и теперь целился в его прототип, Игорь с удивленным видом задрал брови к треугольному мыску русых волос на лбу. Только Владислав какое-то время не шевелился на своем диване – точнее, на диване дяди Саши, – а потом коротко выдохнул и поднялся, глядя на хозяина.

– Хорошо, дядь Саш, договорились. Ваше право. Пусть будет сто тридцать девятая. Только тут баш на баш выйдет. У Артема синяк на шее – до завтра явно продержится. Это сто пятнадцатая. А еще сто шестьдесят седьмая – это про донки выкинутые. Может, просто разойдемся, а?

Дядя Саша ухмыльнулся:

– За знание уголовного кодекса пять, за понимание реальности – единица. Мы тут, знаешь ли, с местным участковым по пятницам пивком балуемся…

– Хиловато, конечно, не спорю. Тогда давайте по-другому.

– И как именно? – живо заинтересовался дядя Саша.

– Например, так: мы ж сейчас все вполне по-доброму сделали – учитывая-то синяк и донки. А ведь могло бы быть и иначе, правда? Мы могли бы вам где-нибудь в доме маленький такой пакетик запрятать… А потом вот его родители, – и Владислав вдохновенно ткнул пальцем в Артема, – свои связи использовали бы. Они ведь могли бы сильно обидеться за синяк, понимаете? К вам приезжают люди, делают обыск, ну и… Но мы же не спрятали! А так хотелось… – и он мечтательно закатил глаза к потолку.

Дядя Саша склонил загорелую лысину к левому плечу, как большая умная собака, немного подумал и подмигнул Владиславу:

– Молодец, мозги работают. То есть ты мне предлагаешь на выбор два варианта: или мы сейчас с миром расходимся, или я все лето торчу дома, как сторожевой пес, и караулю. При этом я понимаю, что вы практически наверняка этого делать не будете, но гарантий у меня нет. И вы на все лето имеете себе бесплатный аттракцион: майора милиции раком поставили.

Он поразмыслил еще немного – видимо, представляя себе этот аттракцион во всех деталях. Судя по всему, детали бывшего майора не очень вдохновили, и он пожал плечами:

– Ну черт с тобой. Если б вы меня обнесли – был бы смысл бодаться. А так…

На всякий случай Владислав не расслаблялся, сохраняя готовность в любой момент завопить «Атас!» и рвануть в окно. Однако оказалось, что хозяин на самом деле утратил свой воинственный пыл: он отступил от двери и проворчал:

– Нечего подоконник пачкать, валите уж через дверь.

Пацаны слегка помедлили, проверяя подлинность дяди-Сашиных намерений, потом настороженно двинулись к двери, опасливо огибая майора по максимальной траектории. Когда в комнате остался один Владислав, дядя Саша сказал:

– За находчивость отпускаю, понял, паршивец?

– Я знаю, – нахально заявил Владислав и быстро шмыгнул в дверь, провожаемый насмешливым хозяйским хмыканьем.

Надо отдать Владиславу должное, он ни словом не обмолвился о том, что всячески отговаривал остальных от операции возмездия. Трудно сказать, это ли стало главной причиной головокружительного повышения его статуса, или троицу впечатлила его юридическая просвещенность вкупе с недюжинной находчивостью и нахальством. Однако факт остается фактом: отныне Владислав не только был признан полноправным членом компании, но и стал ее очевидным лидером.

16 сентября 2014 г., трасса Москва – Брест

…Настроение у всех четверых было по-детски восторженным, хотя каждый стыдливо скрывал это от остальных: не подобало солидным успешным тридцатипятилетним мужчинам испытывать такой щенячий энтузиазм по поводу отнюдь не первой в жизни каждого из четверых поездки за границу – пусть даже и в доме на колесах, который они уже привыкли с европейским шиком именовать «кэмпером». Как водится, присели на дорожку и посмотрели друг на друга: не требуется ли сказать что-нибудь достаточно торжественное и напутственное? Первым не выдержал лишенный сентиментальности Игорь: он встал и молча пошел проверять состояние квартиры после двухдневных сборов. Вернулся и скомандовал:

– Чего сидим? Время!

Когда «кэмпер» вырулил со двора на проспект, Игорь, сидевший рядом с Владиславом, вдруг заорал благим матом. Сидевший за рулем Владислав сперва недоуменно глянул на него, потом оглянулся на разместившихся сзади Артема и Савву, и грянул общий восторженный хор.

…До Можайска домчали довольно быстро: в такую рань основная масса автовладельцев двигалась по направлению к Москве. По дороге все, не занятые дорогой, возбужденно обсуждали достоинства «кэмпера». Больше всего каждого из них радовала возможность самому посидеть за рулем авто-чуда: сообразительный Владислав выбрал такую модель, которая позволяла управлять собой, имея всего лишь обычную водительскую категорию «В». Конечно, они и сразу после покупки излазали автодом вдоль и поперек, но сейчас в полном упоении повторяли экскурсию снова и снова: валялись на кроватях, включали кран крохотной кухонной раковины, распихивали какие-то вещи по встроенным шкафчикам, метя территорию… В конце концов даже флегматичный Игорь не утерпел и полез назад, оставив Владислава в гордом одиночестве: ему тоже не терпелось присоединиться к общей вакханалии.

За Можайском Савва отметил еще одно неоспоримое достоинство «кэмпера»: пассажирам не требовались остановки по естественным надобностям. Выйдя из туалета, он издал победный трубный рев.

– Так мой кот орет, когда из своего туалета вылезает, – не преминул ехидно прокомментировать Артем. – То ли хвастается, то ли облегчение празднует. Ты-то по какому конкретно поводу орешь?

Когда зашипела первая открываемая бутылка пива, Владислав недовольно обернулся:

– Кончай, братва! Мы же договаривались: пить начинаем только за границей. Вам нужны проблемы с таможней?

– Да какие проблемы, дружочек?! Я тебя умоляю, – примирительно зарокотал Савва. – Это же таможня, а не наркоконтроль. Или я не прав?

Владислав ударил по тормозам, вызвав острое недовольство у идущего следом дедка на дряхлой «Ниве», и грозно развернулся в салон:

– Допиваете эту, и все. Уговор есть уговор!

Артем уныло пробурчал себе под нос:

– Так, испытание водительской властью наш юрист не выдержал… Все, все, молчу! Ведем грустный и трезвый образ жизни до самого вечера.

На какое-то время повисла обиженная тишина, но потом компания снова начала молодеть на глазах, постепенно приближаясь к состоянию первоклашек на большой перемене.

Когда въехали в Белоруссию, на дорогу вдруг обрушился жуткий ливень, и Владислав сбавил ход. Шоссе было, конечно, поприличнее российских, но кое-где под толстенным водяным ковром все-таки таились немаленькие ямы, и он тихонько бранился сквозь зубы.

Артем решил воспользоваться ситуацией:

– Влад, передохнуть не хочешь? – невинно завел он. – Давай я пока поведу, а?

– Завтра поведешь, отвяжись, – буркнул Владислав.

– Отстань от него, – посоветовал Игорь. – Мальчик наиграется и даст тебе за руль подержаться. Ему ж, считай, только что новый велик подарили.

Еще через пару часов все уморились и разлеглись на кроватях с блаженными физиономиями. Владислав, увидев в зеркале заднего вида это лежбище сытых котиков, усмехнулся и сделал резкий маневр – так, что народ посыпался с коек на пол.

– То-то, – назидательно произнес он под аккомпанемент возмущенного бормотания. – Нечего расслабляться.

…До брестской таможни добрались только к вечеру. Пока бегали по приграничным домишкам – где печать поставить, где квитанцию оплатить, – почти совсем стемнело. Над крышей таможенного терминала по сизому небу разлегся ярко-оранжевый росчерк длинного кривого облака, и Савва, как главный эстет компании, восторженно начал фотографировать. Он даже пропустил момент, когда вереница ожидающих автомобилей очередной раз встрепенулась и продвинулась вперед на несколько машин. Их «кэмпер» начал досматривать молодой хмурый поляк, и Савва, спохватившись, залез в автомобиль.

Владислав деловито общался с поляком, быстро ориентируясь в том, когда надо показать багаж, а когда – документы. Игорь пихнул Артема в бок, кивнул на Владислава и скорчил уважительную гримасу.

– Да ладно! – отмахнулся Артем. – Понтярщик. Нечего ему потакать.

Тем не менее, процедура досмотра действительно прошла в хорошем темпе, и вскоре Владислав, повинуясь ленивому взмаху таможенной длани, двинулся по извилистой дорожке навстречу европейским прелестям.

Когда справа от дороги показался щит с перечнем разрешенных на разных дорогах скоростей, все четверо снова, не сговариваясь, радостно завопили. Путешествие начиналось.

– Навигатор включать? – с детским нетерпением поинтересовался занявший штурманское место Савва.

– Зачем? – досадливо мотнул головой Владислав. – Сейчас едем прямо километров сорок до Бялы Подляски. Парковка рядом с шоссе. Слушай, отстань от меня, а? Ты же сам все знаешь! Сто раз проговаривали.

Савва надулся и уставился в окно. Мимо мелькали уютные маленькие домики. Каждый второй звал припозднившихся путешественников остановиться на ночь или хотя бы поесть. Савва обернулся к остальным:

– Слушайте, пейзаж-то вполне российский, да?

– Ну да. Только понаряднее и почище, – отозвался Игорь, тоже не отрывавшийся от окна.

– И дорожных знаков раза в два больше, – добавил Владислав, не отрывавший глаз от дороги. – Разрешенная скорость меняется каждые пять километров.

Конечно, каждый из них не раз бывал в Европе и раньше, но границу они при этом пересекали на самолете. Сейчас же они чувствовали себя не столько туристами, сколько почти что местными жителями: им предстояло прокатить по европейским дорогам в общей сложности около трех тысяч километров, существуя в точности так же, как все прочие европейские водители. К тому же целый день безделья неожиданно утомил их, а ящик пива и несколько бутылок с более крепким содержимым привлекали все сильнее.

Через полчаса Артем не выдержал:

– Слушай, тут ограничение пятьдесят километров час! Чего ты тащишься меньше сорока?!

– Того! – огрызнулся Владислав. – А если у меня спидометр расходится с их приборчиками?

Часам к десяти добрались до Бялы Подляски, отыскали место на парковке и вышли – и размяться, и подышать польским воздухом. Окрестности несколько разочаровали: вполне привычные поля, а через дорогу – сумрачно пригорюнившийся ввиду позднего времени суток торговый центр. Словом, пересечение границы прошло весьма буднично и воображение никак не взбудоражило. Это следовало срочно исправить, и начался заранее запланированный пир. Вначале благопристойный, с деликатесами и тостами, он, впрочем, быстро перешел в хулиганский формат: пиво и коньяк начали употребляться вперемежку, а потом попросту стали смешиваться на манер убойных флотских коктейлей.

Первым отключился Владислав, так до последнего и не пожелавший признаться в том, что устал и от дороги, и от некоторого трепета перед местными правилами и дорожными полицейскими – правда, скорее воображаемыми, потому что никаких признаков их существования в польской природе путешественникам обнаружить не удалось. Дольше всех держался Игорь. Под конец он даже сумел выбраться на свет божий и немного погулять перед сном, но отходить далеко от «кэмпера» не рискнул, не будучи вполне уверенным в своей способности найти обратную дорогу. В конце концов он, повоевав некоторое время с автомобильной дверью, все же ухитрился вернуться на базу и, не мудрствуя лукаво, улегся поверх недвижных тел Саввы и Артема, разместившихся поперек двуспальной койки.

17 сентября 2014 г., трасса Брест-Берлин

…Артем с трудом продрал глаза, с еще большим трудом поднял пудовую голову, поморщился и огляделся. Где-то в ногах смачно храпел Игорь. Савва закатился в самый угол комнаты (или внутреннее пространство «кэмпера» следовало именовать кабиной?) и посапывал там сладко, как набегавшийся за день малыш. Владислав скорчился на краю кровати, непонятно как удерживая на весу б?льшую половину тела.

Голова упала на подушку, вызвав общее возмущение в измученном бурной ночью организме. Артем с горя попытался было снова заснуть, но природа не позволила: явно требовалось встать и поскорее добраться до туалета.

После умывания несколько полегчало, хотя вид троих продолжавших безмятежно дрыхнуть мужиков вызывал сильное раздражение. Артем решил проветриться и выбрался наружу.

Он немного побродил вокруг «кэмпера», стараясь собрать воедино изрядно потрепанную картину мира. Когда все ее фрагменты наконец-то встали на место, он даже затряс головой, силясь осознать увиденное. Зажмурился. Открыл глаза. Ничего не изменилось.

Артем рванул обратно в «кэмпер» и прямо с порога заорал:

– Мужики, подъем!

Никто не пошевелился, только затих Саввин храп.

– Подъем, я говорю!

В углу неуверенно поднялась встрепанная голова Игоря, осипшим голосом спросившая:

– Чего орешь?

– Вставай давай! Сам увидишь.

Владислав заерзал на своем краю койки, немедленно потерял равновесие и свалился на пол. Чертыхаясь, сел и наконец-то относительно осмысленно посмотрел на Артема:

– Ты что, озверел? Верещишь, как… – достаточно красочное сравнение на похмельный ум не шло, и фраза была закончена выразительным жестом.

Артем с досадой махнул рукой и снова выскочил наружу.

Когда подтянулись остальные, он все еще продолжал стоять и изумленно озираться.

Торговый центр через дорогу исчез, зато сбоку от парковки появилась заправка. Вместо полей шел широкий автобан, по которому неслись автомобили.

– Та-а-ак… – протянул Владислав. – Или я ничего не понимаю, или они явно превышают скорость.

– Да пошел ты! – окрысился Артем. – Больше ничего не замечаешь?

– Может, мы ночью не все разглядели? – неуверенно предложил версию Савва.

– Ага, не все. Зато мы все ночью прекрасно разглядели тот огромный магазин, который за ночь куда-то переехал, – возразил Игорь. Как всегда, он не то чтобы не растерялся – просто сходу принял факт изменения ситуации и начал его осмысливать.

Они погуляли вокруг «кэмпера» в надежде найти такую точку обзора, с которой бы все выглядело в точности так же, как вчера ночью. Когда это не удалось, мужчины в полном изумлении уселись на бордюр, окаймлявший веселенькую клумбу.

Вокруг по-прежнему стояли автомобили – но это было единственным, что роднило сегодняшний пейзаж с вчерашним. Заправка метрах в пятидесяти от них бурлила постоянной сменой проголодавшихся автомобилей с номерами разных стран, а за столиками неподалеку кормились люди, говорившие на разных языках. Все было мирно и весело – вот только решительно непонятно.

Первым новую внятную информацию принес Савва:

– Знаете, что написано на выезде? Аусганг. В общем, я не знаю, как это читается, но, по-моему, это явно не польский. Как считаете?

– Да уж, не польский, – задумчиво протянул Владислав. – Поздравляю, господа, мы уже в Германии. Как-то слишком быстро, вы не находите?

– Какой, интересно знать, кретин вчера допился до чертиков и пригнал машину сюда?! – вкрадчиво произнес Артем.

Друзья переглянулись. Их помятый вид недвусмысленно свидетельствовал о том, что никто из них вчера на подобные подвиги был не способен. И тогда они, не сговариваясь, дружно метнулись в «кэмпер».

Через полчаса лихорадочных поисков стало ясно, что вместе с неизвестным ночным водителем исчезли все мобильные телефоны, документы, кредитные карты, наличность и навигатор. Общими усилиями по карманам удалось наскрести меньше сотни евро. Как ни странно, ключ зажигания торчал там, где ему положено, и Владислав, повернув его, тревожно глянул на указатель топлива. Как и следовало ожидать, ничего утешительного тот не показал: в баке оставалось не больше пяти литров – километров на пятьдесят.

Они молча смотрели друг на друга в тягостном молчании. Через пару минут Владислав собрался с духом:

– Подводим итоги. Варианта два: или это кто-то из нас, или какой-то залетный водила позабавился.

– Да уж, хорошо позабавился, – проворчал Игорь. – Только налом с полтысячи евро поимел…

Савву осенило:

– Мужики, а карты-то надо заблокировать! Причем срочно!

– Интересно, на какие шиши? – уныло бросил в пространство Артем.

– Да карту телефонную купим, и все. Какие проблемы? – удивился Савва. – Я не думаю, что это так дорого. Во всяком случае, в наши – сколько там? – восемьдесят евро точно впишемся.

– А бензин? – резонно возразил Игорь.

Владислав упрямо продолжал:

– Если это кто-то залетный, то возникает вопрос: на кой черт ему надо было сюда ехать? Забрал бы все, что хотел, прямо там – и ноги в руки. Или нас из «кэмпера» выкинул и уехал бы. На кой мы ему сдались-то?!

– Слушайте, а правда? – наконец-то удивился Игорь. – Зачем ему нужен был этот геморрой? А вдруг кому-нибудь из нас на горшок бы приспичило? Я встаю, скажем, а мы куда-то едем. Не знаю, как вы, а я точно протрезвел бы.

– Вопро-ос, – скептически протянул Савва. – Я в себе далеко не так уверен. Я и до сих пор-то в себе не уверен. Может, это вообще белая горячка. Или, к примеру, ночная греза.

Владислав весьма ощутимо ткнул его кулаком в живот:

– Тогда просыпайся уже, а то как-то утомительно очень в твоей грезе куковать.

Савва охнул и потрясенно умолк, а Владислав неумолимо гнул свое:

– Итак, что вероятнее? Кто-то из нас забавляется или вор-путешественник катается на чужих машинах неизвестно зачем?

Вопрос надолго повис в воздухе. Наконец рискнул Савва:

– А если из нас, то спьяну или как?

– Откуда я знаю?! – обозлился Владислав.

Игорь, как всегда, невозмутимо спросил:

– А мы вообще зачем это обсуждаем? Это самый насущный вопрос? Может, лучше пойдем карту покупать и в банки звонить?

– Так не только в банки, – вскинулся Артем. – Надо ж нашим позвонить, чтоб деньги прислали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное