Галина Стронг.

Новый театр Карабаса Барабаса, или Хозяин Золотого ключика. По мотивам сказки Алексея Толстого «Золотой ключик, или приключения Буратино»



скачать книгу бесплатно

Городок, раскинувшийся на берегу Средиземного моря, охватила волнительная новость. Все только и твердили: «Он вернулся! Он вернулся! Карабас Барабас вернулся! У него новый театр!»

Уже несколько лет о Карабасе Барабасе ничего не было слышно. После того, как все куклы ушли от него к Буратино в театр «Молния», Карабас Барабас долго горевал, злился на всех и даже похудел от отчаяния. И однажды он неожиданно исчез, ни с кем не попрощавшись. Его приятель Дуремар говорил потом с важным видом, что Барабас сказал ему по секрету, мол, поедет лечиться заграницу, восстанавливать нервы и подорванное здоровье. Но Дуремара мало кто слушал.

И вот пришла новость, что Карабас Барабас гастролирует по всей стране со своим новым театром, и что уже со дня на день приедет в город.


Буратино, услышав об этом, ничего не сказал. Он теперь был уже не тот маленький сорванец как раньше, хотя веселья и задора в нём по-прежнему было с избытком. Он стал взрослее, если так можно сказать о деревянной кукле. Папа Карло не мог нарадоваться, что Буратино наконец-то стал умненьким и благоразумненьким. А что ещё нужно человеку на склоне лет?


Театр, возглавляемый Буратино, стал широко известен. Во всех городах зрители с огромным удовольствием ходили на весёлые представления маленьких артистов. Вот и сегодня желающих попасть на новый спектакль было с избытком. Билеты были распроданы ещё несколько дней назад. Многие пришли заранее и толпились у входа, словно боялись, что кто-то займёт их места.

Наконец театр раскрыл свои двери. Внутри играла задорная музыка, и было слегка прохладно. Зрительный зал начал активно заполняться. Многие куклы тайком выглядывали из-за кулис, надеясь увидеть своих друзей и знакомых.

Минут через двадцать свет погас, и яркий луч откуда-то из-под потолка освятил центр сцены. Из-за складок кулис на островок света вышел Буратино.

– Дорогие друзья! – сказал он своим звонким голосом. – Мы рады представить вам наш новый спектакль.

– И мы рады! – выкрикнул кто-то из зала. – Уже давно ждём!

Зрители засмеялись. Буратино, довольный тёплым приёмом, улыбнулся.

– Тогда больше не будем томить вас ожиданием. Мы начинаем!

Публика радостно зааплодировала, кулисы раздвинулись и спектакль начался.


В течение целого часа куклы разыгрывали новую пьесу, написанную Пьеро. Он сам в этот день тоже был на сцене ещё и как актёр. Вместе с ним в спектакле участвовали и любимица всех зрителей Мальвина, и её верный пёс Артемон, и забавный Арлекин и другие любимые зрителями куклы.

Буратино стоял за кулисами у выхода на сцену и украдкой наблюдал за залом. Ему было интересно смотреть, как зрители реагируют на новое представление. По их улыбающимся лицам было видно, что они очень довольны.

Вот спектакль окончился. Загорелся свет, и восторженная публика устроила артистам настоящую овацию. Кто-то бросил букет цветов, Артемон ловко его поймал и передал Мальвине.

Через несколько минут зрители тоненькими ручейками стали направляться к выходу.

Но на улице возле входа в театр образовался затор. Зрители, уже вышедшие наружу, остановились и взволновано смотрели через дорогу, где на фасаде старого особняка, окружённого высоким кованым забором, рабочие монтировали большую вывеску:


ТЕАТР СТРАШНЫХ СКАЗОК КАРАБАСА БАРАБАСА


Наконец и из театра «Молния» на улицу вышли и Буратино с Мальвиной, по традиции провожавшие своих гостей. Обычно зрители бурно обсуждали увиденный спектакль, но на этот раз была почти полная тишина. Только звуки инструментов в руках рабочих доносились с противоположной стороны улицы. Мальвина прочитала название вывески, висевшей под самой крышей дома напротив, и громко ахнула:

– Что же теперь будет? – взволнованно спросила она.


В этот миг ворота перед старым особняком раскрылись, и на улицу, с опаской оглядываясь по сторонам, вышла кукла, одетая в лохмотья и с жутковато-аляповатой маской на лице. Несколько секунд кукла вглядывалась в лица зрителей на другой стороне улицы и наконец, собравшись с духом, на удивление громко и басовито заголосила:


– Уважаемая публика!

Мы объехали всю республику.

И теперь на гастролях у вас

Величайший Карабас Барабас!

Мы покажем вам искусство,

В котором есть настоящие чувства,

А не глупые «хи-хи» да «ха-ха»,

Бестолковая чепуха.

Если новых эмоций хотите,

В наш театр скорей приходите!

Мы вам здесь покажем такое,

Что дух захватит и сердце лишится покоя!

Первое представление сегодня бесплатно,

Такая щедрость будет лишь однократно.

Спешите, наш занавес уже распахнулся.

Ликуйте, Карабас Барабас вернулся!


– Карабас, мой друг, ты вернулся! – раздалось где-то вдалеке. По мостовой, слегка прихрамывая, бежал Дуремар. У самых ворот он споткнулся и чуть не упал, но всё же, устоял на ногах, хоть и уронил свой саквояж. Быстро его подняв и поправив камзол, Дуремар прошёл через ворота во внутрь, прокричав:

– Дружище, я иду!

И тут свершилось невозможное. Сначала один человек из числа зрителей, вышедших из театра «Молния», потом ещё один, потом два, три, а потом почти все пошли следом за Дуремаром.

– Не может быть! – вскрикнула Мальвина и упала в обморок на лапы подоспевшего Артемона.

Все куклы в растерянности смотрели на Буратино. Нужно было срочно что-то делать

– Без паники! – сказал Буратино твёрдым голосом. – Готовимся к завтрашнему представлению. Покажем высший класс!

– Да! Точно! Высший класс! – поддержали его все куклы.

– А я пока схожу, посмотрю, что это за театр страшных сказок Барабас устроил. – Буратино подмигнул своим товарищам и вприпрыжку побежал через опустевшую улицу.


В зрительном зале театра Карабаса Барабаса было очень темно, лишь несколько светильников освещали пустую сцену. Буратино сел на последний ряд, где никого из зрителей пока ещё не было. Все они разместились на рядах поближе к сцене. Казалось, что им уже страшно, и они стремятся сидеть как можно ближе к свету.

Карабас Барабас подошёл к краю кулис и окинул цепким взглядом зрительный зал, который был почти полон. «Через пять минут начнём», – подумал Карабас и махнул рукой Коту Базилио и Лисе Алисе, чтобы те были готовы выпускать кукол.

И вот, когда зрительный зал заполнился, из-за сцены стали раздаваться редкие тяжёлые звуки большого барабана:

– Бум! Бум! Бум! Бум!

Ещё через минуту, на сцену вышел тот самый глашатай, который зазывал зрителей на улице. На нём были всё те же лохмотья и та же странная жутковатая маска. В руке он держал посох, который раза в два был выше него самого. На самой вершине посоха горел яркий фонарь. Из-за кулис стали выходить другие куклы, тоже все одетые в лохмотья и с необычными масками на лицах.

И хоть ещё ни одного слова произнесено не было, атмосфера в зале стала очень напряжённой. Зрители, особенно те, что сидели на первых рядах, притихли и затаили дыхание. На сцене стояла целая ватага неизвестно кого в разноцветных рубищах, свисающих до самого пола. По их маскам было непонятно, кого они изображают, но общее впечатление было не из приятных.

Вдруг раздался резкий крик:

– А-а-а-а!

Это кричала кукла с посохом, стоящая на шаг впереди остальных. Остальные куклы хором прокричали в ответ:

– О-о-о-о! – и шагнули вперёд.

Сцена была тесновата, и куклам пришлось стоять очень близко друг другу. Наверное, поэтому одна из них невольно наступила на край лохмотьев находящегося впереди вожака, который в это время начал бить по сцене своим посохом. После десятого удара вожак резко прыгнул вперёд на самый край сцены. Но его лохмотья, прижатые ногой, стоящей позади куклы, остались на месте. Лохмотья упали, обнажив маленькое кукольное тельце. В зрительном зале стало очень тихо, было слышно, как трещат горящие в светильниках свечи.

На самом краю сцены в оцепенении стояла кукла в жуткой маске и ярко красных труселях в цветочек. Карабас Барабас за кулисами глубоко вздохнул и не смог выдохнуть, словно боялся усугубить неприятную ситуацию. Но зря он боялся. За него это сделал Буратино, который громко засмеялся, не в силах с собой совладать.

Другие зрители сразу же подхватили смех Буратино. Обещанное страшное представление превратилось в откровенную беспардонную комедию. Зрители заливались от смеха.

Барабас наконец-то пришёл в себя. Он с яростью выхватил свой кнут и побежал на сцену, чтобы согнать с неё кукол. Но у самого выхода из-за кулис запутался в верёвках, поднимавших занавес, и со страшным грохотом упал на подмостки.

Зрители начали хохотать ещё сильнее. Они показывали пальцами на Карабаса Барабаса и буквально рыдали от смеха. Такого безумно-весёлого представления никто не ожидал.

Вскоре из подсобных помещений театра прибежали Кот и Лиса и плётками согнали со сцены всех кукол. А к Барабасу подбежал охающий Дуремар, помог ему встать, выпутаться из верёвок, и увёл его за кулисы.

Постепенно зрители стали расходиться, громко комментируя приключившийся на сцене конфуз. Буратино уже не смеялся. Его поразило, как жестоко в театре обращаются с артистами. Он уже позабыл, каким бессердечным был Карабас Барабас. А тут оказывается, он совершенно не изменился. Более того, с ним теперь ещё такие лютые разбойники – Кот Базилио и Лиса Алиса.


«Надо что-то делать!» – решил Буратино и незаметно проскользнул за кулисы.

Прижавшись к стене он, медленно шёл по тёмному пустому коридору. Впереди одна из дверей была чуть приоткрыта. Из-за неё пробивался луч света, и были слышны страшные ругательства, которым Карабас Барабас осыпал своих кукол и всех зрителей:

– Я знаю, – кричал Барабас. – Это заговор! Они сговорились! Они специально это устроили, чтобы посмеяться надо мной. Думают, что я ничего не замечу! Думают, что им всё сойдёт с рук!

Карабас Барабас ходил по комнате из угла в угол и махал рукой, держащей кнут, словно хотел кого-то ударить. Дуремар предусмотрительно стоял в самом дальнем углу, держа перед собой как щит, свой саквояж с пиявками.

– Не стоит так переживать, друг мой, – робко произнёс он и тотчас же пожалел, что сказал это. Карабас резко развернулся к нему и пронзил его насквозь своим озлобленным взглядом.

– Что ты сказал? – прохрипел он свирепым голосом.

– Ужасное происшествие, мой друг. Ужасное! – Дуремар боялся взглянуть Барабасу в глаза, поэтому стоял, потупив взгляд в пол.

– Посмотри на меня! – потребовал Карабас. Но Дуремар не решался поднять глаза.

– То-то же! – довольно прорычал Карабас Барабас и устало сел в стоящее напротив камина кресло. – Подай мне бумагу и перо.

Дуремар достал из своего саквояжа блокнот и чернильницу с пером, которые всегда с собой носил на случай, если кому-то из пациентов потребовалось бы выписать рецепт.

– Хочу, – Карабас раздражённо бубнил себе пол нос, – чтобы меня уважали. А пока не начнут бояться, бояться по-настоящему, то и уважать не будут. Ни эти неблагодарные куклы, ни тем более зрители. Хватит! Наигрался я в эти сказки. Теперь всё будет по-настоящему.

Барабас пододвинул к себе стоящий рядом столик и начал что-то писать. Дуремар тихонечко подошёл сзади и заглянул через плечо. Ему очень хотелось знать, что затеял его разъярённый друг.

– Смешно им! – продолжал разговаривать сам с собой Карабас. – Ну, теперь я посмеюсь, а они пусть поплачут.

Дуремар успел прочитать только несколько первых строк, которые были обращены к некоему мастеру кукольных дел.

– Будут теперь страшными по-настоящему – без масок и без костюмов. Я подрихтую их смазливые мордашки! Пусть попробуют ещё хоть раз меня опозорить.

Карабас протянул Дуремару лист бумаги, сложенный в несколько раз и опечатал его сургучом:

– Иди на почту и отправь это письмо.

– Куда его отправить?

– Болван! – крикнул Карабас. – Там же всё написано!

Дуремар перевернул запечатанное послание и увидел на обороте имя получателя и его адрес:

– Прошу прощения, мой друг, могу ли я поинтересоваться, кто такой этот сеньор Ужастио?

Карабас Барабас встал с кресла и подошёл к Дуремару почти вплотную. Его глаза коварно блестели:

– Скоро узнаешь!


Буратино стоял в коридоре возле приоткрытой двери и жадно ловил каждое слово, доносившееся из комнаты. Ему было понятно, что Карабас Барабас задумал что-то плохое, но что именно, Буратино пока не понимал. Ясно было одно – нужно, во что бы то ни стало, помешать Барабасу осуществить задуманное, а для этого требуется перехватить письмо.

Тем временем, Дуремар стремительно вышел из комнаты, чуть не ударив Буратино резко распахнувшейся дверью.

– Поторопись! – послышался грозный окрик Карабаса.

Затаившийся Буратино тихими шагами последовал за Дуремаром по коридору, а потом и на улицу.

По улице Дуремар шёл уже не так быстро. Солнце припекало, и он обмахивался письмом как веером. Первой мыслью Буратино было забраться на одну из вывесок торговых лавок, что располагались по пути к почте, и выхватить письмо у Дуремара из рук. Но поразмыслив, Буратино решил, что Дуремар вернётся к Барабасу и всё ему расскажет, и тот напишет новое письмо. Нужно действовать как-то иначе. Но как?

Буратино быстрым шагом шёл по затенённой стороне улицы в нескольких метрах позади Дуремара. До почты оставалось всего несколько кварталов. Что же делать? Как незаметно стащить письмо?

Возле магазинчика диковинных птиц Дуремар остановился и стал разглядывать ярко-красного попугая, сидящего в большой металлической клетке. Хозяин магазина взял горсть орехов, раскрыл дверцу и стал кормить птицу.

– Идея! – вскрикнул Буратино и со всех ног помчался вперёд, чтобы опередить Дуремара и прибыть на почту первым.


Внутри обветшалого здания почты посетителей не было. Одинокий почтмейстер за своей конторкой заполнял какие-то рабочие журналы и даже не поднял голову, когда Буратино вошёл. Лучи света, пробивавшиеся из немногочисленных узких окон, освещали только центр зала. А в дальнем углу, где на полу стоял специальный ящик для сбора отправляемых писем, было достаточно темно. Буратино подошёл к почтовому ящику, на всякий случай оглянулся по сторонам и бесцеремонно сорвал с крышки печать, после чего забрался вовнутрь.

На удивление внутри ящик оказался абсолютно пустым. Но так было даже удобней. Буратино встал во весь рост и стал смотреть сквозь щель, поджидая Дуремара. Минут через десять, тот наконец-то пришёл:

– Милейший, – обратился он к работнику почту, – мне нужно отправить письмо.

– Почтовый ящик вон там, – ответил почтмейстер и показал на дальний угол зала. – Но если вам нужно чтобы оно ушло поскорее, то давайте его мне, я как раз готовлю сегодняшнюю корреспонденцию к отправке. Дилижанс прибудет через пятнадцать минут.

От этих слов Буратино чуть не закричал от досады. Весь его хитрый план разрушился за пару секунд. Дуремар протянул письмо.

– Оно у вас без марки, – недовольно проворчал почтмейстер. – С вас два сольдо.

– У меня есть хорошие свежие пиявки, – Дуремар не хотел платить. – Может их возьмёте?

– Пиявки, это интересно, пиявки это хорошо, – почтмейстер саркастично посмотрел на Дуремара поверх своих очков. – Пусть тогда они вам письма и доставляют.

Нехотя Дуремар всё же отдал две маленьких медных монетки:

– Когда письмо будет доставлено адресату? – спросил он требовательно.

– Сегодня вечером. Тут недалеко, – почтмейстер положил письмо в специальную сумку к другим уже приготовленным к отправке письмам.

Дуремар хотел ещё что-то спросить, ведь он заплатил целых два сольдо, и ему хотелось получить по-максимуму за свои деньги. Но на ум ничего не пришло, и он раздосадованный вышел на улицу.

Почтмейстер запечатал сумку с письмами и тоже вышел на улицу встречать почтовый дилижанс.

В помещении почты никого не осталось. Только мухи жужжали где-то под потолком. Буратино осторожно вылез из своего укрытия. И в это время с улицы донёсся далёкий звук медного горна. То был сигнал кучера дилижанса, предупреждающий о скором прибытии.

Дверь на улицу оставалась открытой, и Буратино аккуратно проскользнул в её щель. Почтмейстер стоял наготове с кожаной сумкой через плечо и, приставив ладонь ко лбу, смотрел в ту сторону, откуда ожидалось прибытие дилижанса. Буратино тоже посмотрел в ту сторону, но из-за слепящего в глаза солнца ничего не мог разглядеть.

Вдруг по солнечному диску промелькнула тёмная точка. Потом ещё одна. И ещё. А потом пролетела целая стая.

– Ласточки! – вскрикнул Буратино.

Забраться на крышу здания почты для него не составило особого труда. Сняв свой яркий колпак, Буратино стал им размахивать, привлекая внимание ласточек. И они его заметили! Стая сделала в воздухе стремительный разворот и в полном составе приземлилась на крышу почтовой станции.

– Ласточки, дорогие мои, помогите! – обратился к ним Буратино. – Видите на плече этого почтмейстера кожаную сумку?

– Видим, видим – заголосили птицы.

– Сейчас прибудет почтовый дилижанс и заберёт её. В нем много разных писем и одно из них очень плохое. Его написал Карабас Барабас к какому-то сеньору Ужастио. Нужно узнать, кто он такой, чем занимается и где живёт. Пожалуйста, помогите!

– Конечно, Буратино, мы тебе поможем! – сказала самая старшая ласточка, возглавлявшая стаю.

По улице загрохотали тяжёлые колёса почтового дилижанса. Снова прозвучал звук горна и через несколько мгновений Дилижанс остановился возле почты. Кроме грозного кучера на нём сидели два ещё более свирепых дога-охранника.

– Все письма на следующую станцию, – сказал почтмейстер, протягивая свою сумку кучеру. Тот молча её взял, передал одному из охранников и, всё также не говоря ни слова, подстегнул коней и тронулся в дальнейший путь.

– Следите за сумкой и письмами, – Буратино инструктировал ласточек. – Смотрите, где её выгрузят и постарайтесь отследить каждое письмо и найти того самого сеньора Ужастио.

Ласточки согласно закивали, и через мгновение вся стая вспорхнула с крыши и устремилась вслед за дилижансом. Через минуту они его уже догнали и, чтобы не привлекать внимание, поднялись высоко в небо.

Лететь пришлось более пяти часов. Почтовый дилижанс въехал в уютный городок, лежащий у подножия гор. Кучер остановился возле почтовой станции – сбросил три сумки с письмами, взял две новых и продолжил свою дорогу.

Среди трёх сброшенных сумок была и та, за которой следили ласточки. Работник местной почты поднял поклажу с земли и занёс вовнутрь. Птицы буквально облепили все окна почтового отделения, пытаясь проследить за письмами. И это им удалось!

В сумке оказалось около сорока писем, которые распределили между двумя почтальонами, и те сразу же отправились их разносить. За каждым почтальоном полетели по десять ласточек. Они с высоты своего полёта следили, куда шли разносчики писем, и заглядывали в каждый дом и каждую лавку, куда те заходили. Слушали, о чём разговаривали хозяева. Но нигде сеньор Ужастио не упоминался.

Один из почтальонов уже разнёс все письма и пошёл обратно на почту. Второму же оставалось отнести последнее письмо, лежавшее на самом дне его почтовой сумки. Ласточки c надеждой следили за каждым его шагом. Почтальон шёл по улице, в конце которой оставалось ещё два дома. И каково же было удивление ласточек, когда почтальон не зашёл ни в один из оставшихся домов, а продолжил идти дальше.

Улица постепенно превратилась в загородную грунтовую дорогу, вьющуюся между зарослями кустарника. Почтальон остановился и присел на придорожный камень, вытирая выступивший на лбу пот. Солнце уже клонилось к закату, но было всё-равно жарко. Отдохнув, встал и пошёл дальше.

Через несколько минут за поворотом показался двухэтажный дом из тёмно-серого камня с медной позеленевшей от времени крышей. Дом и двор вокруг него опоясывались высоким забором с загадочными барельефами, напоминавшими театральные маски.

Почтальон остановился перед воротами, сверху на которых сидели два чёрных ворона, разглядывавших незваного гостя. Один из воронов взмахнул крыльями и полетел к дому. Через минуту ворота сами собой раскрылись, словно приглашая почтальона пройти внутрь. Но тот не решался. Уж очень странным и жутким это место ему показалось. И тогда второй ворон, продолжающий сидеть на воротах, громко каркнул и закивал головой, показывая, куда следует идти. Ласточки сидели на дереве немного поодаль, и внимательно смотрела на происходящее. Наконец почтальон решился и направился вперёд.

Подойдя к дому и поднявшись на крыльцо, он даже не успел позвонить в висевший возле двери колокольчик. Казавшаяся тяжёлой дубовая дверь на удивление легко и почти бесшумно раскрылась.

– Что вам нужно? – спросил неприятного вида старик в строгом сюртуке.

– Мне нужен сеньор Ужастио, у меня для него письмо, – робко ответил почтальон.

– Я сеньор Ужастио, – сказал старик и протянул за письмом свою костлявую руку.

Казалось, что почтальон был рад как можно скорее избавиться от письма. Он вложил его в иссохшую ладонь старика и развернулся, чтобы уходить.

– Стойте! – приказным тоном сказал старый сеньор. Почтальон остановился.

Ужастио опустил руку в карман сюртука, достал оттуда медную монету и бросил её почтальону:

– Это вам за хлопоты.

Почтальон поднял упавшую на землю монету и поспешно удалиться.

Ужастио вскрыл конверт, достал письмо и быстро пробежал его своими маленькими глазами. На несколько секунд он задумался, а потом крикнул своему слуге:

– Эй, Чокко, приготовь лошадь и бричку. Завтра мне предстоит небольшое путешествие и денежная работёнка.

– Слушаюсь, сеньор, – донёсся ответ откуда-то из дома.

Старый мастер довольно улыбнулся. Ему нравилась беспрекословная исполнительность слуги, который за многие годы, что прислуживал в доме, ничуть не избаловался. Да и плату за свои труды просил весьма умеренную.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2