Галина Ракитская.

Основные труды. Том 2. Идеология последовательного (революционного) гуманизма. Теория общества и хозяйства



скачать книгу бесплатно

Радикальное переустройство общества обеспечивается зарождением в переходный период новых жизнеспособных социальных механизмов, которые направляют и удерживают развитие общества в новом русле прогресса, открывают простор для появления прогрессивного нового во всех областях общественной жизни, заставляют старые привычные формы жизнедеятельности постепенно отступать или же приспосабливаться к переменам.

В методологическом отношении плодотворны размышления классиков марксизма о судьбе государства после перехода государственной власти к пролетариату – об “отмирании”, “засыпании” государства.

В.И.Ленин, комментируя рассуждения Ф.Энгельса об “отмирании”, “засыпании” пролетарского государства, подчеркивает: “Буржуазное государство не “отмирает”, по Энгельсу, а “у н и ч т о ж а е т с я” пролетариатом в революции. Отмирает после этой революции пролетарское государство или полугосударство… Мы все знаем, что политической формой “государства” является в это время самая полная демократия… Речь идет здесь, следовательно, у Энгельса, о “засыпании” и “отмирании” д е м о к р а т и и… Демократия есть т о ж е государство… Буржуазное государство может “уничтожить” только революция. Государство вообще, т. е. самая полная демократия, может только “отмереть’[49]49
  Ленин В.И. Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции. – Ленин В.И. ПСС. Т.33, с. 18, 19.


[Закрыть]
.

Марксистские представления об отмирании (“засыпании”) государства после революции противостоят анархистским представлениям о немедленной (быстрой) его отмене как способе решения стратегических задач революции. В марксизме, напротив, центральная и наиболее сложная проблема перехода к новым общественным отношениям – созидание и устойчивое закрепление жизнеспособного прогрессивного нового.

Чем определяется темп, то есть скорость, мера постепенности преобразований в переходный период? Готовностью масс? Да, именно готовностью масс, но готовностью к чему? К разрушению старого или к творчеству нового? Опыт всех революций показывает, что готовность революционных сил к разрушениям старого на порядок (качественно) превосходит их готовность к созиданию прогрессивного жизнеспособного нового. Проблема постепенности революционных преобразований – это проблема приведения в соответствие друг с другом этих двух готовностей, проблема отказа от избыточных разрушений и сосредоточения революционных сил преимущественно на созидании новых плодотворных форм общественной, в том числе экономической жизни.


в) Минимизация меры разрушения старого в обозначении целей социальной революции

Положение о минимизации меры разрушений в обозначении целей социальной революции как закономерное свойство революционных идеологий сформулировано и раскрыто по главным аспектам в одной из работ современного марксизма

Особенности " id="a_idm140413224778736" class="footnote">[50]50
  Ракитский Б.В. Особенности и закономерности переходной экономики и их учёт в государственном строительстве. – “Перспективы и проблемы России.” Вып.7. М.: Институт перспектив и проблем страны, апрель 1997, сс. 18–22.


[Закрыть]
. Приведу выдержку из этой работы. “При всей ее страстности любая революционная идеология крайне ответственна в вопросах разрушения и обычно очень и очень строго обозначает тот необходимый и достаточный минимум разрушений (уничтожений, ликвидаций), которых добивается и которые, вероятно, принесёт с собой революция. Это закономерное свойство революционных идеологий – минимизировать разрушения по критерию формирования общественных условий, необходимых и достаточных для исторической реализации варианта будущего, предлагаемого той или иной революционной идеологией. Это свойство можно проследить, ознакомившись с любой революционной идеологией хоть из прошлого, хоть из настоящего”.

Цель социалистической революции в категориях разрушения марксизм определяет как уничтожение эксплуатации, или (что то же самое) уничтожение частнокапиталистической (эксплуататорской) собственности.

Уничтожение эксплуатации, деления общества на эксплуататоров и эксплуатируемых, монополии капиталистического класса на власть в обществе и в хозяйстве – эти тождественные по смыслу формулы заключают в себе указание на необходимую и достаточную меру разрушения старого в общественных отношениях. Необходимую и достаточную для чего? Для перехода общества в качественно новое прогрессивное русло развития. Если эксплуатация уничтожена, больше ничего разрушать не надо. Не требуется[51]51
  Имеет смысл обратить внимание на то, что и стихийно, и часто сознательно (со стороны новых властей) разрушительная энергия масс в революциях направляется на разрушение символов старого общества (памятников, прежних названий и т. п.). Не является ли такая канализация разрушительной энергии в борьбе со старым одним из механизмов, способствующих минимизации разрушения более важных сторон общественной жизни, чем культурно-символическая сторона?


[Закрыть]
.

Марксистский подход к определению целей социалистической революции есть подход, вполне сознательно минимизирующий разрушительное воздействие революции на общество.

Следует для ясности подчеркнуть, что марксизм вовсе не ограничивается в определении целей пролетарского движения указанием на то, что должно быть разрушено. Напротив, в программно-идеологическом обозначении стратегических целей социалистической революции (у К.Маркса – целей коммунистической революции) разрушительный и созидательный аспекты неразрывны: “На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех”[52]52
  Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.4, с.447.


[Закрыть]
.

Марксистская постановка целей революции, минимизирующая ее разрушительную программу, характеризует задачу разрушения на уровне сущности старых общественных отношений, а не на уровне тех или иных конкретных институциональных форм.

Применительно к социалистической революции это позволяет и требует сосредоточивать усилия не на борьбе против каждой конкретной формы эксплуатации (против тех или иных конкретных институтов), а на деятельности другого типа. На деятельности по созиданию и утверждению социальных механизмов, предотвращающих возникновение эксплуатации и позволяющих обществу не только воспроизводиться без эксплуатации, но и прогрессировать по пути создания общественных условий для свободного развития каждого и всех членов общества (по пути к социально-экономическому равенству). У В.Ленина этот подход выражен, например, так: “На очередь дня выдвигается… переход от простейшей задачи дальнейшего экспроприирования капиталистов к гораздо более сложной и трудной задаче создания таких условий, при которых бы не могла ни существовать, ни возникать вновь буржуазия. Ясно, что это – задача неизмеримо более высокая и что без разрешения её социализма ещё нет”[53]53
  Ленин В.И. Очередные задачи Советской власти. – Ленин В.И. ПСС. Т.36, с.175.


[Закрыть]
.

Определение минимально необходимых разрушений через сущностные характеристики общественных отношений, а не через институциональные их проявления позволяет облегчить выполнение созидательных функций революции, так как все полезное и эффективное процедурное и инструментальное содержание, накопленное институциональными формами, может быть целиком использовано при революционных реформах (если, конечно, оно в принципе отделимо от обслуживания прежних эксплуататорских отношений).

Даже по отношению к буржуазному государству (важнейшему институту эксплуататорского общества), которое подлежит уничтожению, “смене пролетарским государством”, классики допускали возможность применения разной тактики в зависимости от обстоятельств. В.И. Ленин, разбирая позицию К.Маркса, специально отмечает, что Маркс свой вывод о сломе бюрократически-военной государственной машины считал предварительным условием всякой действительно народной революции в семидесятых годах прошлого века на континенте, а для Англии, которая в 1871 г. “была еще образцом страны чисто капиталистической, но без военщины и в значительной степени без бюрократии” революция “представлялась и была тогда возможной без предварительного условия разрушения “готовой государственной машины[54]54
  Ленин В.И. Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции. – Ленин В.И. ПСС. Т.33, с.38.


[Закрыть]
.

Подход такого же типа, ориентированный на использование полезного старого, – ко всем конкретным институтам, например, к парламентаризму: “Выход из парламентаризма, конечно, не в уничтожении представительных учреждений и выборности, а в превращении представительных учреждений из говорилен в “работающие” учреждения[55]55
  Там же, с.46.


[Закрыть]
.


г) Историческое творчество масс – способ создания жизнеспособного нового

Степень жизнеспособности новых прогрессивных форм общественной жизни зависит от того, насколько широка их поддержка в обществе. Согласно марксистским представлениям, наиболее прочной является поддержка таких форм жизни, которые рождены творчеством масс. Сама социальная революция понимается как наиболее развитая форма социальной активности, социально-исторического творчества масс.

Стратегические цели любой революции формулируются в терминах мировоззренческого (сущностно-идеологического) характера. Так обозначается и то, что революция стремится отменить, разрушить, и облик нового общества, к которому революция устремлена.

Ярко выраженный мировоззренческий характер носит и социальный идеал, сформулированный в первоначальном марксизме и до сих пор выполняющий роль стратегической цели в научной идеологии социалистического движения, – ликвидация эксплуатации, создание условий для свободного развития каждого и всех.

В реальной революционно-преобразовательной деятельности центр тяжести перемещается на созидание, поиск, отбор конкретных форм общественной жизни. Таких форм, в которых может происходить сложный процесс становления и утверждения новой по своей сути системы общественных отношений. Революционно-преобразовательная практика, по марксистским представлениям, не может быть успешной без привлечения к социально-историческому творчеству самых широких общественных сил, не желающих “жить по-старому”. При этом необходимо, что не менее важно, задействовать такие социальные механизмы, которые позволяли бы перенимать и распространять накопленный полезный опыт. (У В.Ленина: "… Главной задачейв начатой нами 25 октября 1917 г. социалистической революции в Россииявляется положительная или созидательная работа налажения чрезвычайно сложной и тонкой сети новых организационных отношений (выделено мною – Р.Г.), охватывающих планомерное производство и распределение продуктов, необходимых для существования десятков миллионов людей. Такая революция может быть успешно осуществлена только при самостоятельном историческом творчестве большинства населения, прежде всего большинства трудящихся[56]56
  Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов. Доклад на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. – Ленин В.И. ПСС. Т.44, с.171.


[Закрыть]
.

Кабинетное (и лабораторное) конструирование новых конкретных форм общественной жизни марксизм решительно не приемлет. Этот подход классического марксизма воспроизводится и развивается в современном марксизме. (В качестве одного из примеров: “…Борьба сама по себе может являться выражением интересов той или иной части общества, быть связана с частным требованием, в то время как создание целого нового общества – работа для широких масс.”"… Можно строить какие угодно гипотезы и проигрывать сценарии, но с войнами и революциями эксперимент в лабораторных условиях не поставишь, реальность оказывается всегда сложнее предположений”)[57]57
  3g Бенсаид Д. Разбитое зеркало неолиберализма (комментарии к статье комманданте Маркоса “Четвертая мировая война уже началась”). Перевод Л.Михайловой. – “Альтернативы”, 1998, № 4 (зима), сс. 23, 23–24.


[Закрыть]
.

Кабинетное конструирование – специфическая черта утопических течений общественной мысли. Прогнозы и рекомендации относительно конкретных институциональных форм марксист считает дозволительным только тогда, когда реальный опыт дает к тому основания.

Приведу для пояснения выдержки из ленинского анализа методологии К.Маркса в постановке и поиске ответа на вопрос о том, чем заменить буржуазное государство.

“Чем заменить разбитую государственную машину? На этот вопрос в 1847 году, в “Коммунистическом Манифесте”, Маркс давал ответ еще совершенно абстрактный, вернее, указывающий задачи, но не способы их разрешения. Заменить “организацией пролетариата в господствующий класс”, “завоеванием демократии” – таков был ответ “Коммунистического Манифеста”. Не вдаваясь в утопии, Маркс от опыта массового движения ждал ответа на вопрос о том, в какие конкретные формы эта организация пролетариата, как господствующего класса, станет выливаться, каким именно образом эта организация будет совмещена с наиболее полным и последовательным “завоеванием демократии”. Опыт Коммуны, как бы он ни был мал, Маркс подвергает в Гражданской войне во Франции” самому внимательному анализу… У Маркса нет и капельки утопизма в том смысле, чтобы он сочинял, сфантазировал “новое “ общество. Нет, он изучает, как естественно-исторический процесс, рождение нового общества из старого, переходные формы от второго к первому. Он берёт фактический опыт массового пролетарского движения и старается извлечь из него практические уроки. Он “учится” у Коммуны, как все великие революционные мыслители не боялись учиться у опыта великих движений угнетенного класса, никогда не относясь к ним с педантскими “нравоучениями” (вроде плехановского: “не надо было браться за оружие” или церетелевского: “класс должен самоограничиваться.”)[58]58
  Ленин В.И. Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции. – Ленин В.И. ПСС. Т. 33, сс. 40, 48.


[Закрыть]
.

К этому следует добавить, что сам В.Ленин точно таким же образом “учился” у опыта народной революции 1905–1907 гг., родившего Советы рабочих депутатов и Советы крестьянских депутатов.

При социалистических революционных преобразованиях, согласно классическому марксизму, жизнеспособность нового обеспечивается лишь в том случае, если историческое творчество масс дорастает до осуществления властно-управленческих функций. На институциональном уровне такой социальный механизм исторического творчества называется социалистической (пролетарской, народной) демократией.

Марксистский подход к соотношению созидательных и разрушительных процессов при революциях и в революционных реформах переходного периода в главных его чертах четко представлен в следующей выдержке из В.Ленина: “Всё, что мы знали, что нам точно указывали лучшие знатоки капиталистического общества, наиболее крупные умы, предвидевшие развитие его, это то, что преобразование должно исторически неизбежно произойти по такой-то крупной линии, что частная собственность на средства производства осуждена историей, что она лопнет, что эксплуататоры неизбежно будут экспроприированы. Это было установлено с научной точностью. И мы это знали, когда мы брали в свои руки знамя социализма, когда мы объявляли себя социалистами, когда основывали социалистические партии, когда мы преобразовывали общество. Это мы знали, когда брали власть для того, чтобы приступить к социалистической реорганизации, но ни форм преобразований, ни темпа быстроты развития конкретной реорганизации мы знать не могли. Только коллективный опыт, только опыт миллионов может дать в этом отношения решающие указания именно потому, что для нашего дела, для дела строительства социализма недостаточно опыта сотен и сотен тысяч тех верхних слоёв, которые делали историю до сих пор и в обществе помещичьем и в обществе капиталистическом”[59]59
  Ленин В.И. Речь на I Всероссийском съезде Советов народного хозяйства 26 мая 1918 г. – Ленин В.И. ПСС. Т. 36, сс. 379–380.


[Закрыть]
.

Напомню читателю, что основная задача и основное содержание данной работы – анализ теоретико-методологической стороны марксизма. Сопоставление результатов такого анализа с историей второй и третьей (1917 г.) и четвертой (1991 г.) русских революций чрезвычайно интересно в научном отношении и исключительно важно в практическом плане. Насколько, почему, как именно в ходе революций и революционных реформ была превышена допустимая, по теории, мера разрушения?

Исследование революционного опыта с этой точки зрения могло бы стать предупреждениям будущим поколениям революционеров и, следует надеяться, помогло бы им избежать ошибок и преступлений предшественников.

1.2. Вариантность и эффективность общественно-экономических преобразований в переходный период

1. Представления о вариантности общественно-экономических преобразований в переходный период вытекают в марксизме из представлений о социальной революции.

Социальная революция (в случае ее успеха) – это такая смена типа власти в обществе и в хозяйстве, которая обеспечивает выход общества из его системного кризиса. В результате социальной революции восстанавливается социальная устойчивость общества – его способность к функционированию как целостного качественно своеобразного и саморазвивающегося социального организма. Другими словами, социальная революция есть переход общества к новой (иной, чем докризисная) исторически прогрессивной для данной стадии развития общественно-экономической формации. По завершении успешной социальной революции развитие общества (вплоть до нового системного кризиса) осуществляется по эволюционному типу – как его самосовершенствование, самореформирование в рамках новой формации.

Переход от системно кризисного к исторически прогрессивному социально устойчивому (формационному) состоянию никогда не является единовременным актом. Более или менее единовременным может быть только первый шаг социальной революции – завоевание государственной власти революционной силой, или (что то же самое) политический переворот, политическая революция.

Политический переворот не гарантирует осуществления целей революции. Он лишь открывает возможность радикальных общественных, в том числе экономических, преобразований. (У В.Ленина: “После решённой задачи величайшего в мире политического переворота перед нами стали иные задачи – задачи культурныеНадо этот политический переворот переварить, сделать его доступным массам населения, добиться, чтобы этот политический переворот остался не только декларацией”[60]60
  Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов. Доклад на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. – Ленин В.И. ПСС. Т. 44, сс. 168–169.


[Закрыть]
. “Создав новый, советский, тип государства, открывающий возможность (выделено мною – Р.Г.) для трудящихся и угнетенных масс принять деятельнейшее участие в самостоятельном строительстве нового общества, мы разрешили только небольшую часть трудной задачи. Главная трудность лежит в экономической области: осуществить строжайший учёт и контроль производства и распределения продуктов, повысить производительность труда, обобществить производство на деле[61]61
  Ленин В.И. Очередные задачи Советской власти. – Ленин В.И. ПСС. Т. 36, с. 171.


[Закрыть]
.


2. С политического переворота начинается переходный период – процесс выбора обществом социального типа своего будущего (процесс исторического выбора). Историческое место конкретного переходного периода характеризуется двумя позициями: переход от чего и переход к чему.

Содержание переходного периода составляет борьба социальных сил по поводу путей выхода из системного общественного кризиса. Каждая из социальных сил отстаивает свой вариант выхода из кризиса, соответствующий её интересам и представленный (в более или менее развёрнутом виде) в её идеологии.

Понимание переходного периода как процесса исторического выбора означает, что социальный тип постпереходного общества нельзя однозначно определить заранее. Пока переход не завершился, его конечный социальный результат (характеристика “переход к чему’) поддаётся лишь многовариантному прогнозированию.

О завершении переходного периода и о том, “к чему перешли”, правомерно говорить, когда социальная направленность переходных процессов стала необратимой. Необратимой в том смысле, что все более или менее значимые социальные силы, сопротивлявшиеся такому итогу, добровольно “сложили оружие” (став по большей мере внутрисистемной оппозицией) или же задавлены.

О борьбе социальных сил после Октябрьского переворота В.И.Ленин говорил, например, так: "…Решив вопрос завоевания власти…мы увидали, что борьба классов после этого не прекращается, что победа над капиталистами, помещиками не уничтожила эти классы, она их только разбила, но окончательно не уничтожила…. Будь то военное, хозяйственное положение или какой-либо другой момент социального уклада, борьба продолжается… Мало того, что сопротивление свергаемого класса развивалось после его свержения, оно получило новый источник своих сил из взаимоотношений пролетариата и крестьянства… Нужно подумать, как и при каких условиях пролетариат, имеющий в своих руках такой сильный аппарат принуждения, как государственная власть, может привлечь крестьянина, как труженика, и победить или нейтрализовать, обезвредить его сопротивление, как собственника”[62]62
  Ленин В.И. Речь на III Всероссийском съезде профессиональных союзов 7 апреля 1920 г. – Ленин В.И. ПСС. Т. 40, сс. 302, 303, 304.


[Закрыть]
.

До тех пор, пока противоборствующие стороны имеют реальную силу, существует реальная разнокачественная вариантность будущего. В число возможных вариантов будущего входит и вариант поражения революции.

В.Ленин, объясняя в 1921 г. смысл новой экономической политики, выразил кратко эту особенность переходного периода формулой “кто кого?”: “Весь вопрос – кто кого опередит? Успеют капиталисты раньше сорганизоваться, – и тогда они коммунистов прогонят, и уж тут никаких разговоров быть не может. Нужно смотреть на эти вещи трезво: кто кого? Или пролетарская государственная власть окажется способной, опираясь на крестьянство, держать господ капиталистов в надлежащей узде, чтобы направлять капитализм по государственному руслу и создать капитализм, подчинённый государству и служащий ему?’[63]63
  Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов. Доклад на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. – Ленин В.И. ПСС. Т. 44, с.161.


[Закрыть]
. “Задача нашей партии развить сознание, что враг среди нас есть анархический капитализм и анархический товарообмен. Надо ясно понимать эту сущность борьбы и добиваться, чтобы самые широкие массы рабочих и крестьян эту сущность борьбы ясно понимали – “кто кого? чья возьмёт?”[64]64
  Там же, с. 163.


[Закрыть]
.


3. Обозначение социальной направленности переходных процессов непременно присутствует в программе той социальной силы, которая осуществила политический переворот, завоевала государственную власть. Но это есть обозначение целей политического переворота и социальной революции в целом, а не характеристика действительных процессов.

Действительный результат может существенно отличаться от первоначальных программ тех сил, которые пришли к государственной власти. Облик конечного результата принципиально зависит от средств, с помощью которых силы, осуществившие политический переворот, добиваются реализации своих целей и программ, в том числе от реакции общества на способы действия новой власти.

В исторической практике как прогнозы в ходе переходного периода, так и оценки фактических итогов переходных процессов носят классовый характер. Одни и те же преобразования и одни и те же социальные результаты квалифицируются по-разному не только современниками, но и последующими поколениями в порядке развития новых, но всегда (в реальной мировой истории) классово ориентированных идеологических и научных систем. Это относится и к двум переходным периодам в России в XX веке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12