Галина Ракитская.

Основные труды. Том 2. Идеология последовательного (революционного) гуманизма. Теория общества и хозяйства



скачать книгу бесплатно

Может случиться, что современное так называемое постиндустриальное общество обрекает трудовую массу на такое состояние, при котором в её составе не может возникнуть и окрепнуть достаточно сильный носитель общественного прогресса. Это означало бы, что трудовая масса утратила потенциал освобождения труда, а тем самым и освобождения всего общества от эксплуатации. Это значило бы, что дальнейшее развитие пошло бы под эгидой эксплуататорских классов. Такая перспектива неизбежно порождала бы тенденции утраты человечеством гуманно ориентированного будущего.

Псевдомарксизм не ставит подобных проблем, с пустой беззаботностью уповая на безальтернативность так называемого светлого будущего.

8. РАЗРЕШАЮЩАЯ СПОСОБНОСТЬ МАРКСИЗМА (ИСТОРИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ)

Разрешающая способность марксизма – это проблема развивающегося марксизма, осознавшего существование конкретно-исторических границ своей общественной значимости, т. е. своей применимости как познавательной стороны социально-преобразующей практики определённого класса.

Марксизм возник как идеология индустриального рабочего класса в капиталистическом обществе. Его разрешающая способность в этом обществе – быть идеологией социалистической пролетарской революции, а в истории, кроме того, – идеологией построения социалистического и коммунистического общества.

Марксизм не претендует на роль общечеловеческой (надклассовой) идеологии. Если общество и его социальная структура изменяются таким образом, что индустрия перестаёт быть основной формой производительных сил, и если рабочий класс перестаёт быть главной фигурой трудового народа, то возникает вопрос о судьбах марксизма как идеологии.

Очевидно, что есть две возможности. Либо марксизм трансформируется в идеологию освобождения труда от эксплуатации в постиндустриальном обществе, в идеологию преодоления в этом обществе других (возможно, существенно новых) форм насилия над личностью, стандартизации личности, преодоления социальной деградации людей, оттесняемых от созидательной деятельности. Либо появится иная идеология, выполняющая такую же освободительную функцию.

Марксизм не трепещет по поводу возможного исчерпания своей исторической роли и даже по поводу возможного ухода с исторической сцены. Осознание и постоянное обращение к проблеме своей разрешающей способности отличает марксизм от концепций, претендующих на роль надклассовых.

Декабрь 1997 г.

Печатается по тексту

Г.Я.Ракитская. Методология марксизма и историческое поприще её плодотворности. – В книге: Г.Ракитская, Б.Ракитский. Методология марксизма и историческое поприще её плодотворности. М.: Институт перспектив и проблем страны. 1998. Стр. 5–50


Сходный текст под названием «Марксизм и псевдомарксизм» опубликован в периодическом издании “Альманах Центра общественных наук”. – М.: май 1998.

№ 8. Стр. 67–82;

А также в книге: «Постижение Маркса, (по материалам международной научной конференции, посвящённой 180-летию со дня рождения К.Маркса) – М.: Московский университет, ТЕИС. 1998. Стр. 89-103.

2000
Марксистская версия социальных институтов и институциональных преобразований



Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений.”

(Карл Маркс “Тезисы о Фейербахе”)

“Я отнюдь не капитулировал и не опускал рук, видя неизбежные результаты определенного общественного развития. Нет, так не следует понимать моих слов. Уже тогда я убедился, что здесь к цели ведет только двойной путь. Глубочайшее чувство социальной ответственности, направленное к созданию лучших условий нашего общественного развития, в сочетании с суровой решительностью уничтожать того горбатого, которого исправить может только могила.”

(Адольф Гитлер. “Моя борьба”)

“Судьба Марксовой теории доказывает ее верность. И это не только в России. Известно, что западные ученые долго пренебрегали ею как неудачным плодом социально-революционного фанатизма, но время шло, и с течением времени делалось все более и более ясным даже и для глаз, смотревших сквозь очки буржуазной ограниченности, что плод социально-революционного фанатизма имеет, по крайней мере, одно неоспоримое преимущество: он дает чрезвычайно плодотворный метод исследования общественной жизни”.

(Георгий Плеханов. “Карл Маркс)

“Реабилитировать социализм как идеологию не удастся, пока существовавший в СССР строй… не будет научно и идеологически идентифицирован с фашизмом. Тут очень важно не согласиться на компромисс и не подменить точное и понятное советским людям понятие “фашизм” всякими щадящими выкрутасами вроде “тоталитаризм”, “олигархизм” и пр.”

(Борис Ракитский. “Общество, в котором мы жили в СССР”)


Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

Исходная позиция

Предмет анализа

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИНСТИТУТЫ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ В МАРКСИЗМЕ – КАТЕГОРИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

1. Принципиальная схема системной структуризации общественных отношений в марксизме

1.1. Организационно-субъектная структура общества (институты-субъекты)

1.2. Формы общественной организации взаимодействий социальных субъектов (институты-регуляторы)

1.3. Институционализация воспроизводственных процессов

2. Марксистская типизация обществ в категориях социально-организационных отношений

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПРОБЛЕМАТИКА СОЦИАЛЬНО-ОРГАНИЗАЦИОННЫХ (ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ) ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В МАРКСИЗМЕ

1. Общественно-экономические институты в переходные периоды

1.1. Соотношение созидательных и разрушительных процессов при революциях и в революционных реформах

а) Устранение старых отношений путем их замены новыми

б) Постепенное вытеснение старого в переходный период к новому общественному строю, а не единовременная его отмена

в) Минимизация меры разрушения старого в обозначении целей социальной революции

г) Историческое творчество масс – способ создания жизнеспособного нового

1.2. Вариантность и эффективность общественно-экономических преобразований в переходный период

1.3. Соотношение принуждения и свободы в революционно-демократических преобразованиях

а) Методологическая установка и задачи раздела

б) Диктатура класса как логическая категория

Организация пролетариата и организация буржуазии в господствующий класс

Исходные социально-структурные реформы переходного периода.

в) Демократия и диктатура как формулы решения практической ситуации

2. Принципиальная оценка институциональных преобразований в современной России – цели, средства, результаты

3. Марксистские подходы к анализу взаимосвязи научно-технических и социально-организационных преобразований

Приложение (к разделу 2 Части второй)[21]21
  В настоящем издании это приложение не приводится.


[Закрыть]

Платформа международного движения “АТТАК” – Международное движение за демократический контроль над финансовыми рынками и их учреждениями (Принята на международной встрече 11–12 декабря 1998 г., Париж)

Введение
Исходная позиция

Следующие два обстоятельства определили исходную позицию данной работы.

Первое обстоятельство. Понятия “институт”, “институциональные изменения” и т. п. вошли в специфический понятийный аппарат определенного спектра экономических исследований гораздо позже, чем сформировались фундаментальные теоретико-методологические принципы марксизма, в том числе система его базовых категорий. При этом предметная область марксистского обществоведения, в том числе его политической экономии, не совпадает с предметной областью институционализма.

Отсюда, во-первых, опасность ошибочного отождествления тех или иных понятий институционалистов с категориями марксизма, в том числе и потому, что в построениях институционалистов иной раз прослеживается влияние терминологии и тех или иных отдельных положений марксистского обществоведения. Отсюда же, во-вторых, опасность не увидеть, что те или иные явления, попавшие в поле зрения институционалистов, хотя и входят в объект марксистского обществоведения, но рассматриваются в нём в ином ракурсе, в иных целях и с иными выводами. Иначе говоря, предмет и методология марксизма столь специфичны, что правомерно говорить об институционализме и о марксизме как о разных науках. А сопоставление теоретико-методологических концепций разных наук – дело неблагодарное хотя бы из-за сложности обоснования целей такого сопоставления.

Второе обстоятельство – неоднозначность и неопределённость самого понятия “институт” (“институция”) у тех, кто использует его в своих работах в качестве базового. Правда, есть исследователи, которые дают достаточно ясное определение этого понятия.[22]22
  См., например, понимание институтов Дугласом Нортом:
  Норт Д. Институты и экономический рост: историческое введение. – В альманахе: “THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем”, М.: “Начала-пресс”, весна 1993, т.1, вып.2, с. 73. (Пер. с англ, работы, опубликованной в 1989 г.)
  Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М.: Фонд экономической книги “Начала”, 1997, с. 17–20. (Пер. с англ, работы, опубликованной в 1990 г.)


[Закрыть]
Но у других, напротив, “институт” – нечто расплывчатое, не имеющее четких границ. Это обусловлено в первую очередь отсутствием ясной практической ориентации теоретических построений и позволяет вязать цепь рассуждений в форме потока мыслей, наблюдений, допущений, предположений, не отвечающих критериям научной обоснованности, научной строгости. К тому же термин “институт” стал нередко применяться сейчас в России и к месту, и не к месту в порядке следования научной моде, в том числе модному демонстрированию того, что автор “интегрирован в мировую науку”.

В связи с указанными обстоятельствами пришлось принять следующую исходную позицию в отношении понятия “институт” (общественный, или социальный; общественно-экономический; экономический) и в отношении логики первой части работы.

Пришлось с самого начала обозначить тот круг явлений и процессов, которые обобщаются в марксизме специфическими для него категориями, но могут быть обозначены (в порядке употребления синонима) и термином “институты” – но синонима лишь в рамках марксистской системы представлений, а не в других понятийных системах.

Другими словами, бесперспективна, как показал предварительный анализ, следующая логика:

а) зафиксировать, что такое “институт” у институционалистов;

б) найти у марксистов категории, которые близки по содержанию к “институтам” институционалистов.

Наша логика иная:

а) зафиксируем точный смысл тех категорий марксизма, различные аспекты содержания которых ухватываются исследователями-институционалистами в понятиях “институты”, “институциональные трансформации” и т. п.

б) будем употреблять термин “институты” для обозначения выделенных марксистских категорий как их синоним;

в) строго будем следить за тем, чтобы такое словоупотребление не привело к обеднению марксистских научных положений, не стало препятствием для выявления закономерных взаимосвязей реальных явлений и процессов и чтобы не смешивались в одну кучу такие аспекты действительности и научные категории, как сущность и явление, форма и содержание. В противном случае пришлось бы отказаться от термина “институт” как от неудачного.

Избранная исходная позиция позволяет:

а) строго очертить предмет работы и зафиксировать достижения марксистского обществоведения в соответствующей области, а не примеривать различные термины, суждения и выводы институционалистов к работам марксистов с единственной целью – найти нечто похожее;

б) сравнить (если потребуется) достижения марксистского анализа очерченного круга явлений и процессов с результатами других направлений научной мысли, в которых исследуется нечто похожее. В рамках данной работы задача такого сравнения специально не ставилась, хотя отдельные соображения на этот счет в работе высказываются.

Предмет анализа

Ход и результаты радикальных общественных преобразований в современной России, начало которым положил революционный перехват политической власти антитоталитарными социальными силами в августе 1991 г., выдвинули в число наиболее актуальных научно-практических проблем проблему формирования новой жизнеспособной и эффективной общественной организации экономической жизнедеятельности общества – формирования социально-хозяйственного механизма.

В связи с этим правомерен интерес к результатам тех направлений научных исследований, в которых изучаются те или иные аспекты организации сложных систем. Одно из таких направлений в экономической теории – институционализм, который (устами тех, кто работает в этой традиции или же под влиянием этой традиции) претендует на объяснение экономической истории во всем ее многообразии и пытается сделать это путем разработки теории происхождения, функционирования и трансформации так называемых экономических институтов – конкретных форм организации взаимодействий между людьми, накладывающих ограничения на индивидуальное поведение.

Потребности анализа реального хода радикальных преобразовательных процессов в современной России (и в странах Восточной и Центральной Европы) и потребности действенного управления этими процессами делают правомерным интерес не только к работам институционалистов, но и к работам марксистского направления. И в первую очередь потому, что проблематика действительно радикальных, то есть революционных, качественных общественных преобразований, проблематика перехода к новому общественному строю составляет специфический предмет как классического марксизма (включая ленинизм), так и современных творческих продолжений классического марксизма. В то же время в марксистском обществоведении сформировались теоретико-методологические подходы и выводы в области анализа организационных отношений применительно к эволюционным периодам — в той мере и постольку, поскольку это необходимо для понимания тенденций общественного развития и его прогнозирования, для выработки стратегии прогрессивного реформирования сложившейся общественно-экономической системы и для революционной преобразовательной деятельности.

В работе изложены в сжатом виде результаты обобщения и актуального продвижения основного теоретико-методологического багажа марксизма в той части, которая относится к закономерностям социальной организации общественно-экономических отношений.

В системе марксистских представлений в категориях “социальная (или общественная) организация”, “организационные отношения”, “социально-организационные формы” и т. п организованность понимается прежде всего как объективная структурность общественных процессов, а не как непременно их регламентированность какими-либо конкретными видами норм и правил.

Основной научно-литературный материал, который послужил источником для обобщений, – труды классиков марксизма, работы советских исследователей времен реформы шестидесятых годов и российских исследователей периода вызревания и осуществления четвертой русской революции, современного переходного периода. В тех случаях, когда источником были собственные исследования автора, предшествующие настоящей работе, сделаны отсылки к соответствующим публикациям.

И ещё одно важное вводное замечание. Говоря о марксистской методологии (марксистском подходе и т. п.), я не имею в виду всех на свете пишущих людей, называющих себя марксистами. Под маркой марксизма существуют кардинально разные, несовместимые друг с другом течения общественной (экономической в том числе) мысли. Главные характеристики мировоззрения, теоретических концепций и методологии, имеющих право носить имя К.Маркса, – последовательный гуманизм, исторический материализм, целостнообществоведческий и конкретно-исторический подход. Этим критериям не отвечает, в частности, сталинизм и различные его разновидности (маоизм, официальная идеология КПСС, КПРФ и т. п.).[23]23
  См. подробнее о критериальных характеристиках марксизма и о псевдомарксизме в работе: Ракитская Г.Я., Ракитский Б.В. “Методология марксизма и историческое поприще ее плодотворности”. – М.: Институт перспектив и проблем страны, 1998.


[Закрыть]


В первой части работы основное внимание уделено категориальному аспекту, во второй части – закономерностям социально-организационных преобразований.

Часть первая
Институты и институциональные структуры в марксизме – категориальный аспект
1. Принципиальная схема системной структуризации общественных отношений в марксизме

В силу своей преобразовательно-радикальной целеориентированности марксистское обществоведение стремится к познанию сущности явлений, то есть к выявлению наиболее устойчивых (закономерных) взаимосвязей, объясняющих и определяющих характер общественных процессов и долговременные тенденции в мире конкретных явлений, конкретных событий.

В отличие от институционалистов, исследователи, работающие в марксистской методологической традиции, стремятся строго различать сущность общественных процессов и отношений (наиболее устойчивые взаимосвязи), их объективное содержание (объективную структуру) и конкретно-исторические организационные формы, в которых реально проявляются (“являются”, применяются, складываются) сущностные и содержательно-структурные стороны общественных систем.

В таком методологическом пространстве правомерно под социальными институтами понимать систему форм организации общественных отношений и взаимодействий и выделять в этой системе социально-организационные формы по меньшей мере двух разных уровней конкретности:

а) содержательные формы (институты первого рода). Они выполняют в разных обществах и на разных этапах их развития одни и те же по сути (однотипные) объективно обусловленные социальные функции (государство, собственность, частная собственность, наемный труд, общественное иждивение, предприятие и т. д. и т. п.);

б) конкретно-явленческие формы (институты второго рода) – конкретно-исторические организационные формы, обеспечивающие реализацию объективно обусловленных социальных функций (формы государства; конкретные нормы и правила, которые регулируют отношения собственности, способы хозяйствования, порядок найма и использования наемной рабочей силы; конкретные системы социального обеспечения и т. д. и т. п.). Институты второго рода складываются под влиянием целого ряда факторов, в т. ч. чисто случайных, что дает большое разнообразие конкретных форм – регламентирующие и стимулирующие, осознанные и неосознанные, принимаемые (усвоенные) и отчуждаемые и пр. Одинаковы все они в одном – в том, что они есть проявление содержательных объективных отношений, что обеспечивает им характер системы.

В институциональных системах как первого, так и второго рода следует различать две существенно разные подсистемы: институционально-субъектную и институционально-регулирующую.

1.1. Организационно-субъектная структура общества (институты-субъекты)

“Социальная структура общества”, “общественные отношения” — важнейшие сущностные категории марксизма.

Субъектами общественных отношений являются элементы социальной структуры – социальные группы, социальные общности[24]24
  Социальные группы – классы, касты; внутриклассовые группы (социально-профессиональные, социально-демографические и пр.); социальные слои и сословия и т. п.
  Социальные общности – отдельные народы, нации; территориальные, территориально-этнические и религиозные сообщества; производственные и иные сообщества, складывающиеся на базе коллективных форм жизнедеятельности (родо-племенные образования, семьи; общины, коммуны; трудовые коллективы).


[Закрыть]
. Являясь “первичными” субъектами общественных отношений, социальные группы в целом практически никогда не выступают (а социальные общности в целом — выступают далеко не всегда) в качестве субъектов конкретных общественных взаимодействий.

Субъектами конкретных взаимодействий, выступают те или иные организационные структуры — “вторичные” субъекты, субъекты-представители[25]25
  Об удвоении субъектов см.: Ракитский Б.В. Социальная политика, социальная защита, самозащита трудящихся в обществе. Часть первая. – “Трудовая демократия”. Вып. М.: ИППС, 1998, с.7.


[Закрыть]
.

Реальные субъекты-представители — это организационные структуры (органы, организации, движения), адекватно выражающие и отстаивающие (представляющие) интересы соответствующих первичных субъектов (социальных групп, социальных общностей).

Совокупность субъектов-представителей уместно называть организационно-субъектной, или же институционально-субъектной социальной структурой общества.

Такими терминами марксизм не оперирует, а оперирует категориями “социальная сила”, “структура (расстановка) социальных сил”, когда речь идёт о содержательной, а не организационно-формальной характеристике субъектов общественных взаимодействий.

Практическая направленность марксистского обществоведения – быть научной опорой социальной практики рабочего класса (рабочего движения), всех эксплуатируемых трудящихся. Неотъемлемая составная часть классического и современного марксизма – исторический и проблемный анализ процесса превращения рабочих, трудящихся из пассивных участников социальных процессов в активно и сознательно (целенаправленно) действующие социальные силы. Этот процесс обобщается в классическом марксизме в категориях превращения массы рабочих из “класса по отношению к капиталу” в “класс для себя”[26]26
  Маркс К. Нищета философии. Ответ на “Философию нищеты г-на Прудона (§V. Стачки и коалиции рабочих). – К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т.4, с. 179, 180,182–183. Отмечу, кстати, что в этом параграфе есть следующее наблюдение о влиянии степени институционализации рабочего движения, если говорить в актуальных терминах) на развитие и рост промышленности: "… Вопреки учебникам и утопиям, коалиции ни на минуту не переставали прогрессировать и расширяться вместе с развитием и ростом современной промышленности. В настоящее время можно даже сказать, что степень развития коалиций в данной стране с точностью указывает место, занимаемое ею в иерархии мирового рынка. Англия, где промышленность достигла наивысшей степени развития, имеет также самые большие и наилучшим образом организованные коалиции” (с.182).


[Закрыть]
.

Социальная сила понимается как реальный субъект действительно политических (то есть социально-групповых, классовых) отношений, результат самоорганизации социальной группы, а не как вторичный субъект лишь для удобства повседневных практических действий.

Применительно к рабочему классу это означает, что процесс самоорганизации массы эксплуатируемых рабочих рассматривается в неразрывной связи с развитием идеологической стороны рабочего движения. Подчеркну, что сам марксизм возник и развивается как собственная идеология рабочего класса и рабочего движения. Без освоения собственной идеологии такими субъектами-представителями рабочего класса, как организованные массовые движения, считается в марксизме невозможной реализация стратегических интересов этого класса.

Марксистский подход позволяет и требует различать: а) социальные силы как реальные субъекты социально-групповых отношений и б) формальные (декоративные) институционально-субъектные структуры, то есть такие, которые не имеют собственной достаточно широкой (массовой) социальной базы и в силу этого не имеют реального веса в политической жизни общества.[27]27
  Категории “социальная сила”, “социальная база” с марксистских методологических позиций определены, например, в работе: Ракитская Г.Я. Будущее и настоящее России в идейных представлениях и требованиях (из летописи четвертой русской революции). – “Перспективы и проблемы России”. Вып.2. М.: ИППС, 1995, с. 55–57.


[Закрыть]

Вместе с тем история XX века дала ряд усложнений, которые марксизмом осмыслены как деформации исторических процессов. В условиях деформаций (в условиях тоталитарных режимов прежде всего) действует особый тип социальных субъектов, существенно отличающийся как от реальных субъектов-представителей, так и от декоративных субъектов.[28]28
  Из авторов, которые видели и разрабатывали эту проблему с марксистских или же с близких к марксистским позиций, следует прежде всего назвать Л.Д.Троцкого, В.Сержа (В.Л.Кибальчича), М.Джил аса, М.С.Восленского.


[Закрыть]

Государство в марксизме осмыслено – и на уровне объективных социальных функций, и на уровне конкретно-исторической практики – как субъект-представитель господствующего класса, без активной роли которого (государства) в сфере организации общества и хозяйства невозможно сохранение качественной специфики данного общественного строя.[29]29
  Классовая природа государства – положение, вошедшее в “азбуку” марксизма.


[Закрыть]



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12