Галина Пискунова-Пестрикова (Байдерова).

Судьба. Преданная



скачать книгу бесплатно

Когда Генка нагнулся, чтобы развязать у Галки руки, мама со всей силы шандарахнула его по голове так, что он сильно ударился об кровать.

– Вот тебе, подлец, за это!

Генка развязал сестру, поднялся, потирая ушибленный лоб.

Всё закончилось благополучно.

Галка поняла, что «красненькой» увлекаться не следует. Лучше пить морс, который часто покупала на станции бабушка.

Во втором подъезде казармы жила семья Парахиных из шести человек: родители, трое детей и дедушка. Дедушке было лет восемьдесят, у него была большая раскидистая борода, которая очень нравилась детворе. Дед был слепой.

Когда становилось тепло, дедушку выводили на улицу, усаживали на завалинку, чтобы он подышал свежим воздухом и погрелся на солнышке. У него всегда в руках была небольшая палка, которую ставил рядом с собой. Выход дедушки на улицу для казарменской детворы был «праздником».

Как только он располагался на завалинке, детвора во главе с Галкой подкрадывалась к нему и дёргала за бороду с обеих сторон. Дёргала сильно и без жалости. Дед от неожиданности «ойкал», и, схватив палку, пытался кого-нибудь ударить, но никого не видел, поэтому рассекал только воздух, а детвора с хохотом разбегалась.

Галке нравилась экзекуция над дедом, она ликовала больше всех. Когда все успокаивались, Галка снимала обувь, её друзья делали то же самое, и на цыпочках подбиралась к немощному старику. И снова дёргали с силой за бороду, а кто-то умудрялся дёрнуть за волосы на голове. Картина была та же: дед безуспешно рассекал воздух палкой, звонкий хохот детворы разносился на всю округу.

– Ироды. Чтоб вы сдохли. Где ваши родители?.. Ой-ёё-ёй…

У деда катились слёзы, а детвора ликовала. Так продолжалось много раз и с каждым разом всё азартнее. И никто не заметил, как рядом с дедом на завалинке села Галкина бабушка. Она с укором смотрела на Галку и её друзей. Наступило молчание. Долгое молчание. Наверное, бабушка подбирала нужные слова, которые дошли бы до сердца каждого. Но особенно ей хотелось, чтобы то, что скажет она, дошло до её внучки. Она начала издалека:

– Ребятки, я слышала одну историю, но понять не могу, кто в этой истории хороший, а кто плохой. Вы не поможете мне разобраться?

Дети народ переключаемый. От дедушки они быстро переключились на бабушку. Им захотелось помочь разобраться в истории и определить хорошего человека. Галка с гордостью подошла к бабушке и села ей на колени. Остальные встали вокруг деда и бабы и навострили свои ушки.

– По дороге шёл больной человек. – Начала бабушка. – Вдруг споткнулся, упал, ударился о камень, потерял сознание. Он очень нуждался в помощи. И вот появился первый прохожий. Это был сосед больного, богатый, но злой и жадный человек. Он прошёл мимо, даже не взглянул на него: ему не хотелось тратить своё время. Подошёл другой прохожий. Остановился, узнал односельчанина, хотел оказать помощь, но подумал: «Зачем мне это нужно? Много хлопот». И пошёл дальше. Подошёл третий прохожий.

Это был странник. Он никогда здесь не был и никого не знал. Но когда увидел человека без сознания, пожалел его, бросился в деревню за помощью. Стал просить коня и телегу. Ему дали. Положив больного на телегу, он привёз его в деревню к врачу, оплатил лечение, затем пошел дальше.

Бабушка закончила рассказ, помолчала, оглядела детей, и спросила:

– Ну, как вы думаете, кто в этой истории самый добрый и хороший человек?

В один голос дети закричали:

– Странник…

– А почему?

– Он помог больному, заплатил за лечение – Кто-то из ребятишек крикнул – он не жадный. – Затем бабушка спросила – А среди нас кто больной?

Воцарилось молчание. Галка несмело сказала:

– Дедушка.

– А почему дедушка больной?

Уже кто-то другой сказал:

– Он слепой, – и добавил – он старенький.

Вдруг бабушка попросила:

– Поднимите руку, кто сегодня пожалел дедушку? – Тишина. Некоторые опустили голову. Тогда бабушка обратилась к Галке – Ты, наверно, внуча, сегодня пожалела дедушку? Поздоровалась с ним? Спросила, как у него дела? Рассказала ему стишок, спела с друзьями песенку, угостила чем-нибудь? – И переспросила – Так ты пожалела сегодня дедушку?

Как мы заметили из других историй, Галка была очень впечатлительной и справедливой девочкой. Она сразу поняла, что сегодня вместе с друзьями вела себя плохо по отношению к дедушке и очень сильно его обидела. Она тихо сказала:

– Нет, я не жалела дедушку. Мы его обижали, издевались над ним.

И вдруг зарыдала так, что у бабушки защемило сердце. Сквозь рыдания она услышала, как Галка взахлёб говорила:

– Я больше дедушку обижать не буду… буду его жалеть… буду здороваться… Я буду его любить…

С тех пор никто никогда не обижал деда. А бабушка поняла, что у внучки, несмотря на шалости, очень доброе сердце.

На казарме было много молодежи. Вечером, после работы, поужинав и отдохнув немного, все выходили во двор. Пообщавшись, они начинали играть в русскую игру-«лапту». Детвора вертелась возле них, переживала за любимую команду и наперегонки бегала за далеко улетевшим мячом, чтобы потом бросить его обратно игроку. Галка старалась больше всех. Игра была шумная, веселая. Было много переживаний, разочарований, даже ссор. Однако всё заканчивалось на мажорной ноте.

Устав от этой игры, молодежь переходила к другой игре, более спокойной. Называлась она – «третий лишний». Младшие ребятишки снова были тут как тут, стояли и смотрели, как меняются пары, как один игрок с ремнём догоняет другого и, если удавалось догнать, раздавался такой хлопок по заднице, что всем становилось не по себе, поэтому убегавший стремился по быстрее встать вкруг, и следующий игрок заменял его. Галке очень не хотелось, чтобы когда-нибудь её попа получила такую затрещину. И она, представляя это, от ужаса закрыла глаза.

Когда совсем темнело, загоралась единственная лампочка, на единственном столбе, и освещала поляну, тогда гармонист брал гармонь, и начинали зазывно звучать переливы, балалаечник вторил ему. Звуки гармони и балалайки звучали так далеко, что вереницей из Дарьи шла молодежь, потому что здесь было весело и азартно. Начинались танцы. После танцев все расходились по парам, а мелюзга подглядывала, что делают взрослые: обнимаются, целуются. И хихикала. Это было для них так интересно!

Каждый вечер юноши и девушки играли в разные игры: в «ручеек», «салки», «городки», «прятки», «жмурки», «чехарду»… А как-то посередине двора построили аттракцион «Гигантские шаги». Малыши с интересом смотрели, как взрослые разбегались и, высоко подпрыгнув, какое-то время летели над землей.

Это было очень интересное время. После войны у всех поднимался дух свободы, радости и гордости за нашу страну. Это время было потрясающим. Галка запомнила его и много полезного вынесла для себя, для своей дальнейшей жизни.

Однажды мама пришла и сказала бабушке, что жителям казармы позволили строить дома, и будет улица из девяти дворов. Потому как она любила делать все всегда первая, раньше всех поехала в Караганду за разрешением на строительство дома. Разрешение привезла и своим соседям Парахиным, и закипела работа.

Каждый день мама и Галка уходили к колодцу. Там, недалеко от колодца, мама определяла место, чертила круг и потом снимала верхний слой земли до появления глины. Вскапывала глину, смачивала ее водой. Затем засыпала глину соломой и вместе с Галкой начинала месить.

– Галя, принеси форму, сейчас будем делать саманные кирпичи.

– Для чего, мама?

– Для дома.

– Какого дома?

– А вот наделаем много саманных кирпичей, потом из них будем строить пятистенку – дом, в котором будем жить.

– А что такое пятистенка?

– Это дом с пятью стенами. Меси, не отвлекайся – не останавливаясь, говорила мама.

Затем намешанную глину с соломой, закладывали в форму с двумя «окнами», в «окна» мама хорошо утрамбовывала глиняную смесь, чтобы масса была плотной, а потом Галка с одной стороны, а мама с другой стороны формы брались за ручки и вытягивали ее из глины. Получалось два кирпича.

Все лето изо дня в день, Галка трудилась с мамой, изготавливая саманные кирпичи. На солнце они так высыхали, что становились твердыми, настоящими кирпичами. Большую часть из них удалось сделать в это жаркое и сухое лето.

Построили дом из пяти стен только на следующий год. Пристроили к нему сенцы и помещения для кур и скотины. И хотя не было света, и много было недоделок, семья переехала в свой собственный дом. Однако кроме Байдеровых и Парахиных больше никто здесь не построился. Остальные выстроили свои дома в Дарье.

Так что в степи на семи ветрах стояли два дома, сделанные из саманных кирпичей, к производству которых приложила руку Галка.


Однажды мама сказала:

– Ты хочешь в Москву? – Ну какой идиот не хочет в Москву? Галка радостно ответила:

– Да, хочу! Там же живет моя вторая баба и мои двоюродные братья.

– Так вот – сказала мама. – Скоро мы поедем туда. Тебя ведь надо собирать в школу. Осенью пойдёшь в первый класс. – Галка гордо покрутила головой: она станет школьницей, умницей, прилежницей. У нее начнется новая жизнь.

Каждый год мама ездила в Москву к своим родным, потому что билет у нее был бесплатным, как у работника железной дороги. В этот раз она решила взять Галку. Галка была на седьмом небе от счастья, когда впервые в жизни она вошла в пассажирский вагон. Она всему удивлялась, сердце её учащённо билось. А сидевшие пассажиры любовались хорошенькой девочкой, вошедшей в купе плацкартного вагона. В Петропавловске была пересадка. Терпеливо ждали следующего поезда, и, наконец, диктор объявила посадку на Москву. Мама засуетилась, схватила вещи и быстро пошла к своему вагону. Когда она подошла к вагону и стала предъявлять билет, проводница сказала:

– У вас в билете два человека, а где второй? – Мама в ужасе стала оглядываться. Галки нигде не было. А Галка в свою очередь, увидев, что нет мамы, разоралась так, что вокруг все сбежались и стали расспрашивать ее: «кто она? откуда? куда едет?» Одна из женщин вывела ее на перрон и громко стала кричать:

– Граждане, чья это девочка? Чья это девочка, граждане?

Все стали передавать друг другу, что потерялась девочка. А мама в это время взволнованная, бежала в сторону вокзала. Увидев, Галку, схватив ее за руку, со слезами на глазах она три раза хлопнула ее по башке. Галка сразу замолчала. И больше уже до самой Москвы не отходила от матери.

Наконец они приехали в Москву. Город произвёл на Галку неизгладимое впечатление. Таких больших зданий она не видела нигде, огни буквально слепили её, люди сновали туда-сюда, а сколько машин? Сколько путей? Всего так много!

«Надо крепче держаться за маму» – Думала Галка. Мимо проходила лоточница с мороженым.

– Галя, купить тебе мороженое? – Спросила мама. Галка кивнула.

Мама купила два эскимо. Такой вкуснятины она не ела никогда. Отведав мороженого, они пошли на автобусную остановку. Мама знала маршрут и ориентировалась свободно.

– Скоро ты познакомишься с бабушкой, тётей и братом. Прошу, веди себя прилично. Не ссорься с братом и не дерись.

– А если он меня будет обижать и задерётся?

– Стерпи. Ты же в гости приехала.

– Ага… Стерпи. Он будет обижать, а я «стерпи». Вот он пусть терпит. Это я к ним в гости приехала, а не он ко мне.

Наконец они добрались до места. Вышли из автобуса. Галка увидела небольшие двухэтажные дома. Они располагались недалеко от неширокой реки с пологими высокими берегами. Видно было, что река обмелела. На ней плавали плоты. На каждом плоту были мальчишки. Они что-то кричали друг другу. Кругом было зелено. Всё благоухало.

– Это река Яуза. Запомни.

Мама и Галка по тропинке пошли к одному из домов.

Поднялись на второй этаж. Широкий коридор, а по нему друг перед другом – двери. Одна дверь была открыта. Это была общая для всех жильцов кухня, и оттуда шёл невыносимо вкусный запах, что у Галки засосало под «ложечкой». Она сильно захотела есть.

Встреча была тёплой. Пока взрослые обнимались, целовались, Галка смотрела на мальчишку, который выглядывал из-за спины своей матери. Потом все обратили внимание на Галку. Тётя Клава сказала:

– Какая хорошенькая. Иди ко мне, Галина, я обниму тебя. С приездом.

Она крепко обняла и поцеловала Галку. Имя «Галина» для Галки было не привычным, но она стерпела. Потом её обняла бабушка:

– Ну вот, внученька, мы свиделись.

Галка прижалась к бабушке. От неё вкусно пахло, и она снова захотела есть. Как будто прочитав её мысли, бабушка сказала:

– Идите, мойте руки и к столу. Обедать будем.

После обеда, сёстры и их мама стали обмениваться новостями. Татьяна говорила громко, и её попросили говорить потише:

– Танечка, говори потише: у нас всё прослушивается.

Для Галки непонятна была фраза: почему надо говорить тихо и что прослушивается? И взрослые стали говорить шёпотом.

В Москве они пробыли две недели. Каждый день для Галки был праздник. Ходили по магазинам, покупали подарки для всей семьи. Купили Галке шляпу, и она сразу стала форсить в ней. Все принадлежности для школы были приобретены, и вечерами Галка бережно всё рассматривала. Радости не было предела. А потом мама повела Галку в зоопарк. Здесь она увидела разевающего пасть бегемота, белых медведей, вальяжно прогуливающихся на отведённой для них территории, особенно ей показались смешными обезьяны, с красными попами, они вырывали друг у друга кем-то брошенный банан.

– Мам, а почему у обезьян красная попа?

– Не знаю.

– А я знаю. Они красят её краской, чтобы смешить людей. Правда?

Мама улыбалась.

Но больше всего ей понравились маленькие разноцветные птички, которые летали с ветки на ветку и весело щебетали, как будто приветствовали Галку и её маму. Она долго смотрела на них, потом помахала им рукой: до свидания.

В поезде, когда ехали обратно в Караганду, в мыслях у Галки проносились поочередно все «картины», которые впечатлили ее. Она думала, как обо всем этом расскажет своим друзьям и подругам. Мечтала: какой нарядной пойдёт в школу. Для этого у неё всё есть. Мама постаралась. По нескольку раз в день рассматривала содержимое портфеля, так что мама вынуждена была убрать его:

– Замусолишь всё. Почитай-ка лучше.

Галка с нетерпением стала ждать приближения первого сентября. Бесконечно спрашивала у всех: «сколько дней осталось?»

Глава 7. Начальная школа

Первое сентября 1949 года выдался ярким, тёплым и солнечным днём. Как будто высшие силы решили помочь Галке прочувствовать всю торжественность и парадность сегодняшнего праздника. На ней была коричневая школьная форма. Воротничок и обшлага рукавов обшиты белыми кружевами. Поверх платья белый фартук, а на голове пушистый белый бант. На ногах белые носочки и под цвет формы кожаные туфельки с застёжкой посередине. В руке новенький с железными уголками драгоценный портфель, а там всё сокровище первоклассницы. В другой руке букет из их огорода. Галка гордо вышагивала рядом с мамой.

– Мам, а в школе интересно учиться?

– Интересно. Если будешь стараться.

– А если не буду стараться?

– Тогда будешь коровам хвосты крутить.

– Как это хвосты крутить? Берёшь хвост и его крутишь, как скакалку?

– Вот когда не будешь стараться хорошо учиться, выгонят тебя из школы, тогда узнаешь, как хвосты крутить.

Помолчали. Видно Галка переваривала сказанное. Улыбка исчезла, лицо стало серьёзным. Они приближались к школе. Галка увидела, что в сторону школы шли ученики, такие же красивые, нарядные, как она. И на её лице снова заиграла улыбка.

– Мам, а у меня учительница молодая или старая? Я хочу, чтобы у меня была учительница молодая и красивая, как наша Валя.

– Сейчас придём и увидишь… Да какая тебе разница, какая она? Лишь бы хорошо учила.

Галка со знанием дела ответила:

– Не-а. Молодая учит хорошо, а старая…, а старая всё забыла. Её саму надо учить.

Мама рассмеялась.

– Господи, и откуда ты взялась такая мудрая? Пойдём скорее, а то на линейку опоздаем.

– Почему опоздаем? Она у меня в портфеле.

– Да это совсем другая линейка.

– Какая?

– Сейчас увидишь.

Линейку строили на улице в виде буквы «П». Самые маленькие-первоклассники в две шеренги стояли посередине. Рядом с ними пристроилась пожилая седовласая женщина в сером костюме, обутая в стоптанные ботинки. Галка подумала: «Какая не нарядная тётя».

Вдруг один дядя вышел вперёд и громко сказал:

– Линейка, равняйсь! Смирно!

Все учащиеся перестали разговаривать, выпрямились и замерли. «Вот что такое «линейка». – Снова подумала Галка. Потом дядя повернулся к другому дяде и стал говорить:

– Товарищ директор, линейка, посвящённая началу учебного года, построена!

– Вольно. – Сказал директор. И дядя повторил: «Вольно!». Все расслабились.

В процессе учебного года Галка узнала, что строит линейку и командует ею учитель физкультуры Виктор Алексеевич.

Директор поздравил учащихся с началом учебного года. Пожелал, чтобы учились хорошо. Ещё что-то говорил, но Галка не запомнила. Потом все ему похлопали. Дальше читали стихи, пели песни, и вдруг зазвонил звонок-колокольчик. Тётя в стоптанных ботинках повела первоклассников в здание школы. Их класс находился на первом этаже. В классе тётя рассадила всех по партам. Галку посадила на первую парту третьего ряда от двери. «Ну, когда же придёт учительница?» – думала Галка.

Тётя стояла лицом к детям. Улыбалась, всех оглядывая. Потом сказала:

– Здравствуйте, ребята!

Все в разнобой закричали: «Здравствуйте!» Тётя по-прежнему улыбалась, а потом терпеливо стала объяснять, как надо здороваться с учителем: «Надо просто молча встать». Потренировались. «Ну, где же учительница?» – с досадой думала Галка. И вдруг услышала:

– Ребята, меня зовут Феодосия Ивановна. Я ваша учительница.

Галкиному разочарованию не было конца: «Говорила же я маме, что старую учительницу нужно саму учить. Что же теперь делать? Надо срочно сказать маме: пусть старую учительницу заменят на молодую. Я не хочу коровам хвосты крутить».

А учительница продолжала:

– Посмотрите, дети, на этот плакат. Сядьте так, как на этом плакате сидит школьник. Спина должна быть ровная, руки сложены на парте, ноги поставлены на подставку. Вам долго придётся учиться и сидеть за партой, поэтому следите за посадкой везде и всегда. Постарайтесь никогда не сутулиться.

Галка внимательно посмотрела на плакат, который висел на доске, и села так, как говорила Феодосия Ивановна. Всю свою последующую жизнь она помнила слова первой учительницы и всегда следила за осанкой.

– Ребята, поднимите руку, кто из вас умеет читать? – Спросила она.

Галка и ещё одна девочка подняли руку. Учительница подошла к Галке:

– Тебя как зовут?

– Галка.

– Иди к столу, Галя. Возьми книгу, которая лежит у меня на столе, и прочти, что написано на обложке.

Галка смело подошла к столу, взяла красочную книгу и громко без запинки прочла:

– «Русские народные сказки». – И добавила – Я читала эти сказки. Мне сестра приносила.

Феодосия Ивановна удивлённо посмотрела на Галку:

– Значит, тебя научила читать бегло сестра?

Галка кивнула головой. Другая девочка тоже умела читать, но по слогам. И только Галка в течение всех четырёх лет обучения в начальной школе каждую свободную минуту читала перед классом сказки и другую детскую литературу. Именно с лёгкой руки своей первой учительницы Феодосии Ивановны у Галки проявилась любовь к чтению, и впоследствии она читала книги одну за другой. Перечитала почти всех русских и зарубежных классиков. Она даже не подозревала, что это фундамент её будущей профессии.

Особым прилежанием и усердием в учёбе Галка не отличалась. Но училась хорошо. Она никогда не гордилась тем, что находится в особом расположении учительницы. Высокомерно себя не вела, не командовала, а как все шалила, ссорилась, мирилась, получала двойки, исправляла их. У неё был особый внутренний мир, о котором она не подозревала и никого туда не пускала. Она никогда ни на кого не ябедничала, за это одноклассники её уважали, слушались даже тогда, когда Феодосии Ивановны не было в классе.

Теперь Феодосия Ивановна для Галки была самой лучшей в мире. Она чувствовала, что учительница больна, потому что всегда куталась в облезлую старенькую шубейку, на ногах обшарпанные подшитые валенки, и она всегда стояла у тёплой грубки. Очень быстро пролетели три учебных года. Галка перешла в четвёртый класс.

За лето она подросла. Теперь не бант был на голове, а две пушистые косы с бантами. Она шла в школу и представляла, как встретится со своими одноклассниками, о чём расскажет им, ведь она целый месяц провела у сестры в Караганде – впечатлений достаточно. Но больше всего ей хотелось увидеть любимую учительницу – Феодосию Ивановну.

Каково же было её удивление, когда вместо Феодосии Ивановны она увидела новую, теперь уже молодую, учительницу. Эта женщина была черноволосая, с карими глазами, небольшого роста. Звали её Людмила Васильевна. На вопрос: «А где наша Феодосия Ивановна?» Она коротко ответила:

– Не знаю.

То ли действительно не знала, то ли не хотела объяснять, только у Галки как-то стало на душе не хорошо. Однако, всё вскоре нормализовалось и пошло своим чередом. Учёба-дом, дом-учёба.

На казарме стали меняться жители. Подружки её переехали в Дарью, а с новыми друзьями отношения не складывались. Уехали гармонист с балалаечником. Никто уже не играл, не пел, не танцевал. Всё стало заурядным и обыденным. Снесли «гигантские шаги». Стало скучно. Вдруг Галке захотелось вышивать. Мама дала лоскут белой ткани. Через копирку она перевела на ткань рисунок девочки в шляпе, и контур вышила ниточкой. Потом вышила рисунок гладью и ещё один – крестиком. На этом всё закончилось. Мама до конца жизни хранила эти вышивки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное