Галина Пискунова-Пестрикова (Байдерова).

Судьба. Преданная



скачать книгу бесплатно

На этот период Галка была замужем. У неё уже было двое очаровательных детишек. Узнав о приезде Жени, Галка с мужем тотчас навестила старшего брата. Она увидела его измождённым, уставшим, очень больным. Увидев Галку, брат, превозмогая боль, заулыбался, сказав: «Ну вот, Галка, я, наконец, приехал к тебе в гости». Это были пророческие слова. Вскоре Жени не стало. Все хлопоты по перевозке тела в Кустанай легли на Татьяну Николаевну. Никто не знает, что было у неё на сердце. Она потеряла сына. Горе матери было невосполнимо.. Желание Жени исполнилось: последнюю ночь перед отъездом домой он провёл в гостях у Галки.

Брат Геннадий большую часть времени проводил на работе. Домой приезжал только по выходным. И почему-то всегда ночью. Он рано повзрослел. Да и не только он. Подростки во время войны выполняли самую трудную мужскую работу. Они в тылу ковали победу, помогая своим братьям и отцам. Мама сшила ему рабочий китель с желтыми большими железными пуговицами. В нём он казался серьёзным и мужественным. Галка гордилась своим братом. Его приезд был праздником для неё. И вот почему.

Рядом с кроватью Галки стоял шифоньер, куда брат вешал свой китель. Пока на кухне мама кормила его, Галка тихонько вставала, впотьмах открывала шифоньер и из кармана кителя доставала денюшку – рублик. Его она тратила в школьном буфете, покупая пирожки или булочки. Она была уверена, что брат ни о чём не догадывается, и гордилась своей предприимчивостью. Но шила в мешке не утаишь.

Однажды вместо рублика она вытащила пять рублей. Об этом Галка узнала только в школе, когда в очередной раз направлялась в буфет. В жилах застыла кровь: это большая сумма. Она долго размышляла: что делать? Вернуть или истратить? Соблазн пересилил. В буфете набрала всего, чего только душа желала, не думая о последствиях. А дома ждал её грозный брат. И только она закрыла за собой дверь, взглянула на брата, увидела его серьёзный взгляд, поняла: Гена знает всё. Он дал ей раздеться, вымыть руки, поесть и только тогда подозвал к себе. «Ты не хочешь ничего мне сказать?» Галка молчала, потупив голову. «Я давно знаю, что ты из кармана вытаскиваешь у меня деньги. Но это рубль, а сегодня…». он многозначительно посмотрел на неё. Она стояла, наклонив голову, боясь взглянуть на него. От стыда лицо было красным «Вот что. Запомни: воровать очень плохо. Если надо – попроси, я всегда тебе дам». – Сказал он. Разговор был коротким, но она запомнила его на всю жизнь…

Надо помнить: самое лучшее воспитательное воздействие – это многозначительный взгляд или краткая фраза со смыслом осуждения, но чтобы била точно в цель. Геннадий умел достигать цели.

Длительная мораль, нотация не достигают цели.

Иногда Геннадий просматривал дневник. Читал замечания учителей, расписывался. Увидев двойку, качал головой. От этого Галке становилось не по себе. Потом говорил: «Я не думаю, что геометрия тебе не под силу. Исправь». И всё. Но после этого разговора Галка лезла из кожи, чтобы закрыть все неуды только отметкой «отлично».

У неё поднимался тонус, рвение, желание стать одной из лучших учениц в классе.

Геннадий очень любил технику: вначале приобрёл велосипед с моторчиком, потом появился мотоцикл. Купил радио и ружьё. Он любил охотиться.

Весной прилетали птицы, начинали вить гнёзда в лощинах, заполненных водой. Был сезон охоты. Геннадий тщательно готовился к этому событию и всё свободное время проводил на охоте. Однажды он взял с собою Галку.

Приехали к небольшому озерцу. Нашли густые заросли камышей и начали устраиваться. Над водой туда-сюда сновали чирки. Устроившись на подстилке, брат стал целиться в стаю птиц. Чирки ничего не подозревали. При каждом выстреле Галка плотно закрывала уши. Охота была удачной. Впечатлений очень много. Брат был старше Галки на 14 лет. Последние годы жизни его семья жила в городе Темир-Тау Карагандинской области. Женился он в 26 лет и всю свою любовь отдавал семье – жене и детям. Его не стало 2004 году.

Совсем по-другому воспитывал её Борис, который был старше на 12 лет. Проверяя дневник и увидев неудовлетворительную отметку, он подолгу проводил воспитательную беседу. Ему нравилось читать мораль. Галка сначала внимательно слушала его, потом становилось утомительно, а потом ей стало казаться, что всё это он говорит для себя, чтобы утвердиться в жизни. Чем дольше она слушала, тем сильнее появлялось желание сделать всё с точностью наоборот. Так и происходило. Снова появились двойки, замечания, пропуски уроков и другие нарушения…

После окончания седьмого класса, он поступил в Каркаралинский ветеринарный техникум, но проучился только год. Снова поступил в Карагандинский медицинский техникум на факультет фельдшера – акушера. Жил в общежитии, приезжал только на каникулы, помогал маме заготавливать сено на зиму и выполнял другие хозяйственные работы.

Не один раз на сенокос он брал с собой Галку. Радости не было конца. Она безумно любила бегать по лугу. Вдыхать запах скошенной луговой травы. Это потрясающе! А цветы? Какое разнообразие! Какая палитра! Набрав полную охапку цветов, Галка садилась в телегу и начинала перебирать их. Вот колокольчик, лютик, герань луговая, это горицвет и клевер луговой… Названия многих цветов она не знала. Перебрав их, стала плести венок. Недалеко паслась корова, которая в хозяйстве заменяла лошадь, её запрягали в телегу и возили сено. Ярко светило солнце. В траве сновали ящерицы. Чирикали птицы. Всё цвело и благоухало… КРАСОТА!!!

В 27 лет Борис женился. У него четверо сыновей. Работал разъездным врачом. У населения пользовался большим уважением. В конце 80-х годов его семья переехала жить в Краснодарский край. Не стало брата в марте 2014 года.

Таким образом, каждый из братьев внёс свою лепту в воспитание Галки.

Глава 3. Сестра

Валентина была стройной эффектной девушкой. У нее красивый овал лица, полные губы, карие глаза. Курносый носик не портил ее красоты. Русые волосы были уложены локонами. Сестра одевалась по моде, благо, что мама могла сшить любое платье. Когда она шла, молодые люди долго смотрели ей вслед и этим она гордилась. Галка безумно любила ее, старалась прилепиться к ней, куда бы она ни шла.

В середине 1947 года в дом приехали двое мужчин из Караганды. Валентина была на работе. Они долго о чем-то говорили с Татьяной Николаевной. Галка слышала, что гости приехали свататься, хотя ей непонятен был смысл этого слова.

Вскоре пришла Валя. Она познакомилась с гостями. Разговор продолжился в ее присутствии. У всех было веселое настроение, было небольшое застолье. Вечером гости уехали. Между сестрой и мамой продолжился разговор, в котором участвовала бабушка. Оказывается, Валю сосватали и через неделю жених приедет за ней. Слушая это, у Галки заныло сердце, как будто предчувствовало что-то нехорошее. А нехорошим было то, что через несколько дней приехал молодой человек на машине, погрузил вещи сестры и увез. Галка рыдала так, как будто потеряла навсегда самое дорогое, что у нее было. Никто не представлял, какая тоска – печаль поселилась в её детской душе, как это было больно. Она думала о сестре и день, и ночь. По нескольку раз заводила патефон, ставила пластинку и, стоя у печки, без конца слушала симфонию Д. Кабалевского «Кола Брюньон». Симфония передавала настроение Галки. Слезы непрерывно текли из ее глаз. Тоска по любимой сестре мучила её ещё долгие годы.

Однажды Валентина приехала домой, чтобы решить какие-то проблемы. Вернуться в Караганду должна была рано утром. На плечах её был черный платок с большими красивыми цветами. Галка решила не отпускать сестру, и для этого она почти полплатка засунула себе в рот, в надежде, что когда его будут вытаскивать, она проснется и добьется того, что Валя возьмет ее с собой, или она ее не отпустит. Но, какой ужас ожидал ее! Проснувшись, она увидела, что платка во рту нет, и сестры рядом нет. Истерика охватила её. Она билась в конвульсиях. Ни мама, ни бабушка не могли её успокоить. В стрессовом состоянии Галка находилась несколько дней.

Было радостью, когда бабушка, навещая старшую внучку, брала с собой Галку. В Караганде она впервые увидела огромные черные горы. Оказывается, это были угольные терриконы. Её очаровали строем идущие ФЗУшники, громыхающий трамвай. Дом Вали был небольшой: кухня и две комнаты. Рядом с домом находилась землянка, а, напротив, в метрах пяти, стоял другой дом. Всё было огорожено забором. В доме напротив жила девочка Женя. Она была ровесницей Галки. Они подружились. Галка жила у Вали недели две, потом бабушка увозила её обратно.

Муж Вали работал шофёром на большой грузовой машине. Он часто ездил в командировки. Однажды его направили в Алма-Ату за яблоками. На обратном пути он заехал в Дарью. Оставил целый ящик яблок. Какой удивительный аромат разносился по всему дому! Таких яблок, как апорт, нет больше в мире! Мама выдавала яблоки каждому по счёту. Ящик стоял под кроватью у Галки. Представляете, какое искушение испытывала она? Но не тут-то было! Опыт «воровства» у неё уже был. Поэтому она стремилась пораньше лечь спать, предварительно прихватив пару яблок, а потом, под одеялом с удовольствием их поедала.

Однажды Галка услышала, что Валя очень больна, потеряла ребёнка, с мужем происходит разлад и бабушке необходимо ехать к Валентине, чтобы помочь и поддержать её. Она просилась поехать с бабушкой, но мама не разрешила. Вскоре Валя выздоровела, отношения с мужем наладились, и бабушка вернулась домой. Через два года у Галки появился племянник-Валера, зато отношения с мужем у Вали разладились окончательно. Они разошлись. А сына своего она привезла в Дарью, к маме, на воспитание, на пять лет, до школы.

Шли годы, а между сёстрами не было взаимопонимания. Старшая сестра никогда не интересовалась жизнью Галки, а Галка стеснялась о чём-то спросить её. Так постепенно появлялось отчуждение, которое с годами всё увеличивалось. Было время, когда Галка нуждалась в советах старшей сестры, в её сострадании и помощи, но, к сожалению, этого не случалось. Зато Галка в трудные минуты всегда готова была подставить плечо и прийти на помощь.

Она часто ездила в техникум, где учился племянник, чтобы урегулировать его проблемы. А в 1979 году, в октябре, случилась страшная трагедия: с пятого этажа квартиры Валентины сорвался её сын Валерий. Сама она отдыхала в Дарье, у мамы. Галка глубокой ночью получила от жены племянника телеграмму. Первым автобусом она отправилась в Майкудук, а своего знакомого попросила съездить в Дарью за сестрой. Рано утром Галка была уже в больнице, сидела у кровати Валеры, видела его мучения. Он её узнал, но говорить не мог, а только крепко сжимал её руку. Врачей долго не было. Она не выдержала, пошла в ординаторскую. С врачами говорила очень резко. Вскоре они пришли в палату, попросили всех выйти и начали проводить консиллиум. Спустя полтара-два часа, пригласили Галку и сообщили, что он безнадёжен. В коридоре, уткнувшись в угол, она тихо плакала. Весь день просидела возле него, видя, как постепенно, в муках, он умирает. Ночью у его постели дежурила жена. Она закрыла ему глаза.

Организацию похорон взяла на себя Галка.

А потом, понимая, как тяжело будет сестре жить там, где погиб её сын, постаралась поменять квартиру в Шахан, где жила сама. Она хотела быть рядом с сестрою, чтобы своим присутствием смягчить её боль. Но спустя какое-то время, сестра стала упрекать Галку: зачем ты перевезла меня? Там мне было бы лучше, там много знакомых т.д…

В силу своего характера и в результате зависимости от болезни – ярко выраженной гипертонии – Валя была не сдержанной, взрывной, конфликтной, завистливой и несправедливой, в то же время доброй и ранимой. И как Галка не старалась быть к ней терпимее, не могла. Порой срывалась, и они ссорились. И не смотря ни на что, она общалась с сестрой, и готова была прийти к ней на помощь в любую минуту, пока судьба не развела их навсегда. В1999 году она переехала в Краснодарский край, в станицу Владимирскую, к брату Борису. 6 октября 2008 года её не стало.

Глава 4. Бабушка

По дому она ходила тихо. Ни с кем никогда не спорила. Ребята её очень любили, иногда подшучивали. Она принимала шутки и смеялась своим беззубым ртом. На ней всегда была цветастая кофточка и длинная, по щиколотку, тёмная, в сборку, юбка с одним глубоким карманом. Голова была покрыта белым платочком, завязанным на шее, концы которого всегда были подогнуты под подбородок. Глаза были глубоко посажены. Их цвет невозможно было определить. Нос длинноватый, слегка курносый, рот впалый, подбородок немножко выдвинут вперед. Она была прелестной, очаровательной старушкой.

Известие о гибели сына она встретила стоически: никто не увидел на лице её ни одной слезинки. Да и плакала ли она когда-нибудь? Наверное… Но об этом никто не знал… Никого не допускала до своих переживаний. И чтобы уменьшить душевную боль, она закладывала за нижнюю губу свёрнутый комочек из листьев табака. Это, очевидно, дурманило её и уводило в какой-то другой мир, где ей было комфортно и свободно.

Отношения с невесткой складывались с переменным успехом: то тишь да гладь и божья благодать, то пыль коромыслом. Разница в том, что пыль была с одной стороны – со стороны невестки. Невестка всегда находила повод к чему придраться, и камнем преткновения для неё была свекровь. Она винила её во всех смертных грехах. Бабушка терпеливо переносила нервные всплески со стороны невестки, принимая огонь на себя за всех и вся. Не смотря на то, что они были разными по характеру и темпераменту, существовать друг без друга не могли. Бабушка выполняла все поручения Татьяны: съездить за справкой на покос сена, сходить в контору за разрешением получить уголь и шпалы, отправить посылку Жене, оказать помощь Валентине, сготовить обед, следить за Галкой и т. д. Очень часто невестка и бабушка подолгу тихонько о чем-то разговаривали. В основном говорила невестка, а бабушка кивала головой.

– Ба, ты слышишь меня? – Спрашивала невестка.

Бабушка кивала головой. А потом под монотонный говор начинала дремать.

– Ба, ну ты слышишь меня? – Снова спрашивала невестка.

– Слышу, слышу, молодайка.

– Ну и что же мы будем делать?

– Как решишь, так и делай – был ответ.

С соседями не ссорилась, потому что однажды у всех одним своим поступком отбила желание задевать её. Как-то раз Галка подралась с соседской девчонкой. Выскочила мать девчонки и набросилась на бабушку с обвинениями. Бабушка внимательно слушала, а потом подняла юбку и, повернувшись задом к соседке, несколько раз похлопала по своей голой попе, и гордо пошла домой. Все онемели от увиденного. А соседка долго стояла с открытым ртом… Больше никаких конфликтов не было.

Галка очень любила сидеть у бабушки на кровати. Прижмется к ней и шепчет: «Ба, а ба, у тебя есть что-нибудь вкусненькое?» Бабушка молчала, продолжала вязать. Она вязала носки, варежки для всей семьи.

– Ну, ба, есть что-нибудь вкусненькое?

– Есть, – говорила бабушка, лезла в свой единственный в юбке карман и вытаскивала залежавшийся пряник.

Именно бабушка научила Галку набирать петли на спицы, вывязывать лицевые и изнаночные и замыкать их в кружок, для того, чтобы вязать дальше носок.

Когда проходили по всей стране выборы, бабушка вставала очень рано, одевалась в самое лучшее и уходила голосовать. А когда возвращалась, то приносила для Галки мандаринки, красивые полюшки, небольшую шоколадку. Галке непонятно было, что значит «голосовать» и она приставала к бабушке.

– Ба, ты что, пела там?

– Да.

– А почему ты дома никогда не поешь?

Бабушка улыбалась. Галка просила ее спеть. Но просьбы не увенчались успехом.

Однажды Галка спросила:

– Ба, скажи, когда лучше жилось: раньше или теперь?

Бабушка, не задумываясь, отвечала:

– Теперь.

Но конкретно объяснить, почему живется лучше «теперь», не могла.

В сильные морозы и бураны, закутав в большой платок Галку, она провожала ее до школы. Галка, держась за бабушку, до самой школы шла вслепую. Так же проходил и обратный путь.

Однажды, когда все были дома, бабушка вдруг сказала: «Я скоро умру…» У Галки всё внутри похолодело… Слёзы навернулись на глаза, она крепко прижалась к ней: «Баб, не говори так… Ты должна ещё моих деток понянчить…». «Успокойся, это будет не сейчас». – она нежно погладила внучку по голове. Бабушка для Галки была не только родным человеком, но и подругой. Она ей рассказывала все свои секреты: плохие и хорошие. А когда, набедокурив в школе, учителя вызывали дпя беседы Галкиных родителей, она приглашала бабушку. Бабушка всегда была на стороне Галки и всегда находила аргументы в защиту внучки. Учителям нечем было крыть. Аргумент простой: вы же сами были в таком возрасте, вспомните себя, что плохого сделала моя внучка?.. Галка была на седьмом небе от счастья. Победа была за ней!

В восьмом классе историю преподавал молодой специалист, которого сразу же прозвали «дротиком». Он очень старался, но ученики на его уроках вели себя из ряда вон плохо. Галка не была исключением: она опаздывала на урок, громко разговаривала, кидала самолётики, била соседа книгой по голове, на замечания учителя не реагировала, ещё и оговаривалась. «Дротик» не выдержал и велел Галке пригласить родителей. Галка без страха шла домой. Да и чего ей бояться? Д ома у неё была палочка-выручалочка! Вечером, когда мама пошла доить корову, она села на кровать к бабушке и сказала: «Ба, тебя дротик вызывает в школу». – «Хорошо. Приду». Начался четвёртый урок, как раз история, а бабушки всё не было. Вдруг раздался негромкий стук, дверь открылась, и в проёме показалась бабушка. Учитель удивлённо смотрел на неё. И… о, ужас!.. «Милок, ты не подскажешь, где мне найти дротика?» – спросила бабушка. «Подскажу». – невозмутимо сказал учитель и вместе с бабушкой вышел за дверь. Класс разразился хохотом, а Галка не знала, куда ей деться от стыда. Через некоторое время учитель вернулся и, как ни в чём не бывало, продолжил урок.

Дома Галка недовольно сказала бабушке:

– Ты почему назвала историка «дротиком»?

– Но ведь ты сама сказала, что «дротик» вызывает родителей…

– Да, но его ведь не так зовут…

– Теперь я знаю… Познакомились… Деликатный молодой человек… И ты больше не шали на его уроках, а то матери скажу.

Угроза – «сказать матери» – для Галки была смерти подобна. Она надолго укоротила свой хулиганский норов и стала вести себя прилежно. Ни Галка, ни бабушка не подозревали, что судьба вскоре надолго разведёт их.

Глава 5. Татьяна-мама

Танюша была самой красивой девочкой во мценской слободе. Правильный овал лица, голубые глаза, прямой красивый нос, небольшой рот и пышные кудрявые волосы – её гордость. Она тайно была влюблена в парня из своей слободы и думала, что и она ему тоже нравиться. По характеру Татьяна была энергичной, юркой, бедовой. Она выделялась из толпы своей непосредственностью и весёлостью нрава. Её часто сравнивали с артисткой Любовью Орловой.

Чужак, случайно зашедший с друзьями на слободскую вечеринку, сразу в неё влюбился. Спустя некоторое время, в семью Поляковых пришли сваты. Никто не спрашивал её согласия. Семья бедствовала после смерти отца Татьяны, который умер мучительной смертью, случайно проглотив мелкие гвозди: он их держал во рту, когда ремонтировал карету. Сосватали, назначили дату свадьбы, и вскоре Танюша оказалась в семье Байдеровых. Всё было как во сне.

Миша безумно любил жену. Дарил подарки, носил на руках, каждую свободную минуту проводил с ней. Шло время. Она стала привыкать к новой семье. С особой нежностью, по-отцовски, относился к ней свёкор, он был серьёзно болен, и она проявляла к нему заботу и сердечность. Чего не скажешь о свекрови. Её эгоистичная любовь к единственному сыну не давала покоя. Ревность мешала трезво оценить ситуацию, и она ежедневно придиралась к невестке-молодайке, всегда находила повод при всех оскорбить и унизить Татьяну:

– Ну, Фаяна Савина, опять всё из рук валится, спишь на ходу… Ничего доверить нельзя…

Фаяной звали на улице душевно больную женщину, над которой смеялись все дети, кидая в след что придётся…

Муж никогда не заступался за неё. Она терпеливо молчала. Только свёкор тихонько говорил:

– Оставь, Дашутка, что ты к ней пристаёшь…

Но свекровь лютовала с каждым днём всё сильнее. Особенно нестерпимо стало жить после смерти свёкра и рождения детей. Крик, шум, плач заполонили дом. Муж не помогал и всё чаще задерживался на работе. Между ними постепенно стала появляться полоса отчуждения. А наговоры матери на невестку приводили его в бешенство. Иногда ни с того, ни с сего поднимал на неё руку. Однажды жестоко избил её, до крови. Это видели дети. Видела свекровь, но не заступилась. Каждый раз, нарядившись, свекровь уходила куда-то на целый день. Дети, уборка по дому, скотный двор, приготовление обеда – всё лежало на Татьяне. Порой, обессилив, она обнимала в сарае корову и в голос причитала, как будто бессловесное животное могло дать успокоение и утешение. К своей маме она не осмеливалась идти за помощью, боясь встретить не понимание и отчуждение. Нарыдавшись, Татьяна, нежно погладив животное, шла домой к детям. Надо жить, надо терпеть, надо быть сильной, надо…, надо, …надо… Единственный Кто мог ей помочь, и к кому она ежедневно обращалась – это был ГОСПОДЬ.

Молилась она ежедневно. Молилась, когда пеленала дитя, когда кормила скотину, когда шила что-то ребятишкам, когда просто шла по улице… Молилась, молилась и молилась всюду и везде…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное