Галина Очеретяная.

Свадьбы не будет, или Бракосочетание откладывается! Книга 1



скачать книгу бесплатно

Часть первая

Пролог

– Ты уверен? – флегматично поинтересовался седовласый мужчина, хмуро смотря на виртуальную проекцию своего подчиненного.

Обтекаемый образ генерала легко покачивался в воздухе, но даже сейчас видно, что мужчина не просто нервничал, он был в панике, что никогда ранее за ним не наблюдалось. Один из верных псов президента впервые чего-то по-настоящему боялся.

– Григорий Евгеньевич, – нервно сглотнул генерал. – Данные точные. Произошел взрыв Солнца в звездной системе Азимут и сейчас раскаленная плазма разлетелась в разные стороны, уничтожая все на своем пути. Одиннадцать планет уже полностью уничтожены последствиями взрыва. Никто не выжил.

– Сколько у нас осталось времени? – президента новости не обрадовали, и выхода казалось, больше не было.

– Не больше двух месяцев, – как приговор прозвучал ответ генерала, принесший плохие вести.

– Созвать Совет! – безапелляционно приказал президент, и отключил связь.

Все не просто плохо, а катастрофически плохо и президента заботила не будущая угроза гибели Земли, а потеря былой власти. Ведь он сейчас единственный правитель всего мира. К этому он шел всю свою жизнь и теперь так глупо терял свое владычество.

– Проклятая система Азимут, – презрительно выругался президент. Не могло их Солнце взорваться чуточку позже… этак лет пятьсот спустя? Может к тому времени они бы что-нибудь и придумали для своей защиты.

Человечество многого добилось за последние двадцать тысяч лет. Умудрилось покорить соседние галактики, заключить межгалактические контракты и даже открыли эликсир вечной молодости. Если средства позволяли, то любой желающий мог свободно купить этот «нектар жизни», но таких счастливчиков насчитывались единицы. Самому Григорию Евгеньевичу было полторы тысячи лет, и только седина говорила о его возрасте. Хотя седину ему сделали для имиджа. Не может же юнец править миром, вот и создали такой образ. Менять президент ничего не хотел, тем самым показывая окружающему миру, что близок к народу. Президент ненавидел жалкую кучку населения, презирал их и если бы смог, то уничтожил этот нищий сброд. Вот только чаще всего среди этого сброда и рождались гении, которые и привели человечество к такому масштабному развитию, подарив ему вечную жизнь и неограниченную власть…

Решение Совета было принято единогласно. Немедленная эвакуация правящих чинов и их семей. Именной билет в один конец – надежда на спасение…

ХХХХ

– Мам, пап, – я неуверенно стояла на пороге собственного дома, где не появлялась последние пять лет. Не знала получиться ли воплотить в реальность задуманное, но мои друзья были в этом уверены, а в них я сомневаться не могла. Они все, что у меня осталось, но скоро и их не станет. – Смотрите, – я сделала осторожный крохотный шажок вперед, который отозвался неимоверной болью в каждой клеточке моего тела. Я чувствовала, как сквозь меня проходят нано-импульсы, заставляя двигаться. Мой позвоночник раздроблен, тело слабое и не перенесло бы операции по вживлению робо-пластин, но друзьям удалось невозможное – подарить мне несколько дней подвижности. – Я сама могу ИДТИ! Я больше не УЩЕРБНАЯ! – я радостно счастливо улыбалась родителям, делая увереннее каждый свой последующий шаг, а внутри обливалась горючими слезами.

Как несправедлива жизнь.

Раньше я была редкостной гадиной. Использовала вокруг себя людей так, как мне это было нужно. Лгала, предавала, подставляла. Все это было в порядке вещей, а иначе в нашем мире не выжить. Слабому нет места среди нас. И я была…, была сильной. Передо мной пресмыкались, старались угодить, а я этим без зазрения совести пользовалась. Меня одновременно ненавидели и боготворили, но никто не рискнул перейти дорогу… до недавнего времени. Это я так думала. Я зарабатывала сама, но также легко тратила папины деньги, проводя все свое время с такими же лицемерными людьми, прожигателями жизни, как и я сама.

Мы – это общество циничных, равнодушных существ, презирающих низших, не способных самостоятельно добиться абсолютно НИЧЕГО. Вот только я тогда не понимала, что без папиных денег я сама никто – пустое место.

Нашим миром правят деньги и не просто деньги, а сумасшедшие капиталы, которые и через десять тысяч лет не потратить.

Сейчас мне восемьдесят лет, а в двадцать я уже успела вкусить «эликсир вечной молодости» и моя внешность осталась такой же, как и шестьдесят лет назад. Моя жизнь меня вполне устраивала… до «маленькой» аварии, разделив мою жизнь на «до» и «после».

Это были очередные гонки и я звезда Владлена Борисовна Синицына последние десять лет постоянно одерживала победу. Мне не было равных. Я была лучшей!

Милана – эта подлая змея, устроила для меня незабываемое ралли на воздушных трегах. Для меня они должны были быть несовместимыми с жизнью, но я выкарабкалась, лишь только потеряв возможность ходить. С нашими технологиями и мертвого можно поставить на ноги, но не меня. Мой организм оказался слишком слабым и не перенес бы операцию. Инвалидная коляска – вот мое будущее.

Выжить не значит жить. Когда родители узнали о приговоре, просто выбросили меня на улицу, как ненужную вещь. Это был настоящий удар под дых по моему уязвленному самолюбию. Они даже не отомстили за меня Милане и ее семье, сказав лишь, что в нашем мире выживает сильнейший. А то я не знала.

Мама тогда вообще сказала, что если бы знала, чем все закончится, то не стала бы настаивать на моем спасении. Лучше бы приняла достойно смерть, а не позорила своей инвалидностью… ущербностью их семью. Тогда я впервые за всю свою жизнь разрыдалась, понимая – это конец.

Я кричала, умоляла, ползала в ногах, прося, чтобы меня не отлучали от семьи, но родители брезгливо отмалчивались и неодобрительно качали головой. Такова была цена за их фальшивую любовь.

В одно мгновение я оказалась никем. Пустышка с огромным гонором в груди, от которого толку – целый пшик. Жить не хотелось. Да и зачем мне такая жизнь? Лучше смерть.

Но мне не позволили умереть. Вытащили из воды мое практически бездыханное тело. Я в коляске решила утопиться, но у меня не получилось. Спасли…, спасли люди, которых я раньше презирала и ненавидела только за то, что они существовали и плодили себе подобных, но которые впоследствии стали для меня той семьей, которой у меня никогда не было. Мои пятеро друзей, с каждым прожитым месяцем вытягивали меня из депрессии, заставляя заново жить. Пожалели меня.

Видя искренний смех и улыбки этих людей не понимала, как такое вообще возможно в нашем мире? И возвращаясь воспоминаниями в прошлое, стыдилась саму себя. Как я могла их втаптывать словами в грязь, когда сама из себя ничего не представляла. Но спустя время я пересмотрела взгляды на жизнь. Я была приятно удивлена, что мне нравится их чистота, искренность души, которую они в этом жестоком мире смогли пронести достойно. Да их жизни коротки, но они счастливо ее проживают, не растрачивая на подлости, лживости и предательства.

В какой-то момент произошел перелом в моем сознании и я поняла, четко осознала что ребята стали для меня настоящей семьей. Я полюбила их всем сердцем. Это новое чувство, родившееся в груди, тогда меня сильно напугало, ведь раньше я не замечала за собой переживания за кого-либо, участия и просто поддержки. И мне нравилось это новое, прежде неизвестное ощущение совершенно неведомых эмоций. Впервые я тогда поняла, что вот именно сейчас у меня началась новая жизнь пусть и с физическим недостатком. Я была счастливой… калекой, а рядом со мной находились верные друзья.

Новая семья изменила меня и даже сейчас, когда миру грозит полное уничтожение, они беспокоились обо мне, снова подарив шанс на спасение.

Димка с Матвеем ученые и давно раздумывали создать для меня что-то, что позволило бы мне снова встать на ноги. И им это удалось. Нано-импульсы (чипы) поддерживают мое тело изнутри, задавая каждому нерву определенный импульс, сковывая в тиски позвоночник, собирая его в первоначальный вид. Вот только у этого чуда был побочный эффект. И именно этот нюанс требовал доработки, на которую у нас не было времени. Когда нано-импульсы в работе, я ощущаю сильную боль и двигаться хоть и можно, но сложно. Боль проходит через все тело, но имелась и другая проблема. В активном состоянии нано-импульсы могут быть не больше двух недель, но этого времени должно быть достаточно, чтобы покинуть планету вместе с остальными счастливчиками, получившими свой именной билет. Остальным же нет места на спасательных кораблях, и они останутся здесь погибать. Мои друзья останутся погибать.

– Ты главное живи, – улыбнулся тогда Димка, крепко меня обнимая.

– Наша жизнь коротка и рано или поздно все равно умрем, а у тебя будет шанс, – поддержал друга Матвей.

– Потом внукам своим о нас расскажешь, – улыбнулась Аленка, но в глазах у девушки застыли слезы.

Все прекрасно понимали, какой будет конец у нашей истории. Они еще так молоды, но так мудры не по годам. И я снова проклинала свою прошлую беззаботную жизнь, где прожигала каждый свой день с такими же неудачниками, как и я. Вот только все эти неудачники выживут, получив билет в счастливое будущее, а эти достойные люди нет. Почему ничего нельзя изменить? Жизнь несправедлива.

– Ладка ты только не реви, – Антон всегда выделялся среди моей маленькой семьи своим неукротимым нравом и оптимизмом. – Подумаешь «гости» к нам летят, – это он о приближающейся солнечной плазме. – Мы даже ничего не почувствуем.

– Я не хочу вас покидать, – слезы ручьем катились по щекам. Внутри меня шла настоящая борьба – остаться и достойно принять смерть рядом со своими друзьями или улететь с лицемерной гадкой Элитой, – Я вас так люблю и не хочу оставлять.

– Ты дура? – вполне серьезно спросила Ленка. – У тебя единственной есть возможность спастись, а ты нюни развесила, – эта девушка всегда говорила правду независимо от того какой она была. – Подтерла сопли и иди, глотай нано-чипы. Все должно получиться. Выживи ради нас любой ценой и будь счастлива за всех нас.

– Лен, – простонала я, понимая, что выбор сделан за меня. Я не смогу предать их веру в меня. Любой ценой! – Ребят… вы самое лучшее, что было в моей проклятой жизни. Спасибо Вам.

– Ты главное достойно проживи свою долгую жизнь, не возвращаясь в прошлое, – Димка намекает на мой скверный гадкий характер в самом начале нашего знакомства.

– Будьте уверены, что я никогда не предам вас.

Прощания были недолгими, так как на следующее утро я пришла на порог своего отчего дома, откуда меня вышвырнули за ненадобностью. И вот теперь отец, не изменяя себе, холодно процедил:

– Видим, – безразличие убивало, но чего я еще ожидала от так называемой Элиты? Я умоляюще посмотрела на маму, но она лишь пренебрежительно фыркнула и вернула все внимание своему планшету. Видимо там было действительно что-то более интересное, нежели собственная дочь, стоявшая на пороге. – Ты жалко выглядишь, – его слова болезненным спазмом отозвались в моей душе.

И ведь понимаю, что это законы нашего мира и слабым здесь не место, но я так хотела жить, поэтому и согласилась на авантюру, поддалась уговорам друзей, хотя и считала, что затея заранее проигрышная.

– Я справлюсь, – хрипло проговорила я, остановившись в центре гостиной. – Я больше не буду прежней, – и это я не о ногах, а о простой человечности, которая отсутствовала у Элиты. – Я снова в строю Синицыных и вам нет причины меня презирать. Не это ли доказательство того, что я сильная? – покрутилась вокруг своей оси, сцепив от боли зубы. Я справлюсь, обязательно справлюсь ради себя… ради своей настоящей любимой и любящей семьи. Эти два чужих человека потеряли право быть моими родителями пять лет назад, но я выторгую у них последнее – свой билет. – Пап, мам вам есть чем гордиться, – пафосно оповестила родителей, что даже мама заинтересованно посмотрела на меня. – Я справилась.

– Борис, – безразличный голос родительницы больше меня не заботил. Они умерли для меня. – Думаю, что ты сможешь достать ей билет.

– Зачем? – недоуменно возвел брови мужчина… больше не мой отец.

– Мы выгодно отдадим ее замуж, тем более это и было в наших планах до аварии, – что? Я впервые слышала об этом. В нашем мире все делается с точной расчетливостью. Знала, что эта участь не минет меня, но я думала, что у меня в запасе есть лет триста.

– До аварии у нас с Никифоровыми была договоренность, – проговорил Борис. – И так как ты уже в порядке, то думаю, она все еще остается в силе. Сергею пора уже остепениться и браться за ум, а женитьба будет отличным стартом для его карьеры, – кивнул он, что-то набирая на своем коммуникаторе. – Будет тебе билет, но по прилету ты обязана будешь выйти за Сергея замуж.

– Хорошо, – быстро согласилась я. Мне главное убраться отсюда подальше, а там видно будет.

Только знала наперед, что моей жизнью больше никто не будет распоряжаться. Сейчас я притворюсь послушной овцой, а вот потом… потом мужу можно и несчастный случай устроить.

Глава 1

Полторы недели в пути, мокрая от слез подушка и преследующие кошмары стали моими верными спутниками. Время «икс» приближалось и уже через несколько дней (по прогнозам), Земля исчезнет с космической карты, а спустя века и напоминания о ней не останется.

За время полета корабль уже совершил три огромных гиперпрыжка, и мы все дальше и дальше отдалялись от смертоносной солнечной плазмы. «Венера» больше никогда не пройдет слои атмосферы Земли, а новый дом нам еще предстоит найти. Неизвестность пугала, но больше всего меня страшила мысль, что подведу друзей, что не справлюсь.

Все время полета я безвылазно сидела в своей шикарной каюте вип-класса. Отвыкла от роскоши, но сейчас меня не заботила вся эта напускная мишура. Ценности этого богатства я не видела. Лишь предметы, да безумно дорогие и совершенно ненужные предметы роскоши, которые можно было продать и купить кому-нибудь «счастливый билет в жизнь», но его могла приобрести только Элита. Все остальные, даже если и нашли бы средства на него, приобрести не смогли бы. Их имен не было в знаменитых списках избранных. Слишком жестким был отбор.

Людей, именуемых моими родителями, я тоже не видела. Как только мы взошли на борт «Венеры» наши пути разошлись. Меня это не удивило, не задело, не расстроило. Они для меня стали чужими, а брошенный как подачка билет, я определила в откупные. Где-то глубоко в душе я еще надеялась на какие-нибудь чувства со стороны родителей, но чуда не произошло. Холодный расчет правит миром этой проклятой аристократии. Тех, кто действительно достоин спасения, судьба жестоко наказала. Вот только за что? За то, что они родились в нормальных семьях, где честь, верность и достоинство не пустые слова? А ведь все кто сейчас летит на «Венере», даже не задумывались о жизнях других людей. В ста пятидесяти трех космических кораблях не нашлось места для простого населения. И я не говорю о взрослых. Там ведь остались дети. Они жизни толком не видели. Они только начинали свой нелегкий путь. Я бы и свой билет отдала, если бы знала, что он спасет чью-то жизнь, более ценную и нужную, чем моя. Но этого бы не допустила Элита. На то билетик и именной, что подделать или продать его невозможно. Все фиксируется. Систему не обмануть, поэтому я сейчас здесь и то только из-за того, что обещала друзьям.

Жить ради кого-то не для себя – вот настоящая ценность человеческих качеств. Кто-то подумает, что я лицемерна, притворяюсь и на самом деле рада, что так получилось, что смогла выбраться, сумела подвести людей к нужной мне цели, но об этом бы подумала в первую очередь Элита, а я…, я сама этого не хотела. Я бы осталась на Земле. Достойно бы приняла свою смерть рядом со своей новой семьей, но они все решили за меня, выбрали мою судьбу, а подвести я их не могла.

Мои размышления прервал звук сигнала на входной двери. Хм, и кому я понадобилась? Вставать с кровати не хотела, так как было больно двигаться из-за нано – чипов.

– Открыть дверь, – громко приказала я системе корабля. Каждая каюта была запрограммирована на своего жильца и управлялась голосовыми командами, что сейчас было очень кстати.

Сев в кровати, уставилась на дверь, ожидая увидеть родителей, ведь больше я не знала, кому могла понадобиться.

– Влада, – пропел заискивающий голос из моего прошлого. – Недавно узнал, что ты тоже здесь и решил тебя навестить. Почему не сообщила, что снова в строю? Я немного обиделся, – еще и губки свои надул, которые я так раньше любила целовать.

Вот скотина! Пять лет не нужна была, а сейчас активизировался на горизонте. Неужели думает, что я как цепная собачонка вновь кинусь в его распростертые объятия? Наивный! Может раньше бы так и поступила, ведь была влюблена в него как мартовская кошка из заповедника, коих на Земле насчитывалось не более трехсот единиц. Сейчас я смотрела на этого голубоглазого блондина и недоумевала, что меня могло в нем так зацепить? Эти пухлые губы, или быть может огромные кукольные глаза цвета неба, массивный квадратный подбородок и острые скулы, формирующие новый контур лица, а может быть наращенная мускулатура и удлиненные на несколько сантиметров ноги? Или задница, какой бы позавидовала любая модель мира красоты?

Но это все опять мишура. Внешность вся искусственная, а я ведь даже не знаю, какой он на самом деле. Женя полностью изменил себя.

– В прошлый раз, когда я обратилась к тебе, ты указал мне на дверь, – как он меня тогда еще с лестницы не спустил в инвалидной коляске?

После того, как меня выгнали родители, я бросилась к своему любимому Женьке, но он тогда посмеялся надо мной, назвал неудачницей и посоветовал утопиться, дабы не позорить ни его, ни себя. Именно с его подачи я и оказалась тогда в реке. Он был всем для меня. Мой идеал. Я его боготворила и беспрекословно слушалась. Дура я.

– Кто не делает ошибок? – флегматично заметил он, пожимая плечами, нагло усаживаясь в роскошное кресло, вальяжно устраиваясь в нем.

Я не делаю. Больше не делаю. Прошлое навсегда останется в прошлом, а для меня начинается новая жизнь.

Каждое движение отточено до совершенства. Для него очень важен внешний вид, осанка, тембр голоса, взгляд, мимика лица. Все это отработано до автоматизма. Как я раньше не замечала всей этой фальшивости, идеальности до зубовного скрежета? Хотя и сама такая была. Единственным отличием меня от элиты была собственная внешность. Не знаю почему, но я себе не изменила, не легла под лазер и не перекроила до неузнаваемости тело. Я русоволосая девушка невысокого роста с заостренными чертами лица, насыщенным цветом зеленых глаз, нормальной грудью второго размера и худощавым телосложением. В двадцать лет приняла «эликсир молодости» и на этом все. Женька часто зазывал меня что-либо подправить, но я упрямо отказывалась. Хотелось, чем-нибудь отличаться от остальных и свое отличие нашла во внешности. Не была идеальной красавицей, но меня все устраивало. Возможно, Женька был со мной из-за положения моих родителей. Семья маршалов президента лакомый кусочек. Генеалогия идеальна, вот только Женька не знал о планах родителей на меня. Он не Никифоров.

– Ты ли это? – лениво фыркнула я, рассматривая бывшую любовь. – Помню, что все вокруг были виноваты, но только не ты, – ехидно закончила я.

– Я тогда был расстроен, – скривился Женя. – Не каждый день видишь любимую девушку в инвалидной коляске. Я испугался ответственности, – наигранно воскликнул он. Вот не верю ему и все. С любимыми так не поступают. А чувство страха за кого-то другого ему вообще не известно. Печется только о своей шкурке. – И вообще, если помнишь, то я отговаривал тебя тогда от заезда, – зло бросил Женька.

Было дело, но я не придала тогда значения его словам. Подумала – это просто блажь. Он мной манипулирует, а этого я позволить ему не могла. Мне никто не вправе указывать, что делать.

– Ты знал! – в ужасе воскликнула я. Только сейчас до меня, кажется, дошло, что и Женька причастен к той аварии. Ведь до того раза, он всегда охотно подготавливал меня к полету, но тогда резко стал отговаривать.

– Ты виновата, что не послушала меня, – раздраженно обвинили меня. Вот говорю же, что все вокруг виноваты, но только не он. Ублюдок. – Милане тот заезд был нужнее, а ты упрямо не хотела отступать и вышла на трассу. Что нам оставалось делать? – наигранно всплеснул руками этот предатель.

– Нам?

– Мы с ней крупно проигрались, – передернулся Женька. – Предкам говорить было нельзя, а заезд был реальным шансом, но мы знали, что Милана тебе проиграет, поэтому и решили покопаться в твоем треге. Мы не хотели, чтобы ты сильно пострадала, лишь вывести из игры.

– И вам это удалось, – ядовито процедила я, брезгливо окидывая взглядом этого козла.

Хотя, чему удивляться? Это наш мир и если бы я оказалась в той ситуации, что и они, то тоже пошла бы на этот шаг. Даже если бы они рассказали, что проигрались, я бы не уступила, не слила заезд, а наоборот еще и поиздевалась над ними. Такова была моя жизнь среди избранной аристократии. Собственное благополучие, превосходство над другими и довольство любой ценой, но не сейчас, не после того, что мне пришлось пережить. И ту прошлую себя я ненавидела, но и благодарила одновременно. За эти пять лет я отчетливо осознала, поняла всю значимость человеческого «я».

– Да ладно, – безмятежно махнул рукой Женька. – Все уже обошлось и ты снова в строю, – и так легко говорит об этом, будто бы ничего не случилось. Теперь я должна была встать с кровати и броситься в объятья Женьки, ведь он снизошел до меня, но это было бы раньше, а сейчас…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7