Галина Миленина.

Севиль



скачать книгу бесплатно

Кто думает, что погасит свои желания, удовлетворив их, похож на безумца, который стремится погасить пожар соломой.

Персидское изречение.


Часть первая

1

Воскресным утром Артур проснулся в приподнятом настроении, – жизнь удалась. В свои пятьдесят лет он мог сказать это с гордостью. Не хватавший с неба звезд в школьные и студенческие годы, выросший в рабочей семье, он добился в жизни всего сам – упорным трудом и собственным умом. И сегодня утром, тщательно бреясь в просторной ванной комнате своего загородного особняка, разглядывая свое отражение в зеркале, он, как невинное дитя, радовался в предвкушении исполнения очередной мечты. Наконец у него собрана достаточная сумма для ее осуществления. Конечно, это было не просто, иногда приходилось себе отказывать во многом. Но экономить он научился с юных лет, ему не привыкать. Трудно было только объяснить это жене и любимой дочери, у которых всегда была наготове просьба. Но за последний год они чётко уяснили: сначала новый автомобиль – потом всё остальное.

Он ещё раз тщательно выбрил натянутую кожу на скулах и подбородке, ополоснул лицо холодной водой и освежился одеколоном. Окинув взглядом свою всё ещё подтянутую фигуру с едва наметившимся брюшком, остался доволен: «Некоторые в моём возрасте уже похожи на слоёный пирог ни с чем, а я до сих пор – как молодой орёл!»

«Орёл» причесал волнистые, черные с проседью волосы и, накинув халат, вышел из ванной. На террасе его ждала жена. Стол уже был накрыт: традиционный воскресный пирог только что извлечён из духовки, рядом с кофейником – чашки с ароматным чёрным кофе.

Выпив бодрящий напиток, Артур только надкусил маленький кусочек пирога и тут же забыл о нём, раскрыв журнал «Автомир». Он принялся увлечённо, в который раз, перелистывать затёртые страницы. На одной замер надолго. Недовольно поджав губы, обойдённая вниманием жена, спросила:

– Что, не нравится?

Имея в виду пирог.

– Нравится, но дороговата, – ответил задумчиво муж, имея в виду автомобиль «Mazda-6».

– Поговорили, – хмыкнула жена.

Встала и направилась в спальню дочери. Пора будить девочку к завтраку.

Артур поднял глаза от журнала и с запозданием понял, что обидел супругу. Виновато улыбнулся ей вслед и закрыл журнал. Он посмотрел на термометр, висящий снаружи: ещё не было девяти, а на дворе уже около тридцати градусов жары. Артур вошёл в комнату и, скинув халат, надел лёгкие льняные брюки и шёлковую голубую сорочку. Немного подумав, накинул пиджак. Открыл сейф и, пересчитав деньги, положил плотную пачку долларов во внутренний карман пиджака. Не спеша вышел во двор, хозяйским взглядом оглядел владения. Проходя чисто умытыми, аккуратными дорожками между газонами с цветочными клумбами к старенькой «девятке», подумал, что сегодня садится за руль «старушки», возможно, в последний раз.

Сумма, необходимая для покупки нового автомобиля приятно оттягивала карман светлого пиджака, и до исполнения мечты оставались считанные минуты, – столько времени займет дорога в автосалон.

Но Артур решил перед магазином еще разок заглянуть на автомобильный рынок, тем более что надо было проверить собственные склады стройматериалов, которые находились по соседству с рынком. По дороге заехал за старинным приятелем Армо. «Одна голова хорошо, а две лучше», – подумал Артур, но вовсе не потому, что собственный ум не был у него авторитетом, а скорее из любви к обществу. Армянская диаспора в городе была дружной общиной, и мужчины часто встречались после работы в любимых уютных армянских кафешках, делились новостями, обсуждали проблемы. За бильярдным столом или за бокалом вина проходили и деловые переговоры, порой решались судьбы детей. У кого подрастала в семье невеста и где хорошему парню найти жену, узнаешь у своих же, близких по духу и религии. Порой честного слова, скрепленного рукопожатием, было достаточно для заключения договора или сделки.

Артуру посчастливилось родиться в добропорядочной армянской семье, где честное слово действительно таковым являлось, И искренний, не лишенный честолюбия, уверенный в своей правде Артур шел по жизни с открытым забралом. Ему, как, впрочем, и всем соотечественникам, пришлось пережить непростые времена на стыке веков, но, видит Бог, он не замарал честь ни в каких неблаговидных поступках. На сегодняшний день под его руководством трудились несколько строительных бригад. Хотя нельзя было считать его предприятие крупной строительной компанией, конкурирующей с такими монстрами, как фирма «Грей» или компания «Аладдин», но и у него были свои заказчики. Занимался Артур строительством частных домов и коттеджей и делал это быстро, качественно и красиво, а главное – не столь баснословно дорого, как упомянутые фирмы. Поэтому всегда был востребован и при деле. Только дилетант мог сказать, что это было легко и просто. Артур работал много и напряженно, однако был доволен своим профессиональным выбором и результатами своего труда.


Они только вошли на территорию рынка, и в глаза сразу бросился красавец «Мерседес». Не заметить его было невозможно. Автомобиль, безусловно, был достоин внимания.

– Не меньше сорока зеленых, – шепнул Армо другу.

– Я такой суммой не располагаю. У меня только тридцать, – не скрывая сожаления, ответил Артур.

Тем не менее они остановились возле автомобиля. А почему бы не помечтать? Тут же из автомобиля вышли его обладатели, и начался обычный, практически ритуальный в таких случаях разговор. Продавался «Мерседес», как ни странно, не дорого, ввиду того что люди срочно уезжали, и по этой же счастливой случайности продавцом оказался армянин.

– О цене договоримся, – уверенно, как о вопросе уже решенном, изрек хозяин. – Свои люди.

Его красавица-жена с ангельской, робкой улыбкой поддержала мужа:

– Конечно, договоримся. Вы жалеть не будете. Такую машину приобретаете! Мы никогда бы не продали так дешево, если бы не крайние обстоятельства. У нас очень сложная ситуация. Очень, – грустно вздохнула она и отвернулась, украдкой вытирая невидимую слезинку.

Однако не стала вдаваться в подробности сложных обстоятельств. Затем, справившись с нахлынувшими эмоциями, достала из автомобиля небольшой японский термос и налила в пластмассовую чашку кофе.

– Угощайтесь, – протянула женщина чашку Артуру с очаровательной улыбкой, глядя ему прямо в глаза своими чёрными, как бездонные ночные озёра, глазами.

Артур не смог отказаться и, повинуясь, взял чашку. Кофе был в меру горячий и в меру крепкий, как раз такой, какой он любил. Артур с удовольствием выпил всю чашку. Они не пробыли возле машины и получаса, но он не мог поверить своему счастью: хозяева уступали автомобиль всего за тридцать тысяч, ему даже не пришлось торговаться. Именно эта сумма и лежала в кармане его пиджака. Кажется, он сам проговорился о ней. Осмотрев автомобиль и проехав вокруг рынка пару кругов, не долго раздумывая, они ударили по рукам и, так как хозяева спешили с отъездом, не стали терять время на волокиту с куплей-продажей, а оформили у нотариуса генеральную доверенность. В момент передачи денег из рук в руки Артур был как во сне: голова его слегка кружилась, и он плохо соображал, ошеломленный быстротой происходящего, несказанной удачей и щедростью порядочных и милых людей.

Эльвира (хозяйкой автомобиля являлась по документам она) при расчете вытащила из пачки денег тысячу долларов и протянула Артуру именно в тот момент, когда смутная, еще не до конца оформленная мысль о расписке замаячила на окраинах его сознания.

– Возьмите на оформление.

Этот неожиданный щедрый жест перевел мысли в другое русло и напрочь заставил забыть о расписке. Артур был очарован и восхищён добротой красавицы Эльвиры. Впервые в жизни он был согласен с тем, что решения в семье принимает женщина. Усевшись в кожаный салон сверкающего «Мерседеса», счастливый его обладатель медленно покатил к дому. Старинный друг Армо ехал за ним на его старенькой «девятке». По дороге заехали за женой и сыном Армо.

Дома у Артура, дружно усевшись за круглым столом в летней беседке, увитой плющом, они пили вино, ели плов и долму в виноградных листьях и, конечно, произносили много тостов, в том числе и за прежних владельцев автомобиля. Пусть им повезёт, добрым людям должно везти, пусть на новом месте у них всё сложится успешно! Все были довольны и веселы. Мужчины то и дело выходили покурить, но каждый раз оказывалось, что возле автомобиля курить удобней. И женщины добродушно посмеивались, наблюдая за ними из беседки.

– Мальчишки – всё равно мальчишки, хоть и седые уже. Смотри, твой полез под машину в белых брюках, – сказала жена Армо Антонина, обращаясь к Лиле.

– Да пусть. У него сегодня праздник, – великодушно улыбнулась Лиля. – Давай пить чай.

Затем добавила лукаво, оглянувшись на автомобиль:

– А твой сын хорошо смотрится за рулём нашего «Мерса».

И украдкой взглянула на дочь. Сюзанна зарделась и опустила глаза. Артур с Лилей были не против породниться с друзьями, тем более что видели – единственная любимица-дочь неравнодушна к Карену. Что касалось родителей Карена, те вели себя индифферентно, предоставив молодым самим разбираться в сердечных делах. Такое демократическое отношение не очень нравилось Лиле. Она твёрдо знала, что этот вопрос должны решать родители. Любовь придумали поэты, а жизнь – это проза, иногда очень неприглядная. Её, Лилю, родители выдали замуж в семнадцать лет, не спросив её согласия, и она счастлива с Артуром. А была влюблена, между прочим, в соседского русского мальчишку Петьку. И что бы она делала с этим Петькой, если бы ослушалась тогда родителей? Петька ходит сейчас по городу с красным носом и роется в мусорках, выуживая пустые бутылки. Нет, такие вопросы нельзя пускать на самотёк. Но Лиля – женщина умная и не станет прямолинейно предлагать свою дочь друзьям, она покажет «товар» лицом, заинтересует «купца», спровоцирует его самого на нужный шаг. Торопиться не стоит, но и упускать из виду жениха тоже нельзя. Не ровен час – кто-то другой парня заприметит и заарканит. Карен – хороший мальчик и умный. Да и у родителей мальчика свой ресторанчик на объездной дороге. А наследник один в семье, как и их дочурка. Денежка к денежке ложится! Вот поэтому Лиля всё чаще напоминала мужу приглашать друзей в дом, посидеть за круглым столом. Ей не нравилось, что русская жена Армо, Тоня, не так воспитанна и не разделяет её взглядов. А как русская должна была реагировать на высказывания Лили, что армянин должен жениться на армянке? «О присутствующих не говорят, да и вы, конечно, счастливое исключение из правил, – высказалась однажды Лиля, – однако я считаю, что мы должны держаться своих. У нас одна религия и одни корни». – «Религия и у русских с вами общая, мы тоже христиане. Что же касается корней, то вы давно забыли, как выглядит ваша Армения, – прямолинейно отреагировала Тоня в прошлый раз. – Разделять людей на чужих и своих нехорошо. Как правило, это приводит к тяжёлым последствиям. Прецеденты всем известны».

После этого диалога Лиля стала осторожней и никогда больше не заводила разговор о национальных особенностях. Сегодня всё прошло мило и непринуждённо, все разговоры вращались только вокруг мужской, автомобильной темы. Сюзанна быстро оценила обстановку и поняла, что в борьбе с конкурентоспособным «Мерседесом» она неизбежно потерпит поражение, и решила сегодня сдаться без боя. Она рано попрощалась с гостями и ушла в свою комнату смотреть любимый сериал. Карену было позволено проехать по ближайшим улицам за рулём автомобиля, что он и сделал незамедлительно, вернувшись в беседку весьма возбуждённым. Его карие глаза сияли, щёки порозовели от переполнявших его эмоций. Он только приговаривал:

– Вот это машина, я понимаю! Теперь я знаю, почему «Мерседес» не нуждается в рекламе.

Артур сидел довольный, как юбиляр, и казалось: все похвалы и комплименты адресуются не его автомобилю, а лично ему. На радостях он съел очень большой кусок пирога, даже не заметив его вкуса. Когда гости уехали, Артур загнал автомобиль в гараж и долго не мог расстаться с ним.

Лиля зашла следом и, покачав головой, произнесла иронично:

– Может быть, тебе здесь постелить, дорогой, рядом с твоей Мерседес?

– Не ревнуй, это не женщина, – рассмеялся Артур и нежно обнял жену. – Иди, я скоро вернусь.

И Лиля вышла.

Автомобиль, действительно был роскошный, и трудно было уйти из гаража, оставить его одного до утра. Артур в который раз открыл капот и осмотрел чисто вымытый двигатель (тот выглядел абсолютно новым!), перебрал запчасти, великодушно оставленные прежними владельцами, и насладился приятной музыкой, льющейся из радиоприёмника. Наконец, уставший от пережитых эмоций, закрыл гараж на замок и пришёл в спальню, под бок к заждавшейся верной супруге. В эту ночь он спал безмятежным сном младенца.

2

Радость продолжалась два дня. В воскресенье они всей семьей поехали к морю на новом автомобиле. А на обратном пути решили остановиться поужинать в ресторане друзей – на объездной дороге. Артур вышел из автомобиля с гордо поднятой головой и направился к ресторану. Несколько раз ему пришлось возвращаться к автомобилю: сначала забыл мобильный телефон, потом ещё что-то очень важное. И каждый раз, снимая автомобиль с сигнализации, наслаждался вниманием окружающих.

В воскресенье и в понедельник в МРЕО были выходные, и, конечно, Артур не успел переоформить машину на себя. А во вторник ему сообщили, что генеральная доверенность отозвана владелицей автомобиля и машину он должен вернуть. Артур не поверил своим ушам и сначала ничего не понял. Не хотел он ничего понимать и позднее, когда позвонил Эльвире и та своим ангельским голосом ответила, что никаких денег не получала, а просто попросила его продать машину, но теперь у нее самой нашелся покупатель и она хочет забрать свою машину обратно. Он слушал и не верил. Нет, этого не может быть. Его разыграли, так не бывает. У него подкосились ноги, и он схватился за сердце. Конечно, возвращать автомобиль отказался.

В суд, на предварительное заседание, Эльвира пришла со своим адвокатом и заявила, что она неопытная беззащитная женщина, никакого мужа армянской национальности у нее нет и никогда не было, а машину дала Артуру для продажи. Вне себя от ярости, Артур пытался доказать, что отдал Эльвире свои честно заработанные деньги в обмен на машину. Его друг Армо засвидетельствовал это. Но суду этого было недостаточно.

– Предъявите расписку. Вы отдали свои деньги? Так почему же не взяли расписку? – резонно спросил судья.

– Да, вот именно, предъявите, – подала голос Эльвира.

– Скажи правду, что получила от меня деньги, – в исступлении требовал Артур, приблизившись к ней, сжимая кулаки и бешено вращая глазами.

Когда расстояние между ними опасно сокращалось, он, глядя в ее невинные, ангельские глаза, чувствовал, что в его жилах закипает горячая армянская кровь, что готов убить её в этот момент.

– Не получала я никаких денег! Мы договаривались, что ты займешься продажей моего авто, потому что мне, домохозяйке, это было не под силу, и ты мне обещал помочь. Конечно, я согласилась дать тебе небольшую сумму как посреднику. Но, как только я передала тебе машину, на следующий день у меня нашелся покупатель. Поэтому я решила сама продать свой автомобиль, – правдиво и искренне звучал нежный голосок маленькой хрупкой женщины.

И Артур ясно видел, что симпатии стражей закона на ее стороне, не говоря уже о самом законе. Никто в суде ему не верил, включая его собственного адвоката. После первого слушания они вышли вдвоём из зала заседаний.

– Клянусь матерью, – перекрестился Артур, – я отдал ей за эту машину тридцать тысяч долларов.

– Да не верю я в ваши клятвы! – ответил тот. – На моем веку я столько их слышал, начиная от мелких аферистов, заканчивая крупными рецидивистами. Ты скажи, как можно было отдать деньги чужому человеку и не взять с него расписку? Ты предприниматель, проживший полвека, взрослый человек… Как ты мог?

– Я сам не знаю! На меня что-то нашло! Такое безграничное доверие эта парочка у меня вызвала, что мне даже стыдно было усомниться в их честности. Да и привык я доверять людям.

– И часто ты так попадаешь – с твоей привычкой? – спросил адвокат.

– Не часто. Зато по крупному, как видишь. А может, у меня на роду написано по жизни терять заработанное? – фатально предположил вдруг Артур. – Никогда и ничего не давалось мне просто так, легко, как некоторым. А отнималось часто.

– Ну, знаешь, у некоторых непросто отнять. А ты слишком доверяешь людям. Знаешь, как сказал Мазарини: «Считайте всех людей честными людьми, но живите с ними, как если бы они были мошенниками». Я думаю, это правильно. И если бы люди руководствовались такого рода правилами, то преступлений было бы меньше. Такие доверчивые граждане, как ты, и включают зеленый свет мошенникам. Такие и провоцируют их на преступления. Надеюсь, эта история послужит тебе хорошим уроком.

– Да, а я до сих пор думал, что прав был не Мазарини, а Марк Аврелий, когда сказал, что люди существуют друг для друга.

– Со времен Марка Аврелия мир сильно изменился, но некоторые люди, как тогда, так и сейчас, считают, что остальные существуют ради их обслуживания и удовлетворения их потребностей.

– Я понял. Но что мне сейчас делать? Ты мне поможешь?

– Если тебе верить, то мы имеем дело с мошенницей. Сам понимаешь, у тебя никаких доказательств, кроме свидетеля, и суд будет на ее стороне. Но ты можешь подать на апелляцию. Какое-то время выиграешь. Попытайся договориться с ней мирно. Может, вернешь хоть часть денег. На все даже не рассчитывай. Думаю, не наделаешь глупостей. Попробуй держать себя в руках на следующем заседании, не повышай голос на истца, а то заработаешь сто двадцать девятую статью УК Украины.

– Что это за статья?

– Угроза убийства. Помнишь, что ты сказал ей в зале суда?

– Не помню.

– А я помню. «Скажи правду, гадина, не то придушу тебя собственными руками!»

– Я себя не контролировал. Если честно, мне и сейчас хочется взять и грохнуть её головой о стенку.

– Ну да, мне это часто приходится слышать. Вот и говорю, держи себя в руках. Денег таким образом не вернёшь, это точно, а в тюрьму сядешь.

Артур вернулся домой. В гараж, где стоял красавец «Мерседес», заходить не хотелось. На жену тоже избегал смотреть.

Как он мог? Действительно, как? Артур не понимал, как его, взрослого мужика, предпринимателя, руководителя, могла провести жалкая парочка аферистов. И даже не денег было жалко, а чувство унижения и бессильная злоба терзали его. Его приняли за деревенского дурачка, за идиота. Ну почему же приняли? Так оно и есть. Здоровый человек не поддался бы на такую аферу. Ведь надо было сразу сообразить, что дешёвый сыр бывает только в мышеловке. Где его мозги были в тот момент? Размышляя так, провёл первую ночь после суда Артур и совершенно разбитым встал утром.

Он решил позвонить Эльвире и предложить встретиться. Ещё не знает, что скажет ей, но попытается поговорить, как советовал адвокат. Эльвира трубку не брала. В безуспешных попытках дозвониться прошёл остаток дня. Но и на следующий день телефон Эльвиры не отвечал. У Артура пропали сон и аппетит, стало прыгать артериальное давление, пошаливало сердце. Жена, позволявшая себе комментарии в первый день, после приезда «скорой помощи» сделала вывод:

– Да пропади они пропадом, эти тридцать тысяч! Здоровье дороже. Забудь!

– Не тридцать, а двадцать девять. И не забуду! Она вернёт мне их, – настаивал на своём Артур, но уже не очень уверенно.

Глядя в зеркало очередным утром, он уже не ощущал себя орлом, скорее – изрядно потрёпанной вороной. Через две недели разыскал-таки село и дом, в котором жила женщина. Но на дверях висел амбарный навесной замок, а соседи не были лично знакомы с новой хозяйкой старого дома и никакой информацией о её местонахождении не располагали. На Артура жалко было смотреть. Кожа лица посерела, глаза от бессонницы покраснели, стал нервным, вспыльчивым.

Они встретились через месяц в зале суда. Суд принял решение в пользу Эльвиры. Однако Артур всё ещё надеялся на чудо, пытался вернуть хоть часть своих денег и не спешил возвращать машину. Уже два раза к нему домой приходили работники милиции, но он сказывался больным и всячески оттягивал возвращение чужого имущества.

Сегодня, позвонив в очередной раз и уже ни на что не надеясь, с удивлением услышал голос Эльвиры. На предварительном слушании и в день суда он сказал этой мерзавке всё, что думает о ней. У него не было ни сил, ни желания что-то доказывать. Уставшим голосом безнадежно предложил ей подумать о душе и о судном дне, когда за все грехи придётся ответить. В заключение примирительно сказал, что согласен потерять часть денег за урок, и выразил надежду, что получит при возвращении автомобиля хотя бы половину суммы. Эльвира выслушала спокойно, ни разу не возразив, и вдруг ответила согласием. Да, она вернёт половину суммы, но только после того, как продаст автомобиль, а сегодня вернёт третью часть. Она будет дома после шести вечера. Артур согласился: «С паршивой овцы хоть шерсти клок», – думал он, лихорадочно собираясь на встречу с мерзавкой. Жене ничего не сказал, устав от её комментариев и запоздалых советов. Друга Армо тоже не взял с собой, так как решил вернуться домой на электричке. Подъезжая к селу, где жила Эльвира, он нервно сжимал рулевое колесо, ладони рук были влажны, желваки на скулах ходили ходуном, а сердце снова учащённо билось. «Гадина! Почему я должен ей верить? – всю дорогу думал Артур. – Ведь не вернёт она мне деньги! Точно знаю, что не вернёт. Не для того она всё затевала». И тут его осенило. А почему оставлять злодейку безнаказанной? Чтобы жила эта мерзавка и других людей обманывала, наживалась на доверчивых и порядочных тружениках? Нет, он остановит это зло. Не дав себе времени на обдумывание поступка, Артур резко свернул на обочину и вышел из машины. Достал домкрат и поднял переднее колесо. Сняв его, почти до конца открутил болт. Для верности подрезал тормозной шланг. Ту же операцию проделал с задним колесом. До дома Эльвиры рукой подать, дом стоит на холме, а значит, на подъём, если что, автомобиль и без тормозов остановится. А вот сверху уже ей, злодейке, съезжать. И там – как судьба распорядится. Если суждено ей жить, значит, будет жить, решил Артур. Когда подъехал к дому, сердце гулко билось, рубашка была влажной от пота.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4