Галина Миленина.

Нажать на клавишу delete



скачать книгу бесплатно

1

Ранним летним утром 2013 года, недалеко от Нового Света, там, где дорога делает длинную крутую петлю, которую водители называют «тёщиным языком», остановилась маршрутка. Из неё вышла девушка с небольшим красным рюкзаком. Она постояла несколько минут, задумчиво глядя в сторону ущелья Шайтан-Дере, на скалу Чёртов палец, который отсюда был похож на старика с посохом, присевшего на камне у дороги. Подождала, пока маршрутка скрылась за поворотом, и уверенно направилась по крутой тропинке, петляющей между кустами можжевельника, пушистого дуба, дикой фисташки и стелющихся кустов каперсов, в бухту.

Море слегка штормило. Девушка, скользя в босоножках по круглым, влажным от брызг камням и упорно преодолевая уступ за уступом, дошла до места, где низкая выступающая скала, удивительно похожая на черепаху, вползала в море.

Вокруг не было ни души. Девушка прошла до конца дикого пляжа и расположилась напротив «черепашки». Следующая высокая, неприступная со стороны моря скала замыкала бухту, и если обойти её справа и спуститься вниз по очень крутой тропинке между скалами, то можно оказаться в крохотной бухточке и какое-то время пребывать в иллюзии, что ты полностью изолирован от внешнего мира. Это укромное место за скалой летом обычно занимали приезжие нудисты, а зимой – местные рыбаки, спрятавшись там от холодного, пробирающего до костей, ветра.

Девушка открыла рюкзак, вынула полотенце, яркий коврик, бутылку минеральной воды. Сбросив бриджи и футболку, с удовольствием растянулась на коврике. Несмотря на раннее утро, солнышко припекало. Девушка встала и прошлась босиком по горячей гальке.

Одинокая чайка со скалы наблюдала за ней.

Девушка переступила с ноги на ногу. Стоять на горячих камнях было невыносимо. Она вернулась на коврик. Легла поудобней, надела солнцезащитные очки и, взглянув на скалу Сокол, вслух спросила, как будто та могла ей ответить:

– Кто же тебя так назвал? И вовсе ты не Сокол, а Мать Скорбящая. Девушка чётко увидела два печальных глаза и плотно сжатый рот со скорбно опущенными уголками – незамысловатый портрет, оставленный на скале ветрами и дождями. Но возможно, при другом настроении и обстоятельствах ей привиделась бы иная картина…

Солнце спряталось за вершину Сокол, когда двое молодых загорелых парней с рюкзаками выбрались из укромного места и возвращались к тропинке, ведущей к шоссе. Не заметить яркий коврик, сиротливо лежавший посреди пустынного берега, было невозможно. На коврике аккуратно сложены полотенце, рюкзак, бриджи и непочатая бутылка минеральной воды. Рядом с ковриком – босоножки. Парни, не сговариваясь, посмотрели в сторону моря. На волнах одиноко покачивался баклан.

– Брат, тебе не кажется картина странной? Все вещи на месте – и никого нет. Грешным делом, не утопла ли барышня?

– Ну почему сразу утопла? Гуляет где-то поблизости, – ответил старшему, младший брат.

Огляделись. Ни поблизости, ни вдали никого не наблюдалось.

– Гуляет, говоришь? Босиком по этому берегу далеко не нагуляешь.

Давай посмотрим, что в рюкзаке, – предложил старший, наклоняясь к рюкзаку.

– Серёжа, шарить по чужим вещам… – засомневался младший.

– В этом случае – корректно, – ответил Сергей и открыл рюкзак.

Брови его удивлённо поползли вверх, и он присвистнул:

– Кажется, мы здесь задержимся. И придётся вызвать милицию. Думаю, дамочка реально утопла. Пусть труп вылавливают, – уверенно заявил он.

– Откуда же такая уверенность?

– Всё просто – дедуктивный метод.

– Ну-ну! И в чём прикол твоего дедуктивного?

– Ты, Вань, сколько воды сегодня выпил?

– Два литра. А что?

– А то. Жарко, Ваня. И я не меньше выпил. А дамочка в такую жару даже бутылку не открыла. Видишь? Это первое, – Сергей задумался, помолчал. – Но это фигня, можешь забыть. Вполне вероятно, у неё было две бутылки воды или она недавно пришла, напившись по самое горло дома. А вот то, что женщина никогда надолго свои вещи без присмотра не бросит, тем более документы, – это тебе не мужика бросить. Отвечаю, я их породу знаю. А тут, посмотри, паспорт, ключи от номера с названием отеля, кошелёк, мобилка… И всё это – бери не хочу – лежит и ждёт просто так прохожего, парня чернокожего! Авторитетно отвечаю, как дипломированный психолог, барышня кормит рыбок!

– Интересно. А паспорт-то зачем сюда брать? – удивился Иван.

– Я и думаю: зачем? – почесал затылок Сергей. – Звони, пусть разбираются, что тут и зачем, а мы посмотрим.

– Давай подождём. Вдруг она пошла в кустики, а мы тут поднимем всех по тревоге.

– Хорошо, подождём. А можно проще узнать, сколько она уже в кустиках. На мобилке звонков без ответа семь штук. Давай посмотрим время, когда звонили и когда был последний разговор.

Не ожидая согласия брата, Сергей просмотрел звонки на телефоне.

– Ну вот, с девяти утра леди трубку не брала, на вопросы интересующихся трудящихся не отвечала. Так что можно предположить, что у неё серьёзные проблемы со «стулом», которые она уже часов восемь решает в кустиках. Думаю, проктолог ей уже не понадобится. Ну, на всякий случай давай покричим:

– Ау! Девушка! Помощь нужна? – сложив ладони рупором, зычно прокричал несколько раз Сергей. Но от его голоса только дикие голуби сорвались с пышных сосен и разлетелись в разные стороны.

– Хорошо, давай чисто теоретически рассуждать, что реально могло произойти. Почему, думаешь, она могла утонуть? – спросил удручённо Иван.

– Теоретически что угодно могло произойти, – посмотрев задумчиво сначала на вещи, а затем на море, произнёс Сергей. – Например, перегрелась девушка под солнышком и решила в море освежиться, а в воде ногу свело. Или на морского ерша наступила, а у этого зверя у основания второго луча спинного плавника имеется железа, вырабатывающая ядовитую жидкость. Вот он как раз тут и живёт, от камня не отличишь и покрыт морскими водорослями. Или заходила в воду – и там, немного поглубже, залёг в песке морской кот. Наступишь нечаянно на такого ската-хвостокола – моментально отреагирует ударом хвоста и нанесёт глубокую рану. Что с нашей барышней произойдёт? Боль, испуг, паника да плюс волна – вот и оздоровилась по самое не хочу. Что ещё могло? Да, морской дракончик мог девушку обидеть. Если дракончика случайно зацепить или, к примеру, взять в руки любопытства ради, то, защищаясь, он вонзит в обидчика острые ядовитые колючки. А значит, опять-таки – ах! – и девушка захлебнулась. Или слизь дрейфующей мимо медузы с романтическим названием аурелия, или пилема, могла вызвать сильный ожог у нашей купальщицы. Так что мы можем только предполагать, что вызвало неадекватное поведение леди на воде, приведшее её к такому плачевному результату. Звони в милицию, Ваня…

– Ну ты, блин, красавец! Почему раньше не говорил, что такие черти в море водятся? У Ивана вытянулась физиономия, и его бронзовый загар моментально сравнялся со светлой банданой, которой были подвязаны его длинные, как у девушки, вьющиеся русые волосы.

– А ты поверил, что эти «черти» сидят тут и ждут нас? Люди их давно распугали. Но в принципе, это их среда обитания. Ты же спросил теоретически, я ответил. Да сделай лицо попроще, я же просто рассуждаю. Мы не знаем, что на самом деле произошло, и, наверное, никогда не узнаем. А может, девушка забеременела, маму испугалась и решила свести счёты с жизнью! Уж этого тебе точно бояться не стоит! Давай – перезагрузись. И не смотри на меня таким тоскующим глазом. Пятый год приезжаю сюда и ни с одной из перечисленных тварей ни разу не конфликтовал, хотя и встречались неоднократно, – победоносно заключил Сергей. – Ваня, отомри! Моя мобилка сдохла, набери мусоров со своей. Ещё хрен знает, когда они приедут, а я жрать хочу, умираю.


Милицию, как ни странно, пришлось ждать недолго. Опросив свидетелей и записав показания, оперативники аккуратно собрали вещи в пакет, опечатали его, вызвали с городской спасательной станции водолазов и надолго разбрелись по окрестностям бухты, вежливо, но настойчиво попросив ребят не покидать место происшествия. Методично прочесав окрестности Черепашьей бухты, работники милиции не нашли девушку ни живой, ни раненой, ни погибшей в результате несчастного случая. В вечерних сумерках на поверхности волнующегося моря покачивались бакланы, высматривающие добычу, да два водолаза, прибывши е на моторной лодке, второй час без фанатизма погружались в прохладную воду, развлекая оперативников, наблюдавших за ними с берега.

Поиски оперативной группы и водолазов результатом не увенчались.


Полная луна цвета раскалённой меди величественно выплывала над вершиной Ай-Георгий. Был разгар лета, но здесь, на смотровой площадке под стенами крепости, веяло прохладой. После Москвы, где плавился асфальт и люди закипали в автомобильных пробках, летняя жара в Судаке почти не чувствовалась. Перед полуднем лёгкий морской бриз приносил свежесть остывшего за ночь моря, а вечерами воздух пропитывался ароматами разнотравья горного леса и Долины Роз. Вода в Чёрном море была на удивление чиста и свежа.

Лика не пожалела, что выбрала для отдыха Судак. Жаль только, что так быстро пролетела неделя и остался лишь последний, прощальный вечер. Девушка снимала комнату в маленькой частной гостинице у подножия горы Алчак. Всего за пять долларов в день у неё был свой уголок в номере на двоих, с завтраком и ужином. Откровенно говоря, ни ужин, ни завтрак назвать полноценным или разнообразным нельзя было. Это вам не Турция со шведской линией. Порции в гостинице были маленькие, можно сказать, символические. В день приезда, за ужином, Лика улыбнулась, увидев посуду: вспомнила, как в детстве из таких тарелок кормила своих кукол. В маленьких розетках для варенья подавали салат – несколько прозрачных ломтиков огурца и помидора с кружевом фиолетового ялтинского сладкого лука. В плоской тарелке – горка традиционного местного плова с крошечными кусочками мяса и большим количеством специй.

Столовая располагалась во дворике гостиницы, под открытым небом, и когда с моря дул порывистый ветер, а он дул почти всегда, лёгкие тарелки с дарами хозяев, бывало, улетали с пластиковых столов. Здесь же, под столами, дожидаясь этого момента, дежурили два рыжих ленивых кота и делали вид, что дремлют. Пряное блюдо, с большим количеством любимой зиры – основной приправы для шурпы, плова и шашлыка у местных жителей, совершенно не годилось для котов: животные могли напрочь потерять обоняние. Но они об этом не знали – унесённые ветром тарелки очищались ими быстро и качественно. А может, оно, их обоняние, больше не имело для котов такого значения, как в былые времена, когда приличным хищникам приходилось добывать пропитание собственнолапно. Теперь в их распоряжении была вся гостиница с гостями, и люди охотно угощали рыжих бездельников. Вот и сегодня котам повезло больше.

Лика не очень расстроилась. С лёгким чувством голода, она поднялась из-за стола и вернулась в свой номер. Перед узким двустворчатым шкафом с зеркалом ещё раз убедилась в своей красоте девичьей, повесила на плечо сумочку и отправилась на прогулку, покинув временный приют. Уходя, как было заведено, оставила на столике в коридоре ключ от номера. В день приезда хозяин гостиницы, седобородый крымский татарин, передавая девушке ключ, строго предупредил: «Братьев в номер не водить!» Лика удивилась: «Откуда у меня здесь братья?» Татарин хитро прищурился и медленно, растягивая слова, ответил: «Э-э, сегодня нет, а завтра, может быть, и встретишь симпатичного молодого брата. У нас это часто случается». Лика поняла, рассмеялась и решительно помотала головой: «Только не со мной!»

Свой поход на крепость она специально запланировала на последний вечер – и крепость посмотреть и рок-концерт послушать, который традиционно проводился на территории Генуэзской крепости.

Она шла стремительной походкой по новой набережной, отреставрированной, наверное, впервые за последние сто лет, и мужчины сворачивали свои шеи ей вслед. Благородный мрамор и гранит сделали двухкилометровую набережную достойным украшением провинциального городка.

На море был штиль. От нагретого за день гранита и кварцевого песка с пляжа поднималось вверх тепло. Толпа праздных отдыхающих в лёгких нарядных одеждах лениво фланировала вдоль берега, строя планы – кто на предстоящую жизнь, кто на ночь. Курортные романы обычно заканчиваются там же, где и начинаются. Ближе к полуночи здесь будет не протолкнуться, а из ресторанов и кафе на Кипарисовой аллее, перебивая друг друга, будут рваться из динамиков голоса популярных певцов. Из многочисленных татарских кафе, в которых можно возлежать на высоких диванах с подушками и курить кальян, будут доноситься восточные национальные мелодии.

А пока сумерки только завладели набережной, зажглись фонари и всё вполне пристойно, приглушённо, робко, почти трезво. Возле дверей ресторанов украинской кухни официанты – юноши и девушки в национальных костюмах. Над ночными барами на балконах ярко накрашенные и вызывающе одетые, а вернее – раздетые, молодые девушки многообещающе вьются вокруг шеста, становясь в соблазнительные позы, зазывая самцов на ночное шоу. А внизу, на аллее, капая слюной, стоят те, кому не светит попасть на это сказочное мероприятие ввиду отсутствия финансовых средств или присутствия ревнивых жён или подруг. И снимают это пока бесплатное шоу на мобильные телефоны и камеры. Повсюду, куда ни глянь, перед гостеприимно распахнутыми дверями стоят молодые люди и зазывают отдыхающих, ловко вручая им приглашение с «уникальным» меню, которое уверяет: спешите, последний день. И только сегодня, вы можете вкусить, выпить, услышать, потанцевать, поучаствовать в розыгрышах, увидеть КВН с самим Масляковым, голых женщин, мужчин, обезьян, змей и т. д., и т. п.

Ближе к ночи вам предложат сфотографироваться с босыми неграми, с размалёванными лицами под индейцев, в набедренных повязках, с перьями вокруг головы, таинственно молчащими, а к утру весёлыми и бойко говорящими на чисто русском без малейшего акцента, – счастливыми детьми университета имени Патриса Лумумбы или другого международного университета СНГ.

Какой-то назойливый парень преградил Лике дорогу и попытался сагитировать её поучаствовать в конкурсе «Мисс бюст», гарантируя непременную победу и приз – поездку в Египет. Лика молча шла своей дорогой, игнорируя «заманчивое» предложение. Пройдя несколько десятков метров рядом и не получив слова в ответ, парень попытался всучить ей приглашение на вечернее шоу, в котором девушки будут драться в грязи. Словами «будет весело, вам очень понравится» он вывел Лику из себя. Оскорблённая его предположением, что ей это может понравиться, она смерила его убийственно презрительным взглядом и парень, наконец, отстал.

Лика не заметила, как дошла до конца набережной, и убедилась, что с этой стороны крепость взять невозможно. Расположенная на конусообразной горе – древнем коралловом рифе, с востока и юга цитадель оказалась неприступна. Спросив дорогу, Лика свернула направо и вошла в проулок, который в конечном итоге должен был привести её к воротам крепости. Поднялась по каменной лестнице до кованой беседки, где передохнула и полюбовалась открывшимся видом. Прошла ещё минут десять по узкой тропинке, миновала частный сектор, несколько кафешек и сувенирных ларьков у подножия крепости и благополучно добралась до массивных ворот. У входа приобрела билет с программкой рок-концерта и вошла, наконец, на территорию средневековой Генуэзской крепости. Лика прочла в путеводителе, что крепость была окончательно достроена в 1414 году, а значит, в 2014 генуэзцы смогли бы отметить шестисотлетие! Но, увы, ничего постоянного в этом мире нет, а среди непостоянного особенно призрачны победы. В средние века ворота крепости после захода солнца запирались и поднимался подъёмный мост через ров. Сегодня рва почти не видно и от подъёмного моста остались лишь воспоминания в исторических справочниках.

Лика прошла мимо большой, пока пустой сцены, где должен был состояться концерт. Молодые ребята суетились, расставляя аппаратуру.

Девушка поднялась по каменной дорожке наверх, к смотровой площадке, откуда весь город вместе с набережной и морем до горизонта были как на ладони. Полная луна уже поднялась высоко и, загадочно поменяв прежний медный цвет на серебро, зависла над морем, оставив чёткую искрящуюся дорожку на зеркальной глади. Дыхание моря доносилось даже сюда. Робкие волны накатывались, нежно лаская берег, приводя в движение мелкую цветную гальку, которая перекатывалась под натиском воды, шуршала, жаловалась и веками гранила свои бока о песок, издавая монотонный, убаюкивающий звук – тихую песню прибоя.

Лика перевела взгляд с моря на город, который уже полноценно засветился во тьме, замигал всеми своими огоньками. Крутились аттракционы, медленно вращалось колесо обозрения, всё пришло в движение, подсветилось, зазвучало, запело, зашумело – праздник начался! Лика смотрела на сказочный вид, от которого дух захватывало, с этой высоты, и почему-то предательские слёзы подступили к её глазам. В такие моменты, как никогда, особо остро чувствуешь себя одинокой. Плохо, когда не с кем разделить своё горе, но ещё хуже, когда не с кем разделить свою радость!

Лике исполнилось двадцать шесть лет. Она неплохо зарабатывала в фирме, которая занималась всем, что касалось сред обитания, успешно совмещая две должности – дизайнера и топ-менеджера. У фирмы были свои постоянные клиенты, среди которых – и депутаты, и представители шоу-бизнеса, и успешные коммерсанты. У них были загородные дома, квартиры, офисы и достаточно средств, чтобы улучшить качество своей жизни. Девушка была умна, не без талантов и хороша собой: большие серые глаза, высокий лоб, красивая линия полных губ, густые тёмно-каштановые волосы, хорошо сложена – хоть на обложку журнала. Но с мужчинами как-то не везло. Хотелось того единственного, с которым и рай в шалаше, и детей рожать, и дом строить, – надёжного, уверенного в себе, настоящего мужчину, не хлюпика, не маменькиного сынка. И ведь прибивались, как назло, именно такие. В чём был секрет, Лика долго не понимала, пока ей не объяснили.

Произошло это не так давно, как всё важное в жизни, неожиданно и как будто случайно. Когда Ликина мама тяжело заболела и традиционное медицинское лечение зашло в тупик (доктора каждый месяц меняли диагнозы и назначения, которые не приносили положительных результатов), Лика по рекомендации каких-то маминых знакомых повезла её в провинциальный городок к экстрасенсу. Сама слабо верила в чудеса, но надежда умирает последней, и Лика не могла не попытаться – а вдруг? Когда открылась дверь и они увидели человека, который должен был сотворить для них чудо, девушка сразу расстроилась и даже захотела тут же развернуться на сто восемьдесят градусов и увезти маму домой. Но дом был далеко, дело было зимой, так что уходить пока им было некуда. Пришлось войти – хотя бы для того, чтобы согреться и решить, куда двигаться дальше.

И вот тут начались чудеса! Невыразительной внешности и неопределённого возраста мужчина (то ли тридцати, то ли сорока лет), в потрёпанных тапочках и виды видавшем дешёвом спортивном костюме, с лохматой, давно не стриженой шевелюрой, неожиданно заговорил быстро-быстро, глядя на Лику чёрными глазами. Но поймать его взгляд ей не удалось, – мужчина смотрел как будто сквозь неё. Вначале Лика даже не сообразила, о чём это он? А потом пожалела, что не подготовилась к встрече – надо было захватить с собой диктофон или хотя бы поставить на запись мобильный телефон.

Но это было потом. А пока странный человек говорил о ней – о важных моментах в жизни, об ошибках, о прошлом, настоящем и даже будущем! Сказал сразу, что девушка она противоречивая, и это противоречие началось из-за имени. Ребёнком, действительно отвергала своё полное имя – Анжелика, даже игнорировала, когда родители её звали. В то время как вторая, короткая часть имени – Лика, ей нравилась. Когда подросла, часто выговаривала маме за легкомысленный подход к выбору имени для единственной дочери. Мама виновато молчала – идея была папина. Посмотрев старый фильм «Анжелика – маркиза ангелов» с Мишель Мерсье в главной роли, папа был настолько очарован героиней, что сразу поставил условие беременной жене: «Если родится сын – называй, как хочешь, но если дочь – назову её Анжеликой. И это не обсуждается!»

А когда дочери было десять лет, папа свинтил из семьи, оставив Лике на память имя. Он начал жить с новой женщиной и, оказавшись в этой паре подкаблучником, уже не находил времени для общения с дочерью, а потом и вовсе прекратил все отношения с Ликой, даже не звонил и не поздравлял с днём рождения. Лика молча страдала от отсутствия отцовской любви, внимания и защиты. С мамой они избегали разговоров об отце. Когда девочка подросла, решила, что она теперь сама себе и папа, и мама. Возможно, благодаря этой ситуации со временем у неё сформировался сильный, похожий на мужской, характер.

Позже Лика не могла восстановить весь монолог экстрасенса. А так хотелось! Но проходило время, и она неожиданно вспоминала: так вот же об этом её предупреждали! Он-то и объяснил Лике, что девушка она сильная, что мужского в ней больше, чем в некоторых мужчин и есть ассоциация со словом «лик» – чистота, святость. Соответственно – светлая, чистая энергия. Вот и липнут серенькие слабаки, видят в ней сильную, светлую «мамочку». Сама же она, не замечает, как их воспитывает, объясняет, защищает, возится, нянчится, опекает. В то же время свои здоровье, энергию, время и даже деньги (а это тоже, кстати, энергия) теряет. В результате жизненный цикл «отдача – получение» нарушен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4