Галина Матвеева.

Летучий корабль (сборник)



скачать книгу бесплатно

Уважаемые правообладатели!

Мы приняли все возможные меры, чтобы найти вас и договориться о приобретении прав на использование в наших книгах переведенных вами сказок. Однако информации по этому вопросу нет. Ваши произведения представляют высокую художественную ценность, являются одними из лучших среди имеющихся в наше время переводов, поэтому, в связи с отсутствием соответствующей информации, мы взяли на себя смелость издать их. Пожалуйста, по вопросам предъявления авторских прав на перевод или обработку помещенных в эту книгу сказок обращайтесь в издательство «Книжный Клуб “Клуб Семейного Досуга”» (тел. 057-783-88-89).



© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2017

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2017

© ООО «Книжный клуб “Клуб семейного досуга”», г. Белгород, 2017

* * *

Ох и золотая табакерка

Белорусская сказка

Жил себе сирота Янка, сын лесника. Отец и мать у него умерли, а родных никого не было.

Так и жил он один в лесу, в отцовой хатке. А чтоб было веселей, держал пёстрого котика.

Привык к нему котик. Бывало, куда хозяин идёт, туда и он.

Пошёл раз Янка собирать хворост. Ну, понятно, и котик за ним. Набрал Янка вязанку хвороста, несёт домой, а котик тащит сухую веточку.

Уморился Янка, присел на пенёк отдохнуть, подумал, как тяжко жить ему на свете, и громко застонал:

– Ох-ох!

И только он так сказал – выскочил из-под пня маленький старичок с длинной бородой.

– Ты зачем меня звал, хлопец?

Посмотрел Янка в испуге на него и говорит:

– Нет, дедушка, я не звал тебя.

– Как не звал? – заспорил старичок. – Я ж не глухой! Ты два раза назвал моё имя: Ох, Ох… Теперь ты должен сказать, чего от меня потребуешь.

Подумал Янка и говорит:

– Ничего мне не надо. Вот только голодный я очень. Коли есть у тебя кусок хлеба, то дай.

Ох нырнул под пень и притащил оттуда кусок хлеба и миску щей.

– На, – говорит, – поешь.

Наелся сирота, котика накормил и низко поклонился старичку:

– Спасибо, дедушка, за обед: давно я такой вкусной еды не едал.

Взвалил он на плечи свой хворост и пошёл веселее домой.

Прошёл день, второй, опять голод одолевает.

Вспомнил Янка про старичка. «Пойду, – думает, – может, он накормит меня ещё раз».

Пришёл к тому самому месту, сел на пенёк и вздохнул:

– Ох!

Выскочил старичок:

– Что скажешь, хлопец?

Поклонился ему Янка:

– Я голодный, дедушка. Может, дал бы ты мне кусок хлеба?

Вынес ему старичок тотчас кусок хлеба и миску щей.

Так с той поры и пошло: захочется Янке есть – он и идёт к старичку.

Раз вынес ему старичок вместо обеда золотую табакерку.

– Вот что, хлопец, – говорит, – не беспокой меня больше: я уже стар, и обед мне носить тяжело.

Возьми эту табакерку. Если тебе что понадобится, открой её, и мой слуга мигом перед тобой явится. Он не хуже меня выполнит всё, что ты прикажешь.

Взял Янка золотую табакерку, поблагодарил от всего сердца старичка и пошёл, приплясывая, домой.

Открыл он дома золотую табакерку – выскочил из неё маленький человечек, но не такой, как дедушка Ох, а молодой да прыткий.

– Что прикажешь? – спрашивает Янку человечек тоненьким голоском.

– Дай мне, братец, чего-нибудь поесть.

Вмиг поставил человечек на стол миску щей, положил большой ломоть ржаного хлеба, а сам скок в золотую табакерку и закрылся.

Пожил так Янка некоторое время, и захотелось ему по свету походить, людей повидать, себя показать, а то он нигде, кроме своего леса, не бывал.

Взял он золотую табакерку, кликнул котика и отправился в путь.

Много обошёл он деревень, городов, много чудес повидал и пришёл наконец к синему морю. Видит – лежит на морском берегу серебристая рыбка. Видно, волной её выбросило во время прибоя. Трепыхается рыбка, бьётся о камни, а никак назад в море попасть не может.

Пожалел Янка бедную рыбку. Взял он её потихоньку и бросил в море.

Плеснула рыбка хвостиком, глотнула воды, очнулась, а потом высунула из воды голову и говорит голосом человечьим:

– Спасибо тебе, добрый молодец, что спас меня от смерти. Может, и я когда-нибудь тебе помогу.

Усмехнулся Янка:

– Не нужна мне, рыбка, твоя помощь: у меня в кармане не такой помощник есть.

Но рыбка уже не слышала его.

Пошёл он дальше. Вдруг выбегает из норки серая мышка. Котик цап её за спину и хотел съесть.

Жаль стало Янке мышку. Был он такой, что всех жалел: помнил, как прежде трудно ему жилось. Взял он мышку, погладил и посадил в карман, а потом вынул из торбы хлебную корочку и бросил туда же.

– Ешь, – говорит, – ты, поди, проголодалась.

Мышка и успокоилась, стала корочку грызть. Идёт он, идёт по берегу моря, а тут и вечер наступил – надо искать ночлег. Видит – высится на горе большой дворец. «Нет, – думает Янка, – туда меня не пустят». Пошёл он дальше. Глядь – стоит у моря маленькая рыбачья хижина. Зашёл Янка в хижину и попросился переночевать.

– Хорошо, – говорит хозяин, – ночуй. Мне веселее будет.

Разговорился Янка с хозяином.

– Что это за дворец был по дороге? – спрашивает.

– Это дворец королевский, – говорит хозяин, – там живёт сам король. Да вот недавно случилась беда: прилетел полночью морской змей, схватил его дочь и унёс на свой заколдованный остров, куда ни дойти, ни доплыть. Король теперь прямо волосы на голове рвёт. Объявил по всему королевству: кто, дескать, вернёт ему дочь, за того и выдаст её замуж и всё королевство после смерти своей отпишет. Много наезжало сюда разных княжичей да королевичей, но никто до острова того добраться не смог: морской змей такую волну подымает, что ничего не поделаешь…

Вспомнил Янка о своём волшебном помощнике из золотой табакерки и говорит рыбаку:

– Передай, если можешь, королю, что завтра ни свет ни заря он свою дочку увидит.

Пошёл рыбак и рассказал о том королю. Позвал король к себе Янку. Посмотрел на него, пожал плечами. «Неужто, – думает, – этот простой мужик сделает то, чего княжичи да королевичи не могли сделать? Не может этого быть!» Но королю так хотелось увидеть свою дочь, что он решил попытать счастья ещё раз. Вот и спрашивает он Янку:

– Правда ли, хлопец, что ты берёшься вызволить дочь мою из неволи?

Поклонился Янка королю и отвечает:

– Правда, пане король. Я лгать не умею.

– Ну смотри, – говорит король, – чтобы завтра до восхода солнца моя дочь была у меня, а не то велю разорвать тебя железными боронами.

– Ладно, – согласился Янка. – Пусть будет по-твоему.

Вышел он из дворца, открыл золотую табакерку. Выскочил из неё шустрый человечек:

– Что прикажешь?

– Окажи, братец, милость: построй за ночь железный мост от дворца королевского до заколдованного змеева острова и поставь на нём золотую карету с шестериком. Завтра чуть свет я поеду на остров.

– Хорошо, – говорит человечек, – всё будет исполнено, как ты просишь.

Вернулся Янка к рыбаку и спать завалился. Наутро поднялся он ни свет ни заря, глядь – перекинут железный мост от королевского дворца до змеева острова, и стоит на мосту золотая карета, запряжена шестериком, а возле коней – его помощник с кнутом.

Подошёл Янка к своему помощнику, вынул табакерку и говорит:

– Спасибо тебе, братец. А теперь ступай отдыхать, а то, видно, ты сильно уморился.

Человечек отдал Янке кнут, а сам спрятался в золотой табакерке.

Сел Янка в карету и поехал за королевной. Приезжает на остров, видит – стоит большой тёмный замок и выглядывает из окна изумленная королевна. Давно не видела она людей и обрадовалась Янке, как брату родному.

– Кто ты таков? – спрашивает. – И зачем ты приехал сюда?

– Не спрашивай, панночка, – отвечает Янка, – а садись поскорей в карету. Поедем к отцу твоему.

Ещё больше возрадовалась королевна, услыхав такие слова.

– Но я ж не могу через дверь выйти, там треклятый змей спит. Он ночью за добычей летает, а днём у дверей отдыхает.

– Так лезь через окно.

– Боюсь.

Подставил Янка руки:

– Прыгай!

Прыгнула королевна из окна и прямо к нему на руки. Схватил её Янка, усадил в карету и помчался молнией к королевскому дворцу.

Услыхал змей грохот, вскочил, глядь – нет королевны… Он вдогонку. Бежит, аж мост дрожит, огонь из пасти пышет…

Оглянулся Янка – гонится за ним змей, вот-вот нагонит. Давай он кнутом лошадей хлестать. Те рвутся вперед во всю прыть лошадиную.

Примчался Янка к берегу, высадил королевну из кареты, открыл потихоньку золотую табакерку и велел своему помощнику снести мост. Человечек вмиг снёс мост, а заморенный змей упал в глубокое море и захлебнулся.

Тем временем проснулся король, глянул в окно – глазам своим не верит: ведёт Янка ко дворцу его дочь!

Выбежал король навстречу, стал дочь обнимать, целовать. Уж так счастлив, так рад.

– Ну, парень, – говорит он Янке, – порадовал ты меня. Отдам тебе за это дочь свою в жёны и отпишу вам после своей смерти всё королевство.

Сыграли свадьбу, и стал сирота Янка мужем королевны.

Все его любили, только одна королевна искоса на него поглядывала: не по душе ей, что сделалась она женой простого мужика. Вот и пристала она однажды к мужу:

– Скажи, кто тебе мост построил, по которому ты меня привёз?

Янка всё отмалчивался, отнекивался, да не даёт ему жена покоя.

– Помру, – говорит, – если не признаешься.

Что тут делать – признался Янка и показал жене золотую табакерку.

– Только поклянись, – приказывает, – что ты никогда её без меня в руки не возьмёшь.

Жена поклялась, а потом и говорит:

– Хочу жить с тобой в замке на острове. Вели своему помощнику, чтобы мост построил.

Не стал Янка ей перечить: открыл при жене табакерку, велел помощнику – и построился мост.

Переехали они в змеев замок. Жена говорит:

– Не снимай моста: мы будем по нему на берег ездить – к отцу в гости и куда вздумается.

Прожили они несколько дней в замке. Захотелось Янке поехать на охоту. Взял он лук, котика и мышку, чтоб в дороге веселее было, и поехал по мосту.

Только сошёл на берег, глядь – не стало за ним моста! «Что за диво?» – думает Янка. Хвать за карман, а там нет табакерки… Котика взял, мышку взял, а табакерку забыл…

Тут он обо всём и догадался. «Вот тебе и королевнина клятва! – подумал про себя Янка. – Я пожалел её, из беды выручил, а она за моё добро злом отплатила. Придётся возвращаться в свою избушку да голодать, как прежде».

Сел он на морском берегу и от обиды даже заплакал.

Вдруг слышит – мышка в кармане скребётся. Высунула оттуда голову и спрашивает:

– Ты чего плачешь, добрый человече?

Рассказал ей Янка про своё горе.

– Ничего, – утешает его мышка, – такую беду мы избудем.

Пошепталась она о чём-то с котиком, потом уселась к нему на спину, и поплыли они по морю.

Доплыли до замка. Спрятался котик в саду, а мышка пролезла сквозь щелку в покои королевны.

Долго она там сидела, высматривая, где прячет королевна табакерку. И подглядела-таки – в деревянном ларчике!

Ночью, только королевна улеглась спать, прогрызла мышка ларчик, схватила табакерку и побежала к котику в сад.

– Нашлась, – говорит, – золотая табакерка.

– Так садись скорей ко мне на спину! – велел котик. – Поплывём назад.

Села мышка ему на спину, и поплыл котик, пофыркивая, по волнам.

Доплыли они почти до самого берега. Спрашивает котик у мышки:

– А ты не потеряла табакерку?

– Нет, – говорит мышка, – вот она!

Подняла табакерку, чтобы показать котику, да не удержала: упала табакерка и бултых в море!

– Ах ты разиня! – рассердился котик. – Что ж ты наделала!

Выплыл он на берег и схватил мышку зубами за спину:

– Я тебя задушу!

Увидел это Янка, отобрал у котика мышку. А как узнал, что случилось, то сел у моря и пригорюнился – так жаль было ему табакерку!

Вдруг выплыла из моря серебристая рыбка:

– Ты о чём, человече, горюешь? Расскажи мне: может, я тебе чем помогу, ведь ты избавил меня когда-то от смерти.

Поглядел Янка – и узнал ту самую рыбку.

– Эх! – тяжко вздохнул он. – Великая у меня потеря…

И рассказал рыбке про своё горе. Выслушала его рыбка и говорит весело:

– Это что за беда! У меня в море табакерок сколько хочешь. Я буду выбрасывать их, а ты гляди, какая твоя. Свою возьми, а мои назад верни.

Плеснула рыбка хвостом и опустилась на дно моря.

Вскоре начала она выбрасывать на берег табакерки – серебряные, золотые, брильянтовые. У Янки прямо в глазах зарябило. Начал он к ним внимательно приглядываться и увидел-таки свою. Обрадовался Янка, кинул в море лишние табакерки и крикнул:

– Спасибо, рыбка, выручила ты меня из беды!

Взял он свою золотую табакерку и пошёл по свету вместе с котиком и мышкой искать лучших людей.

Гуси-лебеди

Русская сказка

Жили старичок со старушкою, у них были дочка да сынок маленький.

– Дочка, дочка! – говорила мать. – Мы пойдём на работу, принесём тебе булочку, сошьём платьице, купим платочек. Будь умна, береги братца, не ходи со двора.

Старшие ушли, а дочка забыла, что ей приказывали, посадила братца на травке под окошком, а сама побежала на улицу, заигралась-загулялась. Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика, унесли на крылышках.

Пришла девочка, глядь – братца нет! Ахнула, кинулась туда-сюда – нет! Кликала, заливалась слезами, причитала, что худо будет от отца и матери, – братец не откликнулся!

Выбежала в чистое поле – метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за тёмным лесом.

Гуси-лебеди давно себе дурную славу нажили, много шкодили и маленьких детей крадывали.

Девочка угадала, что они унесли её братца, бросилась их догонять. Бежала, бежала, стоит печка.

– Печка, печка, скажи, куда гуси полетели?

– Съешь моего ржаного пирожка – скажу.

– О, у моего батюшки и пшеничные не едятся!

Печь не сказала.

Побежала девочка дальше.

Растёт яблоня.

– Яблоня, яблоня, скажи, куда гуси полетели?

– Съешь моего лесного яблочка – скажу.

– О, у моего батюшки и садовые не едятся!

Побежала девочка дальше. Течёт молочная речка, кисельные берега.

– Молочная река, кисельные берега, куда гуси полетели?

– Съешь моего простого киселика с молоком – скажу.

– О, у моего батюшки и сливочки не едятся!

И долго бы девочке бегать по полям и бродить по лесу, да, к счастью, попался ей ёж. Хотела она его толкнуть, но побоялась наколоться и спрашивает:

– Ёжик, ёжик, не видал ли, куда гуси полетели?

– Вон туда-то! – указал.

Побежала она, видит – стоит избушка на курьих ножках, стоит-поворачивается. В избушке сидит Баба-яга, морда жилистая, нога глиняная. Сидит и братец на лавочке, играет золотыми яблочками. Увидела его сестра, подкралась, схватила и унесла. А гуси за ней в погоню летят; нагонят злодеи, куда деваться? Бежит молочная речка, кисельные берега.

– Речка-матушка, спрячь меня!

– Съешь моего простого киселика с молоком!

Нечего делать, съела девочка. Речка её посадила под бережок, гуси и пролетели мимо. Вышла девочка, сказала: «Спасибо!» – и опять бежит с братцем. А гуси воротились, летят навстречу. Что делать? Беда! Стоит яблоня.

– Яблоня, яблоня-матушка, спрячь меня!

– Съешь моего лесного яблочка!

Девочка поскорее съела. Яблоня её заслонила веточками, прикрыла листиками, гуси и пролетели мимо. Вышла девочка и опять бежит с братцем, а гуси увидели – да за ней. Совсем налетают, уж крыльями бьют, того и гляди – из рук вырвут! К счастью, на дороге печка.

– Печка-матушка, спрячь меня!

– Съешь моего ржаного пирожка!

Девочка поскорее пирожок в рот, а сама в печь и села в устьецо. Гуси полетали-полетали, покричали-покричали и ни с чем улетели.

А она прибежала домой, да хорошо ещё, что успела вернуться, тут и отец с матерью пришли.

Окаменелое царство

Русская сказка

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был солдат. Служил он долго и безупречно, службу знал хорошо, на смотры, на ученья приходил чист и справен. Стал последний год дослуживать – как на беду, невзлюбило его начальство, не только большое, да и малое: то и дело под палками отдувайся.

Тяжело стало солдату, и задумал он бежать. Ранец через плечо, ружьё на плечо и начал прощаться с товарищами, а те его спрашивать:

– Куда идёшь? Аль батальонный требует?

– Не спрашивайте, братцы! Подтяните-ка ранец покрепче да лихом не поминайте!

И пошёл он, добрый молодец, куда глаза глядят.

Много ли, мало ли шёл – оказался в ином государстве, усмотрел часового и спрашивает:

– Нельзя ли где остановиться и отдохнуть?

Часовой сказал ефрейтору, ефрейтор – офицеру, офицер – генералу, генерал доложил самому королю. Король приказал позвать служивого перед свои светлые очи.

Вот явился солдат – как следует, при форме, сделал ружьём на караул и стал как вкопанный.

Говорит ему король:

– Скажи мне по совести, откуда и куда идёшь?

– Ваше королевское величество, не велите казнить, велите слово вымолвить.

Признался во всём королю по совести и стал на службу проситься.

– Хорошо, – сказал король, – наймись у меня сад караулить. У меня теперь в саду неблагополучно – кто-то ломает мои любимые деревья, – так ты постарайся, сбереги его, а за труд дам тебе плату немалую.

Солдат согласился, стал в саду караул держать.

Год и два служит – всё у него исправно; вот и третий год на исходе. Пошёл однажды солдат сад оглядывать и видит: половина что ни есть лучших деревьев поломана.

«Боже мой! – думает. – Вот какая беда приключилась! Как заметит это король, сейчас велит схватить меня и повесить».

Взял ружьё в руки, прислонился к дереву и крепко-крепко призадумался.

Вдруг послышался треск и шум. Очнулся добрый молодец, глядь – прилетела в сад огромная птица и ну валить деревья! Солдат выстрелил из ружья, убить не убил, а только ранил её в правое крыло. Выпало из того крыла три пера, а сама птица по земле наутёк пустилась. Солдат – за ней. Ноги у птицы быстрые, скорёхонько добежала она до провалища и скрылась из глаз.

Солдат не убоялся и вслед за нею кинулся в то провалище: упал в глубокую-глубокую пропасть, отшиб себе печёнку и целые сутки лежал без памяти.

После опомнился, встал, осмотрелся. Что же, и под землёй такой же свет.

«Стало быть, – думает, – и здесь есть люди!»

Шёл, шёл – перед ним большой город, у ворот караульня, при ней часовой. Стал солдат его спрашивать – часовой молчит, не движется. Взял его за руку – а он совсем каменный!

Вошёл солдат в караульню. Народу много – и стоят, и сидят, – только все окаменелые. Пустился он бродить по улицам – везде то же самое: нет ни единой живой души человеческой, все как есть камень!

Вот и дворец – расписной, вырезной. Марш туда, смотрит – комнаты богатые, на столах закуски и напитки всякие, а кругом тихо и пусто.

Солдат закусил, выпил, сел было отдохнуть, и послышалось ему, словно кто к крыльцу подъехал. Он схватил ружьё и встал у дверей.

Входит в палату прекрасная царевна с мамками, с няньками. Солдат отдал ей честь, а она ему ласково поклонилась.

– Здравствуй, служивый! – говорит. – Расскажи, какими судьбами ты сюда попал.

Солдат начал рассказывать:

– Нанялся-де я царский сад караулить, и повадилась туда большая птица летать да деревья ломать. Вот я подстерёг её, выстрелил из ружья и выбил из крыла три пера. Бросился за ней в погоню и очутился здесь.

– Эта птица – мне родная сестра. Много она творит всякого зла и на моё царство беду наслала – весь народ мой окаменила. Слушай же, вот тебе книжка, становись вот тут и читай её с вечера до тех пор, пока петухи не запоют. Какие бы страсти тебе ни казались, ты знай своё – читай книжку да держи её крепче, чтоб не вырвали, не то жив не будешь! Если простоишь три ночи, выйду за тебя замуж.

– Ладно! – отвечал солдат.

Только стемнело, взял он книжку и начал читать.

Вдруг застучало, загремело – явилось во дворец целое войско, подступили к солдату его прежние начальники и бранят его, и грозят за побег смертью, вот уж и ружья заряжают, прицеливаются. Но солдат на то не смотрит, книжку из рук не выпускает, знай себе читает.

Закричали петухи – и всё разом сгинуло!

На другую ночь страшней было, а на третью и того пуще: прибежали палачи с пилами, топорами, молотами, хотят ему кости дробить, жилы тянуть, на огне его жечь, а сами только и думают, как бы книгу из рук выхватить. Такие страсти были, что едва солдат выдержал.

Запели петухи – наваждение сгинуло!

В тот самый час всё царство ожило, по улицам и в домах народ засуетился, во дворец явилась царевна с генералами, со свитою, и стали все благодарствовать солдату и величать его своим государем.

На другой день женился он на прекрасной царевне и зажил с нею в любви и радости.

Никита Кожемяка

Украинская сказка

В старые годы появился невдалеке от Киева страшный змей. Много народа из Киева потаскал в свою берлогу, потаскал и поел. Утащил змей и царскую дочь, но не съел её, а крепко-накрепко запер в своей берлоге. Увязалась за царевной из дому маленькая собачонка. Как улетит змей на промысел, царевна напишет записочку к отцу, к матери, привяжет записочку собачонке на шею и пошлёт её домой. Собачонка записочку отнесёт и ответ принесёт.

Вот раз царь и царица пишут царевне: узнай-де от змея, кто его сильнее. Стала царевна от змея допытываться и допыталась.

– Есть, – говорит змей, – в Киеве Никита Кожемяка, тот меня сильнее.

Как ушёл змей на промысел, царевна и написала к отцу, к матери записочку: есть-де в Киеве Никита Кожемяка, он один сильнее змея, пошлите Никиту меня из неволи выручить.

Сыскал царь Никиту и сам с царицею пошёл его просить выручить дочку из тяжёлой неволи. В ту пору мял Кожемяка разом двенадцать воловьих кож. Как увидел Никита царя, испугался, руки у него задрожали, и разорвал он разом все двенадцать кож. Рассердился тут Никита, что его испугали и убытку ему наделали, и, сколько ни упрашивали его царь и царица пойти выручить царевну, не пошёл.

Вот и придумали царь с царицей собрать пять тысяч малолетних сирот – осиротил их лютый змей! – и послали их просить Кожемяку освободить Русскую землю от великой беды. Сжалился Кожемяка, глядя на сиротские слезы, сам прослезился. Взял он триста пудов пеньки, насмолил её смолою, сам пенькою обмотался и пошёл.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3