Галина Майорова.

Александр Васильевич Колчак: «Нет ничего выше Родины и служения Ей»



скачать книгу бесплатно

© НП «Посев», 2016

© Г. В. Майорова, 2016

От автора

Стояли последние дни уютной сибирской осени. Она потихоньку покидала нас, поторапливая задержавшихся дачников и садоводов утренним морозцем; договариваясь с шаловливым ветром и, заставляя его срывать с деревьев последнюю «в багрец и золото» одетую листву и продолжая кокетничать, удивляла то совершенно летним, ярким солнышком, то необыкновенно голубым небом… И город постепенно привыкал к новому часовому режиму, к шумной студенческой толкотне в автобусах и маршрутках, меняя летние загородные пикники и заморские купания на вечерние развлечения в театрах, концертных залах, клубах, ресторанах…

В Доме дружбы на улице Ленина начал работать общественный лекторий, возобновленный несколько лет тому назад иркутским отделением ВООПиК.[1]1
  Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры.


[Закрыть]
Лекции читались докторами и кандидатами исторических наук, профессиональными знатоками театрального и музыкального дела. Темы были самые разные, и объединяло их только одно: все, о чем рассказывалось, происходило в Сибири, Иркутской области (губернии) или в г. Иркутске. Слушателей бывало обычно не очень много – все зависело от темы лекции. Но постепенно образовалось за эти годы как бы постоянное сообщество из людей пожилого возраста, которые всегда были неравнодушны к своему прошлому, и студентов различных вузов, более всего связанных с историей, архитектурой и курсами экскурсоводов.

В этот вечер, 28 октября 2004 г., зал был полон. Люди стояли на ступеньках лестницы, на лестничной площадке, им было плохо слышно, о чем говорят в зале, и постоянно раздавались возгласы: «Тихо! Пожалуйста, замолчите!». К тишине призывал и председатель Всероссийского общества охраны памятников профессор А. В. Дулов, угрожая даже вызвать милицию или прекратить лекцию. Но находящиеся в зале не хотели молчать, а многие просто не могли, ибо стоящий за кафедрой лектор пытался почти впервые в городе начать публичный громкий разговор о судьбе человека, связанного с Иркутском и жизнью и смертью, но памятью о котором в очередной раз распоряжались властные структуры. Речь шла об установке в городе памятника А. В. Колчаку – флотоводцу и адмиралу, полярному исследователю и строителю кораблей, Верховному правителю России, возглавлявшему борьбу против большевиков в Гражданскую войну 1918–1920 гг. Вот это, самое последнее, длившееся чуть более года, и явилось основным яблоком раздора.

Люди кричали и спорили, доказывая друг другу свою правоту. Но опирались при этом в основном не на знания, не на исторический опыт, не на документы и архивы, а прежде всего на детские воспоминания и устные рассказы тех уже далеких свидетелей страшной русской трагедии.

Той жуткой битвы, когда отец шел против сына, брат – против брата, когда обычные русские люди, различимые только по своеобразному колориту – белые и красные, – соревновались друг перед другом в жестокости, грабежах и насилии.

Народ расходился долго, шумно. Еще в коридоре, раздевалке и даже на улице были слышны споры, отдельные выкрики и угрозы в адрес лектора. Мы уходили последними. Мы – это члены президиума ВООПиК, молодые мужчины из общественного фонда «Патриот» и я, тот самый лектор…

Ребята не отходили от меня ни на шаг, проводили до автобусной остановки, усадили в маршрутное такси, видимо, опасались активных действий со стороны противников адмирала.

Дома долго не удавалось уснуть. Говорить не хотелось, на все телефонные звонки отвечал муж. И только один раз звонивший убедительно просил взять трубку и я услышала удивительные, потрясшие меня слова:

 
«Я сегодня вернулся с Гражданской войны.
Дом дружбы для схватки России сыны
Избрали. На лекцию о Колчаке
Я с легкой душою пришел, налегке.
На лекции был самый разный народ.
И только лишь лектор раскрыла свой рот,
Как топот и крик и без малого брань
Ей дали понять: “Уходи! Перестань!”
Кто – косноязычны, иные – речисты,
Но… были крикливее прочих чекисты,
Кто в мирное время, за чуточку благ
Творили из Родины нашей ГУЛАГ…
Здесь главную мысль выдавали навзрыд:
“Вина на таких Колчаках, мол, лежит!”»
 

Звонил Лев Акимович Усов, профессор, заведующий кафедрой фармакологии Иркутского медицинского университета, мне до этого совершенно незнакомый человек, но уже известный в литературных кругах своими сборниками стихов и, главное, поэмой, посвященной А. В. Колчаку, «России золотой запас». Через несколько дней мы познакомились с Львом Акимовичем лично, и я в благодарность за лекцию получила в подарок небольшой сборник его стихов, открывающийся поэмой об адмирале, и маленький тетрадный листочек с двумя стихотворениями, написанными в тот же вечер.

 
«Россия… Земля изумительной силы.
Взгляни на нее – сплошь могилы, могилы —
Наследие войн, революций, разбоев.
Нет, Родина наша не знала покоя.
Принявшая муки (сказать не боюсь),
Святой не за то ли зовем свою Русь?»
 

«Наследие войн, революций, разбоя»… И революции, и гражданские войны вспыхивали зловещим пламенем и в разное время, и в разных странах. Но постепенно это же самое время все расставляло как бы по своим местам. И сегодня, например, во Франции спокойно уживаются памятники Людовику XVI, казненному якобинцами, и Робеспьеру, казнившему этого короля. А в Испании, где гражданская война вспыхнула на 20 лет позднее, чем в России (1939 г.), существует целый мемориальный комплекс «Долина павших» в память о жертвах с обеих сторон…

Почему же наш город оказался так взбудоражен сообщением СМИ об установке памятника адмиралу А. В. Колчаку? Город, который связан с этим человеком многими событиями в его жизни, но который помнит только последние трагические дни борьбы за власть Советов, поражение Колчаковского правительства и те беды, которые принесла с собой Гражданская война. Город, который не хочет даже слышать, сопоставить и понять, что Колчак – руководитель Белого движения в Сибири, «враг рабочих и крестьян», и Колчак – крупный ученый, полярный путешественник, блестящий минер, судостроитель, много сделавший для развития Российского флота, – одно и то же лицо.

Но если этот город действительно считает себя «историческим»,[2]2
  В 1971 г. Иркутск постановлением коллегии Министерства культуры РСФСР и Госстроя РСФСР в числе 115 городов был причислен к историческим городам России.


[Закрыть]
если он гордится людьми, творящими его историю, и ему дороги рассказы о них, то и рассказ о Колчаке – это гражданский и нравственный долг перед памятью тех, кто жил, радовался, страдал и умирал, становясь частью неотвратимой судьбы всей России. Тем более что из прожитых неполных 47 лет всего 1 год, 1 месяц и 17 дней А. В. Колчак носил титул Верховного правителя России и являлся главнокомандующим Белыми армиями.

Все остальные годы, вся остальная жизнь – это служение во имя и на благо России…

Так постепенно, в раздумьях, в спорах с недавними слушателями, жизнь и судьба А. В. Колчака – я уже крепко понимала – становится для меня одной из интереснейших тем экскурсионной и краеведческой работы, цель которой найти такие факты, такие повороты и события, такие моменты в судьбе адмирала, и так рассказать о них иркутянам, чтобы многие поняли, какое живое, отзывчивое на боль России сердце билось под сукном военного мундира в адмиральской груди. Поняли, а значит, и простили.

Появлялись статьи и заметки в газетах, выступления по радио и телевидению, разработана экскурсия по иркутским местам адмирала, состоялись поездки в Порт-Артур и Якутск в поисках новых малоизвестных материалов, прочитана масса литературы, накоплен архив. И вот теперь книга… Книга, которую я хочу назвать «Адмирал Колчак: “Нет ничего выше Родины и служения ей”».

Сначала у рукописи было название «Иркутские страницы адмирала Колчака». Действительно, жизненный путь А. В. Колчака неоднократно пересекался с нашим городом. Пожалуй, ни с одним из городов Сибири он не был так тесно связан, как с Иркутском. Отсюда он уходил в свои знаменитые полярные экспедиции и сюда возвращался, здесь он венчался с С. Ф. Омировой, отсюда по байкальской ледяной переправе спешил на Русско-японскую войну, принимал участие в становлении Иркутского университета, основал Иркутское казачье войско, здесь он и сгорел в огне Гражданской войны.

Память о своем пребывании в Иркутске Александр Васильевич оставил во многих местах нашего города. Решая свои многочисленные вопросы и проблемы, откликаясь на постоянно меняющуюся обстановку, он, конечно, посещал массу различных учреждений, так необходимых в жизни активного человека: губернаторскую канцелярию и Городскую думу, государственный и частные банки, почту и телеграф, рестораны и гостиницы, храмы и музеи, военные школы прапорщиков и юнкеров, дома своих друзей и знакомых.

Поэтому, имея многолетний опыт экскурсовода и обладая значительным материалом по истории Иркутска, вначале казалось, что написать эти «страницы» будет совсем несложно. Но, к сожалению, так только казалось.

Задача – создать, например, единый, хронологически выдержанный, украшенный подробностями, да еще сопровождаемый историческими и архитектурными достопримечательностями города рассказ хотя бы о трех первых посещениях Иркутска А. В. Колчаком (ноябрь 1902, февраль 1903 и март 1904 г.) – оказалась достаточно сложной. И главная причина – необычайно ограниченный конкретный и фактический материал о пребывании Александра Васильевича в Иркутске.

Это уже потом, с ноября 1919 и до середины февраля 1920 г. со страниц иркутских летописей Н. С. Романова и Ю. П. Калмыкова не сходит постоянная информация о действиях самого адмирала, его правительства и противостоящего им эсеровского и большевистского движения. А в указанный выше период – несколько упоминаний о датах приезда А. В. Колчака в Иркутск, венчания в Харлампиевской церкви, выступления с докладами во ВСОИРГО[3]3
  Восточно-Сибирское отделение Императорского Русского географического общества.


[Закрыть]
и времени отбытия из города. К сожалению, и в воспоминаниях современников, рассказах друзей и соратников, в сохранившихся семейных преданиях и реликвиях, в исторических и архивных документах наряду со многими подробностями из биографии А. В. Колчака иркутским его страницам уделено крайне мало места.

В пример можно привести лишь немногие журнальные статьи И. И. Козлова, В. Башкирова и многочисленную газетную шумиху 2004 г. вокруг установки в Иркутске памятника А. В. Колчаку.

Одним словом, началась большая поисковая работа, которая благодаря помощи моих друзей и коллег по работе в Обществе охраны памятников истории и культуры закончилась написанием иркутских страниц биографии адмирала А. В. Колчака.

И сейчас, наверное, будет весьма уместным выразить большую благодарность за эту помощь иркутскому журналисту Валентине Михайловне Рекуновой; зав. отделом краеведения и библиографии Иркутской областной библиотеки им. Молчанова-Сибирского Лидии Афанасьевне Казанцевой; якутскому журналисту и краеведу ветерану Великой Отечественной войны Петру Кирилловичу Конкину; члену президиума РО ВООПиК,[4]4
  Региональное отделение ВООПиК.


[Закрыть]
историку-архивисту Юрию Петровичу Калмыкову; литератору и театроведу Виталию Сергеевичу Нарожному.

Особый поклон и молитвенная память члену президиума РО ВООПиК, историку и краеведу Александру Сергеевичу Новикову, инициатору и помощнику во многих моих делах, связанных с данной книгой. Это – прежде всего поездки в Якутск и Порт-Артур, личные впечатления от которых, связанные с пребыванием там А. В. Колчака, я думаю, дадут будущим читателям интересные и редко где опубликованные материалы.

Но, постоянно помня о своем обещании иркутянам рассказать об А. В. Колчаке так, чтобы они поняли его и простили, мне были необходимы подробные сведения о его родных и близких, о многих событиях в его жизни, не связанных ни с Иркутском, ни с Порт-Артуром. О его полярных экспедициях, службе в Морском генеральном штабе, участии в Первой мировой войне, о деятельности на посту Верховного правителя России. Здесь уже нужны были российские, центральные архивы, воспоминания очевидцев тех далеких событий, исторические оценки известных авторов – биографов Колчака.

Одним из первых здесь на помощь мне пришел сын А. С. Новикова, Павел Александрович, профессор, доктор исторических наук, известный далеко за пределами нашей Иркутской области своими трудами и исследованиями по истории Гражданской войны в Восточной Сибири. Его новейшие и уточненные данные по многим событиям боевых действий между Белой и Красной армиями помогли мне сделать их описания более подробными, интересными и, главное, исторически верными. Так что, пользуясь случаем, хочу выразить Павлу Александровичу искреннюю благодарность за помощь в работе и полезные замечания.

Вторым человеком, который так неожиданно откликнулся на мои проблемы с материалом об А. В. Колчаке и, безусловно, заслуживает моей особой благодарности, является Алексей Евгеньевич Ермолов. Москвич, приехавший в Иркутск в гости к своим родственникам или знакомым, он побывал на моей экскурсии, проявив при этом очень большой интерес к подробностям ее темы. А узнав, что я пишу книгу о Колчаке, решил мне помочь. И в течение почти трех лет я получала из Москвы в подарок редчайшие и интереснейшие материалы об А. В. Колчаке в виде книг, компьютерных дисков и перепечаток, художественных буклетов и различных сборников. Благодаря этому во многом сокращалось время поисков необходимой литературы и пребывания в библиотеках.

Как обычно, вся библиография будет указана в конце издания. И каждый из читателей сам сможет ознакомиться с опубликованными историческими источниками и, главное, создать собственное мнение о герое данной книги. Но хочется сразу обратить внимание на то, что у разных авторов в исторических материалах может не совпадать оценка одного и того же периода жизни А. В. Колчака; может появиться описание одного и того же события с участием разных лиц и, наконец, происходит несоответствие в датах. Причин здесь может быть несколько: время написания книги, различные информационные источники, работа в разных архивах и частая путаница со старым и новым стилем летоисчисления. Безусловно, подобнее может встретиться и в данном издании, так как использование информационного материала у автора было довольно обширным.

Но когда уже был написан весь текст, когда было выяснено все, что могло волновать, и даже решен вопрос с издательством, появились новые проблемы и понадобились новые помощники. Ими оказались два человека, разные по возрасту и по профессии – Геннадий Павлович Мирошниченко, известный в городе фотограф-профессионал, и Александр Лузин, инженер Иркутского авиационного завода, великолепно владеющий компьютерной техникой. И я выражаю большую признательность и благодарность и Геннадию Павловичу, и Саше Лузину за ту отзывчивость и помощь, которая требовалась иногда очень быстро.

И, наконец, я хочу от всей души поблагодарить моего мужа Визория Константиновича Майорова за то внимание, заботу, моральную и техническую поддержку, которую он оказывал мне в течение всего времени, пока писалась эта книга. Начиная с настойчивого требования работать на компьютере вместо печатной машинки и заканчивая обычными домашними делами.

Сегодня моя книга носит название «Александр Васильевич Колчак: “Нет ничего выше Родины и служения ей”». И я не знаю, удалось ли мне с максимально возможной точностью воспроизвести все обстоятельства сложнейших жизненных ситуаций А. В. Колчака. Смогла ли я дать полное представление о противоречивой и даже немного загадочной натуре адмирала?. И смогут ли иркутяне простить ученого и полярного исследователя, адмирала и флотоводца, известного во всем мире мастера минного дела и строителя кораблей; человека, умевшего красиво любить женщину и, не сомневаясь ни минуты, отдать жизнь ради любви к Родине; Верховного правителя России, возглавившего в конце 1918 г. белые силы и расстрелянного большевиками в начале 1920 г. в Иркутске…

Г. В. Майорова

Глава первая
В краю вечных льдов

Земля Санникова

«…Первая половина ученого общества, посвященная сообщениям членов экспедиции, снаряженной для поисков пропавшего барона Толля и его спутников, подходила к концу. На кафедре у стены, украшенной большими портретами сановных покровителей и представителей общества, находился морской офицер, совершивший смелое плавание на вельботе через Ледовитое море с Новосибирских островов на остров Беннетта, на который высадился барон Толль, откуда не вернулся. Мужественное лицо докладчика, обветренное непогодами, оставалось в полутени зеленого абажура лампы, освещавшей рукопись его доклада и его флотский мундир с золотыми пуговицами и орденами».

Так начинаются первые страницы романа известного ученого, путешественника и писателя Владимира Афанасьевича Обручева «Земля Санникова». Опубликованный в 1926 г., он сразу же получил большую известность, им заинтересовались, в библиотеках стояли очереди, купить его в магазинах было практически невозможно, хотя роман несколько раз переиздавался. Научно-фантастическая история романа и его сюжет непосредственно связаны с экспедициями в Арктику полярного исследователя барона Толля на шхуне «Заря».

Академик В. А. Обручев как член ВСОИРГО, принимая непосредственное участие в организации экспедиции Э. В. Толля, знал многие подробности ее трагического конца и сумел необычайно занимательно рассказать о ней судьбами литературных героев, за спиной которых стояли реальные люди.

Лишь немногие читатели романа «Земля Санникова» знали, о ком писал автор. В печать роман впервые вышел через 6 лет после расстрела в Иркутске того самого докладчика, о котором в самом начале книги писал В. А. Обручев. То был Верховный правитель России, адмирал А. В. Колчак, имя которого в то время не то чтобы было под запретом, но упоминалось только в отрицательном смысле.

И «первому нештатному геологу Сибири» нужно было иметь большое мужество, чтобы напомнить хотя бы в такой форме об отважном морском лейтенанте, совершившим тот смелый прорыв на остров, где нашел только ледяную избушку барона, оставленные им вещи и дневник с описанием о. Беннетта.

29-летний офицер Дальневосточной эскадры заканчивал свое сообщение словами, что погибшие участники экспедиции барона Толля нашли вечный покой на дне Ледовитого океана, а Земли Санникова, которую он искал так долго и тщетно, не существует…

Но эта легендарная, не найденная и, возможно, действительно не существующая земля стремительно ворвалась в жизнь этого молодого лейтенанта, моментально смешав его личные планы и планы его близких. Спутала в едином тугом жизненном клубке великие открытия и трагические потери, человеческие судьбы и невероятные обстоятельства, подвиги во имя долга и страх перед неизвестным, связав все это прочными нитями на целых четыре года с Арктикой, Восточной Сибирью и Иркутском.

* * *

Первый раз в Иркутске А. В. Колчак оказался поздней осенью 1902 г. В «Летописи Иркутска» Н.C. Романова за 1902 г. так и записано: «22 ноября проехали через Иркутск лейтенанты Матисен и Колчак с Новосибирских островов из экспедиции барона Толля».

Архипелаг Новосибирские острова расположен в Северном Ледовитом океане между морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем и состоит из трех островных групп. Самые южные – Большой и Малый Ляховские острова; собственно Новосибирские, или острова Анжу, и самая северная часть архипелага – острова Де-Лонга.

Открытые русскими купцами и промышленниками еще в XVIII в., но малоизученные, они хранили в себе много легенд о деревянных горах и ледяных утесах, о костях древних мамонтов, валяющихся по берегам рек, о розовых чайках, летящих на зимовку куда-то дальше на север… Среди этих легенд самыми интересными, пожалуй, были слухи о загадочной земле, расположенной севернее Новосибирских островов. Землю эту примерно в 1810 г. якобы видел с о. Котельного усть-янский купец Яков Санников, известный своими смелыми разъездами и открытиями. Было до нее верст 45, но широкая полынья не позволила преодолеть это расстояние.

С тех пор эта земля, названная Землей Санникова, не давала покоя полярным исследователям почти в течение века. Поиски ее начались в 1820 г., когда царским правительством была организована экспедиция под руководством лейтенанта русского флота П. Ф. Анжу для исследования Северо-Восточной Азии. Многочисленные попытки пробиться севернее Новосибирских островов на собачьих упряжках – основной вид транспорта полярных экспедиций – успеха не имели. Повсюду встречалась вода, покрытая движущимся льдом.

Наконец, в 1900 г. Императорской Санкт-Петербургской Академией наук снаряжается Русская полярная экспедиция «для исследования Земли Санникова и других островов, расположенных за Новосибирским архипелагом». Путешествие совершается на шхуне «Заря». Начальником экспедиции назначается известный ученый и полярный исследователь Эдуард Васильевич Толль, уже дважды побывавший в этих местах.

Однажды (тогда шел 1886 г.), во время особенно ясной погоды, к северо-востоку от мыса Котельного он увидел контуры незнакомой земли. На далеком горизонте явственно вырисовывались обрывистый берег и силуэты столпообразных гор. Это не мог быть остров из группы Де-Лонга. Расстояние даже на глаз определялось не менее чем в сто с лишним верст. Это могла быть только та самая легендарная Земля Санникова. 77°09? с.ш. и 140°23? в.д. – эти предполагаемые координаты были зафиксированы на всех географических картах, правда, пунктирной линией.

A в планах полярного ученого уже созревало решение: добраться до Земли Санникова морским путем, преодолев таким образом полярную полынью. Проект был необычайно дорогостоящим, и добиваться его претворения Э. В. Толлю пришлось, правда, с большими перерывами, почти 15 лет!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18