Галина Гончарова.

Тайяна. Влюбиться в небо



скачать книгу бесплатно

– С твоей помощью?

– Я мог лишь дать денег или приютить на пару дней, если она сама того хотела. Но она приходила редко.

– А ты всегда давал ей, что попросит?

– Ей нельзя было отказать. Ты ее просто не знал.

Нет, не знал. Как-то не сложилось у Рошера с дочерью лойрио Эрена. Вот вытаскивать ее из притона один раз довелось, но тогда, пьяная и накурившаяся смолки, она могла вызвать лишь отвращение. Она дико хохотала, пыталась стянуть штаны со стражника и осыпала всех площадной бранью. А так, чтобы просто поговорить…

Где был он и где юная лайри? Да о чем им вообще разговаривать? А потом он запил, потом… Да много всего этого «потом»!

– У нее кто-то был? Она кого-то любила?

Ланист пожал плечами:

– Я не знал. Если кто-то и был, она скрывала.

– Подруги?

– Она дружила, если дружба между женщинами вообще бывает, с лайри Эшер.

– Старшей, младшей? – Большую часть благородных семей Далинара Рошер знал еще со времен работы в страже.

– Кажется, старшей. Не уверен.

– Когда ты ее последний раз видел?

– Вчера.

– Вот как?

– Она пришла, мы выпили, потом…

Рошер ехидно прищурился. Ланист смутился.

– То, о чем я думаю?

– Мы взрослые люди, что в этом такого?

– А Яна?

– Я к ней очень хорошо отношусь, – не стал лгать Ланист. – Но Синта – это другое. Это…

– Кто-то для души, кто-то для плоти?

– Примерно так.

Рошер не стал уточнять, кто и для чего в понимании Каррера, но подумал, что Яне все расскажет. Пусть не увлекается этим гадом.

– Во сколько она ушла?

– Поздно вечером. Уже стемнело…

– Одна?

– Да. Взяла у меня денег и отправилась развлекаться.

– Ты поэтому так нервничал?

– Если бы Эрен узнал, что я и его «нежная доченька»… Что бы он со мной сделал?

– Ноги вырвал? – предположил Рошер.

– В лучшем случае. А если бы женил? Он мог, власти хватило бы…

– Она же тебе нравилась? – не понял Рошер.

– И что? Теперь жениться на всех, кто мне нравится?

Рошер подумал, что стольких баб даже в Равхе держать было бы сложно. А там они к гаремам привыкли, опыт есть. Здесь же…

Или между собой передерутся – или супруга на ленточки порвут.

– Она не говорила куда, к кому, зачем?

– Хотела покурить смолки и развеяться.

Это уже что-то. С этим можно работать.

Рошер дружески распрощался с лойрио и направился к сару Шойсу.

– День добрый.

– И тебе добра. – Сар Шойс относился к бывшему подчиненному вполне миролюбиво. – О чем ты там с лойрио беседовал?

– Да он попросил, чтобы Тайяна осмотрела тело Синты.

– Зачем? – Сар Шойс нахмурился. Не то чтобы он был против, но вторжение в его дела?! К чему бы это?

– Так нархи-ро, они ж по травам лучшие. Мало ли – вдруг Синта что приняла… Ну, такое, что позволит узнать, где она бывала. Или с кем… Отец же, вот и хватается за соломинку, – на ходу придумал Рошер.

Лицо Шойса чуть смягчилось:

– Это да, это можно. Пусть приходит и смотрит.

– А мне можно посмотреть? Что тут, как… Пока толпа не набежала?

– Тоскуешь по прежним временам, а?

Рошер улыбнулся чуть стеснительно:

– Есть немного. Просто куда мне обратно? С этим-то?

Выразительный жест культей развеял остатки неприязни сара Шойса. Он хлопнул Рошера по плечу.

– Хорошо, что сам понимаешь. Но ты держись…

Зубами. За воздух.

– Тяжело, конечно. Но с голоду не помру, пенсия есть.

– Да, другим так не везло. Ладно, если хочешь – походи, посмотри. И приводи свою нархи-ро, если уж лойрио так просил. Пусть ему спокойнее будет.

– Спасибо, сар Шойс! Громадное!

Рошер рассыпался в благодарностях, про себя язвительно фыркая и шипя не хуже гадюки. Тоже мне! Умник! Ну да не за то Шойса держат, что он думать умеет.

Так что Рошер прошелся по траве, осмотрел лужайку. Что он хочет тут найти? Он и сам не знал. Но трава вроде как не примята, следов борьбы нет…

В сарае? Который ближе? Там тоже ничего такого. Разве что один угол кто-то… Ну, если и не вымел как следует, то явно постарался навести порядок. Правда, крови здесь не было. Так, немного… Там, где лежало тело. Чуть-чуть. Или нож в ране оставили, или внутреннее кровоизлияние? Надо потом поглядеть.

Итак! Крови мало, следов борьбы нет, тело надо еще осмотреть, но… Здесь ли убили Синту или просто притащили и бросили?

Возможны оба варианта.

Побеседовать, что ли, со вторым свидетелем? С приказчиком этим?

Наверное, стоит, по горячим-то следам.

* * *

Приказчик оказался симпатичным парнем лет тридцати. Светловолосый, с голубыми глазами, крупными руками и ногами, с уже вполне заметным животиком, он производил впечатление этакого плюшевого мишки. Уютный, надежный, спокойный… Женщины должны млеть и покупать без скидок.

Правда, сейчас мишка имел достаточно пыльный, грязный и потрепанный вид. На одежде пятна, в волосах солома, на лице – щетина, но все равно видно, что человек за собой следит. Дать ему часок-другой, лохань с горячей водой, побольше душистого мыла – и опять заблещет очарованием.

– День добрый, сар.

– И вам… э…

– Сатро Вайст. Мое имя – Рошер Вайст. А вас как зовут?

– Ивар. Ивар Решви, к вашим услугам, сатро.

Рошер чуть поклонился.

– В свою очередь, и я рад буду помочь вам. Вы ведь оказались здесь совершенно случайно, верно?

Голубые глаза просияли:

– Вы абсолютно правы, сатро!

– Не можете рассказать, как это случилось? Лойрио Эрен настроен очень решительно, но ему хочется найти настоящих убийц, а не абы кого, вы же понимаете…

Судя по восторгу в голубых глазах, инициатива лойрио полностью поддерживалась. Чувствует себя невиновным? Да, похоже. Знает, что не убивал, но боится, что на него сейчас все грехи повесят.

– Ну как… Я проснулся, захотел отлить, а тут…

– Вы ее сразу узнали?

– Да откуда ж! Лайри, благородная, она к нам в лавку и не заходила!

– И что? А в городе вы ее видеть не могли?

Торговец чуть замялся:

– Да мог, конечно. Но где я, а где лайри? Смотри не смотри… Вот лучше и не смотреть, чтобы не расстраиваться. Да и жена у меня хорошая, ребенок вот недавно родился…

– А вы попиваете…

– Да нет же! Не так было!

– А как? – тоном змея-искусителя вопросил Рошер. И получил не особо связный, но зато подробный и длинный рассказ.

Вы знаете, как это – когда у ребенка режутся зубки? Нет? Ох, поверьте, если у вас нет денег на мага или лекаря, придется очень сложно. Потому что родимое чадушко орет беспрерывно.

Даже не так.

ОРЕТ БЕСПРЕРЫВНО!

Молчит оно, только если ест. А во сне, кажется, тоже орет. Сколько это можно выносить? Да в зависимости от личной доблести. Выспаться не удается, отдохнуть невозможно, вся жизнь дома крутится вокруг этого комочка, который по какой-то прихоти стал центром вселенной – и поди не стань, с такими-то воплями! Ей-ей, лучше уж кошачьи песни по весне, там хоть поленом швырнуть можно!

Здесь же… Терпи и терпи.

Жена сходит с ума и медленно звереет, ты не высыпаешься и звереешь быстро, а ведь надо еще работать! Никто ни жену, ни ребенка содержать не будет, кроме тебя. И на работе хозяину все равно, кто там у тебя орет и сколько минут за ночь ты спал.

Так что…

Ивар понимал, что неправ, когда напивался в хлам. Но идти домой сил не было. Вот и… Нажрался, снял какую-то девку, которую даже и не помнил… Кажется, они куда-то шли, что-то пели… А потом обнаружил себя в сарае. С трещащей по причине похмелья головой, но зато – выспавшимся! Между прочим – впервые за десять дней.

Спать не хотелось, хотелось поговорить с природой – и он зашел за сарай. Вышел, потянулся, обратил внимание на пятно в траве – и тут все завертелось.

– А лойрио?

– На коне? А он неподалеку был, точно. Я как увидел тело – орать начал, он сразу же рядом и оказался. Я и не понял, откуда он появился.

Логично. Если услышал – то был рядом.

С другой стороны… А что он тут делал? Вообще умные люди здесь не катаются, потому как трава, земля неровная, а если конь копытом в кротовую нору попадет – его только на колбасу пустить и останется. Да и других мест полно, и других дорог…

В общем, убить девчонку могли оба.

И Ланист, а потом изобразить, что прискакал на выручку, и Ивар, а потом изобразить шок. С другой стороны…

– А вы лойрио видели? Слышали?

– Да, кажется, копыта стучали. Во-он в той стороне. Я еще подумал – какие дураки-то здесь кататься вздумали?

– Дураки?

– Ну… э…

– Да не о том я, – отмахнулся Рошер. – Почему – дураки? Почему – множественное число? Каррер же один?

Ивар хлопнул глазами.

– А мне показалось, что лошадей больше.

– Почему? Топот? Ржание? Почему вы так подумали?

Рошер вцепился клещом, но вытрясти из Ивара больше не представлялось возможным.

Может, и правда топоту было больше, чем от одной лошади, а может, и ржали или разговаривали – он точно не запомнил. С похмелья-то! Это сейчас ему пару глотков вина дали, он и ожил! А был-то вообще никакой! Вот показалось так – и убивайте, не поймет почему!

Рошер задумался.

Показалось – это лишь слова. А если правда – обманка?

– А туман с утра был?

– Был. Молочный такой…

Может, и это роль сыграло. Там же звуки переиначиваются: что тонет, что усиливается…

– А когда вы ее нашли, был туман?

– Да нет. Почти рассеялся, иначе как бы я ее заметил?

Логично. Но как тогда увязать?

С кем Ланист был на прогулке? И почему об этом молчит?

Вариантов масса. От чужой жены – до… Да до чего угодно! Предполагать можно многое, а вот…

– Лойрио Каррер сразу-сразу оказался рядом? Как вы закричали? Или минут пять-десять прошло?

Ивар задумался.

– Вот не знаю… Вы меня поймите, я в таком шоке был!

Рошер прищурился:

– А ночью вы с кем-нибудь – того?

Ивар побледнел сильнее, но кивнул:

– Мне кажется, да.

– А это не могла быть?..

– Не знаю! – чуть ли не стоном вырвалось у приказчика. – Ей-Раш, не знаю! Да чтоб моей душе из паутины выхода не найти – не хотел я жене изменять! Но вино… Кабатчик, сука, туда или выморозков влил, или подмешал чего… По мозгам что кувалдой ударило! Половину вечера не помню!

– А пили-то где, сар?

– В «Ражем мишке».

Знал Рошер этот кабак. Ну… не из лучших, но и не худший. Так, средненький. И… да, подлить всякую гадость в вино там могли. Но не просто так, ой не просто. Если кто-то из своих закажет «кабанчика».

Но кому нужен этот Ивар с его простодушным лицом и голубыми глазами?

– А вы богаты, сар?

– Да что вы, сатро! Работал бы я приказчиком в лавке!

– А чем торгуете?

– Тканями, сатро. Устаю иногда, ноги побаливают, плечи – поворочай-ка эти скатки, а денег мало. Было б больше – я б жене помощницу нанял, она бы так не уставала.

– Наследства не получали? Не должны получить? – Рошер невольно вспомнил дело Аэлены.

Ивар замотал головой:

– Да мне и неоткуда. Все здесь, в Далинаре, но у меня семья не слишком богатая. С земли кормимся. Я первый, кто выучился.

– А у жены?

– И у жены тоже. Отец – портной, сама шьет помаленьку, мать вышивкой промышляет… Да нет. Нет у нас богатых родственников.

– А знакомых?

– Нет, сатро. А почему вы спрашиваете?

– Уж больно странно, что вас в том кабаке опоили. Хотели б ограбить, так мы бы сейчас не беседовали. Ничего у вас не пропало?

– Так у меня ничего ценного и не было. Кошелек… – Ивар похлопал себя по карманам и с искренним удивлением вытащил из одного вышитый мешочек, – цел…

– И деньги в нем есть?

Пара серебрушек так и осталась на дне, заставляя подумать о странностях жизни. Вот зачем опаивать добра молодца, если его потом не ощипывать? Просто так?

Ничего не понятно.

* * *

Рошер еще попробовал расспросить о девице, но приказчик в ответ только руками развел. Голубое пятно вроде как…

Или нет?

Не помню, убивай – не помню!

И не притворялся ведь! Похмелье Рошер мог распознать за перестрел, как большой специалист. Сейчас-то Решви полегче стало, а тогда он и парня с девкой бы перепутал. С похмелья и не такое бывает.

Рошер положил себе расспросить хозяина трактирчика и направился к Тайяне, понимая, что тут больше ничего не получишь.

Каррер?

Если сразу не сказал, с кем встречался, то и не скажет. Но вот ведь загадка – почему Синта ушла от него в тот раз? Вроде как любовниками были… Ох, это ведь надо сказать Яне! Расстроится девчонка.

В этом Рошер был почему-то абсолютно уверен. Яне станет неприятно, что человек, ухаживающий за ней, пусть и не с самыми благородными целями, позволяет себе интрижки с другими. Хоть подождал бы какое-то время!

С-скотина!

Нархи-ро Рошер нашел в саду ее нового дома. Яна с удовольствием пропалывала сорняки. Рядом, на куче уже выдернутых, валялась Ааша, изрядно перемазавшись в зелени.

– Новая порода зеленых волков?

– Привет, Рош! Заходи! – Яна отбросила с лица длинную прядь и улыбнулась: – Ты по делу или потрепаться?

– Конечно, по делу.

– И по какому?

– Тут у нас убийство, требуется твоя помощь.

– Кого убили?

Яна не была полностью бесчувственной, но если речь не шла о ее знакомых – чего волноваться? А она точно не шла. Мало ли кого убили? Люди каждый день умирают, так что ж теперь – волноваться? Если бы дело было в Аэлене, Ланисте или даже том же Гарте – Рошер не был бы так спокоен.

– Убили дочь градоправителя.

– И?

– Ему не хочется, чтобы схватили какого-нибудь непричастного бедолагу. Нужно, чтобы за смерть Синты ответил именно тот, кто виновен.

– Логичное желание. Ее Синтой звали?

– Да.

Яна потянулась, почесала крылья. Ныли они немилосердно.

– Что от меня требуется?

– От нас. Лойрио Эрен оценил то, что мы сделали для Аэлены, и просит нашей помощи.

– Найти убийцу? Но…

– Яна, мы же разобрались с теми, кто пытался убить Аэлу?

– Это случайность.

– Так давай попробуем превратить ее в закономерность?

Нархи-ро невольно заинтересовалась. С одной стороны, она – Риккэр, ее работа – накапливать знания, вот в архив она бы устроилась, или в библиотеку, или… Только людям это не требуется.

А ей нужно на что-то жить.

С другой стороны – Рошер.

Приятель просто расцвел. Улыбается, глаза горят. Если она сейчас откажется – точно обидится. Или того хуже – потухнет. Нет, так она с ним не поступит.

И самое главное – интересно же! Как тут откажешься?

– От меня что требуется?

– Осмотреть место, где нашли тело. Осмотреть само тело.

– А ее отравили?

– Нет. Ее убили ножом.

– А зачем тогда?..

– Мало ли что она приняла перед смертью?

Яна пожала плечами, но спорить не стала.

– Если хочешь – там, на столе, в кувшине, холодная ягодная вода. Я буду готова через десять минут. Прогуляемся, а по дороге ты мне расскажешь подробности, ладно? Ааша! Ох-х-х!

Рошер не сдержался, зафыркал:

– Да, теперь у тебя новая порода. «Зеленый волк» называется.

Яна посмотрела на Рошера как на врага народа и ухватила волчицу за что подвернулось. Почему-то под пальцы попался хвост.

– Чудовище! Купаться пойдем! Поняла? С мылом! Вот как тебя, такую, домой пускать? Ты же на кровать полезешь!

Судя по морде Ааши – да, полезет. И с огромным удовольствием. И насчет зелени она тоже специально, вот!

Яна вздохнула и направилась в дом. Волчица повернула морду к Рошеру и оскалилась. И он готов был поклясться: зверюга улыбалась. Чувство юмора у волков? Или это уже не совсем волки?

* * *

Для начала Рошер и Яна решили навестить место происшествия. Тело-то никуда из дома стражи не денется, разве что к родным, но это – завтра. А вот на месте… Может пойти дождь, могут набежать люди, тогда точно ни концов, ни следов не найдешь…

Они успели.

Пока по городу не пошли гулять слухи о смерти дочери градоправителя, можно работать нормально. Вот спустя дня два начнется. Любопытство людей неискоренимо и интерес к месту смерти – тоже.

– Кто ее нашел?

– Ланист.

– Каррер? А он там какими судьбами?

– Катался верхом с утра, вот и нашел.

– А кто еще?

Рошер рассказывал, как прошло утро. Нархи-ро слушала, Ааша носилась вдоль дороги, гоняясь за птицами, подпрыгивая и смешно подергивая лапами в полете.

Сараи стояли на месте, радуя взгляд дырявыми крышами и покосившимися стенками.

– Вот там она и лежала, – указал Рошер.

Яна потрепала волчицу по загривку:

– Ааша, ищи. Ищи следы, маленькая моя. Кто был, что делал…

Волчица нырнула в травяные заросли и мгновенно скрылась из вида, а Яна посмотрела на Рошера.

– А что тут вообще где?

– Вот сарай, где спал Ивар… Ну, тот приказчик.

– Посмотрим?

Яна открыла дверь и прошла внутрь. В сарае была сумрачно и пыльно, куча соломы в углу примята.

– Здесь?

– Ну да…

Яна поворошила кучу носком сапожка.

– А он крупный? Этот Ивар?

– Ну… не мелкий, точно. А что?

– Понимаешь, такое ощущение, что тут двое спали. Нет?

Рошер пригляделся.

Слежавшееся сено не то чтобы хранило отпечатки тел, но… верно. Для одного вмятина крупновата.

– А если он ворочался всю ночь?

– Ты сам-то в это веришь?

Рошер не верил. Отлично знал, что пьяный – как дохлый, как упал, так и лежать будет. Именно потому они так часто захлебываются блевотиной или отлеживают конечности, да так, что только к магу идти или отрезать к Раш. Да, так бывает.

– Двое? Синта?

– Возможно. Или та девица, которую снял Ивар.

– Думаешь, тут был кто-то еще?

– Не знаю. Ааша сейчас расскажет.

Рошер кивнул. Расскажет. Волчица.

Ну и что? Уж не глупее некоторых людей! А если посмотреть, то так даже и умнее, и уж точно порядочнее.

– А где лежала Синта?

Вдвоем Рошер с Яной обошли примятую траву.

– Крови маловато, – заметил Рошер.

– И что с того?

– Или нож остался в ране, или наш убийца – точно не приказчик.

– Почему?

– Хладнокровие должно быть… Ты видела, как убивают?

– Я видела, как умирают. И что?

– Это же не минутное дело, понимаешь? От ножа, даже если он попал в нужную точку – тоже. Должна прекратиться агония, потом убийца ждет несколько минут, чтобы кровь прекратила течь, и выдергивает нож из раны…

– Я поняла. Хладнокровие? Не совсем верное слово. Это должен быть человек очень жесткий, решительный, даже жестокий, но… Такие не убивают ради развлечения?

Рошер задумался:

– Да, ты права. Синта или что-то знала, или видела, пусть случайно.

– А те двое…

Рошер припомнил обоих мужчин и чуть скривил губы.

– Яна, не обижайся. Приказчик вообще тряпка, но и Ланист не смог бы. Вот так убить Синту – нет.

Яна прищурилась в ответ:

– Так убить или убить Синту?

Сатро Вайст коротко ругнулся:

– Р-раш! Все время забываю, насколько ты не человек.

– Надеюсь, что и не дура. Ланист спал с Синтой?

Под взглядом серьезных больших глаз солгать Рошер не рискнул.

– Время от времени.

– И когда было последнее время?

– Вчера.

Яна поморщилась:

– М-да, я знала, что он неразборчив, но чтобы так? Курильщица смолки – это ведь… как помойное ведро! Туда кто хочет, тот и сливает, она же после дозы под ишака ляжет, я читала…

Рошер покачал головой:

– Они давно знали друг друга. Это случалось – и все.

– Но ты прав. Так бы он любовницу убить не смог. Духу не хватило бы.

– А вдруг?

– Нет. Не верю.

– Потому что он тебе нравится?

– Да, и это тоже. – Яна сорвала травинку, бездумно сунула в рот, пожала плечами. – Он легкий. Вроде Диолата, но безобидный, а мне хотелось развеяться.

Вычленять главное Рошер тоже умел:

– Хотелось? А теперь?

– Брезгливо. Понимаю Аэлену.

Рошер кивнул. Ну да, Диолат… Мужчины иногда считают, что чем больше побед, тем больше уважения. Но не всегда, и не у всех женщин.

– Я думал, у вас будет что-нибудь серьезное…

– Серьезное? Вряд ли. В Лесу мы относимся к этим вещам проще, но мне все равно не хотелось, чтобы мой первый мужчина был таким…

– А я думал…

Яна пожала плечами. Точнее она и сама не знала. Ланист – милый, веселый, обаятельный… Может, и стоило бы попробовать, опыт-то у него есть… Но сейчас ей неприятно.

Ааша вывернулась из травы, прекращая своим появлением тягостный разговор.

– Лапа моя! Ну, показывай, что нашла?

Волчица приостановилась и медленно-медленно двинулась через бурьян, маня за собой хозяйку. Рошер последовал за Яной.

Небольшая полянка встретила их птичьим щебетом. Яна присмотрелась, прошла чуть вперед, стараясь не наступать на следы, и Рошер в очередной раз подивился, как она легко ходит. Словно бы и трава под ее весом не приминается.

– Не знаю. Посмотрим, что тут произошло?

– А ты в этом разбираешься?

– Ну… я же из Леса. Следы-то всяко читать умею.

– И что они говорят? – Рошер предусмотрительно не лез на поляну, чтобы не затаптывать.

– Тут было две лошади. Сначала. Потом один из всадников спешился, второй оставался в седле. Вот, видишь, трава примята? С этой стороны – копыта, лошадь стояла достаточно долго, с грузом на спине, переминалась с ноги на ногу. А тут – отпечатки сапог. Человек сначала спешился, разговаривал, люди не умеют говорить, стоя на одном месте, и он расхаживал по поляне, а лошадь – за ним. Вот здесь он опять вспрыгнул в седло, и лошади пошли… Туда.

Яна махнула рукой, предлагая Рошеру пройтись в том направлении. Так сатро Вайст и поступил.

– Лошади шли шагом, бок о бок…

Рядом из кустов вывернулась Ааша, тихо рыкнула, дернула головой в сторону.

– Та-ак… А там что?

Яна ловко скользнула через кусты, Рошеру так не удалось. И откуда тут такая колючая ежевика? Пока отцепишься…

– Ты чего?

Рошер коротко кивнул на куст. Яна подошла, скользнула пальцами по ежевичной плети – и сатро Вайст обрел свободу.

– Этих двоих кто-то подслушивал.

– Серьезно?

– Там отпечатки сапог. Мужских.

– Не Синта? Точно?

– Такой ножки у женщин не увидишь. Хотя… надо посмотреть.

Рошер фыркнул:

– Синта была миниатюрной, изящной.

– Значит, точно не она. Там сапоги здоровущие. Крупный, наверное, человек.

– Необязательно.

– И следы глубокие. Двое беседовали, третий подслушивал, а потом пошел. Кстати, в ту же сторону, что и они.

– Это куда?

Яна указала направление.

– Я попросила Аашу пройти по следу, она найдет. А мы за лошадями. Опа! Смотри!

Взгляду Яны и Рошера открылись сараи. Те самые.

– Эти двое поехали сюда. И шпион сюда же пошел. А где Синта лежала?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении