Галина Дмитрюкова.

Улыбка ангела



скачать книгу бесплатно

© Галина Николаевна Дмитрюкова, 2017


Редактор Татьяна Владимировна Левченко


ISBN 978-5-4483-7518-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Улыбка розового ангела

Влажный туман, как мокрый парус, нависал над лётным полем. Метеосводка обещала солнечную погоду и хорошую видимость. Мы почти всем экипажем забежали в «Луис» перекусить перед полётом. Благо кипрская фирма даже в Шереметьево-2 построила свои кафешки и рестораны с отличной кухней. Перед полётом я всегда волнуюсь и хочу есть. Очень удивительно, но у всего экипажа светлые глаза, и все похожи, как одна семья.

– В Москве десять часов утра. Объявляется посадка на рейс Москва – Мальта, – проговорил женский голос по радио.

До взлёта осталось совсем немного.

Вот и красавец лайнер. Эта серебряная чудо-птица заставляет радостно биться сердце.

– О, наш «Конкорд»! – весело воскликнул Вячеслав, мой друг и первоклассный пилот. – Кстати, говорят, что это наилучший самолёт во всех смыслах. Престиж Франции. Вы знаете, что «Конкорд» совершил кругосветный полёт со скоростью 2000 километров в час? Он сначала следовал за тенью Луны, а затем тень Луны догоняла «Конкорд» – с восторгом рассказывал Вячеслав.

– Сейчас будет тебе кругосветный полёт на наилучшем самолёте с несравненным комфортом, – пошутила я.

Мы поднялись на борт самолёта. Пилоты всегда стремятся быстро пройти через пассажирский салон, а мне нравится смотреть на пассажиров, наблюдать их любопытные взгляды. Я всё же женщина!

Все уселись по своим местам и приготовились к полёту, сразу посерьёзнев. Ну что ж, с Богом! Я включаю систему, набираю скорость, убираю шасси – и мы в воздухе. Это всегда волнующее чувство. Невероятно, но эта махина послушна тебе. Ты становишься огромной птицей, парящей в небе.

– Хочешь тест? – спросил Ванечка.

Я кивнула головой.

– Вы пилот. Самолёт летит из Москвы на Мальту. Высота полёта – восемь тысяч метров. Сколько лет пилоту?

– Двадцать шесть, – ответила я, не задумываясь.

– Почему это двадцать шесть?

Ванечка сделал круглые глаза.

– Потому что женщинам больше двадцати чести не бывает!

Однажды, переходя дорогу в самом центре города, я совершенно некстати вдруг увидела в небе разноцветные парашюты, которые называют «крыло». Их было очень много, парашютисты опускались прямо на крыши домов. Конечно же, я остановилась, уставившись в небо, поражённая удивительным зрелищем, забыв обо всём. Всё замерло вокруг. Все люди остановились и, разинув рты, смотрели на необычный десант. Даже движение на дороге замерло. Это было такое захватывающее зрелище, что хотелось забраться на высоченную крышу и тут же полететь на таком же парашюте. Небо всегда манило к себе. Это было давно, а теперь я в небе. Я летаю, мама, я летаю!

Выглянуло солнце, нарисовав в небе яркую радугу.

– Это подарок Бога, – сказала я, радуясь. – Так и хочется пролететь сквозь радужные ворота! Моя детская мечта.

Например, поближе к солнцу.

– Между прочим, диаметр Солнца составляет шестьсот диаметров Земли, – сказал командир.

– А диаметр Марса в два раза меньше земельного, и оборот вокруг Солнца он совершает за два земных года, – лениво добавил Ванечка.

– Есть такая интересная теория Кирилла Бутусова, – прищурил глаза от солнца Вячеслав, – о том, что за Солнцем находится Антиземля – Глория, где Солнце играет роль зеркала. На орбите Земли в противоположной точке вращается Антиземля, на которой находятся двойники человечества. Бутусов развил эту теорию, ссылаясь на труды Филолая-египтянина.

– На орбите Земли в либрационных точках есть возможность скопления материи, – очень серьёзно сказал командир. – Одна из таких точек за Солнцем. Так что, с позиции астрономии, это вполне допустимо, хотя положение тела в этой точке неустойчиво и при сильных ядерных взрывах возможно смещение Земли со своей либрационной точки, и тогда она может налететь на своего двойника.

Мы умолкли.

– Через час будем на месте. Хороший рейс – короткий, – улыбнулся командир.

– Да, вот только Чёрное море перелетим, и ещё чуть-чуть, – подтвердил Ванечка.

– А вы знаете, что Чёрное море намного глубже всех других внутренних морей? Его глубина больше двух километров. Вода Чёрного моря на глубине ста пятидесяти метров насыщена сероводородом и образует слабую кислоту, поэтому жизнь в нём только в верхнем слое. А пролив Босфор шириной тридцать три метра, – тоже улыбаясь, информировал нас Вячеслав.

Теперь уже все заулыбались.

Белые облака, как лебеди, плыли в воздухе. Когда большая облачность, то так хочется облако схватить рукой! Может, правда, что облака – души предков?!

Ну, вот и Средиземное море, ещё немного, и мы будем на Мальте. Разница во времени – всего час. Когда пролетаешь над морем, всегда появляется особое чувство – восхищения и страха.

– Между прочим, при падении в море астероида, волна от него была бы до пятисот метров, – сказал Ванечка, словно прочитав мои мысли.

Тем временем, внимательно следя за работой системы управления, я мечтала о том, как по прилёте закажу грушевое сорбэ, холодное, освежающее, и какой-нибудь вкусненький сок. Но не успела я домечтать, как при левации 11
  * Левация – поворот самолёта с наклоном.


[Закрыть]
заметила странное облако, которое очень быстро приближалось, исчезая, и затем снова появляясь. Казалось, оно следовало за самолётом.

– Какое необыкновенное облако! – сказала я.

– Это «Авакс» или «Аврора», – пошутил Ванечка, пугая меня самолётами-шпионами.

– Интересно, что бы они здесь делали? – засмеялась я.

– Шпионят! Между прочим, «Аврора» – преемник «Чёрного дрозда» и летает на высоте тридцати тысяч метров, а быстрее его не летал никто, – Вячеслав глянул в боковой иллюминатор и спокойно продолжал наблюдать за приборами.

Но вдруг облако появилось справа. Оно было нежно-розового цвета и, казалось, соревновалось с самолётом в скорости. Оно меняло свои контуры и, обогнав самолёт, стало принимать очертания человеческой фигуры.

В кабине стояла полная тишина.

Облако постепенно приобретало более чёткие формы. И вот уже было отчётливо видно огромное лицо с синими глазами. Оно посмотрело на нас своими необыкновенными глазами и улыбнулось…

– Это же ангел! – прошептала я. – Розовый ангел!

Его огромные крылья трепетали от ветра, а он всё улыбался нам и таял, таял на глазах. А мы, охваченные этим чудом, сидели со счастливыми улыбками.

– Господи! Это ведь, правда, настоящий ангел! – Ванечка, как и все мы, не мог прийти в себя. – Это Кетер – высшее существо, недоступное пониманию.

– Ле момент де верите. 22
  ** Le moment de verite (фр.) – момент истины.


[Закрыть]
Мы теперь с ангелом – побратимы одномоментности существования, – философски заметил Вячеслав.

Командир молчал, видимо, потрясённый увиденным. А я радовалась. Я просто ликовала: наконец-то в моей жизни произошло необыкновенное чудо.

– Господи, спасибо тебе за этот подарок! – шептала я.

– У молящихся людей активность мозга намного выше нормы. «Модуль Бога» вот здесь, – сказал Ванечка и постучал себя по лбу.

Все засмеялись, словно Ванечка вернул всех в обычное нормальное состояние.

Радиосигнал оповестил о снижении. Впереди был остров Мальта. Мне казалось, что это чудо-остров, но теперь… Всё на свете относительно.

Вот и Мальта. Мальтийский архипелаг сравнивают с загустевшими каплями мёда, упавшими на синюю гладь моря. В нём всего пять островов, и самый большой – Мальта.

– У нас будет немного времени, и мы сможем отдохнуть, – обратился командир к экипажу.

– Ванечка будет экскурсоводом, – захлопала я в ладоши.

– Пожалуйста! Остров Мальта – это всего лишь двести пятьдесят квадратных километров суши. Здесь живёт почти всё население в триста сорок тысяч человек. На двух островах архипелага никто не живёт, потому что там одни скалы. А вот на острове Гоцо когда-то провели несколько счастливых лет Одиссей и прекрасная нимфа Калипсо.

– Ну, ты и расскажешь! – улыбнулся недоверчиво Вячеслав.

– Это Гомер свидетельствует! – нисколько не смутился Ванечка. – На Мальте господствовали и финикийцы, и римляне, и арабы, и французы, и англичане, потому что остров уникален. Нигде на Земле нет такого уголка, где бы на таком малом пространстве сконцентрировалось столько свидетельств далёкого прошлого. Мальта как живая книга средиземноморской истории – от каменного века до наших дней. Таинственные мегалитические святилища на ней на пятьсот лет древнее египетских пирамид.

Ванечка всерьёз вошёл в роль экскурсовода.

Вот и Валетта – столица государства Мальта. Небольшой аэропорт встречает нас отличной солнечной погодой. Сицилия совсем рядом – девяносто километров. На пароме – полтора часа без оформления визы. Приветливые мальтийцы широко улыбаются, обнажая белоснежные зубы. Решив вначале основательно поесть, мы отправились в летний ресторанчик на берегу моря. Здесь даже зимой температура воздуха и воды плюс пятнадцать по Цельсию.

Надвинув пилотку на лоб, и удобно расположившись в плетёном кресле, я, конечно, думала о розовом ангеле. Мне даже не хотелось есть. Какое-то блаженное состояние наполняло меня. Мужчины заказали карпаччо из тунца, баранину под мятным соусом и гранатовой израильское вино «Римон», абсолютно безалкогольное, – у них даже повысился аппетит.

– Ты почему не ешь ничего? – заботливо спросил командир.

Брюнет-итальянец с гибким сильным торсом предложил несколько экзотических названий блюд, но я не знаток итальянской кухни. Я попросила принести просто воды. Ведь нужно же знать, что за вода у них. И, вообще, чем больше пьёшь воды, тем меньше стареешь. Вода оказалась очень вкусной.

– Она всё об ангеле мечтает. Тело в Каире, а душа манкирует, как говорил Остап Бендер, – пошутил Ванечка, уплетая барашкино мясо.

– У него глаза такие синие, как июльское небо в Крыму, в половине первого, – мечтательно произнесла я.

– Почему в половине первого? – удивился командир.

– Потому что тогда самое синее небо, – объяснила я непонятливым мужчинам.

Мы отправились на прогулку. Гуляя по улицам Мальты среди домов цвета топлёного молока, мы словно окунались в глубь веков. Во дворце Великого Магистра мы осмотрели все залы и галереи, несмотря на то, что здесь находится резиденция президента Мальтийской Республики и заседает парламент. Орден рыцарей иоаннитов обосновался на Мальте ещё в 1530 году и имел интересную историю. Оказывается, в 1798 году французский флот во главе с Наполеоном, направляясь в Египет, остановился на Мальте для пополнения запасов воды. Наполеон со своей шестидесятитысячной армией потребовал сдачи острова. Рыцари обратились за поддержкой к российскому императору Павлу, и на короткое время он стал Великим Магистром ордена. Французский флот потерпел сокрушительное поражение от английской эскадры, которой командовал адмирал Нельсон. В России при дворцовом перевороте погибает император Павел, а его сын Александр слагает с себя обязанности Великого Магистра. Мальта на 150 лет переходит под юрисдикцию британской короны, а капитул ордена переносится в Рим, где и находится по настоящее время. Вот такая связь времён…

Каждую весну, начиная с давних пор, на Мальте проходит карнавал-фейерверк ярких красок и радости, а осенью в Большой бухте Валетты проводится регата. Жаль, что мы не увидели ни того, ни другого.

Очень не хотелось покидать этот тёплый красивый и загадочный остров. Долго летели молча.

– Я напишу книгу об ангеле и о прекрасном острове Мальта, – мечтал Ванечка.

– А я вот думаю: почему в этом месте ангелы летают? – очень серьёзно сказал Вячеслав.

– Почему этот розовый ангел улыбался, непонятно совсем, – размышлял командир.

– Потому что пилоту двадцать шесть лет, и она всё же женщина! – воскликнула я.

Все заулыбались.

Солнце озаряло белые облака, и они светились розовым светом, словно напоминая об ангеле…

Дежавю

Поезд в белых облаках тумана летел, как стрела. «При-бал-тика», – стучали колёса, и сердце радостно подпевало: «Прибалтика! Прибалтика! Чудесная страна!» Конечно, чудесная. Я столько мечтала о ней! Наконец-то моя мечта осуществлялась.

А вот и красавица Рига. Я весело выпрыгнула из вагона и сразу попала в другую страну. Здесь даже воздух был другим!

С духовым оркестром меня никто не встречал, конечно, но это нисколько не огорчило. Подлетевшее такси было очень кстати.

– В командировку или к родственникам? – осведомился любопытный таксист.

– По турпутёвке, – ответила я. не буду же ему рассказывать, что как гимназистка влюблена в известного актёра, и турпутёвку взяла с одной только целью: попасть на спектакль с его участием. Если повезёт, конечно. А то ещё подумает… ну, понятно, что может подумать этот разговорчивый водитель.

Весёлый таксист подвёз меня к гостинице, и я, задрав голову, попыталась сосчитать этажи, однако, это было бесполезно. Я вздохнула и вошла в отель. Темноволосая молодая женщина-портье улыбалась голливудской улыбкой. Забронированный номер уже ожидал меня, и, подхватив небольшой чемодан, я подошла к лифту. Пожилой швейцар в позолоченной ливрее поклонился и вызвал лифт. Мне это очень понравилось, ведь не каждый день тебе кланяются. Я тоже поклонилась ему в ответ и вошла в зеркальную кабину. Швейцар ещё раз поклонился, приветливо улыбаясь. И вот я уже на семнадцатом этаже. Номер отличный, вид из окна замечательный и настроение тоже! Что ещё нужно для счастья?

Быстро перезнакомившись, участники тургруппы отправились исследовать старинную Ригу. Старый город, как сказка, манил к себе. Казалось, что я провела здесь всю жизнь, и мне давно знакомы все дома и переулочки, кованые ворота и остроконечные башни. Это было как воспоминание о прошлом. Дежа вю. «Ночью в узких улочках Риги слышен голос прошлых столетий…» – звучала в голове мелодия известного ноктюрна. Очарованная, я словно растворилась в этой музыке.

Позже, в гостинице, когда я примеряла своё вечерний туалет к ужину, в дверь тихо постучали. На пороге, улыбаясь, стоял Ленур – молодой человек из нашей группы, он приглашал пойти потанцевать. На двадцать втором этаже были отличный бар и ресторан с танцзалом. «Ну, что ж, танцевать, так танцевать», – согласилась я. продуманный наряд сделал своё дело: я понравилась сама себе! А это очень важно для хорошего настроения, между прочим!

Подойдя к ресторану, мы поняли, что вход по пригласительным, только для VIP-персон и для иностранцев. Ленур быстро оценил ситуацию – ведь мы тоже были по турпутёвке «интурист».

– Возьми меня под руку, улыбайся и молчи, – скомандовал он.

Стоявший в дверях молодой человек в строгом чёрном костюме что-то спросил по-латышски. Ленур невозмутимо ответил ему на незнакомом мне языке. Очевидно, ничего не поняв, молодой человек пропустил нас.

О, это было чудесно! Потолок в движущихся, сияющих звёздах переходил в радужный калейдоскоп нижнего танцзала. Недовольный бармен поглядывал в нашу сторону: мы почти ничего не заказывали, мы пришли танцевать! И когда заиграл оркестр, – все тоже забыли о еде. Звучал рок-н-ролл. Ну, кто может удержаться на месте? Кто? Признайтесь честно: вы давно танцевали рок-н-ролл? Видимо, таки да. Тогда завидуйте!

Спустившись в нижний зал ресторана, где был шведский стол, и, набрав всяких сладостей, мы уселись за столик и, уплетая пирожные, наблюдали незаметно за соседним столиком: там сидели молодые немцы. Они громко смеялись, видимо, радуясь возможности вкусно поесть, бегали через каждые пять минут за новым блюдом. Всё валилось у них со стола, но никто из них не обращал на это внимания.

– Вот, хрюшки! – не выдержала я, удивляясь таким манерам.

– Тихо, что ты! Господин Чехов говорил, что… – я не позволила Ленуру договорить.

– Знаю, знаю, он говорил, что воспитанный человек не замечает, вернее, делает вид, что не замечает оплошностей других, – даже тогда, когда его облили супом с головы до ног, – засмеялась я.

В холле к нам подошла моя новая знакомая из Караганды – Светка. Ей было двадцать три года, она носила шляпку, в которой, по-моему, даже спала, но была действительно очень миленькой. Шляпка, в смысле. Стоило Ленуру на минутку отлучиться, как к нам подошёл очень представительный мужчина лет сорока. Его звали Кларк. Он был из Лондона и приехал в Ригу по делам. Светлана понимала только по-немецки, поэтому говорила с ним я. англичанин пригласил нас на ужин. Деликатно отказавшись, мы отправились в Светкин номер. Но англичанин был настойчив. Он по-свойски вошёл в номер к нам, уже войдя, постучал, с безупречной английской улыбкой. Его приход никак не входил в наши планы. На довольно сносном английском, как мне казалось, я попыталась ему объяснить, что у нас важная встреча, но Кларк и слушать ничего не хотел. Он упал на колени и стал так быстро и смешно говорить, что я могла понять только немногое из его речи. А говорят, что англичане сдержанные и холодные! Наш был, видимо, южанином или романтиком. Наконец, он сдался и собрался уходить, но заметил на столе бутылку «Рижского бальзама».

– О! Презент! – он ловко подхватил Светкин бальзам.

Я растерялась. «Пусть берёт, иностранец ведь», – подумала я, но Светка думала совсем иначе.

– Ну-ка, поставь на место! Это мой бальзам! – закричала она.

– Презент! Pleas! – просил англичанин.

– Это мой! Я для себя купила! – не сдавалась Светка. – Дурдом какой-то! – она была возмущена не на шутку.

– Дудом? – переспросил англичанин, глядя на меня и ожидая перевода.

– Перестань учить иностранца плохим словам! Купим тебе ещё бальзам, пусть берёт, – сказала я Светке.

– Дурдом какой-то, – Светка покрутила пальцем у виска, глядя на англичанина. Кларк засмеялся, поняв сразу всё сам. Поблагодарив, он ушёл совсем не по-английски, а радостно подпрыгивая.

– Что он сказал? Ничего не понимаю! Галиматья какая-то! – не могла успокоиться Светка.

– Между прочим, врач Гали Матье жил в Париже и лечил людей каламбурами и остротами. Ты должна быть милосердной! Тебя что, этому не учили?

– Истинное милосердие начинается дома, – назидательно приговаривала я.

– С дудома! – засмеялась Светка, вспомнив англичанина.

Мы гуляли по малолюдным улицам, вдыхая незнакомый, чуть влажный майский воздух, не заметно поглядывая на красавцев-латышей: элегантных и светловолосых.

– Какие мужчины! Стройные, спортивные, не то, что у нас в Караганде, – восхищалась Светка, поправляя свою шляпку так кокетливо, будто позировала перед фотокамерой. – Я такая сентиментальная! – она просто откровенно строила глазки белокурым парням.

– Они очень воспитанные, заметь, хотя, сентиментальность и время мешают смотреть на людей объективно, – сказала я, любуясь архитектурой старой Риги.

Лёгкий ветерок пробегал по листьям деревьев, по глади Даугавы, нёсшей свои спокойные воды. Казалось, что это сама римская богиня весны Майя посетила эти прекрасные места!

Ближе к вечеру я начала готовиться к возможной встрече со своим любимым артистом. Я была уверена, что увижу его и волновалась, как будто предстояло настоящее свидание. Вся моя тургруппа почему-то увязалась за мной, словно им идти больше было некуда. Когда мы подходили к театру, я так переживала, что даже проголодалась: купила десять трубочек с кремом и тут же съела сразу две, забыв о фигуре. Но нас ожидало разочарование: спектакль был назначен на следующий день, а репетиция уже закончилась. Я вышла из театра и подошла к большим квадратным тумбам с афишами, стоявшими невдалеке. Безучастно разглядывая их, я ждала непонятно чего. Какая-то сила удерживала меня возле театра. Мои спутники тоже не торопились уходить: стояли у входа, что-то обсуждая.

И вдруг краем глаза я увидела Его. Я не верила своим глазам, но спутать Его было невозможно ни с кем. Его высокая спортивная фигура в белом плаще двигалась к театру. Забыв обо всём на свете, я глядела на него влюблёнными глазами. Мои друзья окружили его и стали говорить обо мне… Я услышала знакомый голос с милым прибалтийским акцентом: «Гдье эта дьевушка? Гдье она?» Он повернул голову, сделал шаг в мою сторону. Я столько мечтала об этой встрече! Вот я здесь, и он идёт ко мне! Мы смотрели друг на друга, но, вдруг сорвавшись с места, я понеслась прочь вдоль по бульвару Паломью, в свою гостиницу «Рига», словно хотела там спрятаться от самой себя. Это было позорное бегство. «Стыдно, очень стыдно… – Проехать полторы тысячи километров, чтобы увидеться с ним и так всё испортить! – ругала я себя. – Может, это была судьба? ведь зачем-то он вернулся? – Что ты такое думаешь? – Как хочу, так и думаю! Кто мне запретит?» Внутренний диалог, как шторм, бушевал во мне. Ведь, пока жива надежда, душа ищет свой идеал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное