Галина Абрамова.

Психология развития и возрастная психология



скачать книгу бесплатно

Я думаю, что в этом факте можно увидеть главное позитивное проявление общественного кризиса, корни которого в переживании наличия Я как собственности как свойства психической реальности («Данное мне – моё – принадлежит мне»). В этой словесной формуле, отражающей переживание наличия Я как собственности мне бы хотелось представить читателям те переживания, которые выглядят весьма актуальными для психического развития человека в периоды социального кризиса, который существует не как научная абстракция, а как социальная ситуация развития миллионов людей.

Остановлюсь на них несколько подробнее.

«Данное мне» – переживание наличия потенциала своих физических, интеллектуальных, волевых, эмоциональных и т. п. качеств, которые составляют основу для осуществления трансцендентальной позиции. Это и те конкретные времена и пространства, т. е. жизненная среда, где есть конкретные люди и предметы, с которыми человек состоит во взаимозависимых отношениях. Это – своего рода фундамент для осуществления преобразований как в своей жизни, так и в жизни общества. Это – основа любой активности человека.

«Моё» – все люди и предметы, включая собственное тело человека, на которые прямо или опосредованно распространяется или может потенциально распространяться воздействие – человека. Именно через это переживание проявляются такие свойства психической реальности как наличие границ, обратимость, потенциал изменчивости (связан со свойствами предметов, включённых в переживание). Это – основа предметной деятельности человека, где выбор предмета деятельности и действия с ним описываются понятиями мотивов и потребностей.

«Моё» – это и конкретное место Я и не-Я в системе социальных отношений и возможности воздействия на Я и Других людей. «Моё» – если говорить бытовым языком, – это области власти человека, проявление его силы организовывать и осуществлять позицию по отношению в миру, в котором он действует. «Моё» как переживание обеспечивает человеку связь и с бытием Я и с бытием в Я, определяет ответственность, причастность к разным временам и пространствам.

«Принадлежит мне» – переживания субъектности как дистанции между содержанием Я-концепции и концепции Другого Человека. Психологическое содержание дистанции связано с существованием моральных и нравственных норм, регулирующих, прежде всего, меру воздействия на Другого Человека, меру принятия воздействия на Я-концепцию.

Благодаря разнообразным психологическим теориям есть возможность анализировать эти переживания, ориентируясь на их проявления в индивидуальной жизни человека и в жизни общества с нескольких позиций или подходов, существующих в настоящее время для объяснения свойств психической реальности. Я попробую представить их в виде таблицы.


Таблица 10

Содержание переживания «Данное мне – моё – принадлежит мне» как проявление общественного кризиса в индивидуальной и социальной жизни



В этой таблице мне хотелось показать сложность и глубину переживаний как отдельного человека, так и общества в целом в периоды общественного кризиса.

Для этой таблицы я использовала множество разных источников информации.

Думаю, что нет необходимости указывать их все. Я могла бы привести в доказательство очень много конкретных примеров поведения как отдельных людей, так и групп людей, которые переживали и переживают общественный кризис в разных формах, общих только тем, что в них есть содержание этого переживания, которое кратко можно назвать переживанием собственности, – именно оно было предельно актуализировано у них в их социальной ситуации развития.

Можно думаю, утверждать, что изменяющиеся Я-концепции и концепции Другого Человека стали определять возможности воздействия, так как именно в них с наибольшей очевидностью опредметились переживания собственности. Именно их содержание стало опосредовать использование взаимодействующими людьми разных свойств предметов, выбор свойств предметов, в которых фиксируется, опредмечивается содержание концепций.

Продолжу пример с покупкой в провинциальном магазинчике – мою покупку положили в аккуратный целлофановый пакетик, а не грязно-серую обёрточную бумагу (или во вчерашнюю газету). Вот так и опредметились наше с продавцом изменившееся взаимодействие. Я привела этот простой пример как внешне привлекательную сторону общественного кризиса, который имеет и множество других проявлений, в которых люди опредмечивают переживания активности Я как Я-концепции и концепции Другого Человека.

Общественный кризис актуализировал у людей переживания психологического времени и пространства, актуализировал переживания относительности как качества психологической реальности. Эти переживания вносят большую степень неопределённости как в индивидуальную, так и в социальную жизнь. Степень неопределённости очень высока, она достигает уровня стресса, люди вынуждены искать относительно устойчивые элементы как в своей психической реальности, так и в социальной жизни. Изменчивость не может быть вне устойчивости, неопределённость не может быть вне определённости. Это – из законов диалектики, той логической системы, которая пытается анализировать функционирование живых систем. С особенной остротой встаёт и вопрос о концепции жизни, которая дала бы возможность целостного видения мира и своего места в нём.

Одна из важнейших особенностей современного развивающегося мира, который уже получил название постиндустриального, состоит в том, что оно порождает особый тип отношений между людьми, особую, неизвестную в полной мере в нашем обществе, концепцию Другого Человека и Я-концепцию. Это отношения Клиента и Производителя, отношения Потребителя и Производителя, отношения Работника и Работодателя. В этих отношениях понятия Работа, Производство, Потребление, Окружающая Среда и многие другие содержат элементы Я-концепций и концепции Другого Человека или полностью включают их. Ограничусь одним примером. Для того, чтобы продать продукт, надо знать запросы Другого Человека – Клиента, пусть пока только потенциального. Индустриальные общества создали и создают перепроизводство предметов потребления – вещей, которые совершенствуются в качестве и функциональности, т. е. практически в уподоблении живому телу человека. Есть специальные науки, которые этим занимаются. Одна из них – эргономика.

В мою задачу не входит анализ разных общественных систем, я только хочу сказать, что общественный кризис создал ситуацию преобразования предметно опосредованных отношений между людьми. Это преобразование выразилось прежде всего в необходимости рассматривать предметы (как материальные, так и идеальные) с позиции Другого Человека, как необходимость отношения к Другому Человеку как к самому себе. Это – тот здоровый эгоизм, который делает предпринимателя успешным, а его дело – развивающимся во времени и пространстве. Творческий потенциал каждого человека и общества в целом, потенциал преобразования материальных и идеальных предметов, востребованный во время общественного кризиса, нашёл и находит своё воплощение в тех предметах, которые человек хочет, может и должен использовать как Клиент, как Потребитель. Без этой его возможности нет никакого производства – ни идей, ни материальных вещей.

Существует множество психологических и социальных сложностей на пути становления здорового эгоизма. Я уже называла одну из них – социальный страх, другие обобщённо можно было бы назвать жизненной философией или уровнем рефлексии на жизнь как целостный предмет, воплощающемся в экзистенциальных переживаниях. Именно их проявление можно увидеть, например, в философских поисках людей, в фактах равнодушия, апатии, жестокости, воровства, насилия.

Экзистенциальные переживания сложны, люди с проявлениями психической смерти не могут справиться с ними, они начинают отвергать жизнь как явление, относясь к ней деструктивно. Деструкция даёт временное переживание собственной силы, но она (по закону обратной связи) разрушает и без того неустойчивую структуру психической реальности. Осуществление здорового эгоизма требует от человека определённых качеств психической реальности, которые связаны с переживанием жизни как собственности. Эти качества психической реальности, думаю, могут и должны охраняться общественными знаковыми системами, структурирующими социальное пространство как пространство взаимодействия взаимозависимых людей.

Социальный кризис показывает, что строение психической реальности у каждого человека (у каждого в своей форме) зависит от социальной ситуации развития, мне бы не хотелось утверждать, что определяется ею, но зависимость прослеживается как очевидная. Это та зависимость, которая, например, экспериментально была доказана в культурно-исторической теории работами А. Р. Лурия о формировании понятий[32]32
  Лурия А. Р. Высшие корковые функции человека. Питер. 2008 С. 621; Лурия А. Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М. Наука. 1974. – С. 171 и другие работы.


[Закрыть]
, это та зависимость, которая доказывается сегодня жизнью и научной судьбой А. В. Суворова[33]33
  http://suvorov.reability.ru/r_pedagogics.html


[Закрыть]
, это та зависимость, которую большинство людей, думаю, переживают как степень обусловленности своей жизни присутствием в ней Других Людей. Я процитирую несколько строчек из текстов А. В. Суворова, которые дают некоторое конкретное представление о том, что я пытаюсь объяснить читателю, да и самой себе: «… на человечность не приходится претендовать, если никого не любишь и ни за что, ни за кого, ни перед кем не в ответе… Особенно за себя и перед собой. Поэтому «рыночные» отношения, отношения бесконечного тотального торга, кто кому чем обязан и сколько должен, я ни в коем случае не могу признать человеческой – человечной – формой отношений. Это обесчеловечивающая, бесчеловечная форма отношений, при которой запросто можно стать из человека не животным даже, а куда худшим существом – нелюдем. Вступая в тотальный торг, мы перестаём быть людьми, или вообще никогда ими не становимся. Любовь – как ни крути – сущность человечности, а тотальный торг ни с любовью, ни, стало быть, с человечностью – несовместим. И это, разумеется, вовсе не моё открытие. В поисках первооткрывателя этой истины можно забрести далеко-далеко вглубь веков, так что оставим эти разыскания. Неважно, кто первый это открыл, а важно, что это – так!»[34]34
  http://suvorov.reability.ru


[Закрыть]

В современном мире существует великое множество простых и сложных симулякров – пустых по существу, но ярких по форме знаков, которые позволяют человеку, хотя бы на время снимать остроту экзистенциальных переживаний, связанных с построением и осуществлением концепций жизни, Я-концепции и концепции Другого Человека. Эти знаки в большинстве случаев основаны на идее Другого Человека как Клиента, как потенциального или реального потребителя разных предметов, тех предметов, которые обобщённо могут быть представлены в виде денег как одного из универсальных знаков в мире людей.

Думаю, что нет необходимости доказывать, что ограничение концепции Другого Человека только его качествами как Клиента приводит к искажению представлений о творчестве жизни как индивидуальной, так и социальной. Из самого процесса творчества таким образом невольно или специально исключаются переживание связи времён как потенциальной бесконечности любой культуры, воплощающуюся в каждый момент времени в конкретную социальную ситуацию развития, в конкретную форму жизни человека среди людей. Люди начинают в большей использовать творческую энергию для создания предметов потребления, ориентированных на потенциальных Клиентов, в меньшей степени затрачивается творческая энергия на создание социальной и индивидуальной жизни как целостности.

В момент общественного кризиса по степени выраженности острота потребностей в предметах потребления и в философских идеях практически равнозначна.

Люди, можно сказать, обречены на творчество жизни.

Однако, и в современном западном обществе развитого потребления есть большие группы людей, которые, имея более чем достаточное число предметов потребления, испытывают необходимость в философских идеях, осмысления жизни как целостности. С этой целью они обращаются не только к идеям своей культуры, но очень часто к идеям других культур, прежде всего, восточных культур.

Это проявление того же творчества жизни, без которого невозможно само существование психической реальности как бытового индивидуального явления.

Необходимость в философских идеях существует как духовная потребность людей, она обостряется во время социального кризиса, становится зримо, ощутимо материализованной в виде разных знаковых систем, конкурирующих между собой за знание истины жизни. Конкуренция неизбежна, так как во время социального кризиса степень жизненного риска очень высока и потенциально многие люди готовы быть потребителями идей, снижающих (хотя бы на время) степень этого риска. Начинается и борьба за умы людей как потенциальных Клиентов, как потенциальных потребителей, способствующих в конечном счёте созданию материального или идеального капитала для кого-то (Другого Человека), для себя (так, опыт осуществления своей жизни – это тот капитал, который есть у каждого человека) или для человечества (если капитал создаёт гениальный человек).

Современное материальное производство уже давно перепроизводство (только пример из бытовой жизни западного провинциального городка – весной на продажу выставлено 32 вида газонокосилок, среди них – газонокосилка – робот, в том же местном магазинчике можно увидеть около 40 видов крышек для унитазов, а ещё есть некое количество этих предметов в каталогах), то же самое можно сказать о производстве идей о жизни, которые воплощаются в разных жизненных стилях.

Это те особенности современного общества, которые долгое время не присутствовали в социальной ситуации развития многих людей в нашей стране. Выбора, осознанного выбора, предметов потребления практически не было. Сейчас выбор есть, его возможности возрастают.

Это тот выбор, где человеку приходится встречаться с Другими Людьми как Производителями, с их целями и задачами, воплощёнными в продуктах потребления (материальных и идеальных предметах). Вот в этом выборе и происходит встреча людей с ценностной стороной капитала, где такие свойства предметов как качество и количество, форма и содержание, функция и структура (подчеркну ещё раз, что и материального и идеального предметов) могут быть представлены относительно независимо друг от друга в виде подобий, симулякров. Говоря бытовым языком, в виде фальшивок, дешевых подделок, копий. Так, внешне привлекательная, «полезная» продукция может оказаться обыкновенной дрянью, вредной для здоровья. Проблемы соответствия ценности и цены – это возможность воплощения в продукте ценности как истины жизни и творчества, но это и возможность воплощения ложных ценностей как проявление временной власти над кем-то или чем-то.

В этих возможностях открыто возвращение к переживаниям собственности, к понятию здорового эгоизма, так необходимого, думаю, и человеку и обществу для сохранения потенциала (капитала) творчества жизни.

Капитал – это не только и не столько сумма денег, сколько потенциал преобразования природного предмета ради Другого. Этим Другим может быть сам человек, его интересы и потребности, но отнесённые к будущему времени (в этом смысле в капитале присутствует будущее). Капитал – это и потенциал понимания Другого Человека как Клиента, как потребителя определённого продукта, капитал – это и потенциал понимания законов развития общества как большой группы людей, объединённых в пространствах и временах. Ошибки и заблуждения, связанные с познанием законов жизни как отдельным человеком, так и обществом в целом (или отдельными группами людей) приводит к непродуктивному расходованию – пустой трате – капитала как потенциала творчества жизни.

В индивидуальной жизни человек переживает это как напрасную трату сил, как усталость от жизни, как то отсутствие радости, которое наделяет каждый день смыслом. Общество, непродуктивно расходующее свой капитал, заходит в экономический и духовный тупик, растущий при этом индивидуальный страх людей перед неосуществимостью жизнью, перед непреодолимой плотностью бытия приводит к снижению рождаемости. Смерть начинает властвовать над жизнью. В конечном счёте капитал любого общества – это люди, радующиеся тому, что они творят свою жизнь (могут и хотят это делать). Думаю, что это очевидно.

На сегодняшний день капитал имеет множество знаковых форм, среди них и те, которые можно отнести к разряду идеальных предметов – идей. Носителями этих идей могут быть отдельные люди, группы людей или организованные социальные институты.

Одной из таких идей является идея личного богатства и успеха.

Идея богатства интересна для меня тем, что она содержит элемент случайности. Богатство выглядит как бы вечная Золушка, с которой кто-то что-то должен сделать, чтобы она превратилась в принцессу. Этот кто-то – активный, вторгающийся в жизнь Золушки – обладает властью, волей и возможностями преобразования. Если перенести аналогию в жизнь, то можно, думаю, сказать, что властью, волей и возможностями преобразования обладает тот или те, кто преобразует природный предмет в товар, товар – в деньги, а деньги – в новый товар.

Все эти три вида преобразований относительно независимы в пространстве и времени, поэтому могут принадлежать разным людям или группам людей с разными концепциями жизни, концепциями Другого Человека и Я-концепциями. За всеми этими преобразованиями стоит концепция Другого Человека как Клиента, как потребителя, содержание этой концепции регулирует степень близости людей в социальной системе, фиксирующей разные человеческие возможности преобразования природных предметов. Сегодня эта степень близости обсуждается, например, как идея социальной ответственности бизнеса.

Идея богатства не предполагает некоторого количественного выражения. Когда человек может считать себя богатым? Сколько для этого у него должно быть личного капитала в денежном выражении? Когда общество может считать себя богатым? Каковы критерии богатства общества?

В поисках ответов на эти вопросы я не только читала разные источники информации[35]35
  Иноземцев, В. Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы / В. Л. Иноземцев – http://lib.ru/ECONOMY/inozemcew.txt


[Закрыть]
, но и просто разговаривала с разными людьми, живущими в разных обществах, по-разному воспринимающих жизнь. Можно сказать, что это было включённое наблюдение. В конечном счёте всё сводилось к понятию относительности. Думаю, что в современных условиях мирового продовольственного кризиса это понятие уже мало что проясняет.

Встречались и такие безотносительные описания критериев богатства, которые с дидактической точностью выражены в притче: «Однажды отец богатой семьи решил взять своего маленького сына в деревню, на ферму чтобы показать сыну насколько бедными могут быть люди. Они провели день и ночь на ферме у очень бедной семьи. Когда они вернулись домой, отец спросил своего сына:

– Как тебе понравилось путешествие?

– Это было замечательно, папа!

– Ты увидел насколько бедными могут быть люди? – спросил отец.

– Да.

– И чему ты научился из этого?

Сын ответил:

– Я увидел, что у нас есть собака в доме, а у них четыре пса. У нас есть бассейн посреди сада, а у них бухта, которой не видно края. Мы освещаем свой садлампами, а им светят звёзды. У нас на заднем дворезабор, а у них – целый горизонт.

Отец лишился дара речи после этого ответа сына.

А сын добавил:

– Спасибо, папа, что показал мне насколько богаты эти люди»[36]36
  Автор мне неизвестен, это – свободный пересказ запомненного.


[Закрыть]
.

Не правда ли, что всё это зависит от того с какой точки зрения смотреть на мир? Имея любовь, друзей, семью, здоровье, хорошее настроение и позитивное отношение к жизни, вы получите всё!

Но вот купить что-либо из вышеперечисленных вещей невозможно. Можно приобрести любые воображаемые материальные блага, даже запастись ими на будущее, но если ваша душа не наполнена, у вас нет ничего![37]37
  http://lasker.blog.ru/


[Закрыть]

Думаю, что обобщённого критерия богатства – нет, а есть критерии богатства как наличия природных предметов, к числу которых относятся не только природные ресурсы, но и творческий потенциал людей, способных преобразовывать их в товар. Способность к творчеству – единственный специфический дар человека как части природы, единственный ресурс.

Именно она воплощается в идее счастливой жизни.

Идея успеха как товар – одно из наиболее актуальных в условиях социальной и экономической конкуренции. Она – антипод идеи всеобщего равенства, поэтому потенциально отвергает наличие у людей общечеловеческих качеств, подчёркивая необходимость неравенства между людьми как основу преобразования природных предметов, товаров или денег в определённом пространстве и времени. Идея успеха содержит в себе элемент законченности, завершённости, который с фиксированной очевидностью выступает при встрече с Другими Людьми.

Если идея богатства обладает свойством неопределённости и поэтому открыта для изменения, то идея успеха в силу своей фиксированности обладает свойствами симулякра как в жизни отдельного человека, так и в жизни общества. Это явление известно и как «головокружение от успехов», которое может привести даже к гибели успешного человека, группы людей или общественной системы.

В условиях общественного кризиса люди стремятся найти простые решения для преодоления напряжения переживаний, выпавших на их жизнь. Принятие идей богатства и успеха как средств снятия напряжения переживания во время общественного кризиса обеспечивает только на время уход от решения экзистенциальных вопросов бытия как в индивидуальной жизни, так и жизни общества в целом.

Идеи богатства и успеха как цели жизни обладают большими возможностями визулизации, предметного воплощения, опредмечивания, презентации таким образом Я как существующего среди Других Людей. Один из парадоксов, а может быть, законов жизни состоит в том, что предмет ограничен, конечен, а Я обладает потенциалом бесконечности как причастности к историческому времени. Без Других Людей значимость любых предметов – ничтожна, без Других Людей Я не обнаруживает своего существования, без Других Людей Я не имеет энергии действия. Я думаю, что многие ежедневные события прошлого и настоящего времени – времени социального кризиса – показывают, что взаимозависимость людей не только в пространстве одного общества становится содержанием психической реальности как новообразование, возникшее в прошлом – XX в.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13