Галия Асан.

Она. Девушка с побережья



скачать книгу бесплатно


– Я тебя ненавижу, – произнес он, и с шумом развернув свой скутер, скрылся.

– Я тебя тоже! Ненавижу! – кричала Флоренсия в воздух, моля, чтобы он донес эти слова до его слуха, – Мария, я ненавижу твоего брата, – призналась она подруге.

– Придется тебе его потерпеть, он пробудет на Побережье все лето, бабушка уехала из города, его оставила с отцом.

– Я этого не вынесу, Мария.

– Флоренсия, не говори глупостей! Ты же Королева Побережья! Это твоя земля и здесь решаешь ты.

– Ты права, я превращу его жизнь в кошмар! Это лето запомнится ему навсегда!

4

Дни шли, и нечто странное происходило с Флоренсией. Она не хотела говорить о нем, не хотела думать, но ее сердце выбирало противоположное. До приезда Хулио на Побережье было совершенно естественным каждый день приходить к Марие и обсуждать с ней все новости района, парней и фиесты. Но теперь каждый раз, когда она собиралась к подруге, она думала, что, возможно, она встретит там его. И это меняло все. Она ненавидела его. Но ей так хотелось выглядеть лучше для него, быть красивее. Она тщательно подбирала одежду, сгрузив на кровати все вещи из шкафа. Юбка казалась слишком простой, кофта слишком прямой, в сторону летела все новая непрошедшая проверку одежда. Наконец, разозлившись на саму себя и на него, она надела обычную футболку с надписью «А тебе слабо?» и джинсовые шорты.


– Добрый день, сеньорита, – дверь открыла Марта, горничная дома Эрнандес.

– Привет, Марта, Мария у себя?

– Да, проходите. В своей комнате.


Путь в комнату Марии был так ей знаком. Пересечь гостиную, по лестнице наверх и направо. Сколько раз она ходила этой, уже ставшей родной, дорогой. Хотя дом Эрнандесов и создавал мрачное впечатление, особенно в дни, когда здесь гостила донья Мерседес, мать главы семейства, но эта часть дома была для Флоренсии близкой. Она уже собиралась открыть дверь в комнату подруги, как услышала женский смех из соседней комнаты, дверь в которую оставалась открытой. Она подошла ближе и увидела смеющуюся девушку рядом с Хулио. Он заметил ее в дверях и встал ей навстречу. Она поздоровалась первая. Вместо ответа он оглядел ее с ног до головы, особенно задержался на причудливой надписи, на груди. Улыбнувшись, он захлопнул дверь. В ней поднялась буря эмоций, и она с силой стукнула кулаком по его двери.


– Мария, твой брат – идиот! – она влетела в комнату подруги.


Хулио закрыл дверь и вернулся к девушке.


– Кто это был? – спросила Вики.

– Одна сумасшедшая, подруга моей сестры, – он сказал это, и услышал ее стук в дверь. Представив себе ее лицо в этот момент, он улыбнулся. Ее мучения доставляли ему удовольствие.

– Флоренсия?

– Да, именно она.

– Почему ты улыбаешься?

– Потому что она так злится на меня, она очень недовольна сейчас.

– Почему? – Вики ничего не понимала.

– Потому что она странная, но красивая, очень красивая. Но нет.

– Что нет?

– А, забудь! Тебе она нравится?

– Флоренсия очень харизматичная и живая, дружить с ней у нас считается верхом счастья, но ее единственной подругой всегда была и есть только Мария.

– Ведь действительно, что-то необычное есть в ее взгляде?

– Ну, взгляд, как взгляд, Красивые глаза, да, зеленые.

– И в голосе что-то есть.

– Голос, возможно хороший, но она никогда не поет на фиестах, это дело Марии.

– Есть что-то еще, не могу пока понять что именно.

– Ты странный, Хулио, мы так и будем говорить о ней?

– Нет, забудь ее, как сделал это я.


– Нахал! – Флоренсия не унималась.

– Прошу тебя, успокойся, Флор.

Он же услышит.

– И пускай слышит! Нахал! – она стучала в соседнюю стенку.

– Что он сделал?

– Я с ним поздоровалась, а он закрыл передо мной дверь!

– Ну, это можно объяснить двумя причинами, либо он хочет привлечь твое внимание, либо он просто нахал.

– Он нахал, который хочет привлечь мое внимание, – дала ему описание Флоренсия, – Но я не буду ни думать, ни говорить о нем!

– Отлично, с ним покончено?

– Покончено, но, Мария, каков нахал все же!

– Это точно. Ты уже приготовила купальник? Я слышала, что огненный цвет будет очень популярен в этом сезоне.

– Если он и дальше так себя будет вести, то самым популярным будет кровавый. И кто она вообще такая?

– Флор!

– Я просто хочу знать.

– Виктория, из девятого класса, ты ее знаешь.

– А, малышка, и что она делает с ним? И твой отец знает, что он водит к себе несовершеннолетних девушек?

– Флор он и сам несовершеннолетний и ему можно, он же Хулио!

– Как несправедливо.

– Это твое любимое слово в моем отношении в последнее время.

– Это потому что я люблю тебя и хочу, чтобы ты была счастлива, а за свое счастье надо бороться, – Флоренсия подошла к подруге и обняла ее.

– Я буду, Флор, до последнего вздоха.

– И все-таки, чем они там занимаются? – Флоренсия подошла к окну, стараясь заглянуть в соседнюю комнату.

– Я уверенна, что они просто друзья.

– Мне не нравится эта дружба, – серьезно сказала Флоренсия.

– И что ты собираешься делать?

– Разрушить эти отношения! Все его отношения! У него не будет друзей на Побережье. Ну, кроме Хосэ, он уже давно в стане врага.

– Девочки всегда с ума по нему сходят, это будет нелегко.

– А мальчики сходят с ума по мне. И где сейчас наш Фернандито?

– Не вмешивай Нано в свои грязные делишки, – недовольно сказала Мария. Флоренсия подмигнула и начала набирать номер.

– Ферни, привет! Мне очень нужна твоя помощь! Это вопрос жизни и смерти. Моей жизни. – В нашем кафе? Да, да конечно. Спасибо, дорогой! – Мария неодобрительно покачала головой.

– Я сказала правду. От этого зависит наша жизнь такая, какая она есть сейчас. Потому что он может все здесь изменить.

– Мне кажется, ты драматизируешь, он ведь уедет в конце лета, – в дверь постучали, – Войдите! – сказала Мария.

– Привет, девочки! – это была Вики.

– Привет, Вики, проходи.

– Что тебе нужно? – недовольно спросила Флоренсия.

– Флор, пожалуйста!

– Просто сказать «Привет», я была у Хулио и решила поздороваться и с вами. Кажется, хорошая идея.

– Да, идея просто отличная. Сначала «Привет», а потом «Пока». Привет ты уже сказала, пришла очередь второго слова, – деланно улыбнулась Флоренсия, которой не терпелось отделаться от незваной гостьи. Вики в недоумении посмотрела на Флоренсию.

– Присаживайся, Вики, – Мария смерила подругу взглядом, приглашая девочку сесть.

– Спасибо, – улыбнулась та.


И тут Флоренсию осенило. Она подсела рядом, и, взяв ее за руку, учтиво произнесла:


– Вики, что между вами?

– Ничего, Флор, мы просто друзья.

– Это плохая дружба, понимаешь?

– Нет, почему?

– Потому что он сходит по мне с ума, он любит меня, а тебя просто использует, ведь, правда, Мария?

– Да, – та кивнула, в очередной раз, соглашаясь с безумствами подруги.

– Но мне он сказал все то же самое, только наоборот.

– И что он тебе сказал?

– Что ты сходишь по нему с ума.

– Я его не-на-ви-жу, – произнесла Флоренсия по слогам, – каков нахал! И людей, которые с ним дружат, тоже. Понимаешь теперь? Если хочешь стать одной из неудачников школы, оставайся с ним, ты знаешь, кто я. И ты знаешь, что я могу сделать с твоей репутацией на районе.

– Флор, я не хочу проблем с тобой! Он мне не особенно-то и нравится. Он очень странный тип.

– Ты хорошая девочка, Вики, – Флоренсия похлопала ее по руке, – Эта война только между нами, поэтому оставь его сейчас. Хочешь крутое место на игре нашей команды?

– Конечно!

– Тогда скажи ему, что не будешь больше с ним дружить, ну, придумай что-нибудь.

– Да, мы как раз договорились встретиться сегодня в кафе.

– Вот и отлично! Мы как раз тоже туда собирались, да Мария? – По взгляду Марии было видно, что с нее достаточно сюрпризов, но они кивнула.

Но он не должен знать, что это я тебя подговорила.

– Да, конечно, пока, девочки!

– Пока!

– Это было легче, чем я думала, – сказала Флоренсия, как только дверь за девчонкой закрылась.

– Флор, но ведь ты не можешь избавиться от всех его подруг.

– Возможно, но я попытаюсь.

– Я восхищаюсь тобой, подруга! И люблю тебя!

– И я люблю тебя, дорогая моя!


Хулио, отправивший свою новую подружку разузнать у Флоренсии больше о ее чувствах, и подумать не мог, что это обернется против него. Он мило попивал свой любимый гаспаччо вместе с Хосэ в кафе, ожидая свою новую подругу с новой информацией о сумасшедшей девушке с кудряшками.


– Тебе не нравится футбол? – удивлялся между тем Хосэ, – но это ненадолго.

– Почему?

– Здесь все живут футболом, и ты заживешь.

– Но я здесь ненадолго, – словно сам себя уговаривал Хулио.

– Уедешь в конце лета?

– Да я бы и не оставался здесь и до конца лета, если бы бабуля не решила провести в своем Милане все лето!

– Тебе настолько здесь не нравится?

– Ты что, обижаешься?

– Ну, мы ведь друзья.

– Хосэ, ты мне кажешься единственным адекватным человеком в этом районе. Здесь все такое другое, не так, как у нас в Центре. Такое ощущение, что жизнь застыла здесь сто лет назад. Эти побратимские отношения, битвы, вы даже на дискотеках танцуете севийану, когда весь город зажигает под поп или арэнби.

– Ну, тогда это не комплимент. Жизнь нашего района, на первый взгляд, может показаться странной, но эта та жизнь, которая течет по твоим венам, и только она может утолить твою страсть. Не забывай, ты здесь родился, а от корней невозможно избавиться. Неужели я один нормальный? – рассмеялся Хосэ.

– Ну и есть еще один парень, я познакомился с ним вчера, Фернандо, кажется, его зовут.

– Ах, он.

– Он тебе не нравится?

– Он слишком хороший.

– Кажется, он много времени проводит с моей сестрой и этой сумасшедшей.

– Не будешь называть ее имя?

– Не буду, теперь буду просто называть ее Она. Она и все ясно.

– Да, они дружат с детства.

– Да, это мило. Но я не верю в дружбу парней и девчонок, кто-то должен быть влюблен.

– Ты думаешь, Мария тайно в него влюблена? – испуганно спросил Хосэ.

– Я не знаю, а зачем ей тогда встречаться с тобой?

– Тогда это Флоренсия! Точно! – заключил Хосэ.

– Нет, нет! – забеспокоился Хулио.

– Почему? – удивился Хосэ.

– Я не верю, что она вообще может любить.

– Ты ошибаешься. Ты сделал монстра из этой девочки. Она очень чувствительная, она так хорошо ловит ритм. И не забывай, она лучшая подруга моей любимой.

– Да, и моей сестры.

– А вот и они, – Хосэ посмотрел в сторону великолепного трио: Мария, Флоренсия, Фернандо, – Когда-нибудь я набью ему морду, зачем постоянно ходить с девчонками? – разозлился ревнивый Хосэ, – А вот и твоя девочка идет, – он указал на приближающуюся к их столику Вики.


Хулио явно нравилось это совпадение. Как хорошо, что все это произойдет на глазах Флоренсии. Она, как раз, прибывает в хорошем настроении после утренней вспышки гнева.


– Вики, дорогая, – он поднялся и обнял ее.


Он сделал это так умело, что она почти передумала давать ему отставку, но пристальный взгляд Флоренсии вернул ей уверенности.


– Не называй меня так, Хулио, – она отошла от него, стараясь не попадать в зону его высокого напряжения.

– Почему? – он провел рукой по ее волосам, и она уже собиралась передумать, но взгляд Флоренсии вернул ей уверенности. Ведь та все также пристально за ними наблюдала. Он не смотрел в ее сторону, но чувствовал это.

– Потому что, между нами все кончено.

– Но, подожди, как? Почему? Когда?

– Сейчас. Ты все равно уезжаешь в конце лета, а я не хочу тратить время зря. Прощай!

– Хорошо, но ты узнала о том, что я просил?

– Она тебя не любит, – сказала Вики и, посмотрев на улыбающуюся Флоренсию, вышла из кафе.

– Я в шоке от ваших девчонок, сумасшедшие все какие-то, – явно расстроенный Хулио сел за стол и посмотрел в ее сторону. Она торжествовала.

– Просто девочки на побережье более продуманные, они не хотят тратить свое время зря на парней из центра, – смеялся этому глупому объяснению Хосэ.

– Как будто я из другой Вселенной. Я ведь даже не из другой страны, не из другого города, я просто из другого района! А знаешь, она еще пожалеет.

– Ты о какой из них? – усмехнулся Хосэ.

– Да обо всех! Я стану Королем этого Побережья!

– За одно лето?

– Я останусь здесь навсегда! Пойду в местный колледж и стану здесь своим человеком!

– Но, ты учишься в лучшем колледже города, после него поступают в Саламанку. Ты променяешь его на наш?

– Мне все равно! Я так хочу. Только пока никому не слова, – он увидел приближающуюся сестру.

– Любимый! – Мария обняла Хосэ, – привет, Хулио.

– Садись, Марикита.

– Ты в детстве меня так называл.

– Возвращаются старые добрые времена. А почему твои друзья к нам не присоединятся?

– Почему бы вам не поладить с Флоренсией? – спросил Хосэ, – Из-за этого мы не можем вместе сидеть за одним столом.


– Ферни, ты чудо! – Флоренсия взяла его под руку, и пристально посмотрела на Хулио. Они сели за барную стойку.

– Флор, ты говорила это важно. Я пропустил тренировку ради тебя.

– Ферни, это и было важно, но я выиграла сражение своими силами, но ты мне нужен без сомнения. Это все этот дурак, Хулио!

– Боже мой, Флоренсия! Опять он. Он хороший парень.

– Только не ты! Не переходи в стан врага! Не оставляй меня! – она повисла у него на плече, за чем с интересом наблюдали три пары глаз с противоположной стороны зала.

– Он брат моей лучшей подруги, Флор.

– Не разговаривай с ним, он плохой тип.

– Ферни, Флор, идите сюда! – их позвал голос Марии.

– Пойдем, – он потянул ее за руку, его прикосновение показалось ей таким теплым и родным.

– Я не хочу туда идти, там он! – сопротивлялась Флоренсия.

– Просто не думай о нем. Там ведь наши друзья.

– Да, ты прав, но сначала мне кое-что нужно от тебя.

– Что?

– Посади Вики Гомес на хорошее место на следующей игре.

Флор, я не могу постоянно сажать на хорошие места твоих подруг, парни уже злятся на меня за это.

– Я тебя люблю, – она поцеловала его в щеку, и легкие мурашки прошлись по его загорелому телу, он сжал ее руку сильнее.


Кровь ударила в голову Хулио при виде этой сцены, которая разворачивалась уже совсем близко от их столика. Он резко встал, как раз в тот момент, когда они подошли.


– Как это мило, и совсем не похоже на тебя, – она похлопала Хулио по плечу, – вставать при появлении дамы, в тебе все же есть что-то от кабальеро.


Он хотел бросить ей что-нибудь в ответ, но слова не шли.


– Я всего лишь собирался уйти, а не то, что ты там себе намечтала, – бросил он, уходя.

– Уф! Наконец-то понял, что тебе среди нас не место! – взорвалась Флоренсия. Он обернулся и вернулся обратно.

– Я, пожалуй, останусь, – Флоренсия и Фернандо сели рядом, воцарилось молчание.


Она явно не хотела находиться в его компании.


– Флор, будем разучивать новые движения на следующей репетиции? – Хосэ попытался внести некоторое оживление в беседу.

– Да, я хочу добавить немного резкости, страсти, – включилась Флоренсия, – Может быть, пару поворотов, – Хулио усмехнулся.

– Что смешного? – кинула она ему.

– Понятно, почему в ваших танцах не было раньше страсти.

– Почему же?

– Потому что главная танцовщица ее еще не познала.

– Что ты имеешь ввиду? – она пристально посмотрела на него. Он одарил ее оценивающим взглядом, от которого мурашки пошли по коже, – Если тебе так не нравится эта самая танцовщица, почему же ты сидишь с ней за одним столом? – заключила она.

– Не беспокойся, я уже ухожу, – он взял свой шлем и встал, также пристально глядя на нее.

– Ах да! Я знаю, потому что больше никто на Побережье не хочет с тобой дружить! – воскликнула Флоренсия.

– Что? – он рассмеялся, – Так это ты? Это ты отвадила ее от меня? Флоренсия, да ты выдаешь себя, – он подошел к ней ближе, – Ты без ума от меня, – прошептал он.

– Да что ты такое себе намечтал?! Спорим, до следующей фиесты ты будешь уже в меня влюблен!

– Нет.

– Боишься?

– Конечно, нет! Ты и так моя, – он провел рукой по ее волосам. Но не так, как делал это с Вики. Казалось, как только его рука дойдет до конца длины, он схватит их и вырвет с корнем.

– Ты боишься, – констатировала его состояние Флоренсия.

– Я ничего не боюсь. Пари, так пари. Слушайте все! До следующей фиесты эта красотка станет моей, – он подмигнул ей и вышел из кафе.


За тем, как он важно шел к своему скутеру, как перекидывал ногу на сидение, как застегивал шлем, уже не следил никто, все были заняты обсуждением этого пари. Никто, кроме нее. Она не могла скрыть своей улыбки. Он ведь назвал ее «красоткой». За тяжелым фундаментом непробиваемой уверенности в себе скрывалась маленькая кудрявая девочка, которой так хотелось добрых слов. Люди в кафе, в большинстве молодежь с района и пара заезжих смеялись над их дерзостью, молодостью и смелостью.

Возвращаясь домой этим вечером, она могла позволить себе думать о нем, ведь теперь у нее должен был появиться план по его завоеванию. Фернандо был прав, она слишком много думала об этом парне. Но ведь она никогда не контролировала свою душу, и сейчас не собиралась это делать. К счастью, была летняя пора, и экзамены давно прошли. Иначе она бы ни за что не могла сконцентрироваться на этом. Единственное о чем сейчас надо было думать, это будущая карьера, но однозначного ответа на вопрос, где она хочет учиться, у нее не было. Она хотела стать актрисой. У нее неплохо получалось, и она это любила. Родители ее поддерживали. Оставалось только выбрать место учебы, она хотела уехать из страны. Эти мысли приходили все чаще. Учиться в Нью-Йоркской академии киноискусства – это была ее голубая мечта, о которой она никому не говорила, даже Марии. И не потому, что не доверяла, наоборот, доверяла даже больше, чем себе, потому и боялась, что та может отговорить ее.

Как хорошо, что лето только начиналось, жаркое южное лето, самое жаркое в ее жизни. Она поднялась к себе, распахнула окно и вдохнула соленый морской бриз. За окном стоял прекрасный вечер. Как же трудно было ей оставаться наедине со своими мыслями. Впервые в жизни один парень занимал все ее мысленное пространство. «В нем нет ничего, достойного моего внимания. Кроме, вероятно одного, он действительно хорошо целуется, – говорила с собой Флоренсия, – А может все делают это хорошо?»

5

Мария вернулась домой и едва войдя, услышала громкий голос отца, доносившийся из кабинета. Он разговаривал с Хулио повышенным тоном, чего никогда раньше себе раньше не позволял. Хулио был любимчиком бабушки, чего не скажешь о Марии. Поэтому ругать его не позволялось даже отцу. И он искренне любил обоих детей и оберегал их. Мария объясняла это тем, что отец старался заменить им рано ушедшую из жизни мать.


– Сын, ты сошел с ума! Ты хочешь разрушить свою жизнь?

– Не драматизируй, отец. Я так решил. Я так сделаю.

– Но ты учишься в лучшем колледже города, после окончания которого, поступишь в Саламанку, разве ты не об этом мечтал?

– Да, но хотя бы годы колледжа я хочу провести на Побережье, рядом со своей семьей.

– Но что скажет бабушка? – Сеньор Гильермо был потрясен и испуган.

– Это моя жизнь, а не бабушки. Кроме того, меня лишили возможности жить в доме с моим отцом и сестрой, могу я хотя бы сейчас побыть с вами, я прав, Мария? – Гильермо обернулся и увидел дочь, стоявшую в дверях.

– Думаю, что прав, – ответила, не менее озадаченная, Мария, никогда не видевшая в брате такого желания жить с ними.

– Ну что же, дети, вы уже достаточно взрослые, чтобы самим принимать решения, – развел руками Гильермо, – Я позвоню в колледж и узнаю про перевод.

– Спасибо, папа, но я сделаю все сам – сказал Хулио и пошел к себе.


Мария взглянула на отца и удивилась его грустному выражению лица.


– Папочка, почему ты переживаешь, ты не хочешь, чтобы Хулио жил с нами? – она обняла отца.

– Нет, дочка, – он погладил дочь по руке, – Я боюсь, что он повторит мою жизнь.

– А разве она была плохой? – Мария посмотрела на него своими большими глазами.


Он вспомнил Мануэлу, свою супругу. Она так же, как и дочь, всегда старалась придать ему смелости, не зная, что смелость эта ее же и погубит.


– Она была интересной, временами грустной, странной, но такой эмоциональной.

– Предпочитаю эмоциональность посредственности, – заявила Мария.

– Ты права, – Гильермо засмеялся, – Как прошел день?

– Хорошо, встречались с Флор.

– Твоя лучшая подруга.

– Вечная подруга, папа.

– Нет ничего вечного, дочка.

– У нас есть, – Мария подумала о Хосэ и в очередной раз не решилась рассказать о нем отцу, – Но сейчас будет сложно встречать мою лучшую подругу в доме с братом.

– Это почему же?

– Они не ладят. Он ее ненавидит.

– Ага, сейчас я начинаю кое-что понимать. Вот почему он решил остаться дома.

– А я не понимаю до сих пор. Это лето будет жарким, папа, потому что я еще никогда не видела Флоренсию в таком состоянии.

– И немудрено. Какой же глупый мой сын, – Гильермо рассмеялся. И продолжал смеяться, когда Мария направилась к себе.


Закрыв за собой дверь комнаты, она осталась одна, как и во все вечера, когда в ее одиночество не врывался Хосэ. У нее не было матери, которой она могла рассказать о своих первых чувствах и она уже давно научилась держать все в себе. Ей не хватало Мануэлы, от которой остались лишь фотографии, некоторые вещи и пара смутных воспоминаний. Отец редко говорил о ней, а при рассказах упоминал лишь о ее добродетели и заботе, и никогда о любви к ней. Он считал, она не замечала это, но она заметила. Ее мысли прервал стук в окно. Он всегда чувствовал, когда ей была необходима его помощь. Она отворила окно и впустила его. Он стоял перед ней при свете луны. Он – ее любовь, сила, надежность. Он смотрел на нее влюбленным взглядом и поцеловал.


– Ты грустишь, почему? – спросил он.

– Я думала о тебе.

– С грустью?

– Ты мне нужен, Хосэ. Я не смогу без тебя жить, – она подняла на него свои бездонные глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное