Гали Еникеев.

Великая Орда: друзья, враги и наследники



скачать книгу бесплатно

Данная работа является в определенной мере продолжением книг «Корона ордынской империи» (41) и «По следам черной легенды: правда и ложь о татарах России: истоки, причины, авторы» (42), посвященных истории татар Евразии – неотъемлемой части истории России. Основная цель данной работы – дальнейшее разоблачение клеветы и фальсификаций относительно предков двух наиболее крупных этносов России: русских и татар.

Уже не новость, что официальная история России, примерно с XVII века, со времени установления в нашем Отечестве «романо-германского ига» (князь Н. С. Трубецкой), сочинялась наподобие некоей сказки-страшилки, «черной легенды» (Л. Н. Гумилев). Известно, что сей курс истории, сконструированный в основном иностранными историками-сочинителями, описывает предков большинства современных россиян и граждан стран СНГ – особенно русских и татар – как правило, в крайне неприглядном виде, а представителей западноевропейских, да и не только, «цивилизованных» стран изображает в основном как «положительных героев», якобы испокон веков и поныне несущих «варварам» материальную и духовную культуру и гуманные принципы общественного устройства.

Понятно, почему получилась у нас, россиян, подобная «история»: ведь ее, по сути, сочиняли продолжатели дела средневековых миссионеров – чужестранных политических агентов – в целях создания условий для фактического управления Россией и ее народами в интересах собственных государств или, говоря по-иному, для удобства осуществления своеобразной колонизации территорий Евразии, «которая до XVIII века в трудах европейских географов называлась Татарией» (Л. Н. Гумилев)…

Но, как увидим, очень многое выдает авторов сего «курса истории» – далеко не все, противоречащее Черной легенде, удалось им сокрыть и «вычистить» из истории нашего Отечества – хотя бы в силу того, например, что татары и в XVI–XVII веках составляли «сорок процентов и более» (П. Н. Савицкий) государствообразующего населения Московии…

Предисловие
Чьим оружием оказалась наша историография и почему?

В отличие от чрезмерно отвлеченных теологических и философских учений, а также от абстрагированной художественной литературы, история есть почти единственная часть идеологии, где оперируют конкретными фактами действительности настоящего и прошлого… это действенное оружие идеологической борьбы – «политики, опрокинутой в прошлое».

М. А. Усманов; (109)

В книгах «Корона ордынской империи» (41) и «По следам черной легенды.» (42) нами были рассмотрены немаловажные и малоизвестные факты и сведения о подлинном уровне развития и характере Евразийской цивилизации Средневековья – Великой Татарии. В частности, в указанных книгах были приведены весьма малоизвестные и «не замечаемые» прозападными историками сведения о подлинных взаимоотношениях народов, объединенных в державу Монгол – федерацию «Вечного Удела»[1]1
  Напомним, что слово «Монгол» – это слегка искаженное переводчиками и переписчиками древнее татарское слово «М??гел».

Произносится примерно так: «Маэнгел», а означает «Вечный» (от слова М??ге – «вечно»). Название державы Монгол на старотатарском языке: Mangol Ulus (M??гел Олыс), – то есть «Вечный Удел», «Вечная держава» – перешло в качестве названия политического сообщества и на многих ее верноподданных, которых называли «Монголами» – см. (22), (41), (42).


[Закрыть], – основанную средневековыми татарами. Это объединение, как мы имели возможность убедиться на основе достойных доверия фактов и сведений, было осуществлено отнюдь не в ходе «завоеваний полудикими кочевниками стран цивилизованных народов мусульманской Азии и христианской Европы». Держава Монгол возникла в силу того, что «Евразия представляет из себя некую географически, этнологически и экономически цельную систему, государственное объединение которой было исторически необходимо. Чингиз-хан впервые осуществил это объединение, и после него сознание необходимости такого объединения проникло во все части Евразии…» (Н. С. Трубецкой) (75, с. 94).

Одной из главных объективных причин, создающих эту необходимость объединения евразийских народов, как мы помним, был «натиск на Восток», который вели с XII–XIII веков некоторые западноевропейские страны, объединенные и руководимые Католической церковью. Результатом этого многовекового натиска явилось установление в России-Евразии[2]2
  Понятие «Евразия» в данной работе применяется не в смысле континента (части света), а в смысле субконтинента, то есть определенной части этого континента – место развития Евразийского суперэтноса (см. далее по тексту).


[Закрыть]
«романо-германского ига» в XVII веке, своеобразная ее полуколонизация, и полная колонизация большинства азиатских стран. Притом этот натиск, прикрытый лозунгами о «распространении слова Христова» – католической веры, и, соответственно, основанных на ней порядков – имел вполне прозаические и объективные цели и причины. Мы в данной работе в основном и рассмотрим противостояние наших предков этому натиску, и проясним, почему все же не удалась западноевропейцам полная колонизация Евразии-России.

Вообще-то, этот натиск (точнее, нашествие), велся по простой причине культурной и экономической отсталости средневековой Западной Европы от Востока, главным образом от «субконтинента Евразии», Великой Татарии, как западноевропейцы называли до XVIII века включительно территории, входившие в державу Монгол, в том числе большинство территорий современной России и «стран СНГ» (36, с. 33). То есть, вовсе не потому велся веками этот идеологический и политический натиск, что «западноевропейцы осваивали земли, населенные полудикими народами, и несли им духовную и материальную культуру и процветание» – как, по сути, это трактуется в европоцентристской исторической науке.

Католическая церковь представляла собой в Средневековье мощнейшую и самую влиятельную в Западной Европе организацию, разветвленную по многим странам. Ее столица в Ватикане, по выражению видных католиков того времени, стала центром по организации дела «уничтожения и сметания с лица Земли врагов Христовых, и подчинения всего мира единой Католической церкви»[3]3
  К «врагам Христовым» католики относили тех, которые не желали «подчиниться единой Католической церкви», в первую очередь это были татары, «куманы» (кыпчаки-половцы – жители Дешт-и Кыпчака) и «псевдохристиане» (это определение относилось в основном к русским-православным) (38, с. 45), (там же, с.147). Лозунг, выражавший основную цель католиков в XII–XVII вв., был изложен, например, в антитатарской публицистике Матфея Парижского: «Когда же мы пойдем на оставшихся [в живых] врагов Христовых, [то] уничтожим их и сметем с лица земли. Да подчинится весь мир единой Католической церкви, и «да будет един пастырь и едино стадо!» (72). Матфей (родился в 1200 г.) был видным членом Ордена бенедиктинцев – одного из старейших орденов, то есть, организаций, созданных для осуществления на практике политики Католической церкви. Считается, что особенно влиятельным стал этот орден в Европе еще с X–XI веков. Матфей, например, добился большого влияния Католической церкви на английского короля Генриха III (1207–1272), который позже, в 1267 году, был свергнут английскими «баронами, поддержанными горожанами и верхушкой крестьянства». Свергнут был король именно за его «опору на иностранцев и союз с римской курией (руководством Католической церкви. – Г.Е.)» (гражданская война в Англии в 1263–1267 гг.), (103, с. 290). Как видим, англичане свергли Генриха III именно за насаждение им иностранцев в системе государственной власти и его соглашательство с католиками в ущерб интересам собственного народа – то есть, за проведение им политики, подобную которой проводили Романовы в XVII–XVIII веках, придя к власти в Московии и России.


[Закрыть]
(72). Соответственно, в Ватикане издавна внимательно изучали предстоящие покорению и использованию территории и народы, их населявшие. Изучались и, по мере надобности, перенимались научные достижения, методы и способы общественного устройства, опыт в управлении обществом, финансами и торговлей, всевозможные навыки и умения, обычаи народов Евразии-Татарии, особенно перенимались, по возможности, технологии производства как военной и военно-прикладной, так и другой необходимой продукции того времени.

Для осуществления указанных выше целей Католической церковью организовывались, помимо военных организаций (рыцарских Орденов), создаваемых с использованием опыта татарской Орды, также и Ордена, выполнявшие функции идеологического влияния, а также агентурной и силовой разведки.

Так Западная Европа, которая отставала от Востока в Средние века как по уровню материальной, так и духовной культуры (90), научилась многому у евразийских народов, потомкам которых достижения их же предков со временем были представлены как «достояния западной культуры».

Напомним, – учитывая распространенность легенды об имевшемся издревле «превосходстве Запада над Востоком», – на самом деле Западная Европа не имела своего сколько-нибудь серьезного конкурентоспособного производства вплоть до XVIII века (кроме рабов, практически ничего своего страны Европы не продавали), и торговля Западная Европа – Евразия-Татария характеризовалась пассивным торговым балансом именно для западноевропейских стран. То есть, предметы культуры, ремесленные изделия, ткани, одежда, оружие и многое другое – в общем, все необходимое для цивилизованного существования – западноевропейцы покупали в восточной части континента Евразия, вплоть до XVIII века (90, с. 63–69).

Составной частью «натиска на Восток», вернее, идеологической поддержкой оного, было начавшееся с конца XVI – начала XVII века создание идеологами западных колонизаторов основ своеобразной «историографии» – Черной легенды о Московии и Великой Татарии. Сочинялись и распространялись различные «исторические» и публицистические памфлеты для идеологической обработки наиболее активного и деятельного слоя предстоящих «покорению» народов Евразии, в первую очередь, русских и татар. Эта умело подготовленная, тщательно и всесторонне проводимая пропаганда, позже в определенной мере согласованная с известной уже нам персо-китайской «официальной историей о монголах» (41), (42), (43), преследовала две основные цели:

Первая: вызвать злобно-карикатурным описанием отвращение к Ордынскому периоду истории Евразии – Великой Татарии – точнее, к ордынцам, бывшим во власти вплоть до Смуты, начавшейся в конце XVI – начале XVII века, в результате чего власть в Московии перешла в XVII веке в руки Романовых. Независимые от западноевропейцев московиты и татары изображались в прозападной историографии в основном либо тиранами, обращающимися со своими подданными с невообразимой и необъяснимой никак жестокостью, либо бессловесными рабами, со скотской покорностью терпящими произвол и издевательства со стороны своих правителей – наследников Великой Орды Чынгыз-хана[4]4
  Как известно, имя Чынгыз-хана в «общепризнанной» транскрипции пишут «Чингис-хан», или «Чингиз-хан». В (41, с. 85–87) приведены соответствующие обоснования того, что на кириллице это имя следует писать «Чынгыз-хан». Там же пояснено, что именно – и на каком языке – означали имя-титул «Чынгыз-хан» и прозвище («мирское имя») Первого всетатарского царя: Timerching (Тимерчы?). Как известно, общепринятое написание этого имени-прозвища – «Темучин», или «Тимучин» и т. п.


[Закрыть]
. Впрочем, мы все «достижения» той историографии и поныне познаем-впитываем из нашего официального курса истории России и из произведений художественной литературы, кино, телевидения и т. п. на исторические темы.

И вот что примечательно: «доказательствами» в западнической историографии служат, в основном, отобранные с определенной пропагандистской целью (тенденциозно подобранные) сведения из сочинений посещавших Московию посланников западноевропейских государств, либо их сторонников или, выражаясь дипломатичнее, представителей конкурентов правивших тогда в Московии русских и татар – ордынцев. В этих сочинениях, публикуемых как в Западной Европе, так позже и на территории России, как и во всех пропагандистских произведениях, выполненных профессионалами идеологической войны, реальные факты были смешаны с изрядной долей вымысла, очерняющего наших предков-ордынцев и их соратников.

Позднее к «запискам путешественников и послов» были присовокуплены и более поздние «списки» – якобы копии «исторических документов», изготовленных на самом деле уже при правлении Романовых, не ранее XVII века, под редакцией западников. Как мы помним, экземпляры (тексты) летописей, которыми обосновываются антитатарские и антиордынские клише-страшилки официальных историков, написаны (якобы слово в слово «переписаны с оригиналов») именно не ранее XVII века – например, это Никоновская и Тверская летописи (42). Ниже увидим, что и другие фундаментальные антитатарские исторические источники составлены именно не ранее XVII века, а в основном значительно позже – в XVIII–XIX веках, когда активизировалось дальнейшее сочинение антиордынской «истории России» романовскими историками (81).

Вторая цель, которую преследовали очернители ордынского периода истории нашего Отечества: для максимальной идеологической подготовки колонизации Евразии необходимо было исключить из истории Московии-России ее татарскую составляющую, и не просто исключить, а показать роль татар, особенно татар-мусульман в истории России наиболее отрицательным, тем самым противопоставив татар русским, мусульман – христианам. Западноевропейские агитаторы-политологи умело, и притом в массовом количестве сочиняя и распространяя всяческие мерзости о «московитах и татарах» – представителях и сторонниках старой Ордынской власти, – в конечном счете, именно влиянием татар– ордынцев и их «продолжительным господством» и объясняли истоки «недостатков русских-московитов».

По достижении, в той или иной мере, двух первых целей, добившись соответствующей обработкой «смуты» в умах и душах московитов-русских и татар, стравливая их между собой, можно было постепенно продвигать во власть романовского правительства России своих людей. А через них – вводить свои порядки, выражаясь проще – получить возможность управлять в той или иной мере народами России-Евразии, Великой Татарии. И, соответственно, получить доступ к владению ее несметными природными богатствами, огромными и высококачественными людскими ресурсами – например, для использования их в добыче, переработке и вывозе тех же природных богатств, или в качестве «пушечного мяса» в войнах, которые практически непрерывно велись наиболее влиятельными из западноевропейских политических группировок в различных частях континента.

Таким образом, имелся особый смысл, а главное, была великая выгода западным колонизаторам в том, что в сочиненной ими историографии татарам была отведена роль отрицательного героя в истории Евразии.

Так был создан курс официальной историографии, в котором рассказывалось главным образом о том, что против татар, якобы прирожденных агрессоров, испокон веков, дескать, «воевали русские и прочие мирные народы и племена Европы и Азии».

Там, где нельзя было представить татар «отрицательными героями» и исключительно «врагами Московии и цивилизованного мира», татары, в основном татары-христиане (точнее, несториане), просто были заменены в историографии на «русских-московитов, освободившихся от татарского ига». А татары-мусульмане Московии были объявлены «побежденными, перешедшими на службу к русским – к вчерашним своим рабам», дескать, уже в свою очередь, «ставшим тиранами».

Притом, как мы помним, именно о взаимоотношениях русских и татар, в особенности периода Московского царства, почему-то, не сохранилось объективных доказательств того, что излагается в западнической историографии. Напротив – все документы были старательно уничтожены либо переписаны в XVII–XVIII веках, вплоть до родословных знати – русских и многих татар, особенно татар-христиан. Именно это, в первую очередь, и заставляет усомниться в правдоподобности излагаемых в официальной западнической историографии некоторых весьма расхожих сведений из сочинений о Московском государстве, включая, например, клеветнические мерзопакостные измышления западноевропейских «путешественников-очевидцев» о наших предках.

Отметим, что татары-мусульмане, в силу того, что хранили историю своего рода – родословные – также и отдельно от Московского государства, архивы которого в XVII–XVIII веках оказались полностью в распоряжении западников, сумели сохранить в определенной мере свои знания о предках. Хотя и татарские исторические источники в массовом порядке собирались и «выводились из научного обращения» романовскими и позднее советскими историками (109), (81), (41), (42), и знания татар-мусульман о своих предках – основателях государства Монголов («Вечных») – старательно вытравливали штатные мусульманские священники из романовского «Духовного управления мусульман».

Но все-таки, как увидим далее в данной работе, сохранилось достаточно сведений о том, что Монголо-татарская держава просуществовала вплоть до XVII века, сохраняя основные принципы своего общественного и политического устройства, установленные сподвижниками и соплеменниками Чынгыз-хана, их потомками и последователями. Последним правителем из них был в Московии царь Борис Годунов. И было в этой державе, «по меньшей мере, два языка – русский и татарский, который использовался наряду с русским… причем не только татары знали русский, как сегодня, но и русские – татарский» (80, с. 68–69); (42).

При внимательном и объективном рассмотрении сохранившихся в историографии сведений становится ясно, что, на самом деле, роль татар в жизни государства и общества России (до постепенного «изведения татар» Романовыми с XVII века) была не меньшей, чем роль русских. Достаточно вспомнить, что великороссы – этнос (народ), «сорок и более процентов» (П. Н. Савицкий) самого активного и влиятельного слоя которого составили татары. То есть, по меткому определению Мурада Аджи, значительную часть российского народа составляют «потомки ордынцев, родина которых южнее широты Москвы-реки»[5]5
  Кстати, и знаменитый Козельск, якобы «уничтоженный татарами-ордынцами», находится на указанной территории, на юге Калужской области – город существует и ныне, примерно в 40 км северо-западнее г. Белева, также вошедшего в историю Отечества благодаря весьма значительным событиям первой половины XV века, связанным с татарской Ордой (42).


[Закрыть]
(2) – точнее, потомки средневековых татар, основателей державы Монгол, родного этноса (народа) Чынгыз-хана (41), (42). Отсюда и положительная комплиментарность – подсознательная взаимная симпатия, определяющая деление на «своих» и «чужих» – между русскими и татарами, отмеченная Л. Н. Гумилевым (34). Несмотря на вековечные старания западников стравить друг с другом русских и татар, уровень их положительной комплиментарности остается-таки и поныне ордынской.

После установления «романо-германского ига» и европеизации-растатаривания России Романовыми и их подручными (с XVII века), роль татар в жизни страны существенно снизилась, но все же оставалась значительной, вспомним высказывание Л. Н. Гумилева: «Татары в нашей крови, в нашей истории, в нашем языке, в нашем мироощущении. Мне кажется совершенно естественным вот такое представление: какими бы ни были реальные различия с русскими, татары – это народ не вне, а внутри нас» (38, с. 261).

Следует отметить также, что роль татар в жизни России в значительной степени возросла после (вынужденного) определенного «сворачивания» своей антитатарской политики государством Романовых (вторая половина XVIII века), но, в принципе, и это сокрыто романовскими историками и их последователями от общественности.

Сведения, в которых достаточно объективно отражается роль татар в истории России-Евразии, содержатся в той или иной мере в работах многих историков, подлинных ученых– исследователей по призванию, например, В. П. Васильева, В. В. Бартольда, Ахметзаки Валиди Тугана, Л. Н. Гумилева, Мурада Аджи, Г. В. Носовского и А. Т. Фоменко. Многие факты и сведения из трудов этих авторов были использованы в предыдущих книгах (41), (42), (43).

Правда, стоит отметить, что в трудах названных авторов не полностью отразились, точнее, не освещены полностью некоторые существенные факты. Поскольку относительно истории татарского народа эти авторы все же вынуждены были, по разным причинам, довольно часто ограничивать себя в высказываниях – в основном повторением формул-утверждений, «наработанных» западниками, господствовавшими веками в официальной исторической науке России. К тому же сочинителям истории России-Евразии удалось-таки в той или иной мере «завуалировать», а то и, как выражался выдающийся русский академик-востоковед XIX века В. П. Васильев, «сокрыть во мраке» истинную роль древнего татарского народа – родного народа (этноса) Чынгыз-хана, – по сути, скрыв само существование в Истории средневекового татарского народа.

Множество исторических фактов и сведений о народе средневековых татар были приведены и систематизированы в предыдущих книгах (41), (42), (43). Эти сведения из заслуживающих доверия источников – о самом существовании средневекового татарского народа, о подлинной роли татар в истории Евразии – тщательно скрывались веками разными способами и практически не упоминались как в научных работах по истории, так и в публицистике. В данной работе содержание указанных книг будет развиваться далее в хронологическом и тематическом плане, с привлечением новых материалов из разных источников.

Как отмечалось выше, некоторыми отечественными историками, например, В. П. Васильевым, В. В. Бартольдом, Ахметзаки Валиди Туганом, Л. Н. Гумилевым, Мурадом Аджи и др. было выявлено и изложено в своих трудах множество сведений о средневековых татарах – предках многих представителей нынешних тюркских народов, да и многих современных русских.

Притом множество сведений из работ указанных авторов согласуется с тем, что автор данной книги понятие «татары» объясняет несколько иначе, чем это толкуется в официальной истории. Например, к прямым потомкам средневековых татар можно отнести многих из тех, кто доныне называет себя по наименованию одного из клановплемен») средневекового татарского народа, а сами были «приписаны» к другому «нацменьшинству». Это многие мангыты, или нугаи, и многие другие потомки представителей «племен (кланов), бывших опорой монголо-татарских ханов, под общим названием «Карачы», языком которых был самый известный говор Дешт-и Кыпчака, называемый «татарским» (18, с. 34–35). Потомки их, по сути, остаются и поныне представителями одного этноса. То есть, к данному, еще живому этносу средневековых татар, можно отнести не только тех, которые называют себя и поныне «татарами», но и многих других потомков средневековых татар, объединенных одним существенным этническим свойством – чингизизмом (42, с. 10–12).

Нами также было рассмотрено в (42), что «племя» (ыруг) в средневековом татарском народе являлось не «сообществом полудиких кочевников, пасущих стада на определенной территории» – как это объясняют официальные историки-европоцентристы. На самом деле «племена» средневекового татарского народа, количество и, соответственно, названия которых менялись со временем по мере «возникновения новых колен и ветвей» – то есть, новых поколений, – представляли собой своеобразные кланы-сообщества. Члены подобных племен-кланов были связаны между собой как родством, так и совместной деятельностью в определенной сфере деятельности – государственной, военной, торговой и т. п. (42). Это явление сохранено в определенной мере и поныне в татарском народе и в родственных татарам тюркских народах, а также и в русском народе – в виде родственных групп одной фамилии. Это в основном дворянские роды («фамилии»), представители которых склонны беречь свои родословные и историю своего рода, и во многих случаях и историю клана, к которому относился их род.

Отметим еще, что представителями этноса средневековых татар остаются и те, которые в то или иное время были официально «записаны» (или «названы») другим этническим наименованием, но сохранили самоназвание «татар» (как ни покажется кому-то странным, есть и такие). Как род «татар», например, у узбеков. Или как тадары-хакасы: именно так, – тадарыпишут их самоназвание и поныне, с легкой руки романовских специалистов по изведению татар и большевистских «уравнителей» – строителей «общества счастливых, одинаково мыслящих людей» без национальностей, да и без «излишних потребностей». Хотя понятно, что эти «хакасы» были и есть в большинстве те же татары, и язык их мало чем отличается от современного татарского, являясь, по существу, одним из его говоров (наречий).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28