Гай Северин.

Избранники вечности. Книга 1. Смерть – это лишь начало



скачать книгу бесплатно

В неверном свете газовых фонарей, освещающих сонные бульвары и переулки, все казалось призрачно загадочным и невероятным. Благодаря этим самым фонарям у меня и появился ужин на сегодняшнюю ночь. Бельвиль – не самый благополучный и безопасный для подлунных прогулок район, но газовщики, сторожа и трубочисты вынуждены работать в темное время суток даже здесь. На одного такого мастера мы и наткнулись около потухшего фонаря, когда он заправлял светильник.

Гэбриэл придержал меня в тени, шепотом объясняя, как незаметно приблизиться к человеку и заставить его стоять спокойно и не шуметь, не причиняя вреда. Оказалось, вампирам присуща еще одна потрясающая способность, от которой я пришел в неописуемый восторг, предвкушая перспективы. Глядя прямо в глаза жертве, они могут внушить последнему что пожелает. Безвольный субъект выполнит все с точностью до идиотизма. Даже если я прикажу кому-то спеть Марсельезу голым на площади, он непременно это сделает.

Я даже не подозревал о таких способностях! Отец об этом не упоминал, или я упустил из-за обилия сведений, обрушившихся в момент прочтения дневника. Какие же еще сюрпризы ждут меня в вампирском обличие? Это открывало неограниченные возможности. Как в жизни, так и в бизнесе теперь не будет слова «нет». Дух захватывало! Кажется, Гэбриэл прекрасно понимал, какие мысли вихрем проносятся у меня в голове, потому что поглядывал снисходительно и, казалось, немного презрительно. Плевать. Пусть научит всему, на что я способен, а уж как этим арсеналом распорядиться, я сам решу.

Мы бесшумно приблизились к мужчине, деловито копошащемуся около фонарного столба. В последний момент он почувствовал наше присутствие, потому что испуганно обернулся, и я тут же, завладев его взглядом, четко выговаривая слова, приказал молчать и не двигаться. Мужчина замер на месте, как вкопанный. Работает! У меня получилось, это, оказывается, так просто! Никаких усилий не пришлось прилагать.

Я едва не потирал руки, довольный первым успехом и в нетерпении немедленно утолить жажду, скребущую горло. Но Гэбриэл продолжал объяснять, как правильно прокусить вену, чтобы человек смог потом остановить кровотечение; как, насыщаясь, не прекращать прислушиваться к сердцебиению, которое я ощущал громко и отчетливо; как заставить себя оторваться, когда пульс начинает ускоряться.

Пока он говорил, мужчина стоял спокойно, не выказывая признаков страха, будто это его вовсе не касалось, но, когда я наклонился к его шее, обнажая острые клыки, в глазах жертвы заметался такой животный ужас, что стало не по себе. Мелькнула мысль, что можно внушить ему не бояться. Но все мысли резко покинули меня, уступая место эйфории от хлынувшей в пылающее горло благословенной влаги. Я забыл про все на свете. Упоение кровью ни в какое сравнение не шло с чувством насыщения обычной пищей. Это, скорее, можно сравнить с эротическим удовольствием. Огромное желание сменяется удовлетворением. Мне показалось, что промелькнуло мгновение, как меня снова силой оторвали он живительного источника.

– Я же сказал – слушать! – резким тоном произнес создатель. – Так и знал, что с тобой будет непросто.

Честолюбивый юнец с завышенной самооценкой. Это была бы твоя вторая жертва, поздравляю.

Я виновато смотрел на обмякшего газовщика с побелевшим лицом и едва различимым в ночной тишине частым-частым биением сердца, которое еще недавно стучало громко и уверенно. Я только что чуть не убил его, даже не осознавая, что делаю и совершенно не думая, чем это грозит. Черт возьми, древний вампир не ошибался: я просто глупец.

– Он придет в себя? – спросил я, вытирая губы платком и поправляя шляпу.

– На этот раз да. Я остановил тебя вовремя, – ответил Гэбриэл.

– Спасибо, – поблагодарил я глухим голосом. – Вы были правы.

Он просто кивнул и зашагал по пустынной темной улице.

– Мы продолжаем охоту? – поинтересовался я, следуя за ним.

– Возможно, но чуть позже. Я собираюсь продолжить разговор в более подходящей и комфортной обстановке.

– А вы разве не голодны? Я думал, вампир должен питаться каждую ночь, – продолжал я расспросы на ходу.

– Я не пью кровь на улицах, – ответил мой создатель-сноб.

«Ну, разумеется, ваше высочайшее величество, кто бы сомневался, что вам кровь в золотом бокале подают, – с сарказмом подумал я про себя. – Охота – удел плебеев, типа меня».

К большому удивлению, я попал почти в цель своим замечанием. Некоторое время спустя мы удобно расположились в салоне ресторана, где я не раз бывал ранее. Вышколенный метрдотель, проводив нас в отдельный кабинет, дал знак услужливому официанту. Прежде чем вручить меню, тот поднес моему учителю бокал, как сперва показалось, с красным вином, пока в нос не ударил сладкий запах крови. Слегка ухмыляясь и поглядывая на мое удивление, Гэбриэл с удовольствием выпил поданную жидкость, а потом принялся изучать меню, расправив на коленях салфетку. «Разве что, бокал не золотой», – мелькнула мысль.

– Ну, хорошо, с кровью понятно, – не выдержал я. – Но зачем заказывать обычную еду? Для отвода глаз? Это глупо, на мой взгляд.

– Вампир вкушает обычную пищу, а также напитки. Более того, я настоятельно рекомендую тебе питаться плотнее в первое время. Не пренебрегай крепким алкоголем. Помогает приглушить жажду. Это, возможно, убережет твоего отца от участи не проснуться в ближайшие дни.

«Вот это отличный совет, спасибо», – вновь подумал я и тоже взял меню, хотя с большим удовольствием предпочел бы такой же бокал, как подали собеседнику.

– Не забудь повесить на окна плотные портьеры, – дал очередной совет Гэбриэл. – Солнце – теперь твой главный враг на ближайшую вечность. Однако это только если сможешь войти в дом. Видишь ли, у вампиров есть такая отличительная особенность. Мы не можем попасть без приглашения в чье-либо жилище. То есть, чтобы получить доступ, тебя должен пригласить его владелец. Это не касается казенных или бесхозных помещений, а также любых общественных заведений.

Вот так новость! Допустим, с квартирой обойдется. Очень удачно, что она оформлена на Ноэми. Сейчас сестренка мертва, значит, владельца больше нет. Так что проблем возникнуть не должно.

Прежде чем мы приступили к трапезе, лорд предложил перейти на «ты», дескать, ему так удобнее. За поздним ужином Гэбриэл продолжал рассказывать то, что я должен знать, чтобы как можно скорее стать вампиром, способным вести нормальный образ жизни.

Создатель позволил поохотиться еще раз перед тем, как расстаться до следующей ночи. На этот раз это оказался обычный поздний прохожий. Собрав в кулак волю и выдержку, мне удалось вовремя почувствовать ускорение пульса жертвы, и оторваться от сладкой вены, хотя и стоило это огромных усилий. Я даже заслужил скупой кивок похвалы от сурового наставника.

После этого, он сообщил, о необходимости внушать жертвам, чтобы они забыли о произошедшем. Иначе по городу поползут страшные слухи, чего допустить, разумеется, нельзя. Конечно, не все вампиры ведут себя так предусмотрительно, иначе, откуда бы вообще взялись мифы и легенды о ночных кошмарных кровопийцах? Но тех, кто ставит под угрозу существование вида, ждет неминуемая расправа от своих же сородичей.

Распрощались мы чинно и вежливо, условившись о следующей встрече будущей ночью, и я отправился домой.

Глава 3

1913 г. (Париж)

Неторопливым прогулочным шагом, в отличном настроении и под впечатлением от насыщенной ночи, шествуя по каменной мостовой к дому, я, забавы ради, перепрыгивал через выключенные на ночь фонтаны и с легкостью перелетал через огромные клумбы цветов. Благо, в престижных районах города в такой час редко встретишь случайного прохожего, разве что жандарма, делающего обход. Но мне повезло, обошлось без удивленных или напуганных моим дурашничеством свидетелей.

Разумеется, я не смог отказать себе в удовольствии, как наверняка многие новорожденные вампиры. Слегка разбежавшись, я буквально взлетел на крышу четырехэтажного дома. От осознания, как мне казалось, почти безграничной силы и ловкости, хотелось радостно орать, как мальчишке. «Хорошо, что меня не видит степенный создатель», – мелькнуло в голове, когда я несся к Вандомской площади, но уже не по мостовой, а по крышам.

Вошел я в квартиру без всяких преград, значит, Гэбриэл не ошибся. До первых лучей солнца успел по его совету завесить окна плотными покрывалами, так как их украшали лишь легкие гардины.

Весь день я маялся от скуки. Сна хватило на пару часов, наверное, сказалось перевозбуждение. А вместе с ним вновь начала мучить жажда, и я не решился заказать доставку портьер, опасаясь, что не смогу противостоять соблазну. Коротал время за книгами, попивая коньяк и дымя сигарой. Это действительно помогало отвлечься от мыслей о крови. Хорошо, когда есть мудрый наставник. Каково мне было бы сейчас, познавай я новый мир в одиночестве? А так, я вполне уже собой гордился, ведь первые сутки прошли без убийства, зато с пользой и толком. Однако по событиям следующей ночи выяснилось, что я поторопился нахваливать себя, да и учителя тоже.

На встречу с ним я не шел, а почти бежал, сходя с ума от жажды, отворачиваясь от прохожих, боясь увидеть пульсирующую жилку на шее и не сдержаться. Очень надеялся, что ментор позволит поохотиться, прежде чем заведет очередную лекцию. Встретились мы с Гэбриэлом после наступления серых сумерек в небольшом скверике неподалеку от моего дома.

Прогуливающиеся парижане разбредались по домам, вместе с ними исчезали лоточники, уличные музыканты и художники, а также другие умельцы, развлекающие чинную публику респектабельного квартала. Краткое вежливое рукопожатие в знак приветствия. Мельком отметил про себя, что на Гэбриэле, как и накануне, безупречный костюм, а в черные лакированные туфли можно смотреться, как в зеркало. А я-то еще себя считал иконой стиля и вкуса. В сквере безлюдно, тихо и сумрачно, лишь стрекотание цикад и сверчков нарушало тишину, да на скамье чуть поодаль сидела молодая белокурая особа.

– Хочу тебя кое с кем познакомить, – Гэбриэл жестом пригласил следовать за ним.

Нашел время! Мне сейчас не до знакомств с кем бы то ни было, горло как наждачной бумагой дерет. Я уже хотел высказать возмущение вслух, когда мы подошли к скамье с той самой девушкой. При нашем приближении мадемуазель встала, и я на миг забыл о жажде, да и вообще обо всем.

Как же она прекрасна! Даже с немалым количеством женщин в моей жизни, я не встречал еще подобной. Пышные струящиеся по плечам волосы отливали золотом в свете фонаря, карие глаза молодого оленя при этом смотрелись особенно эффектно. Идеальный носик и пухлые, но небольшие губки придавали красавице немного кукольный вид. Высокая грудь, узкая талия и крутые бедра только дополняли общую безупречную картину. Единственное, что удивляло, это полное отсутствие какого-либо выражения на лице.

– Ее зовут Изабель. Она под внушением, и она твой сегодняшний ужин, – будничным тоном сообщил Гэбриэл. – Можешь приступать. Но помни то, чему я учил тебя вчера – не теряй контроль, – и он спокойно отошел в сторону, почти скрывшись в тени огромного раскидистого дуба.

Я еще раз оглядел завороженную красавицу, ее красивые глаза в пушистых ресницах, нежные щеки, аккуратные скулы, и мой взгляд спустился ниже, на лилейную шейку, туда, где под тонкой белой кожей очень отчетливо билась голубой змейкой вожделенная вена. Рот моментально наполнился голодной слюной, а вокруг глаз набухли сосуды, и сами собой прорезались острые клыки. Я не мог понять, чего же хочу больше – впиться ей в шею или повалить на траву в необузданном плотском желании. Она смотрела без малейшего страха, медленно опуская и поднимая ресницы, и мне пришло в голову, что одно другому не мешает. Сейчас наемся, а потом попрошу Гэбриэла оставить нас наедине. В конце концов, он тоже мужчина, должен понимать.

Не колеблясь более ни мгновения, я притянул девушку к себе. Прижав одной рукой за талию, будто в танце, другой слегка наклонил ее голову, придерживая затылок, открывая доступ к вене, я вонзил клыки в шею. Красавица не издала ни звука, зато у меня вырвался стон экстатического удовольствия. Горячий нектар струился в горло, а перед глазами мелькали яркие картины страстного соития, будто мы уже переживали это наяву. Я буквально потерял голову и захлебывался желанием, не в силах совладать с собой.

И вдруг я почувствовал, что все закончилось, сладкая жидкость уже не льется в горло, и с ужасом осознал, что крови-то больше и не осталось. Я выпил жертву досуха. По-прежнему сжимая в объятиях мертвое тело, я не мог прийти в себя, тяжело дыша и чувствуя, как сердце рвется из груди. Как такое могло произойти?

Я растерянно смотрел на прекрасное, но безжизненное, как гипсовая маска, лицо, и не верил в происходящее. Минуту назад это была полная жизни сногсшибательная красавица, а теперь – просто труп. А я стою с окровавленным ртом и ничего уже не могу изменить. Краем сознания я почувствовал, как подходит неторопливой походкой создатель, и злость вновь завладела мной, заставив прохрипеть:

– Почему ты не остановил меня? Ты же чувствовал, что я убиваю ее!

– Я чувствовал, да, – жестким и холодным голосом ответил лорд. – А ты – нет. Ты вообще забыл обо всем, чему я учил вчера. В чем я, в общем-то, и не сомневался.

– Но зачем?! – вскричал я в праведном гневе, не понимая, как можно быть таким бездушным. – Почему ты это сделал?

– А сколько, ты думал, я стану с тобой нянчиться? Я ведь напомнил о контроле, ты должен был думать только об этом, а не исходить похотью, увидев смазливое личико, – он кидал слова, как кинжалы, справедливые, но от того не менее болезненные.

Я осознавал его правду, но как же хотелось сейчас ударить по надменной физиономии!

– Ты монстр, – только и смог я выдавить.

– Ты тоже, – насмешливо скривил губы мучитель. – Добро пожаловать в клуб.

Как бы ни злился я сейчас на него, на себя и на всех вокруг, но отрицать очевидное не мог. Да, я такой же, как он. Я расслабился после первого успеха, решил, что все теперь могу, понадеялся, что наставник рядом. А ведь то же самое могло случиться позже, когда я останусь один. Как бы ни противно было осознавать, он допустил убийство специально, преподавая, таким образом, урок жестокий и беспринципный, но действенный. Вряд ли все его лекции смогли бы произвести такое впечатление, как наглядное осознание собственной слабости. В это мгновение я точно знал, что приложу все усилия, чтобы подобное не повторилось впредь.

– Вот теперь я увереннее в тебе, – кивнул Гэбриэл. – Я знаю, ты справишься.

Чертов вампир читал на моем лице! Вот уж спасибо! Но, несмотря на саркастичные мысли и более чем ужасную ситуацию, я был польщен его оценкой. Оставалось смириться с непоправимым и жить с осознанием, что на моей совести смерть молодой девушки. У нее впереди была целая жизнь, семья, которой теперь предстояло ее оплакивать, будущее, которого я ее лишил в одно мгновение. И вновь, словно прочитав мои безрадостные мысли, лорд сказал:

– Если тебе от этого станет легче, то у нее нет родных. Она была совершенно одинока, как это ни парадоксально, и работала проституткой в борделе.

Не сказать, что намного, но стало легче. Однако сути дела это не меняло. Сегодняшняя ночь должна оказаться переломной, теперь все будет по-другому. Я ведь сам сделал выбор.

Следующим этапом обучения стал урок избавления от трупов. К сожалению, как сообщил «добрый» наставник, как бы я ни старался, жертвы все равно будут случаться время от времени. Вся жизнь вампира – это череда смертей. Просто так бросать обескровленные трупы недопустимо. Можно их закапывать, сбрасывать в канализацию или в реку, желательно с грузом, или прятать в катакомбы. Лучше всего их сжигать, заметая тем самым следы преступления. В крематории в ночные смены работают наши собратья, как раз удобно для таких случаев, чем мы и воспользовались.

В остаток скорбной ночи у меня не нашлось ни сил, ни желания учиться еще чему-либо, поэтому мы расстались с Гэбриэлом задолго до рассвета. И, конечно, у меня более не было настроения скакать по крышам и веселиться. Придя домой, я первым делом откупорил пузатую бутыль коньяка и выпил почти залпом. Думал, это поможет расслабиться и забыть хоть на время о событиях минувшей ночи. Действительно, удалось уснуть, но во сне я видел золотоволосую красавицу, которая ласково и маняще улыбалась.

Надо признаться, мне вполне удалось отдохнуть, события ночи померкли, совесть услужливо молчала, не утруждая себя угрызениями по поводу несчастной проститутки. Наверное, я был слишком эгоистичен и самовлюблен, а также высокомерен, чтобы убиваться по падшей заблудшей душе. Для себя я решил – что произошло, того не изменить, надо лишь постараться не повторять ошибок.

Успокоившись на этот счет, я даже забавы ради вызвал своего консьержа – надутого, напыщенного, мнящего себя как минимум чиновником первого класса, а не простым привратником. Он явился, отдуваясь от быстрой ходьбы, тревожно уставившись на меня заплывшими глазками и сверкая потной блестящей лысиной. «Наверное, думает, что у жильца появились жалобы», – предположил я, ухмыляясь.

– Чем я могу помочь вам, месье Ансело?

Я подошел вплотную, заставив его нервно сглотнуть, и, пристально глядя в глаза, приказал молчать и не бояться. Консьерж замер, вытянувшись в струнку, если такое понятие можно применить к человеку с необъятным животом, на котором позолоченные пуговицы ливреи едва ли не стонали от напряжения. Потом, пересиливая себя от отвращения (все-таки потная шея толстяка – это не хрупкая нежная шейка блондинки), впился клыками в то место, где, по идее, должна находиться вена.

На мое удивление, она именно там и оказалась, хотя под складками жира ее даже учуять было непросто. Напившись, я совершенно спокойно заметил момент, когда глухо бьющееся сердце консьержа начало ускорять пульс, и отпустил его. Тщательно прополоскав рот коньяком, я удовлетворенно вздохнул. Да, расчет был верен. Я вполне могу справляться с дурманящим ароматом и вкусом крови, если к нему не примешивается плотское влечение. Оказалось, очень просто остановиться, если человек, выбранный на ужин, тебе неприятен. Это можно использовать в первое время. Пожалуй, лучше так, чем убивать молоденьких девушек. А этому жирдяю только на пользу кровопускание. Надо будет использовать его еще как-нибудь.

Приложив к кровоточащей шее жертвы платок и внушив, что его укусила соседская собака, сам же с этой легенды посмеиваясь, так как эта левретка размером чуть больше кошки, отправил его восвояси. Вполне довольный собой, приготовился к вечеру встречи с создателем, надеясь, что сегодня он не преподаст мне еще какого-нибудь урока в своем духе.

На встречу в ресторане я пришел в оговоренное время, минута в минуту, но Гэбриэл уже ждал меня. Сидел за лучшим столиком так прямо, будто трость проглотил, и неторопливо попивал кровавый коктейль.

На ходу дав знак официанту, чтобы принес мне того же, я расположился напротив ментора.

– Интересно, кому из обслуги они делают кровопускание ради тебя? – поинтересовался я вместо приветствия.

– Тебя это сильно волнует? – усмехнулся он. – Меня не слишком, надо признаться. Я живу столько лет, перед глазами сменилось столько поколений, что человеческая масса представляется цветными картинками, калейдоскопом, проносящимся мимо. Я посоветовал бы тебе не преувеличивать мою гуманность – это самообман. То, что я сохранил жизнь вам с отцом, несмотря на твое самоуверенное непослушание, это не признак доброты, а обычный расчет на выгоду и полезное приобретение.

Я постарался погасить гнев, вызванный его словами, потому что осознавал, их справедливость. Чихал он на нас, ему нужны верные и надежные люди, готовые исполнить что угодно. Все честно, я признавал за ним право сильного, но в голове крутилась честолюбивая мысль, что так будет не всегда. И уж точно, я не собирался стелиться перед ним из страха или раболепия.

Пусть лучше убьет, и дело с концом, я все равно уже дважды обманул смерть, так что успел с этой мыслью примириться. Если буду работать на него, так только из благодарности, уважения и, разумеется, с выгодой для себя. По глазам собеседника я видел, что он это прекрасно понимает и вполне согласен.

– Считаю своим долгом предупредить, что для вампиров существуют препятствия и опасности, кроме солнца и деревянного кола в сердце, – начал очередную лекцию древний. Полагаю, про оборотней ты слышал. В полнолуние они – наши древнейшие и естественные враги, достаточно одного укуса обратившегося волка. Меня, разумеется, это не касается, я бессмертен, но тебе бы посоветовал в такие ночи не пересекаться с волколаками, а их в городе более чем достаточно. Они целыми общинами живут.

Далее: ведьмы тоже, в большинстве своем, не горят желанием водить дружбу с подобными нам. И хотя они обычные люди, в их арсенале магических знаний хватает средств против нас. Однако они же могут быть весьма и весьма полезными при правильном подходе.

Я внимательно слушал и запоминал, отмечая особо важные моменты, а он тем временем продолжал:

– Есть силы природы, которые не столь смертоносны, сколько весьма неприятны, даже такому как я, например, вербена. Это обычное растение – яд для вампира. Охотники используют настой этой травы, чтобы нанести урон кровопийце, ослабить его и убить. Посвященные люди пьют его, защищаясь от нашего внушения.

Старайся сначала понять, в курсе жертва или нет. Таких тоже немало в Париже. Некоторые, как твой отец, приспособились носить вербену на себе в виде амулетов и украшений, кровь при этом остается чистой, но внушению человек не поддается. Помни об этом, и жизнь станет проще и безопаснее. Ну, а то, что не стоит встречаться с женщинами, не утолив основной вампирский инстинкт, думаю, ты уже сам понял, если, конечно, не желаешь каждый раз просыпаться рядом с трупами. Плотское возбуждение во много раз усиливает жажду и уменьшает способность контроля.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное