Гай Себеус.

Как воспитать ребёнка, который станет заботиться о тебе в старости



скачать книгу бесплатно

© Гай Себеус, 2017


ISBN 978-5-4483-0850-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Как появилась эта книга?

Это эссе о воспитании рождалось на протяжении многих лет из размышлений, наблюдений и экспериментов. Из собственного опыта успехов и неудач. Некоторые тезисы при этом подверглись безжалостному изгнанию. Другие же, напротив, окрепли, несмотря на лес сомнений.

Автору довелось много лет проработать в системе образования в очень разных должностях. Так что материала для анализа, и очень разнообразного, оказалось предостаточно. Особенно, если добавить к этому драгоценный опыт воспитания собственных детей.

Настала пора предстать перед читателем, чтобы совместно заняться поиском истины.

Как воспитать ребёнка, который станет заботиться о тебе в старости?

Согласитесь, тема, явно, заслуживает усилий по её осмыслению.


Впервые она постучалась в мою голову, когда в СМИ активно муссировалась история о несчастной старушке, одиноко доживающей свой век в покосившейся хижине в заброшенной, обезлюдевшей российской деревеньке. Без еды, без дров, без магазинов и медицины. Соседи несчастной – кто разъехались, кого дети забрали доживать свой век в городе, остальные повымерли. На бабульку, замёрзшую, голодную, одинокую, случайно наткнулись туристы.

Ужаснувшись и впечатлившись, они накололи ей дров, снабдили запасом консервов из собственных рюкзаков. Да ещё и акцию помощи устроили, распространив информацию в интернете. Откликнулось множество добрых людей. У бабушки началась новая жизнь: избушку починили, едой, дровами и лекарствами снабдили.

И тут обнаружилось самое странное обстоятельство. У «одинокой» старушки отыскалась дочь. Всё это время она с мужем спокойненько жила в городе Анапе, у самого тёплого моря.

Как она могла? Почему позволила себе безмятежно наслаждаться жизнью, в то время как самый родной человек буквально погибал от голода и холода? Отчего она не позаботилась о престарелой беспомощной матери? Неужели чужим людям это нужнее, чем ей самой?

История не закончилась хэппи эндом.

Дочь, пристыжённая СМИ, приехала к матери, помогла чем могла. Позвала переехать в Анапу. Но старушка наотрез отказалась. Дочь на этом и уехала. И всё пошло по-прежнему.

Только СМИ больше об этом уже не писали. Тема оказалась исчерпанной.

Да и действительно: о чём тут ещё писать?


Мать и дочь не захотели совместного жития-бытия. У младшей не оказалось достаточно благодарности за рождение и выращивание. А у старшей – желания быть обязанной.

Возможно, в их жизни было ещё нечто, о чём знали лишь они и о чём предпочли умолчать.

Какие-нибудь старые, но незабытые и непрощённые очень личные истории то ли из жизни матери, то ли из жизни дочери. Или ярые обиды и взаимные претензии, клятвы и проклятья.

Кто знает?

Но факт остаётся фактом: старушка добровольно обрекла себя на одиночество перед смертью, а её дочь предпочла подспудное пожизненное чувство вины – обязательствам по отношению к беспомощной матери.


Как вы думаете, если бы эта старая, одинокая женщина некоторое время тому назад могла предположить подобный финал своей жизни, захотела ли бы она что-нибудь изменить? В себе, в отношении к семье, в воспитании дочери?

Скорее всего, да.

Вряд ли в молодости она мечтала о всеобщем забвении и горьком одиночестве.

Как вряд ли задумывалась в ту пору, когда была ещё при силе и при здоровье, о том, что детство – это огромная ценность, определяющая всю последующую жизнь самого ребёнка и его родителей. И заботясь о детях, фактически мы создаём сценарий собственного финала. Потому что существует непреклонная закономерность: СНАЧАЛА ВЫ РАБОТАЕТЕ НА СВОЮ СТАРОСТЬ, А ПОТОМ, когда приходит пора, НАСЛАЖДАЕТЕСЬ РЕЗУЛЬТАТОМ.


Вы можете возразить: задумывалась-то она, может, и задумывалась. Да не вышло у неё.

Не сумела. Не имела возможности. Не получилось от недостатка образования или из-за категорического несходства характеров. Или вмешался роковой случай, обстоятельства непреодолимой силы.

Вот как раз для того, чтобы избежать большинства из перечисленных подводных камней, предлагаю вашему вниманию данный материал для обдумывания. С целью заблаговременно позаботиться о качестве своей старости, даже если сегодня вы молоды, красивы, энергичны и уверены в том, что с вами подобное никак произойти не может.


Предлагаю повести разговор по определённой канве.


Сначала поговорим об особенностях подхода в разнообразных ситуациях. Потому что все дети разные. Даже мальчиков и девочек надо воспитывать особо, не говоря уж о других-прочих различиях: по здоровью, по темпераменту, по биоритмам, по уровню образования и семейным традициям. И то, что хорошо для одного ребёнка, может быть губительно для другого. Поэтому оптимальным в воспитании был и остаётся индивидуальный подход.


Вторая часть посвящена будет различным педагогическим подходам, системам – с древних времён и до наших дней. Сегодняшние родители охотно следуют разнообразным новациям. Но гениев и героев удавалось воспитывать и нашим предкам. И у них неплохо получалось, раз человечество не выродилось.


Третьим аспектом нашего разговора станет: как воспитать ребёнка, который сможет заботиться о родителях в старости. Потому что необходимо вырастить его таким образом, чтобы он имел материальную основу, пользуясь которой и свою семью прокормит, и о родительской старости сможет позаботиться. Обстоятельно обсудим «основной вопрос педагогики»: бить или не бить детей. Поразмышляем на тему, какие дети лучше: умные или добрые. И кто более ответственен за качество воспитания: школа или семья?

Конечно, коснёмся вопроса: как воспитать такого ребёнка, который захочет заботиться о родителях в старости, будет благодарен им, предан их интересам, будет нежен и чуток. Не предпочтёт дистанцироваться из-за детских обид или подростковых претензий. Или ещё хуже: станет стыдиться своих родителей и отторгнет их. Короче, как воспитать ребёнка, искренне любящего родителей?


Хорошо, если в процессе чтения вы станете припоминать соответствующие случаю эпизоды из собственной жизни или из жизни родных и знакомых. Это создаст ощущение активного диалога. А я для облегчения эмоционального участия в обсуждаемых ситуациях и ради создания так называемого «эффекта присутствия» буду приводить цитаты из известных книг и делать ссылки на известные фильмы.

Это поможет избежать равнодушия.


Абсолютное большинство людей считает своих детей главной ценностью в жизни. Их рождение, как правило, сопровождается поздравлениями и празднованиями, мечтами и великолепием планов.

…А потом начинается реальная жизнь.

И мечты одна за другой, гримасничая, меняют лицо. Планы упираются, не поддаются реализации, словно стоит за спиной неведомый враг, только и занимаясь тем, чтобы всё рушить и пакостить.

А в конце жизни вдруг подступает одиночество.

И стоит, ссутулившись, обессиленный годами и болезнями человек. И спрашивает себя: что же я сделал неправильно, когда ошибся?

Однако ничего уже не исправишь: время вышло, сил нет, ситуация неуправляема. То ли дети подвели, не оправдали возложенных надежд. То ли сам себя подвёл: не справился с их воспитанием. Кто знает?


Прямолинейные дедушки в ответ могут заявить: «Не надо никакого воспитания, никакой педагогики! Главное – следовать традиционному укладу. Детей нельзя баловать. И воспитывать надо, пока поперёк лавки вмещается. Когда вдоль ляжет, исправлять что-то уже поздно будет. Нас держали в строгости, не боялись …драть. И ничего, людьми выросли!»

Весьма распространённая точка зрения. Как ни странно, многие, в детстве битые родителями за провинности, даже благодарны им: «вовремя на путь наставили!». И сами склонны продолжать традицию.

Специально для «небитых»: слегка введём в курс, создадим, так сказать, эффект присутствия с помощью отрывка из романа Алексея Толстого «Пётр I», в котором описывается детство Алексашки Меньшикова.

Отец порол Алексашку и за провинности, за то, что «заворовался», и просто так, для профилактики, по наущению друзей-собутыльников. Порол так, что мальчишка едва имел силы доползти до постели, чтоб отлежаться. И что же? Выправил? Добился послушания и почтения к отцу?

Да нет, конечно! Вот слова сына, едва отошедшего от очередной порки:


«Этакого отца на колесе изломать, аспида хищного… Ты, Алешка, возьми потихоньку деревянного масла за образами, – я задницу помажу, к утру подсохнет, тогда и уйдем… Домой не вернусь, хоть в канаве сдохнуть».


…Такая вот «благодарность» свежепоротого отрока, которая вряд ли устроила бы его «заботливого» отца. И, соответственно, никак не может устроить нас, стремящихся к иному результату.


В противовес вышеизложенному, чуткие мамы воскликнут: жестокости не должно быть места в семье! Надо просто беззаветно любить своего ребёнка! И за любовь и самопожертвование он непременно воздаст родителям ответной любовью.

Возможно, воздаст. Но не обязательно автоматически. Увы, мы знаем множество примеров, когда дети, к чьим стопам жертвенно сложены были родительские жизни, проявляли в ответ недостойную чёрствость и эгоизм. Повзрослев, они продолжали исповедовать весьма уютную концепцию, что являются центром мироздания, и весь мир просто обязан крутиться ради их удовольствий. Как крутились родители в детстве.

Возьмём для примера образ Дадли из знаменитого романа Джоан Роулинг о Гарри Поттере.

«Милый Дадлик» рос зацелованным маминым любимчиком с массой прав и минимумом обязанностей. Родители буквально заваливали сынулю подарками. И тому оставалось беспокоиться только о том, чтобы в нынешнем году ко дню рождения подарков было ни в коем случае не меньше, чем в прошлом. Надоевшие и сломанные игрушки мальчик просто вышвыривал.

Однако у Дадлика не было проблем с тем, чтобы пнуть мать ногой или отлупить попутно слабаков, брата или соседских мальчиков.

Из чего стоит сделать логичный вывод: как только родители станут старыми, слабыми и бесполезными, тут Дадлик и проявит весь свой потенциал, расправится с ними так, как приучили расправляться с рухлядью.

Стало быть, вариант с жертвенной любовью тоже неубедителен.


Крутые папы могут авторитетно заявить: главное в воспитании – неуклонная требовательность и внушение ребёнку понятия об обязанностях.

Однако тут тоже не всё однозначно.


Для примера возьмём известный семейный роман Арчибальда Кронина «Замок Броуди».

Джеймс Броуди, владелец магазина шляп, строгий и внимательный отец. О баловстве даже речи быть не может. Домашние ходят по струнке, и внешне всё выглядит чрезвычайно благопристойно.

Но трое детей Джеймса не оправдывают его ожиданий. Беременную неизвестно от кого Мэри он сам изгоняет из дома. Жулик Мэтью с любовницей самого Джеймса удирает в латинскую Америку.

Тогда все надежды на будущее отец связывает с младшей, умницей и труженицей Нэсси. Она настолько талантлива, что ей светит весьма престижная стипендия. По мнению отца, это и станет его родительской наградой, подлинным оправданием его жизненной позиции, воздаянием свыше перед лицом всех этих невежд – соседей. Он делает ставку на свою малышку, ежедневно убеждая её не лениться, работать, чтобы порадовать отца, который так много сделал для неё.

Как бы невзначай осмотрев Несси, доктор находит у девушки сильное нервное истощение. Однако Броуди не даёт дочери отдыхать: в доме все теперь подчинено борьбе за стипендию.

Из страха перед отцом девочка боится признаться в плохом самочувствии и продолжает упорно заниматься. Однако стипендия ей не достаётся. Узнав об этом, Несси сходит с ума и в приладке отчаяния вешается.

Джеймс остается один со своей престарелой полубезумной матерью и сонмом напрасных сожалений.


Думаю, каждый, хорошенько порывшись в памяти, отыщет подобный пример из жизни родственников, знакомых или соседей, когда родительская требовательность привела к неожиданным и трагическим результатам. Ребёнок просто сломался.

Казалось бы, родители не могут себя упрекнуть в невыполнении обязанностей, в небрежении, в том, что не занимались им. Но результат идёт прахом. Почему?

Может быть, потому, что «слишком хорошо» – тоже нехорошо? Должно быть хорошо в меру?


А если к трём приведённым примерам прибавить неудачи в воспитании в учительских семьях и в интеллигентных семьях вообще?

Казалось бы, кому, как не им, щедро обогащённым всем опытом предшествующих поколений, вырастить подлинную полноценную личность, драгоценного члена общества?

Ан нет. Автоматически не выходит.

Даже у этих неглупых, казалось бы, людей порой вырастают и тунеядцы, и наркоманы, и преступники – подлинная трагедия для родителей.

В то время как из сирот, которыми щепетильно не занимался никто, порой выходят грандиозные личности.

Неужели и правда, педагогика – не наука? И совершенно не существует гарантированной возможности воспитать именно такого ребёнка, какого хочется?

И снова в глубине темы маячит какой-то неуловимый секрет…


Так как же всё-таки воспитать такого ребёнка, который станет заботиться о тебе в старости?


Прежде всего, почему «воспитать»?

Почему не «вырастить» или «обучить», а именно «воспитать»?

Потому, что создание человека это не физическое его рождение: «Точка, точка, огуречик, получился человечек!»

Очень показательно происхождение слова. В нём очевидно коренное значение «питать» с приподнимающим, возносящим, благодаря приставке, смыслом: вос-питать! То есть напитать, наполнить, взрастить, возвысить до вдохновляющего уровня.

Недаром говорят, что не те родители, что родили, а те, что воспитали! Именно воспитание – главное в человеке! Поэтому воспитание детей во все времена считалось делом чрезвычайно ответственным в плане выживания отдельных семей и рода человеческого в целом. А воспитание правителей всегда поручалось лучшим умам. И всё ради драгоценной цели:

 
Ты будешь жить на свете десять раз
Десятикратно в детях повторенный,
И вправе будешь в свой последний час
Торжествовать над смертью покоренной.
                                                     У. Шекспир
 

Так что главное в воспитании? Как приступить к нему правильно, чтобы получить нужный результат?


Для начала следует оценить состояние и возможности ребёнка.

Потому что…

I Все дети разные

Мой ребёнок – ЧУЖОЙ!

Так заявляют порой родители, изумляясь и сперва не доверяя своим впечатлениям. Но на самом деле ситуация не такая уж редкая.

Потому что все дети разные.

И нет большей ошибки, чем мерить ребёнка только по себе. Бывают, конечно, удачные случаи – когда ребёнок – полная копия своих родителей или одного из них. Процесс воспитания, механизмы воздействия тогда более или менее понятны, близки, соответствуют семейным традициям.

Но подлинной трагедией может обернуться обладание ребёнком с совершенно иным психологическим типом, нежели у вас. Шутка природы может сработать таким образом, что он удался в прапрадедушку или в двоюродную тётушку. И выглядит …чужим. Помните, как Пушкин в «Евгении Онегине» описал свою любимую Татьяну?

 
Она в семье своей родной
Казалась девочкой чужой
 

Так что ситуация не столь уж и уникальна.

Более того, у одних и тех же родителей, в одних и тех же условиях и с одинаковым отношением могут вырасти совершенно разные, до противоположности, дети. Почему?

Потому что дети наследуют генетические особенности родителей. А те, в свою очередь, своих. И получается, что при наличии в семье, например, четырёх детей, вы можете получить личности совершенно разных типов. Двое, к примеру, будут в бабушку и деда по отцовской линии, а двое в бабушку и деда – по материнской.

И это схематически упрощённый вариант. Если подмешать ещё перекрёстное наследование внешних данных да пару-тройку некоторых ярких особенностей, выйдет настоящая головоломка!


В моей семье старший ребёнок унаследовал внешность отца, а характер матери. А младший – наоборот, похож на мать, а характером пошёл в отца! Выражено это очень ярко, поэтому на протяжении всей жизни по всем поступкам, предпочтениям и манерам мы с интересом отслеживаем это чудо!


Все дети разные, и подминать их под себя, чтобы, как Прокруст, отстригать всё, что не укладывается в наше понимание правильного, просто преступление.


Прокруст, персонаж древнегреческих мифов, подстерегал путников и заманивал в свой дом. Потом укладывал на своё ложе и тем, кому оно было коротко, обрубал ноги, а кому было велико – вытягивал.

Понятно, что плохо приходилось и тем и другим, слишком уж последователен был Прокруст.


Поэтому не стоит следовать его примеру, подтягивая ребёнка под собственный идеал. Можно и самому надорваться, и его изуродовать. А выращенная за годы его детства ненависть за оказываемое насилие икнётся в вашей старости.


Один ребёнок быстрый, но неаккуратный.

Ругать его? Приучать к аккуратности? Конечно, но без фанатизма. Не делать из стерильности культа. Такого ребёнка можно мотивировать пользой или даже выгодой от полученной чистоты.

Другой медлителен, словно сам себе не доверяет, проверяет каждую мелочь. Он с трудом привыкает к новому. Но именно он, если усвоил, то до конца жизни.

Можно на него злиться, обзывать тугодумом и тормозом, но быстрее от этого он не станет. Может стать суетливее, нервнее и обидчивее. Начнёт срываться или замкнётся. Потому что от него требуют невыполнимого. Это прямой путь к неразрешимому конфликту. Зато для него очень важна оценка его труда. Подхваливая, от него можно добиться очень многого!

Третий ребёнок с взрывным характером, усмирить его можно лишь на короткий срок. Отчаявшиеся родители могут его бить-колотить, добиваясь послушания. В то время как «заветная кнопочка» так останется незадействованной.

Спасает его готовность учитывать общий интерес. Да ещё спортивные секции с их выматывающими тренировками, чтобы сбрасывал бушующий избыток энергии.

Есть тихони с отсутствующим взглядом и мощным интеллектом. Они не выносят шума, моментально впадают в стресс, в ступор, если на них кричат. Они не отличаются аккуратностью и обязательностью. Зато обожают индивидуальные задания повышенной сложности и наслаждаются их выполнением. Для них не существует большего оскорбления, чем призыв «быть как все», поэтому не стоит педалировать сравнение с одногодками. Это приведёт к полному взаимному непониманию и отторжению.

Очень сложно бывает с неудержимыми болтунами. Замечания, одёргивания, призывы к совести и уважению окружающих действуют лишь на миг. Таких детей следует больше утомлять различными видами говорения: докладами, пересказами. Именно этот балагур станет отличным ведущим на празднике, помощником учителя на уроке литературы, именно он отлично займёт гостей, только тему подскажи. А какой великолепный теле-шоумен из него может вырасти! Или просто отличный тамада!


В общем, из того, что собственный ребёнок не соответствует вашему идеалу и кажется «чужим», не следует делать трагедии. Напротив, в природе всё целесообразно, поэтому стоит подумать, как извлечь пользу из природного дара. Пользу и для ребёнка, и для семьи.


У А. П. Чехова есть замечательный рассказ «Детвора». В нём дана чудесная зарисовка нескольких очень разных детей, севших в отсутствие родителей играть на деньги. Как по-разному эти маленькие «игроки» проявляют себя!


«Играют с азартом. Самый большой азарт написан на лице у Гриши. Это маленький, девятилетний мальчик с догола остриженной головой, пухлыми щеками и с жирными, как у негра, губами. Он уже учится в приготовительном классе, а потому считается большим и самым умным. Играет он исключительно из-за денег. Не будь на блюдечке копеек, он давно бы уже спал. Его карие глазки беспокойно и ревниво бегают по картам партнеров. Страх, что он может не выиграть, зависть и финансовые соображения, наполняющие его стриженую голову, не дают ему сидеть покойно, сосредоточиться. Вертится он, как на иголках. Выиграв, он с жадностью хватает деньги и тотчас же прячет их в карман.

Сестра его Аня, девочка лет восьми, с острым подбородком и умными блестящими глазами, тоже боится, чтобы кто-нибудь не выиграл. Она краснеет, бледнеет и зорко следит за игроками. Копейки ее не интересуют. Счастье в игре для нее вопрос самолюбия.

Другая сестра, Соня, девочка шести лет, с кудрявой головкой и с цветом лица, какой бывает только у очень здоровых детей, у дорогих кукол и на бонбоньерках, играет в лото ради процесса игры. По лицу ее разлито умиление. Кто бы ни выиграл, она одинаково хохочет и хлопает в ладоши.

Алеша, пухлый, шаровидный карапузик, пыхтит, сопит и пучит глаза на карты. У него ни корыстолюбия, ни самолюбия. Не гонят из-за стола, не укладывают спать – и на том спасибо. По виду он флегма, но в душе порядочная бестия. Сел он не столько для лото, сколько ради недоразумений, которые неизбежны при игре. Ужасно ему приятно, если кто ударит или обругает кого. Ему давно уже нужно кое-куда сбегать, но он не выходит из-за стола ни на минуту, боясь, чтоб без него не похитили его стеклышек и копеек. Так как он знает одни только единицы и те числа, которые оканчиваются нулями, то за него покрывает цифры Аня.

Пятый партнер, кухаркин сын Андрей, черномазый болезненный мальчик, в ситцевой рубашке и с медным крестиком на груди, стоит неподвижно и мечтательно глядит на цифры. К выигрышу и к чужим успехам он относится безучастно, потому что весь погружен в арифметику игры, в ее несложную философию: сколько на этом свете разных цифр, и как это они не перепутаются!»


Вот и скажите теперь: разве можно одинаково подходить к таким совершенно различным детям, если одно и то же воспитательное действие в отношении них может вызвать последствия абсолютно разного качества и величины?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9