Гагик Крпоян.

Перевернутая жизнь



скачать книгу бесплатно

Все, что мы видим, слышим, ощущаем – всего лишь иллюзия. В реальности нет цветов, нет звуков. Нет времени, нет чувств, нет смысла. Каждый из нас живет в своей собственной Вселенной, которую создает сам, и сам наполняет ее смыслом.


© Гагик Крпоян, 2017


ISBN 978-5-4485-2518-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

В горле пересохло, пот заливал его глаза. Привкус железа и соли во рту, кровь, что текла из носа, перемешавшись с потом, обволокли его губы. Он бежал в слепую, наугад, только черное полотно ночи открывалось перед ним. Как загнанный зверь он врезался в деревья, разбивая лицо, но продолжал бежать. Старые ветки на земле, разрезали ступни в кровь, впиваясь в босые ноги. Боль, адская боль гуляла по его телу, высасывая последние остатки сил. Яркий свет вспышки фотоаппарата в глазах, глухой удар в лоб, он упал без сознания. Очередное дерево оказалось довольно крепким.

Глава 1

Небольшой городок на Урале. 2000 год.

Глаза открылись. Приторно белый свет иглами впился в зрачки, он прищурился. Попытка встать ни к чему не привела. Единственное, что двигалось в его теле, это глаза. Крепкие веревки впились в запястье, вены на руках вздулись. Ноги туго стягивали прочные жгуты, пальцы онемели. Он моргая приоткрыл глаза, привыкая к белому пространству. Маленькая комната. Стены, пол, потолок, были оббиты монотонным белым войлоком.

– Что за черт? – он снова попытался встать. – Где я?

Страх неизвестности ворошил тысяча мыслей в голове. Глаза метались из стороны в сторону пытаясь найти ответ. Широкая лента на лбу плотно прижимала голову к кровати. Одна из мыслей показалась правильной. Надо успокоиться.

– Нет, нет, нет, это какой-то бред! – он прикусил язык, пытаясь вернуть себя из сна.

Тихо как под водой, ни каких звуков, это пугало и настораживало. Неожиданно тишину нарушил звук ключа, скользящего по металлу в замке двери.

Сердце забилось с удвоенной скоростью, отдаваясь молотком по вискам. Он снова попытался встать, все напрасно.

Дверь открылась. Огромный мужик в белом халате еле втиснулся в проем. Его руки были такой же толщины как и ноги. Он запросто мог открыть дверь и без ключа. Через секунду, появилась женщина, ее размеры были гораздо скромней. В таком же белом халате и с папкой в руках.

Каждый шаг приближающий их к нему, учащал пульс.

– Так, так, так. – Улыбаясь, произнес здоровяк.

И тут, до ушей издалека донесся тихий звук знакомой мелодии. Приближаясь он нарастает, становясь раздражительно невыносимым.

Будильник на прикроватной тумбочке разрывался от злости. Неимоверная улыбка посетила его лицо. Даже трещащий будильник был ему особо сейчас приятен. Но не настолько, что бы слушать его еще. Со временем отработанным движение он прервал этот треск. Потом нащупал рукой пачку сигарет и зажигалку.

Глубоко затянулся, и выпустил белые клубы дыма вместе с ночным кошмаром.

Но нет, разум не собирался так быстро избавляться от пережитого. Даже руки, кажется, ощущали боль от перетянутых веревок.

Да это всего лишь дурацкий сон, подумал он, вставая с кровати потянувшись, да так, что кости прохрустели по всему телу, и направился в ванную.

Маленькая однокомнатная квартирка, присутствие женщины в ней явно не ощущалось. Пропитанные табачным дымом обои, поменяли свой цвет из светло синева в желтый. Шторы ни когда не закрывались, зачем, кто видит что тут на пятом этаже. Да и зачем их закрывать, если утром снова открывать. Такого мнения он был о шторах. Оригинальностью мнений к вещам, он точно блистал. Например, часы в виде автомобильного колеса на его стене, ни когда не подводились. Вообще со временем он обращался на «Вы». Считал что у него своя жизнь, и нельзя лезть в этот мир. Он сверял их по радио и запоминал насколько они отстают. Время для него было как бы Богом, что управляет миром.

Кроме магнитофона и телевизора, в комнате еще висела карта звездного неба, да глобус на подоконнике, а рядом кактус. Это растение он любил за его не привередливость. Сильное растение. Ванна наверное единственный оазис чистоты в его доме. Он мог часами лежать в теплой воде, рассуждая о времени и о бесконечности вселенной. Кран чихнул, и вода начала заполнять место раздумий. Висящее над умывальником зеркало, кроме его отражения, ни с кем знакомо не было. Вот и сейчас, в нем отражался невысокий крепкого телосложения парень. Волосы коротко подстриженные, двухдневная щетина была вровень со стрижкой. Глядя на своё отражение, он не заметил как провалился в реальность своих размышлений.

А что если там тоже есть своя жизнь? Там, с другой стороны. Вдруг, когда я ухожу, мое отражение живет своей жизнью?

Пар от горячей воды покрывший зеркало, вернул его обратно. Он включил кассету Боба Марли, и погрузился в теплую воду рассуждений.

Приняв ванну, отправился на кухню, оставляя за собой мокрый след его сорок первого размера.

Кухня была не сказать что грязная, но женщина бы такого не потерпела. На плите стояла кастрюля с остатками макарон. Грязная кружка на столе с недопитым кофе, стала последним пристанищем для мухи.

В нашем городе 13:00 – донесся приятный женский голос из приемника. Он посмотрел на часы живущие своей жизнью. В их мире было 12:05. Пятьдесят пять минут – надо запомнить. Повторил.

За окном кипела жизнь. Люди спешили, бежали. Вечно куда-то бегут, странные все-таки эти люди больших городов. А оно им надо? Я, конечно, понимаю, что надо на работу, в банк или в магазин, но куда так спешить? Вы несетесь так, будто хотите обогнать время, хотите в один час впихнуть полдня, словно перенесете на завтра оставшиеся минуты. Ну это бред какой-то, думал он.

Чайник уже устал бурлить, и стал выплескивать воду на раскаленную плиту. Это и вернуло его в комнату, на не застеленный ни чем пол.

Сняв курносого с плиты, посмотрев в кружку с умиротворенным насекомым, подумал: Вот мухи, живут 14 дней, их маленький размер влияет как-то на чувство времени? Наверное один час для них, как два дня для нас. Тогда для кита одна минута как час для нас. Нет, с китом я переборщил.

Отправив в последний путь покойную и сполоснув посуду, он заварил бодрящий напиток с колумбийских полей. Ароматный запах расплылся по комнате. Даже кактус, кажется, стал наслаждаться этим. Если бы у него был рот, он непременно бы улыбнулся.

Развалился на диване. Включил телевизор.

– Птичка Колибри, единственная из птиц, которая умеет летать назад. – Шла передача о животных.

***

– Так, так, так – улыбаясь проговорил здоровяк, и склонился над лежащим. Необъятных размеров голова имела доброе с маленькими глазами лицо. Шея отсутствовала. Маленькая женщина стояла за спиной, и явно боялась подойти ближе.

– Да он спокойный парень. – Сказал большой человек, и стал отвязывать веревки на запястьях.

Кровь напором хлынула в пересохшие вены, но пальцы пока не слушались. Он понимал, что дергаться бесполезно. Правильней будет осмотреться, прийти в себя. Крепкие тряпичные оковы освободили все части тела. Медленно стал сжимать пальцы в кулак.

– Давай я помогу тебе встать. – Сказал здоровяк, потом забросил его руку себе на могучее плечо, и они не спеша направились к двери. Парень почти висел на нем, ноги еле доставали пола, просто шагали по воздуху.

Внезапное бурчанье, ворчанье, какие-то крики влетели в его уши. Большое светлое помещенье с кучей непонятных людей появилось перед ним. Глаза разглядывали все мелочи. На окнах решетки, телевизор под самым потолком, какой-то чудак в кресле поливал себя водой из пластиковой бутылки, а двое напротив смеялись глядя друг на друга. Да что там смеялись, они дико ржали тыкая в себя пальцами.

Пройдя через все помещение, здоровяк подвел его к массивной двери, и они оказались на улице.

Свежий воздух сразу заполнил легкие, сердце с благодарностью забилось привычным для него ритмом. Пройдя еще несколько шагов, они сели на скамейку.

– Как я тут очутился? Почему я ни чего не помню?

– Вчера ты немного взбесился, и тебя напичкали всякой дрянью, побочные действия временная потеря памяти. Но не переживай, скоро память вернется.

– …

***

Закурив очередную сигарету, он выключил телевизор. Солнечный луч легко проник в не зашторенное окно, и спускаясь по стене, достиг его лба. Наверно жаркий будет денек, подумал он, поставив недопитую кружку на тумбочку. Не охотно встал, взял со стула помятые джинсы, явно давно не видавшие порошка, натянул, застегнул ремень на последнюю дырочку и надел футболку с изображение льва. Старые кроссовки были в хорошей форме. Достал из кармана куртки плеер и наушники. Дверь с той стороны захлопнулась. Он быстро сбежал по лестнице, и оказался на шумной живущей своей жизнью улице.

– Эти мини химические заводы совсем испортили экологию. – Глядя на муравейник проезжающих мимо машин, фыркнул он. Надев наушники, включив старину Bob Marley, заспешил в парк, на утреннюю пробежку.

***

Память медленно возвращалась туда, откуда ушла. Тело понемногу приходило в себя. Свежий воздух боролся с остатками медикаментов.

– Ну как, вспомнил меня?

– Кажется да.

Почесал голову.

Сергей был добрый малый, ни когда не кричал, не ругался, и очень любил карамельные конфеты. Вот и сейчас достал из кармана халата две карамельки.

– Угощайся.

– …

Парень развернул шелестящую обертку, и громко захрумкал.

Молчание.

– А ты знал, что Колибри единственная птичка, которая умеет летать назад.

– Я знаю, что она очень маленькая, но… нет, не знал. И откуда ты все это знаешь?

– Ты не поверишь, не поймешь… Как и не поймешь всех здесь находящихся – досада мелькнула в его взгляде. Он что-то понимал так глубоко, что было трудно вообразить. Даже Сергей, порой подумывал, кто кого здесь лечит, и кто является пациентом. Здесь обычная логика заходит в тупик, не имея возможности найти объяснения. В этом месте, реальность переплетается с отвергнутыми мирами других, особых людей. Здесь есть ответы на все вопросы, но они находятся за тонкой невидимой гранью реальности бытия.

Блуждая по коридору всматривался в эти лица. Ведь странно, что их считают придурками, только потому, что они видят то, что не видит большинство. Хотя некоторые из них могут решать такие задачи, что профессоры мира будут годами ломать головы. Может они понимают гораздо больше чем прославленные мыслители и философы. Ведь не зря же их разум находится там, где закрыта дверь для других. Может они избранные.

Размышлял в одиночестве.

– Пойдем, выпьем чаю. – Донеслось из-за спины.

– Можно тебя спросить? Перебил.

– Конечно.

– Кажется я ни когда не спрашивал, боялся. Но сейчас хочу знать, что со мной случилось до этого, до этого как я попал сюда.

Сергей немного поежился, ему не очень хотелось говорить об этом.

– Ты попал в крупную аварию, подробности я упущу, но у тебя была полная амнезия, потеря памяти, и очень серьезное сотрясение мозга. У тебя развилась шизофрения и …..

Снова перебил.

– Дальше я знаю,… вижу где нахожусь.

– Диагноз не точный, но ты поначалу утверждал, что есть еще один ты, там, в какой-то квартире. Через месяц ты успокоился, тебя считают образцом поведения. Конечно не считая вчерашнего случая. Улыбнулся. – Хотя, я бы так же поступил на твоем месте. Как можно ударить этого весельчака-водовоза? – их взгляд перевелся на парня в коляске, с бутылкой воды в руках. – Ну облил он этого худышку, но зачем же за это бить. Халат высохнет, ничего страшного. А ты все-таки молодец, что заступился – здоровяк похлопал по плечу, они улыбнулись, и принялись пить терпкий чай, заботливо собранный для них смуглыми индианками.

***

Пробежка прошла на славу. Еще одна правильная мысль посетила голову. Надо бросать курить. Не развязывая шнурки снял кроссовки, поставил их в законное для них место. Направляясь прямиком в ванную, стягивая промокшую от пота футболку, он вспомнил ночной кошмар. На мгновение замер перед дверью, усмехнулся, и вошел в оазис чистоты. Там же снял джинсы, и бросил их вместе с футболкой в тазик. Для них это был момент счастья, наконец-то они познакомятся с водой и порошком. Сполоснувшись под прохладным душем, он развалился на диване. Настал час мыслей.

***

Вечер не спеша зажигал далекие звезды, намекая жильцам планеты, что пора тоже зажечь свои электрические светила. Поужинав, все занялись своими делами. Кто играл в шахматы, ну или делал вид игры, кто-то ловил невидимых непонятно каких существ. В общем вечера тут были веселые. Водовоз предлагал всем воды, если кто и принимал его предложения, то это очень радовало его, он начинал громко смеяться. Один старик сидел у окна, и вечно смотрел в небо, при этом бормоча не то заклинание, не то молитву. Ни кто так и не знал, что он там бормочет. Да и мало кому было интересно. Каждый был занят делом, каждый был где-то далеко от этого места.

Хрупкая медсестра с подносом в руках, прервала их веселье.

– Пора принять витамины. Подходим, берем и пьем, что бы я видела.

От этих витаминов совсем теряешь разум, из нормальных людей и получаются такие вот психи. Зачем пичкать этой химией? – закидывая горсть цветных таблеток в рот, ворчал.

– Замечательно! Следующий.

Витамины не успевали раствориться, он шел в умывальник и выплевывал их в раковину, заодно умывался и смотрел на себя в зеркало. Лицо выглядело усталым и беспомощным. От невысказанности и бессилием перед фактом, живущим в разуме, он впадал в депрессию, и это замыкала его в себе. Дни казались унылыми и однообразными. Только беседа с другом здоровяком как-то помогала существовать в этой непонятной череде событий. Секунды тикали, время летело вперед. Казалось, все песчинки песочных часов упали на дно, но переворачивать их не было сил.

***

Желание послать все к черту и развеяться, приходит неожиданно, и ко всем без исключения. Он пошарил по карманам и улыбнулся. Зарабатывал он тем, что чинил часы в мастерской неподалеку. Любовь к часам он перенял от отца, как и эту самую мастерскую. Отец был мастером своего дела.

В тринадцати лет парень остался без семьи. Родители и его семилетняя сестренка Саша, погибли в автокатастрофе. Эта трагедия оставила вечно незаживающий шрам на его душе. Мальчиком он стал замкнутым, и часто был один на один с собой. Создал свой мир, свою реальность, со своими законами и правилами. С тех пор он жил у бабушки. Через шесть лет, и та скончалась, оставив ему свою квартиру, в которой он и живет.

Быстро надел брюки и рубашку. Эти вещи редко надевались, поэтому выглядели как только что из магазина. Начистив туфли, он покинул свою квартиру. Люди спешили домой, рабочий день был окончен. Перейдя улицу на светофоре, направился в ближайший бар, выпить кружечку пива, а там видно будет.

Вывески, рекламы, яркие афиши, все сделано для людей, только бы не проходили мимо, только бы обратили внимание. Возле мусорных баков увидел деда в рваной рубашке. Коробка с надписью «Храни вас Бог», была пустая, не считая пары монет.

– Кем ты был раньше?

– Я?

– Ты… ты.

– Я… я учителям был, астрономию преподавал – ответил дед.

– И что случилось, как тебя угораздило стать бомжем?

– Это длинная история сынок, вряд ли тебе будет интересно – почесал лохматую голову, и пододвинул коробку поближе к парню.

– Да я не спешу. Поделись своей историей, а я… я куплю тебе еды.

Старик немного был ошарашен таким вниманием к своей персоне. Давненько с ним ни кто так не говорил, а тем более интересовался его жизнью. В основном им интересуется только милиция, да дети, которым не помешало бы хорошее воспитание.

– Да что тут рассказывать – махнул рукой. – Была у меня хорошая семья, жена красавица, дочка умница. Любимая работа, друзья были. В общем жизнь удалась. Так я думал. Однажды немного задержался в школе, экзамен был, работы много. Так вот возвращаюсь домой через парк, вижу, парочка сидит на скамейке, и так воркует ласково, обнимается. Пригляделся, а это жена моя с кем-то. Что-то щелкнуло в моей голове, я потерял контакт с разумом. Последнее что помню, это я в милиции, а эти двое в морге. Дочь уже 20 лет не видел, я даже не знаю где она, да я ее не виню, даже понимаю.

Не то обидой, не то сожалением наполнились его глаза. Опустил голову.

– Потом тюрьма. Вот, как-то так.

– Да… Печальная история. Погоди, я сейчас вернусь – и скрылся за углом. Спустя пять минут, парень нес полный пакет вкусностей, колбаса, сыр, молоко, конфеты….. Старик подавился дымом от бычка увидев такое.

– Вот немного еды, ты хороший человек, а прошлое забудь. Тебе нужно привести себя в порядок, и снова заняться этой удивительной наукой. Начни снова жить.

– Спасибо тебе парень. Бог тебя храни. – Прослезившись прошептал астроном.

– Ну я пойду, может, увидимся еще.

***

Лежа в постели думал о прошлом. Что же там было? Кем он был? Как жил? Не малейших отрывков памяти не мог он найти в своей голове. Какая авария? Что-то они скрывают от меня. Зачем мучают меня? Может мне лучше и не знать прошлого? Что, если я был плохим человеком, убийцей там, или рецидивистом? Даже свое имя узнал от большого медбрата.

– Не спится? – донеслось из темноты.

– Конечно не сплю,… ты же знаешь.

– Глава ушла, может, посидим, чаю попьем, поболтаем? – предложил Сергей.

– Пойдем.

Они на цыпочках вышли из палаты, дабы не потревожить детский сон спящих.

В кабинете было уютно. Тихо.

– Присаживайся, не стесняйся.

– …

Он сел около окна, смотрел в звездное небо.

– Расскажи мне правду, ты же знаешь.

– …

– Ты же знаешь правду, зачем я здесь? – вопрос прозвучал более громко. Сделать вид что не услышал, Сергей не мог.

– Я тебе говорил, ты разбился на…

Перебил.

– Что до этого, почему я ни чего не помню? … Ты единственный кому я могу доверять. Если я просто потерял память, то почему я в психушке?

– Здесь не все тек просто – уходя от вопроса заежился здоровяк.

– Время, нужно время, потом все в твоей голове встанет на свои места.

Молчание.

– А ты знал, что слоны единственные животные, которые не умеют подпрыгивать – неожиданно услышал здоровяк.

– А крокодилы глотают камни, чтобы погружаться на дно.

Он сам не понимал, откуда это есть в его голове.

– А ты когда-нибудь думал о том, – продолжил, – что если бы мы могли умирать, и снова рождаться, но при этом помнить ошибки прошлой жизни, и не повторять их. Или, может быть так, что такой же я и ты, но в другом месте, живем другой жизнью, но не можем самих себя видеть, чтобы не превратится в тех, кто живет в этой клинике. Допустим… допустим я могу видеть себя в другом месте, только другой я, этого не подозревает, это как смотреть в зеркало. Когда ты смотришь на свое отражения, ты знаешь, что реален только ты, а тот, всего лишь образ, и отличается от тебя тем, что ты это понимаешь, а он нет, но он есть все равно. Это как «Алиса в стране чудес», только неясно, где реальная реальность.

В процессе так углубился в рассуждения, что пульс его участился, а голос стал громче.

– Я понимаю, что для тебя это звучит как бред, но ты только вдумайся – встал со стула.

– Прости, но мне нужно выговориться, кроме тебя я ни с кем не могу говорить на эти темы.

Сергей смотрел на собеседника открыв рот. Явно так глубоко он не заглядывал. Вообще глубже своего холодильника он не смотрел.

– Ты прав, – задумчиво ответил здоровяк, – мы слишком поверхностно живем, а тех, кто понимает больше, их упекают сюда, чтобы не морочили головы другим. Поддержал глубокую мысль.

– Может этих парней из моей палаты нужно не лечить, не пичкать всякой дрянью, а выслушать их, прислушаться к ним. Если они что-то говорят, значить откуда-то это пришло в их головы, они видимо достигли более высокой ступени понимания сущности миро воздания, и их разум не задерживается на том, где человечество топчется уже тысячу лет.

Вжился в роль, совсем уже забылся где находиться, видимо представил себя на публике, со своим докладом о разуме.

Рассуждая о неизученных возможностях сознания, пролетело два часа. Сергей уже запутался кто тут кто, и на удивления во многом соглашался с оратором. Дискуссия велась на уровне собрания ученых, единственное чего не хватало, это костюмов и галстуков. В мгновенье наступила тишина. Они сидели и переваривали высказанное.

– Ладно, пойду спать. Добрых снов коллега. Улыбнулся.

– Спокойной ночи. Не поднимая головы, промолвил Сергей.

Здоровяк еще некоторое время просидел неподвижно, потом отпил уже остывший чай, подумал: – А ведь он во многом прав. Что мы знаем о том, чего не видим? Ничего. Потому что мы не хотим знать то, что нарушит устоявшиеся взгляды на жизнь, и вообще на все. Потому что так удобней. Так удобней жить.

Сергей просидел до утра, глядя в бесконечную темноту ночного неба, пока утренний визит заумной глав врачихи не вернул его на землю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2