Фримен Крофтс.

Смертельный груз



скачать книгу бесплатно

– Да, сэр, – признался он, – ваша бочка прибыла на борту этого судна. И по занятному совпадению, она как раз сейчас стоит совсем близко от нас. Мы отделили ее от бочек с вином, когда поняли, что она предназначена для другого грузополучателя.

Мистер Феликс окинул молодого человека подозрительным взглядом, но вежливо произнес:

– Спасибо. Я коллекционер произведений искусства, и мне не терпится взглянуть на присланные скульптуры. В моем распоряжении имеется повозка, а потому, как я полагаю, могу забрать бочку незамедлительно, не так ли?

Броутон ожидал этого, но успел продумать свой план действий.

– Вероятно, вы правы, сэр, – ответил он предупредительно. – Однако это не в моей компетенции, но уверен, что вы получите свой груз сразу же, если проследуете в управление порта для необходимых формальностей. Я как раз направляюсь туда и сочту за удовольствие показать вам дорогу.

– О, спасибо большое. Конечно, мы так и поступим, – согласился незнакомец.

Но они не успели еще подняться из трюма, как у Броутона возникли сомнения, правильно ли понял Харкнесс суть его разговора с мистером Феликсом. Если последний чуть позже вернется с какой-то правдоподобной историей, мастер может выдать ему груз. А потому он обернулся и окликнул Харкнесса:

– Надеюсь, вы поняли, бригадир, что не должны ничего предпринимать до получения личных указаний от мистера Эвери.

Харкнесс взмахом руки показал: ему все предельно ясно.

Теперь молодому клерку предстояло выполнить непростую задачу. Во-первых, он должен был добраться до Фенчерч-стрит и доложить обо всем исполнительному директору пароходства. Во-вторых, следовало проследить, чтобы бочка оставалась в их распоряжении до тех пор, пока начальник не примет решения, как действовать дальше. И в-третьих, необходимо было исполнить первые два пункта плана, не вызвав подозрений ни у мистера Феликса, ни у служащих портового управления. Дело выглядело трудным, и поначалу Броутон даже несколько растерялся. Однако стоило им войти в здание управления, как клерк неожиданно нашел решение. Повернувшись к своему спутнику, он сказал:

– Прошу вас подождать здесь буквально минуту, сэр. Я разыщу чиновника, решающего подобные вопросы, и сразу же направлю его к вам.

– Буду весьма признателен.

Броутон прошел через дверь, разделявшую внешнюю стойку от внутренних кабинетов, и, добравшись до рабочего места управляющего, негромко заговорил с ним:

– Мистер Хьюстон, снаружи дожидается мужчина по фамилии Феликс, для которого на борту «Снегиря» была доставлена бочка, и он требует немедленной выдачи ему груза. Бочка действительно прибыла, но у мистера Эвери возникло подозрение, что с ней не все в порядке. Вот почему он послал меня с просьбой по возможности отложить выдачу, пока не свяжется с вами дополнительно. Мистер Эвери настоятельно просил воспользоваться любым благовидным предлогом, но ни при каких обстоятельствах не осуществлять передачу бочки получателю. Примерно через час он лично позвонит вам после того, как досконально изучит вопрос.

Мистер Хьюстон посмотрел на молодого клерка с некоторым недоумением, но кивнул:

– Хорошо, я выполню вашу просьбу.

После чего вместе с Броутоном вышел к Феликсу, и они были представлены друг другу.

Броутону пришлось еще на несколько минут задержаться в управлении, договариваясь с одним из коллег, чтобы тот взял на себя его обязанности при разгрузке «Снегиря» на время неизбежного отсутствия.

Проходя мимо стойки, рядом с которой разговаривали управляющий и мистер Феликс, он услышал озлобленный голос последнего:

– Что ж, отлично! Я тотчас отправлюсь на встречу с этим вашим мистером Эвери и, будьте уверены, заставлю его возместить мне материальные и моральные издержки, возникшие из-за этих затруднений!

«Мне нужно во что бы то ни стало добраться до конторы первым», – подумал Броутон и поспешил покинуть территорию управления порта и поймать такси. Ни одной машины не оказалось поблизости. Он остановился в задумчивости. Если Феликса поджидал автомобиль, то тот окажется на Фенчерч-стрит, пока он, Броутон, будет здесь беспомощно озираться по сторонам в поисках кеба. Необходимо придумать что-то еще.

Он торопливым шагом дошел до почтового отделения на Литтл-Туаэр-Хилл и позвонил в свою контору мистеру Эвери. В нескольких словах он объяснил боссу, как совершенно случайно обнаружил свидетельство возможного серьезного преступления, сообщил, что обо всем известно некоему мистеру Феликсу, который вот-вот явится для встречи с мистером Эвери. А потом продолжил:

– А теперь, сэр, если позволите мне высказать предложение, то я бы рекомендовал вам избежать встречи с этим Феликсом, когда он заявится в нашу контору. Я же поднимусь по задней лестнице, чтобы не столкнуться с ним в холле, и попаду прямо к вам в кабинет. Тогда вы, сэр, сможете выслушать мою историю во всех подробностях и принять решение, что делать дальше.

– Все это звучит не совсем понятно и даже загадочно, – ответил ему далекий голос по телефону. – Разве вы не можете мне сейчас рассказать, что конкретно вы обнаружили?

– Только не отсюда, сэр. Кругом много посторонних. Если вы хотя бы немного мне доверяете, то, когда все узнаете, поймете, что я поступил правильно.

– Хорошо. Приезжайте.

Броутон вышел с почты, и, конечно же, если ты никуда не торопишься, такси появляется мгновенно. Он сел в машину, доехал до Фенчерч-стрит, поднялся по служебной лестнице и вбежал в кабинет начальника через заднюю дверь.

– Присаживайтесь, Броутон, – сказал мистер Эвери, после чего вышел в общий зал и обратился к Уилкоксу: – Я только что имел важный разговор по телефону, а теперь мне необходимо составить и отослать несколько не менее важных сообщений. В течение получаса я буду очень занят. Прошу не тревожить.

Затем он закрыл дверь кабинета на задвижку.

– Видите, я сделал все, о чем вы просили, и готов вас выслушать. Надеюсь, вы не причинили мне эту уйму неудобств попусту?

– В этом можете быть уверены, сэр. И прежде всего я должен выразить благодарность, что вы пошли мне навстречу. Теперь расскажу о происшествии в гавани.

Броутон в деталях поведал о том, как пришел на пристань, об инциденте с падением бочек, обнаружении соверенов и женской руки, о появлении мистера Феликса и его поведении в портовом управлении. А когда закончил, выложил двадцать одну золотую монету ровным рядом на стол начальника.

Он замолчал, и тишина воцарилась в кабинете на несколько минут, пока мистер Эвери взвешивал все услышанное. Конечно, история выглядела предельно странной, но, зная характер Броутона, его прямодушие и честность, приходилось поневоле верить каждому слову клерка. Сначала босс рассмотрел ситуацию с точки зрения вовлеченности в нее своего пароходства. С одной стороны, если компании поручали доставить хорошо упакованный груз, ее не должно интересовать содержимое – будь то мрамор, золото или железнодорожные рельсы – при условии правильного оформления накладных и уплаты положенного тарифа. Контракт предусматривал морскую перевозку груза из одного пункта в другой и передачу его получателю в том же виде, в каком он был отправлен. И если кому-то пришло в голову положить в бочку под видом скульптур крупную партию золотых соверенов, то разбираться в этом должна таможня, но никак не перевозчик.

Но, с другой стороны, если компании становились известны факты, указывавшие на серьезное правонарушение, то долг руководства – непременно сообщить об этом в полицию. Женская рука в бочке могла быть именно такой уликой, хотя совершенно необязательно. Однако основания для подозрений имелись, а значит, ничто не могло оправдать их сокрытия от органов охраны правопорядка. И мистер Эвери принял решение.

– Должен заметить, Броутон, – отметил он, – что вы вели себя очень умно от начала до конца. Сейчас же отправимся в Скотленд-Ярд, где вы повторите свой рассказ властям. И тогда мы сможем сбросить с себя всякое бремя ответственности. Уходите отсюда тем же путем, поймайте такси и подождите меня на Фенчерч-стрит у перекрестка с Марк-лейн.

Мистер Эвери проводил молодого человека, запер заднюю дверь кабинета, надел плащ и шляпу, а потом вышел во внешний зал конторы компании.

– Мне необходимо на пару часов уехать, Уилкокс, – сказал он.

Старший делопроизводитель кивнул, но воспользовался случаем, чтобы передать письмо.

– Все понял, сэр. Должен сообщить, что в половине двенадцатого вас хотел видеть джентльмен по фамилии Феликс. Он не стал дожидаться, когда вы освободитесь, а попросив лист бумаги и конверт, написал для вас записку. Вот она.

Исполнительный директор вернулся в свой кабинет, чтобы прочитать адресованное ему послание. Он был слегка озадачен, ведь в 11.15 предупредил, что будет занят ровно полчаса. Следовательно, мистеру Феликсу оставалось подождать каких-то пятнадцать минут. Вскрывая конверт, мистер Эвери гадал, почему визитер не мог потерпеть до встречи, проделав сюда немалый путь от порта. Но в еще большее изумление мистер Эвери оказался повергнут, обнаружив, что конверт совершенно пуст!

Он стоял в задумчивости. Неужели что-то настолько испугало или поразило мистера Феликса, когда тот писал свою записку, что забыл он вложить ее в конверт? Или же этот человек просто ошибся? А быть может, его замысел более таинственен и имеет определенную, пока неясную цель? Что ж, послушаем мнение на этот счет детективов Скотленд-Ярда.

Мистер Эвери сложил конверт пополам, поместил его в карманную записную книжку и спустился на улицу к такси, в котором его ждал Броутон. Пока они медленно продвигались по запруженным транспортом улицам, исполнительный директор рассказал клерку о конверте.

– Это воистину странно, сэр, – сказал Броутон. – Потому что мне мистер Феликс при встрече показался совершенно спокойным, уравновешенным человеком. Хладнокровным и ясно мыслящим.

Годом ранее их пароходство стало жертвой серии ловко спланированных ограблений, и по ходу расследования мистер Эвери достаточно хорошо познакомился с несколькими инспекторами Скотленд-Ярда. Одного из них он особенно выделил как проницательного, энергичного детектива и к тому же человека доброго нрава, с которым приятно было работать вместе. А потому по прибытии в Скотленд-Ярд мистер Эвери попросил о встрече со старым знакомым и, к своему удовольствию, обнаружил, что тот как раз сейчас свободен.

– Доброе утро, мистер Эвери, – сказал инспектор Бернли, когда они вошли в его кабинет. – Каким ветром занесло вас сегодня в наши края?

– Доброе утро, инспектор. Позвольте представить мистера Броутона, одного из наших служащих, который должен безотлагательно рассказать вам свою историю. Она, как мне кажется, непременно заинтересует вас.

Инспектор пожал им руки, закрыл дверь и придвинул к своему столу два стула для гостей.

– Присаживайтесь, джентльмены, – сказал он. – Меня всегда интересуют занимательные истории.

– Теперь, Броутон, поделитесь с инспектором подробностями своих приключений.

Броутон повторил все слово в слово, начав с прибытия в порт, и поведал затем о повреждении крепко изготовленной бочки, об обнаружении в ней соверенов, женской руки и о своей беседе с мистером Феликсом. Инспектор слушал его с серьезным видом, сделал пару записей в блокноте, но не вмешивался до тех пор, пока клерк не закончил. Потом произнес:

– Должен с удовлетворением отметить, мистер Броутон, что нечасто приходится слышать столь четко сформулированные показания.

– К которым и мне есть что добавить, – вставил реплику мистер Эвери, рассказав о визите мистера Феликса в контору своей компании и передав сыщику полученный конверт.

– Конверт вам оставили в 11.30, – сказал инспектор, – а сейчас уже почти 12.30. Боюсь, дело действительно имеет чрезвычайное значение, мистер Эвери. Вы можете отправиться в порт прямо сейчас?

– Разумеется.

– Тогда не станем терять времени. – Он подвинул к Броутону лондонский адресно-телефонный справочник. – Поищите в нем этого Феликса, будьте любезны, пока я кое-что улажу.

Броутон принялся искать Уэст-Джабб-стрит, но таковой в районе Тоттенхэм-Корт-роуд не обнаружилось.

– Я так и думал, – сказал Бернли, закончив говорить по телефону. – Отправляемся немедленно.

Они только вышли во двор, как подъехало такси, в котором помимо водителя уже сидели двое полицейских в штатском. Бернли открыл дверь, они забрались внутрь, и машина быстро выехала на улицу.

Бернли вновь обратился к Броутону:

– Опишите, пожалуйста, внешность человека по фамилии Феликс как можно подробнее.

– Он среднего роста, худощавый, но при этом гармоничного телосложения. Выглядел как иностранец. Я бы посчитал его французом или даже испанцем, если судить по смуглому лицу, темным глазам и черным волосам. Носит небольшую бородку клинышком. На нем был синий костюм очень хорошего качества, темно-зеленая или коричневая фетровая шляпа, черные ботинки и светлые гетры. Я, признаться, не обратил особого внимания на его воротничок и галстук, но у меня создалось впечатление, что и эти детали соответствовали определению: хорошо одетый мужчина. На мизинце его левой руки я заметил кольцо.

Офицеры внимательно выслушали этот словесный портрет, а потом несколько минут о чем-то приглушенно совещались с инспектором, пока два других пассажира молчали.

Они вышли из машины напротив причала, где был пришвартован «Снегирь», и Броутон повел всех за собой.

– Перед вами наш пароход, – сказал он. – По тем сходням можно попасть на борт и к носовому трюму.

Полисмены в штатском присоединились к ним, и впятером они направились в указанном направлении. По трапу перебрались на судно, приблизились к люку и заглянули в трюм.

– А вот и наша бочка, – начал Броутон, развернулся, указывая вниз, но вдруг изумленно замер на месте.

Остальные тоже всмотрелись в глубь трюма. Он был совершенно пуст. Харкнесс и бочка исчезли!

Глава 2
Инспектор Бернли идет по следу

Первым напрашивалось, конечно же, предположение, что Харкнесс переместил бочку в какое-то более надежное место, и они решили проверить это.

– Соберите сюда бригаду, участвовавшую в разгрузке корабля, – распорядился инспектор.

Броутон поспешно ушел и вернулся с портовым мастером, отвечавшим за погрузочно-разгрузочные работы, который сообщил, что трюмы парохода его люди полностью освободили примерно десять минут назад и, справившись с делом, отправились обедать.

– Где они обычно обедают? Мы можем разыскать их сейчас же? – спросил Эвери.

– Только некоторых, как я думаю, сэр. Большинство уходят поесть в город, но несколько человек пользуются комнатой ночного сторожа, где есть очаг.

– Пойдемте туда и проверим, – сказал инспектор.

Вслед за портовым мастером они направились вдоль пристани к небольшому кирпичному строению, стоявшему отдельно от складов, и обнаружили большую группу мужчин. Некоторые из них ели из дымившихся котелков, а другие уже курили свои короткие трубки.

– Привет, ребята! Кто-нибудь из вас разгружал «Снегиря»? – спросил мастер. – С теми, кто работал там, хочет недолго побеседовать босс компании.

Трое грузчиков медленно поднялись и подошли поближе.

– Нам нужно выяснить, – сказал исполнительный директор, – что вам известно о бригадире «ОКП» Харкнессе и о поврежденной бочке. Ему было приказано дожидаться рядом с ней нашего прибытия.

– Так ить он с нею укатил кудай-то, – ответил на своем кокни один из грузчиков. – Полчаса не прошло, как укатил.

– Уехал вместе с бочкой?

– Ага. Какой-то заправский щеголь с черной бородкой и в синем прикиде явился и всучил ему бумагу. Он прочитал ее, а потом и говорит нам: «Эй, парни, помогите мне совладать с энтой бочарой». Так и сказал. Мы подсобили погрузить ее на четырехколесную повозку с лошадью. И они отчалили отсель. Ваш Харкнесс и тот пижон в синем шли следом за телегой.

– На повозке было написано какое-нибудь название фирмы? – спросил Эвери.

– Чтой-то было, но, разрази меня гром, если я помню, – отвечал грузчик. – Вона спросите лучше у старины Билла. Он чегой-то говорил про надпись. Что ты там заприметил, Билли?

Вмешался его товарищ:

– Там был адрес у Тоттенхэм-Корт-роуд. Но названия улицы я не признал, хотя прожил в тех местах почитай всю жизнь.

– Ист-Джон-стрит? – прищурившись, спросил инспектор Бернли.

– Да, смахивало на энто. Но только я такой улицы знать не знаю. Да, Ист или Уэст. Кажись, Уэст. И имя типа Джон. То есть не Джон, а навроде того.

– Какого цвета была повозка?

– Синяя, видать, недавно покрашенная, чистенькая такая.

– Кто-нибудь заметил масть лошади?

Но для этих работяг такое было бы уже лишнее. На лошадей они не привыкли обращать внимания. Масти не приметил никто.

– И на том спасибо, – сказал Эвери со вздохом. – Вот вам, парни, немного мелочи на пиво.

Инспектор Бернли подозвал к себе Броутона.

– Вы должны дать описание внешности вашего бригадира. Этого самого Харкнесса.

– Высокий мужчина с песочного цвета усами, скуластое лицо с тяжелой нижней челюстью. В коричневом комбинезоне и в матерчатой кепке.

– Слышали? – Инспектор обернулся к своим подчиненным в штатском. – У них преимущество в полчаса, но все же постарайтесь отследить их. Начните с северного и восточного направлений. Едва ли они бы поехали на запад, опасаясь встретиться с нами. Обо всем докладывайте в штаб-квартиру.

Сыщики поторопились начать поиски.

– А мне срочно нужен телефон, – продолжал инспектор. – Вероятно, я смогу воспользоваться аппаратом в управлении порта?

Они дошли до здания управления, где мистер Эвери договорился, чтобы инспектору дали возможность поговорить без помех из личного кабинета начальника.

Несколько минут спустя Бернли вернулся.

– Так, это пока все, что мы можем предпринять, – пояснил он. – Описание мужчин и транспортного средства будет немедленно передано по телеграфу во все наши участки, и уже вскоре каждый лондонский констебль получит указание особенно внимательно присматриваться к синим четырехколесным повозкам.

– Очень хорошая работа, – одобрительно заметил исполнительный директор.

Инспектора подобная оценка несколько удивила.

– Ничего особенного, – сказал он. – Всего лишь обычные, рутинные меры. Но раз уж я оказался здесь, то хотел бы навести еще кое-какие справки. Вероятно, будет лучше, если вы предупредите здешний персонал, что я действую по вашему поручению. Тогда они охотнее станут делиться со мной информацией.

Мистер Эвери обратился к управляющему портом Хьюстону:

– Послушайте, Хьюстон, я хотел бы вам представить инспектора Бернли из Скотленд-Ярда. Он ведет расследование в отношении той бочки, о которой вы уже слышали. Я буду весьма признателен, если ему здесь окажут всемерную поддержку. – Затем Эвери вновь повернулся к инспектору: – Что ж, насколько я понимаю, сейчас больше вам ничем помочь не смогу, а потому хотел бы вернуться в Сити. Если у вас нет возражений, разумеется.

– Спасибо, мистер Эвери. Действительно, у меня к вам больше нет вопросов. Я же сам немного покручусь здесь. И буду держать вас в курсе развития событий.

– Отлично. Что ж, позвольте тогда попрощаться.

Взяв инициативу в свои руки, инспектор позвал Броутона, и они вместе поднялись на борт «Снегиря», где клерку пришлось повторить свой рассказ в гораздо больших подробностях, в точности указывая места, где произошел тот или иной эпизод. Детектив лично еще раз обыскал трюм в поисках случайно оброненных предметов, но не преуспел в этом. Затем он обошел разные точки на пристани и на пирсе, откуда незаметно можно было бы наблюдать за перемещением бочки. В результате Бернли имел полную картину происшествия, увидев все своими глазами. К тому времени, когда обследование было закончено, остальные грузчики, работавшие на «Снегире», вернулись после обеденного перерыва, и он опросил каждого, но не получил больше никакой полезной информации.

Инспектору ничего не оставалось, как вернуться в управление порта.

– Я попросил бы теперь, – обратился он к мистеру Хьюстону, – показать мне всю документацию, имеющуюся у вас относительно этой бочки: накладную, счет-фактуру, любые сопроводительные бумаги.

Мистер Хьюстон исчез, вернувшись с листками. Бернли изучил документы.

– Из них следует, что бочка была передана для перевозки французской государственной железной дорогой на товарной станции на рю Кардине рядом с вокзалом Сен-Лазар в Париже фирмой «Дюпьер и Си» с оплатой доставки груза, осуществленной авансовым платежом. Далее бочку перевезли в Руан, где погрузили на ваш пароход «Снегирь».

– Все выглядит именно так.

– Как я догадываюсь, вы не можете сказать, была ли бочка доставлена на станцию с помощью транспорта, принадлежавшего французской железной дороге?

– Нет, не могу, но готов предположить, что это не тот случай. Иначе стоимость перевозки до станции тоже была бы включена в общую сумму фрахта.

– Можно ли с уверенностью утверждать, что вся сопроводительная документация оформлена полностью и правильно?

– Бумаги в полном порядке.

– А как вы объясняете факт, что таможня пропустила бочку, не пожелав ознакомиться с ее содержимым?

– Груз не вызвал никаких подозрений. На нем присутствовала бирка хорошо известной компании с надежной репутацией. Содержимое же было описано в накладной, как и в надписи на самой бочке: «Скульптура». Использованная тара подходила для перевозки подобных вещей, и вес примерно соответствовал ожидаемому. Подобные грузы редко вскрывают, если не возникает каких-либо странных или чрезвычайных обстоятельств.

– Благодарю вас, мистер Хьюстон. Пока у меня больше нет вопросов. Но я желал бы теперь переговорить с капитаном «Снегиря».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное