Фридрих Антонов.

Слово о полку Игореве. Переводы, статьи, пояснения



скачать книгу бесплатно

© Фридрих Антонов, 2017


ISBN 978-5-4485-4452-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

В этой книге приведены: древний текст издания 1800 года, пояснения и комментарии к нему, а также два перевода на современный русский язык, один из них строго научный, а другой свободный поэтический. Проведена большая работа по возможному восстановлению южно-русского диалекта древнерусского языка, на котором было написано «Слово о полку Игореве».

Приведено более 85 принципиально новых пояснений к древнему тексту. Эти пояснения совершенно по новому воспроизводят смысл слов и отдельных частей «Слова о полку Игореве». Пояснений значительно больше, но в эти 85 входят лишь крупные пояснения, которые практически полностью меняют смысл переводимых слов древнего текста и содержание его целых отрывков.

В этой работе впервые введено понятие Великой Трояновой (Русской) земли. Эта земля в разные времена простиралась от Атлантики и до Алтая и от Скандинавии до Североафриканского побережья Средиземного моря. Понятие «Русская земля» не нужно воспринимать за некое единое государство. Такого государства никогда не было. Это была именно «Земля», по которой в течении нескольких тысячелетий перемещались племена русов, которых можно и нужно считать праматеринской основой народов Европы.

Разумеется, что в течении тысячелетий изменения даже в пределах одного языка становятся настолько явными, что язык предков требует специального перевода для того, чтобы стать понятным потомкам. Дайте сейчас любому славянину древнерусский текст и он в нём, ровным счётом, ничего не поймёт. Дайте любому германцу их древнегерманский текст и он тоже в нём ничего не поймёт. Но генетически это одни и те же народы.

А если провести ещё большее обобщение, то и славяне, и немцы, и англичане, и французы, и латиноязычные итальянцы, и испанцы – это европейские народы, которые имеют общие генетические корни. Так что Троянова (Русская) земля – от Атлантики и до Алтая, и от Скандинавии до берегов Северной Африки, это земля, по которой перемещались племена руссов в течении многих тысячелетий. Это и есть Троянова земля.

В этой книге впервые рассмотрены дружеские, а не традиционно враждебные, отношения между князем Игорем и ханом Кончаком. А также отношения между ханами Кончаком и Гзаком. Рассматривается также ответный набег половцев на русские земли разрозненными силами. И многие другие вопросы.

Здесь же, в этой книге, высказан совершенно новый взгляд на авторство «Слова о полку Игореве». Автором «Слова» здесь назван Овлур (Лавр). Ярким примером традиционного взгляда на Овлура (до сих пор), является его роль в опере А. Бородина «Князь Игорь», где он в образе оборванца с кнутом, на полусогнутых ногах, бегал по сцене. Роль типичного раба. В этой книге впервые высказано мнение о том, что это грамотный человек, представитель аристократического рода Рагуилов.

В примечаниях к первому изданию «Слова о полку Игореве» в 1800 году, об Овлуре было сказано, что он – чиновник. Разумеется, это было сказано в рамках табели о рангах того времени. Но всё-таки – чиновник, а не слуга и не лакей! Слуге грамотность – без надобности. А вот чиновник безграмотным быть не может, ибо он становится никому не нужным как таковой. Так что все попытки представить Овлура безграмотным слугой несостоятельны по сути. А как грамотный человек, он вполне может быть Автором «Слова о полку Игореве» (а не отбрасываться априори, как некая непотребность). Рассуждения и доказательства по этому поводу смотрите в данной книге.

В качестве иллюстраций к данной книге выбрано несколько репродукций общеизвестных картин Николая Рериха и графических рисунков Н. Н. Румянцева.

Ф. Антонов

Ко второму изданию

Эта книга является естественным продолжением ранее изданной книги «Слово о полку Игореве». Поэтические переводы и комментарии». Она во многом доработана, сокращена и усовершенствована. В ней произведено разделение переводов на русский и украинский языки, и сокращены, как вступительная, так и пояснительная части. В этой книге приведены только два перевода «Слова о полку Игореве» на русский язык. Один из них близкий к первооснове (научный), а другой свободный (поэтический). За первооснову взят древний текст 1800 года издания. Оба перевода выполнены на основе тщательного изучения стародавнего текста. При подготовке этой рукописи к изданию отпала необходимость в отдельном разделе Дополнений и поэтому он ликвидирован. Все необходимые данные, что ранее были в разделе Дополнений, здесь включены в состав статей раздела Пояснений и комментариев. К этому изданию были специально написаны еще две пояснительных статьи: «Отношение Автора «Слова о полку Игореве» к вещему Бояну» и «Язык «Слова о полку Игореве» и его южно-русские корни» Эти статьи приводятся в самом конце книги. Они необходимы для более углубленного пояснения очень многих и важных вопросов, которые были разработаны в данной работе. Правда все эти вопросы еще и ранее были размещены в статьях Пояснений и комментариев (еще при первом издании), но там (да и в этой книге тоже) они разбросаны практически по всем статьям тех Пояснений и не составляют единого целого. Неподготовленному читателю трудно охватить все это единым взглядом и воспринять именно как единое целое. А в этих, выше названых статьях, всё собрано воедино (во-всяком случае многие и очень важные вопросы) и позволяют намного лучше ориентироваться в некоторых сложных вопросах древнего текста, а в ряде случаев и по-новому понимать смысл некоторых частей «Слова о полку Игореве».

«Слово о полку Игореве» когда-то исполнялось в сопровождении музыкальных инструментов. «Слово» не декламировалось, а пелось! (Это же песня!) Поэтому в данном переводе (что касается перевода близкого к оригиналу) допускалось некоторое смягчение научного текста мягкими поэтическими средствами, но делалось это все с таким расчетом, чтобы смысл никоим образом не искажался.

В чем же заключается это самое поэтизирование? Во-первых, искажение смысла текста не допускалось. Кое-где выбрасывались слова-паразиты типа: «уж», «ведь» и ряд других. Где-то незначительно изменялся порядок слов – чтобы смысл и содержание, при этом не менялось, а текст становился бы более музыкальным. Где-то слова, традиционно встречавшиеся в переводах других авторов, заменялись словами-синонимами, более подходящими по музыкальному звучанию. Вот и все «поэтизирование». Это строго научный перевод! Никакого изменения смысла! Ранее ведь тоже все, кто занимался «Словом о полку Игореве», делали нечто подобное, только называли все это «созданием ритмического текста». А здесь все это достигалось несколько иными средствами. Автор этих строк вообще против искусственно втискиваемых рифм туда, где они вовсе не нужны, где нужна песенность, а не ритмичность.

Вот кратко все, что касается необходимых пояснений ко второму изданию. А более подробно со всем этим читатель сможет познакомится непосредственно при чтении, как самих переводов, так и пояснений к ним.

Ф. Антонов

Вводная статья к первому изданию

На современный русский язык сделано два перевода. Один из них выполнен близким к первооснове, а второй – свободный. За первооснову взят текст первого издания 1800 года. При работе над переводами приходилось обращаться к другим работам, пользоваться публикациями В. П. Адриановой-Перетц [1], Д.С.Лихачева [7, 8, 9], Л. А. Дмитриева [4, 5], А.Б.Рыбакова [15, 16], А.Н.Робинсона [13, 14], Н.А.Баскакова [2], Л.Е.Махновца [10], А.Л.Никитина [11], С.А.Плетневой [12] и многих других.

Автором этих строк выполнено также и самостоятельное исследование. При изучении древнего текста было обращено особое внимание на большое количество южно-русских (близких украинскому языку) вкраплений в «Слове о полку Игореве». По этим вкраплениям, что как мозаика разбросаны по всему тексту 1800 года, устанавливался подлинный смысл того или иного слова (или отрывка), а уже по этому смыслу подбирался русскоязычный эквивалент. Такой подход позволил сделать более 85 новых пояснений к древнему тексту. Кратко об этом читайте ниже по тексту, а более подробно в статьях раздела Пояснений и комментариев.

Очарование «Слова о полку Игореве» (и с этим согласны все, кто когда-либо занимался его переводами) в значительной степени определяется его песенностью. Но что такое песенность, если это не праздный вопрос, а необходимость определиться с творческим методом при выполнении перевода? Как следовать за этой песенностью, чтобы твой перевод хоть как-то был похож на оригинал? Автор этих строк пришел к выводу, что в «Слове о полку Игореве» существует особенный вид рифм, которые можно было бы назвать «слоговыми». Это когда рифмовка идет не через строку и не по строкам, а по слогам внутри слов. Такую рифмовку невозможно вести по законам современного стихосложения, она может появиться только при сложении песни. Потому что само «Слово», в свое время, тоже было написано по законам «песнесложения», а не стихосложения. В отличие от рифм (в современном понимании), слоговых (или послоговых) рифм в «Слове о полку Игореве» бесчисленное множество. И та песенность, которой все так восхищаются, определяется именно ими, когда каждое слово из слога в слог перетекает как музыка. Песенность идет из глубины самого текста. Такой текст не нужно рифмовать. Несколько примеров. Запишем начало «Слова» послоговым стихом:

 
Не-
     ле-
          по ли
 ны бя-ше-тъ,
                      бра-
                             ти-и-е,
на-
     ча-
          ти ста-
                    рыми сло-ве-сы
трудныхъ по-
                      ве-е-стий
о полку И-
                 гореве?
Иго-ря Свя-то-сла-
                              вли-и-ча!
 

Еще один отрывок:

 
Тру-бы
           тру-бять
в Нове-граде,
сто-ять
           стя-зи
во Пу-тивле.
 

Эти два отрывка приведены как пример. Они не подбирались специально. Если дать полный и развернутый показ всего этого, то нужно переписать здесь всё «Слово о полку Игореве». Разнообразие рифм «Слова о полку Игореве» этим не исчерпывается. Встречаются рифмы (причем в большом многообразии), которые трудно классифицировать, ибо они представляют собой смесь междустрочных рифм с рифмами между словами и со слоговыми рифмами. Причем комбинации их могут быть самыми разнообразными:

 
Кли-кн?, cту-кну? зем-ля?,
въ-шуме тра-ва?,
вежи ся? полове?цкии
подвиза-?ша-ся?.
 

Современных рифм в «Слове о полку Игореве» действительно мало и они никогда не играли существенной роли в этом произведении. Поэтому, выполняя научный перевод бессмысленно его рифмовать или подрифмовывать, уродуя и перекручивая текст в угоду рифмам. Лучше попытаться сложить песенный текст аналогично тому, как это сделано в оригинале. Следует сразу же оговориться, что повторить песенный текст оригинала в переводе нельзя. Дословный перевод принципиально невозможен. Создать можно лишь нечто подобное. И поэтому переводы названы – «близкими к оригиналу», а не дословными. Базируются они на строго научном материале. Но там, где вставал выбор: оставить корявый дословный (строго научный) перевод или как-то сгладить его поэтическими средствами (если смысловые утраты были небольшими), то выбор делался в пользу поэтичности (естественно в разумных пределах).

Первым был выполнен строго научный, прозаический перевод на русский язык. Но он не удовлетворил автора этих строк. Кроме этого, более углубленное изучение фактического материала привело к осознанию того факта, что «Слово о полку Игореве» написано языком близким к древней южно-русской традиции, которая чем-то близка современному украинскому языку. Язык «Слова о полку Игореве» – это язык Руси-Украины XII века. И дело вовсе не в том – было в то время такое название (Украина) или нет. Народ и его язык в то время уже существовали и от этого факта никуда не уйдешь. Да и само слово «украина» в то время уже существовало, только относилось оно не к названию государства, а было синонимом слова «княжество» (или удел). Государство называлось естественно Русская Земля. А названия «Киевская Русь» вообще никогда не было. Это вообще литературное название, которое появилось много позднее в трудах историков и писателей, и не имело никакого отношения к реально существовавшему государству.

Тогда был выполнен строго научный перевод на украинский язык. Подход к «Слову о полку Игореве» с такой позиции позволил пересмотреть некоторые «темные» места и по-новому их комментировать. Некоторые места «Слова о полку Игореве», что считались ранее полностью ясными и понятными получили совершенно иное толкование. Поэтому, после выполнения этого перевода, пришлось заново пересмотреть и перевод на русский язык. В первом издании книги все переводы на русский и украинский языки были помещены в одну книгу. Это несколько усложнило структуру книги. Поэтому во втором издании переводы на русский и украинский языки, и все комментарии к ним, (доработанные и дополненные) публикуются отдельно.

Такой подход к «Слову о полку Игореве» со временем может дать хорошие результаты. Однако, это очень сложная работа потому, что сегодня мы имеем дело с русифицированным вариантом текста (в том числе и издание 1800 года). Исторически сложилось так, что первое редактирование и издание были выполнены российскими учеными. Древний текст в оригинале был записан всплошную – без точек и запятых. Его нужно было разделить на слова и предложения и сделать удобочитаемым для людей XVIII века. Между написанием XII и XVIII веков обнаружилась существенная разница. В некоторых словах потребовалось дописать окончания. Об этом читайте в статье «Язык „Слова о полку Игореве“ и его южно-русские корни». Некоторые слова (согласно правил грамматики российского языка ХVІІІ столетия) были записаны с «ъ» там, где в древнем тесте его не было. Текст был разделен на слова и предложения, в нем были расставлены знаки препинания. И все это было сделано естественно согласно правил грамматики российского языка XVIII в. Помимо воли всех тех, кто занимался тем переводом, переводимый текст русифицировался. Обо всем об этом читайте в статьях Пояснений и Комментариев, а особенно в дополнительной статье (в конце книги) специально для этого издания: «Язык „Слова о полку Игореве“ и его южно-русские корни».

Позднее оригинал сгорел в пожаре 1812 года и сегодня мы имеем дело с русифицированным текстом, сквозь который просматривается украиноязычная песня. При внимательном чтении, сквозь текст 1800 года то там, то здесь, проглядывают слова, обороты речи, пояснить которые можно только используя украинский язык. Небольшой пример того, как подход с позиции южно-русского (украинского) языка мог бы повлиять на содержание «Слова о полку Игореве». Возьмем такой отрывок:

 
«Уже бо, братие, невеселая година въстала,
уже пустыни силу прикрыла.
Въстала обида въ силахъ Даждьбожа внука,
вступила девою на землю Трояню,
въсплескала лебедиными крылы
на синемъ море у Дону,
плещучи, упуди жирня времена.»
 

Общеизвестный перевод звучит так:

 
«Уже, братья, невеселая година настала,
уже пустыня силу» прикрыла.
Встала обида в силах Даждьбожа внука,
вступила девою на землю Трояню,
восплескала лебедиными крылами
(почему-то не в Русской земле,
если уж «силы Даждьбожа внука» – это Русь)
а на синем море у Дона, (то есть в Половецкой степи)
плеская, прогнала времена обилия.»
 

Слово «прикрыла» в оригинале могло быть – «прикры». Окончание «ла», скорее всего, дописано при первом редактировании. Вспомним, что редактор и переводчик были русскоязычными (ХVIII в. людьми) и скорее всего не знали, ни южно-русского, ни украинского языков. Украинец, увидев слово «прикры», вспомнил бы слово «прикро» – «обидно». Тем более, что именно об обиде идет речь в этом отрывке. А если в тексте должно было стоять «прикро» (кстати о написании и произношении буквы «ы» читайте в статье «Язык „Слова о полку Игореве“ и его южно-русские корни»), тогда разделение на слова и поэтические строки могло быть совершенно иным:

 
«Уже, братья, невеселая година настала,
уже пустыни силе обидно стало
 

(То есть обидно стало силам степи – половцам

за коварный набег и разбой учиненный русичами,

а вовсе не русичам, как это утверждается до сих пор.)

 
Обида в силах Даждьбожьих внуков,
вступила девою на землю Трояню,
 

(Она в силах Даждьбожьих внуков пришла на Дон,

то есть с полками Игоря, а не с Дона на Русь,

как это утверждалось ранее). Поэтому она и…

 
Заплескала лебедиными крыльями
на синем море у Дона,
и плещучи, уменьшила счастливые времена.»
 

Это лишь пример того, как могло быть выполнено редактирование текста, если бы редактор знал южно-русский (или хотя бы украинский) языки. Перевод последней строки приведенного отрывка «плещучи убу?ди…» выполнен также иначе, чем это делают обычно. Во всех изданиях пишут «упуди», а здесь, как и в издании 1800 года, – «убу?ди», только с другим ударением (убу?ди, а не убуди?). Более подробно об этом в соответствующей статье Пояснений и комментариев. А что до Трояновой земли, которая при таком раскладе простирается на Донские земли, так это не тайна – Русская земля тянулась аж до Тмуторокани. Автор «Слова» помнил про это. Дон и Приазовье – это Синяя Русь. Были еще Черная Русь, Красная Русь и Белая Русь, которая существует и ныне. Синий Дон в «Слове о полку Игореве» потому, наверное, и «синий», что это Синяя Русь.

Еще один пример использования украинского языка для пояснения текста «Слова». Возьмем такой отрывок:

 
«Свист зверинъ въста зби (ся)»
 

В научной литературе долгое время велись поиски зверя, который может свистеть. Потом решили, что это байбак. Однако текст от этого яснее не стал. А если бы переводчик знал украинский язык, то для него не было бы тайной, что выражение «свист зверин» означает, всего лишь, «громкий» или «пугающий» свист. И никакого зверя или иного какого-то существа при этом не подразумевается. Это выражение и пояснение его смысла автор этого перевода впервые услышал в селе Пархоменко (Макаров Яр), Луганской области, от местных жителей (чьи предки переехали в начале ХХ века с Западной Украины). Слова «въста» и «зби» в украинском и польском языках имеют довольно близкие аналоги. Слово «въста» означает «встал» (т.е. взлетел вверх или «прозвучал»). Слово «зби» означает «сбился, оборвался» (то есть смолк). Глаголы «вста» и «зби» по чисто украинской языковой традиции по сей день в разговорной речи произносятся без окончаний (как и «бува» вместо «буває», «відпочива» вместо «відпочиває» и т.д.). И это с древнейших времен. Подробнее об этом читайте в специальной статье ко второму изданию (в конце книги): «Язык „Слова о полку Игореве“ и его южно-русские корни». Таким образом, перевод может звучать так:

 
«Громкий свист резанул и смолк»
 

Было приведено несколько примеров использования украинского языка, для осознания южно-русских значений этих слов, при выполнении перевода «Слова о полку Игореве». Таких мест, где южнорусский (украинский) язык дает более ясное толкование, довольно много. Большим подспорьем, при выяснении смысла многих слов текста 1800 года, явилась книга – сборник украинских народных песен, собранных в ХIХ веке Иваном Вагилевичем (1811—1866 г.г.). В этой книге отображен глубинный пласт древнерусской культуры. Все, что удалось сделать в этой работе (более восьмидесяти пяти пояснений), приведено в Пояснениях и комментариях. И это только крупные пояснения, при которых смысл слов и целых отрывков менялся радикально. А всего пояснений и замечаний гораздо больше.

Несколько слов по поводу отношений между главными героями «Слова о полку Игореве». В «Слове» была зафиксирована официальная точка зрения. Хан Кончак в «Слове» преподносится как главный враг и противник князя Игоря. Это вполне понятно потому, что это была официальная версия и другой просто не могло быть. В действительности же отношения князя Игоря и хана Кончака были совершенно иными, от явной враждебности до дружбы, сотрудничества и даже родства. Все это изложено в переводах, в комментариях к древнему тексту, и особенно в специальной статье: «Реальные отношения между главными героями „Слова о полку Игореве“. И кто Автор этого „Слова“?»

Всем, кто интересуется «Словом о полку Игореве» настоятельно рекомендуется внимательно прочесть Пояснения и комментарии. В них любознательный читатель может найти много нового, интересного и очень полезного. Чтобы заинтересовать любознательного читателя, приведем несколько толкований отдельных слов, некоторых выражений и темных мест «Слова о полку Игореве» прямо здесь, во вступительной статье. Сжато, фрагментарно, но тем не менее интересно и достаточно информативно.

Боречь – это воины. Обычно пишут «бо речь» и переводят: «Потому что говорил». Но в этом переводе «боречь» – это «воины» (Боричев взвоз в Киеве существует поныне).

Земля Трояня — это земля населенная руссами, тирренами, троянами, этруссками, ариями. Эта земля (по мнению А.Ф.) существовала до Древней Трои и никуда не делась после ее разрушения. И вообще, Древняя Троя – это всего лишь крошечная частичка Великой Трояновой земли (термин введен А.Ф.). Эта земля зародилась в глубокой древности и дожила до времен Киевской Руси. Читайте Пояснения и комментарии.

Тропа Трояня – это путь к ближайшей предшественнице Киевской Руси, а вовсе не к Древней Трое. Это путь в свою старину. Читайте Пояснения и комментарии.

Трубы трубять въ Новеграде… — Это изложение событий «…по былинам сего времени…», (а вовсе не продолжение слов вложенных в уста вещего Бояна, как это считается до сих пор). «Трубы трубять…» в этой книге отнесены к словам «Игорь ждетъ…». Они отделены от предыдущих слов «…кони ржут за Сулою…», вложенных в уста вещего Бояна (как бы сказал тот, если бы слагал именно он). Читайте Пояснения и комментарии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное