Фреш Бриз.

Следами чужих ошибок



скачать книгу бесплатно

В основу романа положены реальные события.



Не так пугает инцест, как то, что тебя осудят.

Мысль моя.


Глава 1

Ксюша злилась молча. Заперлась в своей комнатке и сидела там уже полдня. А чего плакать? Очередной скандал с матерью не был наполнен чем-то новым, да было больно, но больше присутствовала злость. От того, что она, Ксюша, опять поняла, что для мамы сын и муж важнее дочери. Часто Ксюша даже думала, что мать подсознательно винит её в неудавшейся личной жизни. А ещё Ксюша знала, что мать из-за неё никогда не плачет. Вот тысячу раз видела, как та ревёт в скандалах с отчимом и после них, а ещё мама плакала, когда брат болел. Обидно, да. Хотелось хоть слезинку выдавить из женщины по поводу себя. С другой стороны, а зачем, думала Ксюша. Ну, разревётся, но скорее от бессилия справиться с дочкой, нежели от великой материнской любви. А так хочется именно любви родительской. Никогда с мамкой не было у неё доверительных, ласковых отношений. Никогда она не поверяла той ни свои надежды, ни свои страхи, они вообще никогда не говорили ни о чём личном, – только о необходимом: что купить, что за оценки в школе, куда поступать после одиннадцатого класса, куда на каникулы и сколько денег нужно. Вот и всё.

«Нужно отца найти», – подумала Ксюша. У неё и мысли не промелькнуло о том, а зачем она человеку, который когда-то давно от неё отказался и за все 17 лет её жизни ни разу не навестил, ни копейки не предложил. Ей хотелось его найти потому, что хотелось, чтобы был такой человек в её жизни, к которому можно прийти, уткнуться в плечо, порыдать или пожаловаться на кого-то, или просто помолчать, уткнувшись в грудь. Нужен был человек, которому она безоговорочно бы доверяла, которому можно было бы сказать «Папка, я хочу…» или «Папа, ты мне поможешь?»

Кстати, девочка не испытывала никаких негативных чувств к человеку, который от неё отказался. Она не идеализировала образ отца, не оправдывала никакими воображаемыми доводами его поступок, но и не осуждала, не ненавидела. Просто принимала как данность: настоящего папы в её жизни нет.

А как искать? На следующее утро перед тем, как отправиться в школу Ксюша попросила мать:

– Мама, ты мне напиши на бумажке как моего отца звали, ФИО там, год рождения, если знаешь, и вообще всё, что сможешь вспомнить: где жил, где работал, с кем общался.

– Зачем тебе?

– Найти хочу.

– Он же отказался от тебя! Думаешь, теперь он поменял своё мнение? Думаешь, найдёшь, и он будет заботиться о тебе? Даст то, чего не дала я? – мать уже начинала заводиться, чем вызвала в Ксюше волну раздражения.

– Я не знаю, захочет или нет он встреч и отношений со мной. Я просто хочу его найти, увидеть, поговорить хоть раз. Я имею на это право!

– Ничего ты не имеешь! Это я тебя растила, сама! И я не хочу, чтобы ты лезла в то, что между нами было! – мать сорвалась на крик, лицо перекосилось от злобы и Ксюшу накрыла волна отвращения к этой женщине.

– Я хочу знать своего отца, – спокойно и твёрдо проговорила девочка. – Вечером дашь мне бумажку с его именем и другими известными тебе данными.

Хлопнула дверью, ушла в школу.

Последний класс, а она ещё не решила, куда поступать, кем быть. Никаких желаний, никаких предпочтений. Только главное, чтоб не с цифрами работать, потому как математика давалась с трудом. И не в медицинский, потому что биология доступна Ксюше только в примитивных объяснениях, а там, где начинаются названия, термины и т. п., мозг упрямо отказывался хоть что-либо запоминать и воспроизводить. По химии вообще «двойка» оценка за первую четверть. Но сейчас не оценки и не выбор профессии занимали мысли девочки. Как искать? Вот в чём вопрос.

«Мишку попрошу. У них через исполнительную службу можно же узнать по ФИО даже, если мамка не даст ничего больше, где прописка там, ещё что-нибудь». А Мишка, это парень Ксюшкин. Если, конечно, можно назвать её парнем человека, на десять лет её старше, с которым ещё ни разу не целовалась даже. Хоть они и познакомились уже год почти как, когда в Дубовой Роще на двух соседних лавочках сидели. Ксюша с подружками-одноклассницами. Он с друзьями и с пивом. Тогда все те ребята к девчонками подкатить решили, уж кто на кого там глаз положил доподлинно не известно, а только Мишка как номер телефона у Ксюши в тот вечер взял, так они с тех пор и встречаются иногда. За месяц два-три раза. То в кино пойдут, то в кафе. В клубы ночные Миша её не водил, считал, что там «грязно» для такой девочки. А друзья над ним шутили, что он её «растит» для себя. А потом сорвёт цветочек. Он примерно так и думал. Ксюша парню искренне нравилась, – хрупкая, нежная, скромная. Волосы средней длины, каскадом стриженые, каштановые, не очень густые. Глаза карие, нос прямой. Губы обычные, не пухлые, не большие, не маленькие. Грудка махонькая, такая девичья, размер от силы первый, если не нулевой. Рост не больше 164 см. Но всё вместе составляло для парня опьяняющий ароматом букет нежных полевых цветов, красивых своей природной простотой и незатейливостью. И он не хотел трогать Ксюшу сейчас, даже целовать по-взрослому не пытался, хотя и хотелось. Хотя и понимал, что наверняка уже с кем-то из мальчишек ведь пробовала, но даже не спрашивал. Максимум в щёчку, в лобик, в висок или макушку. Максимум обнять за талию на прогулке, подержать за руку в кафе. А разряжался он с другими, более взрослыми, благо, парень он симпатичный, обаятельный, коллеги в исполнительной, а также подруги, – бывшие сокурсницы, не отказывали, даже понимая, что кроме секса ничего не будет.

Позвонила на перемене Мишке, впервые сама за всю историю их отношений. Спросила, можно ли сегодня-завтра встретиться. А повод какой? Да что ж ты сразу про повод спрашиваешь! Лучше бы думал, что просто соскучилась, ведь не виделись уже неделю. Но Миша вдруг сказал, что фраза про повод глупость, и, конечно же, он сегодня за ней заедет. А куда его девочка хочет? В «Золотой ключик»? В кино? Просто пройтись?

Вечером стрёмно было идти домой, собственно потому Ксюша и шла туда уже вечером в 17–00, что для начала зимы уже не день. Боялась, что мать ничего ей не скажет про отца, тогда пришлось бы ругаться опять, а этого ей совсем не хотелось. После занятий в школе намеренно пошла в библиотеку, где что-то читала по каким-то там урокам. Можно было бы это всё и в Сети найти, даже проще, но Сеть и комп – дома. А также дома мама, потому уж лучше в библиотеку и отсрочить встречу насколько возможно. И вот чудо – когда про утренний разговор Ксюша напомнила, мать достала из кармана халата бумажку, но не спешила её дочери отдавать. Держит в руках, лицо насупила:

– Прежде, чем отдать тебе это, я хочу рассказать тебе, почему у нас так получилось.

– Мам, не надо. Я не хочу знать, что и почему. Я просто хочу его найти.

– Нет надо, я хочу, чтобы ты знала, что он от тебя отказался!

– Мама, но мне всё равно! Я не надеюсь, что он примет меня теперь, я даже, если честно и не верю, что он что-то там поймёт и будет мне теперь отцом, настоящим. Но сейчас найти его мне важно, просто так важно. Само по себе.

– Короче, – уже повысив голос, перебила её мать, – я Руслана, отца твоего, с подругой своей застала, с Иркой Королёвой, ну, ты помнишь её. Тетя Королева, так ты её называла, когда маленькая была.

Ксюша помнила, не внешность, но сам факт присутствия в своей детской жизни такого персонажа, как тётя Ира Королева.

– Так вот, поэтому у меня был тот, другой, один раз. – И Ксюше стало противно. – А папка твой узнал, и…

– Мам, – с гримасой отвращения на лице пробормотала девочка, – мам, не рассказывай! Мне не важно, что у вас там произошло. Я не хочу этого знать, не буду выяснять никаких причин, никого обвинять. Я просто хочу найти отца!

– А я хочу, чтобы ты знала, что я не виновата! Он сам, первый мне изменил!

– Да мне всё равно, кто кому изменил! – и это они уже друг на друга орали, – Я всё равно его найду. Так что дай мне, наконец, бумажку!

– Да черта с два я тебе её дам! Дрянь ты неблагодарная! – и мать попыталась бумажку с именем и фамилией отца порвать. Ксюша поняла за долю секунды, что больше не вытащит из мамки эту информацию никогда, а потому ей очень нужен этот листок. Кинулась к рукам матери, пыталась вырвать бумажку. Та Ксюшу толкнула, что-то кричала о том, что жизнь свою положила на то, чтобы девчонку эту злую и неблагодарную вырастить, а теперь вот получает за доброту свою. В конце концов, Ксюша бумажку, хоть и помятую изрядно, но отвоевала. Сказала матери:

– Ты не имеешь права мне запрещать его искать! Ты никогда меня даже не спрашивала, а хочу ли я знать о нём, ты от алиментов отказалась из-за гордости своей, не подумав и не спросив меня, может быть мне деньги эти нужны!

– Какие алименты! Ты на деда фамилию записана!

– Да можно было судиться и доказывать!

– А чего тебе не хватает? На кой тебе его алименты?

– Да всего мне не хватает! Шмоток мне не хватает! Я устала и мне стыдно ходить в твоих обносках! Тебе куртка разонравилась – на, Ксюха! Штаны стали маленькие – на, Ксюха! Да мне тётя одежды больше покупает, чем вы, родители! А о том, что для того, чтобы с друзьями вне школы погулять, тоже деньги нужны, ты никогда не думала? Всем им хоть по-немногу, но родители дают! А я? Я иду гулять только на лавочку во двор, где за посиделовки денег не берут!

– Ты много хочешь, тварь! Тебя родили, воспитали, тебя кормят, а ты…

– Да лучше б не рожала, раз так относишься!

– Если ты будешь его искать, – перешла с крика на злобный шепот мать, – убирайся из этого дома! Чтоб я ноги твоей тут больше никогда не видела! Немедленно! – это последнее слово было так громко сказано, нет, проорано, что Ксюша на миг испугалась, что и правда ведь, выгоняет.

А куда ей идти? Бабушка живёт в глухой деревне, с тётей в одном доме. Но у тёти своя семья, дети, там даже и комнаты для девочки нет. «Вот почему я его найду. Потому что у меня больше никого нет и не к кому обратиться! Никому я не нужна! Даже мамке! Пусть найдётся отец, пусть заберёт меня к себе. Господи, ну пожалуйста!»

Глава 2

Ксюша

После такого приятного выяснения отношений с мамой я вылетела на улицу, ничего не взяв из своих вещей. Только одела куртку, сапоги, кинула в сумку телефон. Учебники не брала, т. к. благо пятница, завтра в школу не нужно, а до понедельника ещё дожить надо. На улице разревелась. Ну, куда мне идти? К какой подружке проситься переночевать? Подружки-то пустили бы, а их родители? Ну, на одну ночь, пожалуйста, не впервой, мы так иногда с девчонками и делали, ночевали друг у друга, когда к экзаменам или контрольным готовились. Но ведь теперь я не знаю, сколько мне придётся ночевать вне дома. И денег, как обычно, у меня нет. Только на телефоне, но за них поесть не купишь. А я есть хочу, аж живот в узел скручивается. И тут я почувствовала, как в сумке завибрировал телефон. Может, мама? Домой позовёт, помиримся, поем. Достала его, а на дисплее имя «Миша». Я уже и забыла, что сегодня вечером он обещал ко мне заехать, сама ведь напросилась. Нажала «ответить».

– Цветочек, привет!

– Привет. Ты ко мне скоро приедешь?

– Зайка, а можно завтра? У меня сегодня работы куча, я вечером к должнику заехать хотел, чтоб наверняка его застать дома. А то днём его дома нет, телефон не берёт, в исполнительную не является, а производство на месте стоит. Взыскатель уже жалобу в область настрочил, мне по шапке надавали сегодня, дальше тянуть я не могу. Буду пытаться арест накладывать на имущество.

Мне стало вообще не по себе. Мало того скандала, что только что у меня с мамкой случился, и идти некуда, так ещё и Мишка меня сегодня профутболить хочет. А я уже совсем голодная, да и вот, когда увидела, что он звонит, вдруг подумала, что выплачусь ему в жилетку, может он мне и поможет не только адрес отца найти, но и вообще как-то советом ситуацию разрулит. А тут такое… должник. От того, наверное, я в трубку и разревелась. Сказать ничего не могу, только всхлипываю.

– Ксюш, зайка моя, ты чего? Что случилось, Ксюш?

– Ничего, не можешь и ладно. Потом встретимся.

И нажала «сброс разговора». Не успела даже убрать в сумку телефон, как он зазвенел снова.

– Ксюш, ты дома сейчас?

– Да.

– Я уже еду. Жди меня. Буду у тебя ровно через пятнадцать минут.

Ну и пусть он не через пятнадцать, а через двадцать семь минут приехал, ну и пусть я замерзла тут на лавочке возле подъезда, но зато как же я была рада, что Мишка бросил работу и приехал ко мне. Без всяких слов он просто усадил меня в машину и только там, когда вытер мои холодные слёзы, спросил, что случилось. А мне так плохо было, что я сразу же ему всё и рассказала. И как с мамой поругалась, из-за чего, и даже то, что я страшно есть хочу, а мне даже купить шоколадку не за что, не говоря уже о том, что и ночевать где я ещё не придумала.

Когда я про голод говорила, Миша так мило улыбнулся и впервые поцеловал меня в губы. Не так как в кино, а просто прикоснулся своими губами к моим, языком собрал с них слёзы, вытер ладонями влагу со щёк и спросил:

– А ко мне ночевать пойдёшь?

Я уставилась на него, даже плакать перестала. В мыслях началась паника, – ведь секса захочет, просто так не пустит спать у него. Наверное, это он по моему лицу и прочитал, потому что сразу начал меня уверять в том, что склонять меня к сексу он не будет ни сегодня, ни завтра, ни вообще, пока я не буду готова.

– Тогда пойду, – ответила я. – Миш, а ты мне поможешь отца найти? Потому что я теперь совсем не хочу унижаться перед мамой и домой проситься. А мне жить без неё не на что, так вот теперь буду у отца не только внимания просить, но, может, он и на какую-то помощь расщедрится.

– Помогу, плёвое дело. Поехали домой.

Кушать мы решили тоже у него.

Это впервые он меня к себе домой привёл. Квартира у него оказалась однокомнатная, но большая. Родители купили на окончание института. Вообще она изначально двухкомнатная была, как рассказал Мишка, но комнаты такие маленькие были, что он их объединил в одну большую. Помог мне раздеться, провел в ванную, сам умыл. Опять чмокнул в губы. Повёл на кухню. Сам же и омлет сделал, хотя я предлагала свою помощь. Сам консервацию в пиалки пораскладывал, нарезку колбасы тоже сам сделал. Я только смотрела и стеснялась своего положения напросившейся. Поели мы молча, я всё ещё стеснялась, а Мишка, видимо, не хотел меня смущать расспросами.

– Спать будешь на моей кровати, ладно? Если хочешь, я себе на полу постелю. Но, если ты не против, то я с тобой лягу. Я тебя трогать не буду, просто буду рядом спать.

Это он сказал уже, когда мы в комнату перешли. Мне очень хотелось попросить его спать на полу, но это только от смущения, а не потому, что он мне не нравился. Нравился. Даже очень. Иначе я бы ни телефон свой ему не дала б, ни встречалась бы с ним всё это время. Просто я привыкла к его очень сдержанному в отношении меня поведению, и теперь мне было страшно переходить к новому этапу. А то, что теперь всё будет немного по-другому, я интуитивно поняла. Я даже как-то внутренне знала, что проведу здесь более, чем одну ночь. Но заставить его спать на полу было стыдно, поэтому я ответила:

– Я не против одной на двоих кровати.

Миша сам набрал мне ванну, выделил полотенце и свою тёплую рубашку, чтобы я переоделась после ванны. Мылась его мужскими шампунем и гелем и мне понравилось. Не только запах, но и то, что это его принадлежности и я их использую. Зубную щётку он мне дал новую, сказал, что привык к тому, что у него периодически ночуют друзья, которые утром дышат на него нечищеными зубами, а потому он уже давно сам покупает запасные зубные щётки для них. После ванны Миша закинул мои вещи в стиральную машинку, чтоб утром я могла одеть их свежими.

Мы устроились на кровати и нашли себе фильм на каком-то сайте. Очередной экшн про людей-мутантов. Вначале просто сидели рядом, обговаривали героев и спецэффекты по ходу просмотра, а потом мой друг притянул меня к себе, обнял за талию. Мне было волнительно и стеснительно, но отодвигаться не хотелось. Ещё чуть позже я решилась положить голову Мишке на плечо, а руку на его живот. Хотелось даже пошевелить этой рукой, погладить его, но я боялась. Потому что не хотелось мне, чтобы парень подумал, что я на что-то намекаю, ведь он так бережно относился ко мне всё время нашего общения, считал, что мне ещё рано, и теперь не хотелось разрушить его очарование моей невинностью и скромностью. Заснула я до того как закончился фильм, а проснулась когда уже было светло. Мишина рука всё ещё обнимала меня за талию, только теперь мы оба лежали. Спиной я чувствовала его грудь, а на затылке его дыхание. И судя по размеренности этого дыхания, Миша ещё спал. Потому я рискнула обернуться и посмотреть на него: он не разделся на ночь, так и остался в штанах и футболке, которые одел после вечернего душа. Я спала в рубашке. Тихонько вернула голову в прежнее положение и улыбнулась. Подумала, что мне повезло с ним. Может, ну его, отца?

Только сразу же подумалось и о том, а захочет ли Миша взвалить на свои плечи бремя моего содержания? Ведь он мне ничем не обязан, у нас, по сути, кроме вчерашних чмоков в губы ничего и не было. Так что, папу всё-таки разыскать нужно. Или же проситься домой.

Вздохнула и решила пойти приготовить Мишке завтрак, бутерброды какие-нибудь, лучше горячие. Начала тихонько снимать с себя его руку и услышала:

– Прости, цветочек, не смог сдержаться и не обнять тебя ночью. Если хочешь, следующую ночь я буду всё-таки спать на полу.

В ответ на эту реплику я повернулась и посмотрела на это благородное чудо. Его голубые глаза напряжённо смотрели на меня и казалось, что Мишка даже затаил дыхание, ожидая, что сейчас я скажу что, да, лучше ему там, на полу спать. Вместо этого я улыбнулась и сказала, что мне понравилось проснуться так, как это было сегодня. Светлая Мишина бровь удивлённо и неверяще поползла вверх, а потом я услышала, что он снова начал дышать. От этого улыбнулась ещё сильнее и уже резво выскочила из постели.

– Миш, я завтрак приготовлю, ты не против? Любишь горячие бутики?

– Люблю. А я тебе сделаю чай, можно?

– А можно кофе? Я его дома не пью, как-то по привычке всё чай да чай, но я сегодня хочу как ты, тоже кофе.

Мишка улыбнулся: – Окей, значит кофе! – И тоже встал с постели.

Сперва я, конечно, забежала в санузел, справить утренние надобности и умыться. А уже потом пошла на кухню, где очаровательный взлохмаченный блондин протянул мне чашку ароматного горячего напитка.

– Я не парюсь с завариванием его в турке, – сказал Мишка, – просто заливаю молотый кипятком. Надеюсь, тебе тоже понравится.

Я снова улыбнулась и взяла чашку, но не отпила, т. к. напиток был ещё горяч, а бутерброды не сделаны.

– Спасибо, Миш. Не только за кофе.

Сама себя смутилась и, поставив чашку на стол, кинулась к холодильнику. Пока я мудрила над завтраком хозяин квартиры успел принять утренний душ, это я поняла по мокрым волосам. Умилительно так он потянул носом, вдыхая аромат бутиков, и сразу отправил один в рот. Мишка жевал, не отрывая от меня взгляда, и при этом умудрялся ещё и лыбу тянуть. Как только еда со рта не вываливалась? Я тихонько потягивала кофе. Есть как-то не хотелось.

– Вкусно! Молодец! А как мой кофе?

– Тоже вкусный.

– Мне через адресное бюро пробить прописку твоего отца – плёвое дело. Только полное имя нужно и дата рождения, хотя бы год точный. Есть?

Я кинулась в коридор доставать из кармана куртки злополучную бумажку. Есть ли там эта информация я не знала, т. к. вчера в расстроенных чувствах даже не глянув на вырванную из материнских рук бумагу, засунула её в карман, одеваясь. А потом, когда ревела на лавочке, даже и не вспомнила про листок. Вернувшись на кухню, я развернула листик и прочла: Сорокотяга Руслан Борисович, 1965 г.р. В 1989 м году работал на заводе «Мотор Сич». Протянула бумагу Мишке, тот взял и, нахмурившись, сказал:

– Да, не густо. Но ничего, минус только в том, что ответа из адресного придётся ждать недели две, не меньше.

Я приуныла, но кивнула. И где мне жить эти две недели? Хотя, что я хотела? Чтобы папочка нашёлся уже в понедельник, а во вторник купил мне квартиру и выделил деньги на содержание? Сразу подумалось и о том, что домой идти придётся, как бы ни противна была мне эта мысль. Видимо, Мишка опять прочитал это всё на моём лице, бегущая строка у меня там, что ли?

– Ксюш, ты можешь здесь жить, если хочешь. Я трогать тебя не буду, не бойся. И, Ксюш, я очень хочу этого, правда. Тебе уже семнадцать, так что хоть ты и не совсем совершеннолетняя, но, думаю, что если ты маме расскажешь, что ты тут живёшь, она против не будет. По крайней мере, даже если и не воспримет это на ура, хоть не будет писать заявление в милицию о твоей пропаже.

Я посмотрела на парня удивлённо, растерянно, не зная, что ответить, а он тут же слез со своего стула, сел передо мной на корточки, развернул меня к себе, положил руки мне на талию и глядя с надеждой на меня снизу вверх, сказал:

– Ксюш, я правда тебя не трону. А за деньги не волнуйся, у меня есть. Мы сегодня же вместе к тебе домой съездим и с мамой поговорим, и вещи заберём. Она, конечно, вряд ли поверит, что между нами ничего нет, ну в смысле секса нет, но с другой стороны, пусть думает, что уже есть. Так вроде понятнее, почему я тебя забираю. Согласна, Ксюш?

А я молчу.

– Ксюш? Ксюша, девочка, – Миша чуть-чуть приподнялся, встав на одно колено между моих ног, и взяв в свои ладони моё лицо, приблизил к своему так, что его губы оказались совсем-совсем рядом с моими губами. Только он не поцеловал меня, а глядя в глаза продолжил просить, – согласись, пожалуйста! Ты мне очень нравишься, я очень хочу, чтобы ты со мной была, Ксюш. Не так, как раньше, не просто пару раз в месяц на прогулку сходить. Я понимаю, что я старше гораздо, всё-таки десять лет разницы и хоть, двадцать семь это ещё очень молодой возраст, но я для тебя, наверное, совсем дядька взрослый, да? Ксюш, ответь, а?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2