Франк Шмайссер.

Новый герой



скачать книгу бесплатно

Frank Schmei?er

DIE LEGENDE VON DRACHENH?HE: PL?TZLICH DRACHENT?TER

Copyright text © 2015 by CARLSEN Verlag GmbH, Hamburg, Germany

First published in Germany under the title Die Legende von Drachenh?he: Pl?tzlich Drachent?ter

All rights reserved

Author's Photo © Frank Schmei?er


© Бабурова Галина, перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *



Идиоты, которые сражаются с драконами

В знаменитом справочнике Гертруды Элеоноры Тряппенштик «Волшебные и заурядные существа» о таком виде, как люди, сказано совсем немного:

«Безмозглые идиоты, которые сражаются с драконами».

И ещё:

«На вкус отвратительны. Даже с гарниром из зелёного горошка».

Что примечательно, обычным тараканам известная ведьма и прекрасная кулинарка Тряппенштик посвятила целых девять страниц. Она расхвалила достоинства этого вида, их красоту и интеллект, сопроводив описание пятнадцатью рецептами. (В их числе «Тараканий компот с вишней» и «Суп из тараканов с трюфелями и свежезапечённым хомячком».)


Если бы смышлёный двенадцатилетний мальчик Оскар Шафкеллер прочёл справочник Тряппенштик, то непременно бы возмутился: почему о людях написано так мало?! Минимум стоило добавить, что все они зануды и сони!

Но Оскар никогда не слышал о Гертруде Элеоноре Тряппенштик и не читал её справочника, который, кстати, журнал «Современная ведьма на кухне» назвал неоценимым пособием в приготовлении волшебных лакомств. Если честно, Оскар понятия не имел, что на свете бывают ведьмы!

Из всех, кого он знал, на ведьму смахивали разве что математичка фрау Краузе, не спускавшая с него глаз на уроках, и бабушкина сестра Беттина, которую не просто так прозвали «безумной тётей Бетти». Сейчас тётя Бетти спала как младенец, со счастливой улыбкой на устах. Наверное, вишнёвый пирог со взбитыми сливками – удобная подушка.

Напротив тёти Бетти за столом сидел дедушка Пауль. Он тоже спал, но оставался во сне совершенно серьёзным. Запрокинув голову, дедушка так храпел, что Оскар не слышал собственных мыслей. Бабушка Ханна дремала, придавив щекой игральные карты. От её дыхания по пустой тарелке каталась вишенка.

Туда-сюда.

Туда-сюда.

Оскар заворожённо следил за ягодой: ещё чуть-чуть – и она закатится бабушке прямо в рот! Но вишенку каждый раз отбрасывало назад.

Так повторялось изо дня в день, вот уже несколько месяцев. В три часа дня семейство садилось за карты.

Сегодня всё было как всегда.

Старики уснули, едва Оскар сделал первый ход.

– Дедушка, твоя очередь! – сказал мальчик.

Ноль реакции.

– Дедушка! – Оскар потряс его за плечо.

– А?! Что такое?! – встрепенулся он.

– Твой ход.

Дедушка пошарил рукой по столу в поисках очков.

– На лбу, – подсказал Оскар.

– Спасибо! – Дедушка надвинул на нос очки и уставился в карты.

Время шло. Оскара одолевал нестерпимый зуд. Под кожей словно бегали тысячи муравьёв.

– Гм, – наконец изрёк старик. Он расправил карты веером, вытащил одну и воткнул её с другой стороны. Затем снова взял ту же карту, не спеша рассмотрел и сунул на прежнее место. – Минутку, – пробормотал он и потёр лоб.

Оскар заёрзал на стуле. Стиснув зубы, он наблюдал, как дедушка изучает карты и перекладывает их с места на место.

Снова внимательно изучает.

И перекладывает.

– Опля! – Карта выскользнула у него из рук и улетела под стол.

Оскар простонал и отодвинул стул, но дедушка гордо отверг помощь:

– Ещё чего! Чур, в мои карты не подсматривать! – Он положил оставшиеся карты рубашкой вверх и, кряхтя, полез под стол.

Оскар вздохнул. Опять ждать! Прошло пять минут. Дедушка по-прежнему возился под столом.

И так повторялось изо дня в день. После обеда – пирог, кофе и карты. Тётя Бетти прозвала этот набор «пи-ко-ка». А Оскар про себя передразнивал – «че-пу-ха»! Игра в карты всякий раз заканчивалась одним и тем же: он смотрел, как старики дремлют, сидя за столом.

Ну разве это весело?!

Но печальней всего то, что игра в карты была единственным развлечением в жизни мальчика.

О бабушках и дедушках, рыцарях и волшебниках

Каждому ребёнку известно, что бабушка с дедушкой нужны для того, чтобы баловать внуков по всем правилам искусства. В ход идут тонны сладостей, интересные поездки и поощрение всяких шалостей. В общем, бабушки с дедушками – это круто!

Однако худенький и непоседливый Оскар так не считал. Его бабушка с дедушкой были совсем другими. Они так беспокоились, чтобы с драгоценной головы внука не упал ни один каштановый волосок, что были готовы обернуть его ватой и упрятать в сейф.

Бабушка и дедушка Шафкеллеры жили в твёрдом убеждении, что мир полон опасностей, и запрещали Оскару ВСЁ НА СВЕТЕ!

Понятное дело, сам Оскар считал, что это ужасно.

В конце концов, он не просто наезжал к бабушке с дедушкой по выходным, а постоянно жил с ними и с тётей Бетти в Лессене. Лессен – маленький тихий городок, в нём не больше тысячи жителей. В этом мирном местечке единственный полицейский томился от безделья. Вокруг простирались леса без конца и без края, бежали чистые прозрачные ручьи. С городской колокольни виднелись горные вершины – снег на них не таял даже летом. С гор низвергалась бурная река, которая в непогоду ревела и бушевала совсем как море.

Лессен был создан для ребят вроде Оскара, жаждущих приключений и открытий. Раньше мальчик с удовольствием болтался по улицам, ел мороженое, щурился от солнца – оно светило прямо в лицо, отчего на носу и на щеках проступали мелкие веснушки. Оскар обожал лазить по деревьям, он мог забраться высоко-высоко – на самую верхушку! А больше всего на свете он любил ходить с друзьями в лес, который начинался в двух шагах от дома. Там водились лисы, косули и, может быть, даже волки!

Да, раньше, когда Оскар приезжал в Лессен погостить на каникулы, здесь было гораздо веселее.

Но это раньше.

Когда родители ещё были рядом.

А потом они отправились к южным морям исследовать загадочный вулкан и не вернулись из экспедиции.

Жизнь Оскара изменилась в одно мгновение. То, что вчера разрешали, сразу же запретили. В лес? Нельзя! Позвать друзей в гости? Ни в коем случае!

Гулять можно было только в саду вокруг дома. Весь мир Оскара вдруг ограничился зелёной лужайкой, грядкой и несколькими деревьями. Вопрос о прогулках с друзьями отпал сам собой. Какие друзья могут быть у двенадцатилетнего парня, если бабушка с дедушкой на каждой большой перемене приходят в школу и следят, чтобы он не ушибся! Стыдоба!

Оскар отложил карты. Будить родственников – гиблое дело. Он оставил похрапывающую компанию и вышел в сад размять ноги.

Дверь за ним тихо захлопнулась. Оскар взглянул на хмурое небо – солнце так и не выглянуло, но хоть дождь прекратился. Лужайка отсырела, и Оскар не сходил с тропинки, чтобы не испачкать ботинки. Тропинка обегала вокруг дома и вела к вечно запертой калитке. Мрачный Оскар, засунув руки в карманы брюк, наматывал круг за кругом – словно гонщик, только без машины и без драйва.

Дом, в котором Шафкеллеры жили уже несколько веков, прятался в глубине улицы, будто стыдясь своей невзрачности. Он и в самом деле был неказист – окна маленькие, да и тех слишком мало. Квадратные стены зачем-то выкрасили в грязно-серый цвет. Из-за приземистой крыши дом казался нескладным, особенно по сравнению с аккуратными домиками соседей – точь-в-точь слон, заглянувший на урок танцев.

– Я живу в доме престарелых, под завязку набитом сумасшедшими! Вонючая тоскливая тюрьма! – ворчал Оскар, пиная камешки на тропинке. Тут он заметил камень побольше и с разбегу ударил по нему. Описав дугу, камень приземлился где-то за забором.

– Ай!

Оскар затаил дыхание и замер на месте.

– Вообще-то мог бы и извиниться! – проворчал кто-то.

Мальчик прикусил губу. Что делать? Бежать? Или стоять тихо, пока этот кто-то не уберётся восвояси? Хорошо хоть Оскара не видно из-за высокого забора.

– Я с тобой говорю, Оскар! – пробурчал тот же голос.

Упс! Наверное, камень угодил в доктора Пумпеля, высокого тучного соседа с нелепыми моржовыми усами.

– Простите, я не хотел! – крикнул Оскар.

Подбежав к забору, мальчик отвёл в сторону яблоневую ветку. Перед ним стоял старик – такой же высокий, как доктор Пумпель, но очень худой. Нижнюю часть его лица закрывала длинная всклокоченная борода. Если бы птицам вздумалось свить в ней гнездо, её хозяин даже ничего бы не заметил. Из-под остроконечной шляпы торчали седые лохмы.

– Чего уставился?! – недружелюбно спросил старик и потёр лоб, злобно сверкнув маленькими глазками.

– Ничего, про… простите, – смущённо пробормотал Оскар и опустил глаза. Он знал, что невежливо вот так разглядывать незнакомого человека, даже если тот носит длинный серый плащ и дырявые штаны, словно сшитые из старой мешковины. Штаны держались на старике только благодаря кожаному ремню с серебряной пряжкой в виде сокола.

Да уж, такого наряда Оскар в жизни не видел, даже по телевизору.

– Одежду мою разглядываешь? – буркнул дед.

Оскар промолчал. Волосы на затылке встали дыбом. Он отступил на шаг.

– Ты на себя-то посмотри! – не унимался незнакомец. – Вырядился как болван.

Мальчик оглядел себя. Старик был прав – одет Оскар был очень странно: коричневые брюки и белая рубашка с жёстким, наглухо застёгнутым воротничком – вот-вот удушит, – а ещё тёмно-зелёная шерстяная кофта, бежевые носочки и коричневые ботинки. Вдобавок ко всему – клетчатая кепка. Да лучше бы ему ворона на голову нагадила!

– Это всё тётя, – смущённо пожал плечами Оскар.

– При чём тут твоя тётя? – удивился старик.

– Она каждое утро кладёт одежду мне на стул, – пояснил мальчик и покраснел. Безумная тётя Бетти была одержима подбором для Оскара правильного гардероба. Когда-то в молодости она подрабатывала в магазине – красиво раскладывала футболки – и до сих пор очень этим гордилась. Когда Оскар примерял предложенные вещи, тётя подводила его к зеркалу и вздыхала: «Ну прямо настоящий джентльмен!» И обязательно целовала его в макушку. Впрочем, последнее ему даже нравилось.

К сожалению, вещи, которые она выбирала, вышли из моды сто лет назад. Но тётя Бетти остро реагировала на критику. Оскар с ужасом вспоминал то утро, когда сказал ей, что ни за что не наденет розовую рубашку. Тётя разрыдалась и бросилась прочь, хлопая дверями и крича на весь дом, что её жизнь не имеет смысла. А потом целый месяц с ним не разговаривала. Полностью игнорировала, словно он пустое место.

– Эй, Оскар! Хватит витать в облаках! – окликнул его старик. Мальчик испуганно отшатнулся. – Да стой ты, я не кусаюсь! – Незнакомец попытался дружелюбно улыбнуться, но ничего не вышло. Морщинистое лицо расплылось в пугающей ухмылке, как будто он только что славно закусил парочкой молоденьких волчат.

Но Оскару уже стало любопытно, кто этот старик и откуда он знает его имя. Дедок явно не из Лессена. Здесь все знают друг друга в лицо. Даже те, кто никогда не покидал собственного сада.

– Вы ведь не местный? – отважился спросить Оскар.

– Вот ещё, – фыркнул старик, – конечно, нет! Я прибыл издалека, с Драконова пика, что на Золотой горе.

– С Драконова пика?

– На Золотой горе, да.

– Никогда о таком не слышал.

– Что ж, Драконов пик на Золотой горе необычная страна. Рассказать? – спросил старик, и глаза у него ярко заблестели.

– Почему бы и нет? – пожал плечами Оскар. Ему давным-давно не рассказывали историй. По крайней мере, до конца. Бабушка с дедушкой вечно засыпали на самом интересном месте.

– Как скажешь! – Старик закурил вонючую трубку. Он выдувал в воздух облачка дыма, по форме похожие на треугольники, квадратики и собачьи кучки. – Драконов пик на Золотой горе – единственное место в мире, до которого не дойти и не доехать.

– Это что, остров?

Незнакомец окинул Оскара сердитым взглядом:

– Вовсе нет. И перестань молоть чепуху – терпеть не могу, когда перебивают!

– Простите.

Старик вздохнул и стал рассказывать дальше:

– Попасть на Драконов пик можно, только если сильно-сильно захотеть. Это волшебная страна. Точнее, волшебное королевство.

– Ничего себе, прямо волшебное! – закивал Оскар, а сам подумал, что у старика явно не все дома. – И кто там живет? Единороги?

– Да уж, единорогов у нас полно. Честно говоря, просто спасу от них нет! Гадят на дорогах, дразнят обычных лошадей… Говорю же – хватит перебивать!

– Простите, – снова извинился Оскар.



Старик смерил его строгим взглядом, но продолжил:

– Ясное дело, у нас водятся не только единороги. В нашей стране полным-полно магических существ – эльфы и феи, гномы и тролли, орки – и, конечно, волшебники! – на последнем слове старик скромно улыбнулся.

– Волшебники? – переспросил Оскар.

– Представь себе! А вообще у нас очень красиво. Вершины гор покрыты снегом и в лучах закатного солнца сияют словно чистое золото. Реки прозрачные как горный хрусталь, а озёра синие будто чистое небо. Скажу без хвастовства: наша столица, Златенбург, – самый прекрасный город на свете. Представь себе длинные извилистые улицы, освещённые фонарями, и домики из красного кирпича – изумительная картина! Витрины магазинов пестрят всякой всячиной. Гостиницы так и манят остановиться и отдохнуть. Словом, райский уголок!

Оскар слушал с отвисшей челюстью. Но старик ещё не закончил:

– Особенно у нас рады бедным сиротам – тем, у кого пропали родители. Им наверняка до смерти наскучило торчать у бабушки с дедушкой.

Сердце Оскара словно пронзила острая игла. Так было всегда, когда речь заходила о родителях. Кажется, целую вечность никто не говорил, что ему будут рады.

– Правда?! – прошептал он.

Старик улыбнулся и кивнул. А вскоре выяснилось, что дело обстоит ещё лучше!

– Мы на Драконовом пике ждём особенного мальчика! – ликующим голосом провозгласил он. – Избранного! В легенде говорится о двенадцатилетнем парнишке по имени Оскар, родители которого пропали на южном склоне Огненной горы.

Оскар с присвистом выдохнул. Мысли его путались: «То есть я… избранный?! Да ну, не может быть!» Его бросило в жар, потом в холод. А может, на свете есть ещё один мальчик по имени Оскар, родители которого исчезли где-то у южных морей?!

– На Драконовом пике любят детей, – продолжал старик, внимательно глядя на Оскара. – Жизнь их полна приключений. Мы обращаемся с ними как с благородными рыцарями.

– Рыцари, чудеса, приключения… – как заворожённый шептал Оскар. В школе никто не относился к нему как к благородному рыцарю. Дети смотрели на него скорее с отвращением, как на грибковый ноготь на ноге.

– Так что, хочешь побывать на Драконовом пике? Тебе наверняка надоело торчать в этой скучной дыре! – Старик брезгливо оглядел невзрачный дом-коробку. – Как там она называется? Лессен?

Оскар мгновенно пришёл в себя.

– Я подумаю, – сказал он, потупившись, а про себя окончательно решил, что дед выжил из ума.

– Ладно, – кивнул старик.

Когда Оскар поднял глаза, странный незнакомец исчез – как будто испарился!

Оскар огляделся. Никого.

Если бы мальчик прислушался, то различил бы негромкий хлопок. А если бы поднял голову, то заметил бы в небе облачко в форме сокола. Птица быстро махала крыльями, пока не исчезла вдали от грязно-серого дома.

Ужин

Когда Оскар вернулся в дом, стол уже накрыли к ужину. Тётя Бетти сидела перед телевизором и комментировала то, что творилось на экране.

– Зачем же ты замуж за него выходила, дурында?! – пожурила она актрису из любимой мыльной оперы.

Сильные чувства! Глубокая драма! Яркая, захватывающая жизнь! Тётя Бетти обожала сериалы. Она смотрела их целыми днями напролёт – утром с девяти до двух и вечером с пяти до семи – и никому не разрешала переключать канал. И после ужина тоже, потому что в восемь начинался «Магазин на диване».

Бабушка с дедушкой возились на кухне. Звенели стаканы, гремели ножи и вилки. Всё как всегда. И в то же время нет. У Оскара в голове неотвязно крутились мысли: «Рыцари. Феи. Волшебники. Драконов пик на Золотой горе. Приключения. Избранный…»

Мальчик никак не мог избавиться от них.

Но это же полная ерунда! Старик свихнулся. Выжил из ума. Оскар тряхнул головой и усмехнулся. Надо же, чуть не купился на такую чепуху!

Никаких волшебников не существует. Фокусники, которые достают из шляпы кроликов, не считаются. Они способны одурачить только пятилетних глупеньких гномов.

Кстати, о гномах. Вот интересно, а на Драконовом пике есть гномы? Говорил ли о них старик? Оскар задумался.

– Иди вымой руки! Мы садимся ужинать! – велела бабушка, выйдя из кухни как всегда в идеально выглаженной белой блузке и длинной чёрной юбке. Бабушка Оскара походила на учительницу из старых недобрых времён, когда школьников лупили линейкой по пальцам, если те ошибались, умножая в уме 1 524 595 651,23 на 6 856 843 514,07.

У бабушки в руках дымился заварник с мерзким красным чаем, приготовленным из смеси трав, каждая из которых и сама по себе была отвратительной. А уж если заварить их все кипятком… Но мужчина в тюрбане с упаковки уверял, что чай невероятно полезен и, если пить его почаще, тебя минуют все болезни и чуть ли не сама смерть.

Оскар стянул куртку, разулся и поплёлся в ванную мыть руки. Закрыв за собой дверь, он пустил воду и присел на край ванны. Есть не хотелось. Он ещё не проголодался после обеда. Оскару даже казалось, будто у него внезапно поднялась температура.

– Если сильно захотеть… – прошептал он. – Попасть на Драконов пик можно, только если сильно-сильно захотеть.

Что ж, может, попробовать? Всё равно это бред сумасшедшего.

Или нет?

Сердце ёкнуло.

– Ты что там застрял? – послышался бабушкин голос.

Оскар испуганно вздрогнул и посмотрел на наручные часы. Надо же, он совсем забыл о времени – просидел в ванной целых двадцать минут!

– Иду! – крикнул он.

За столом дедушка накладывал себе в тарелку гору кислой капусты. Он обожал всё кислое. Наверное, поэтому и прожил с бабушкой Ханной целых шестьдесят лет – вид у неё всегда был кислый-прекислый.

– Налить чаю? – спросила бабушка у Оскара.

Он молча подставил чашку. По комнате разлился невыносимый травяной дух. И так каждый вечер.

Тётя Бетти срезала с хлеба сухую корку, намазала плавленым сыром и с наслаждением впилась в неё зубами:

– С кем поделиться?

Дедушка Пауль покачал головой.

У Оскара не было аппетита. Ну совсем.

– Скажите, – не выдержал он и смущённо хихикнул, сознавая нелепость вопроса. – Ведь волшебников и фей не существует, правда?

Тётя Бетти поперхнулась и закашлялась, изо рта фонтаном брызнули хлебные крошки. Дедушка застыл, не донеся вилку до рта. Бабушка выронила из рук заварник. На белой скатерти расплылось красное пятно.

– Это что ещё за разговоры?! Ты только посмотри, что ты наделал! – возмутилась бабушка, яростно промокая пятно салфеткой. – Волшебники! Чушь какая! – Она делано рассмеялась.

Белый как мел дедушка не проронил ни слова. Тётя по-прежнему кашляла, сыпля вокруг хлебными крошками.

– И страны под названием Драконов пик на Золотой горе тоже нет?

– Разумеется, нет! – воскликнула бабушка. – Кто тебе наговорил такой ерунды?!

Оскар не ответил. Расскажи он про старика, который выдавал себя за волшебника, бабушка разозлилась бы ещё сильнее. Ему не разрешали разговаривать с незнакомцами. И сходить с тропинки, пока лужайка не просохла, тоже.

– Никто. В школе услышал краем уха.

Бабушка, прищурившись, сверлила его глазами – явно не поверила россказням про школу.

В комнате повисла напряжённая тишина.

– А вы тоже никогда не слышали про Драконов пик? – решил уточнить Оскар у дедушки с тётей.

– Нет! – взревел дедушка. Его лицо из белого как мел стало красным как помидор.

Оскар очень удивился. Хотя дедушка был человеком строгих правил (и этими правилами испоганил внуку жизнь), Оскар никогда не слышал, чтобы тот кричал.

Да что здесь вообще происходит?!

Всё лучше, чем это

За несколько минут до восьми в гостиную вползла безумная тётя Бетти. Пришло время волнений перед телевизором.

– Кругом одни идиоты! – завопила она, не успел ведущий новостей поздороваться.

Значит, Оскару пора было ложиться спать. Он мог ныть и упрашивать сколько угодно – максимум в четверть девятого его брюки должны были висеть на стуле у кровати. Поверх брюк – рубашка, на сиденье – свежее белье и носки, под стулом – башмаки. Всё аккуратное, чистое. Никаких шансов потихоньку одеться и выскользнуть из дома. Дедушка Пауль то и дело приговаривал:

– В темноте ничего хорошего не происходит.

То, что другие дети ещё вовсю играли на улице, стариков Шафкеллеров не волновало. Оскар натянул пижаму. Голубую, с медведем на груди. Медведь глупо ухмылялся, держа в лапах горшок с мёдом. Оскар терпеть не мог эту пижаму, но медведя собственноручно нашила тётя Бетти и страшно этим гордилась. А у Оскара не хватало духу ей перечить.

По вечерам он подолгу лежал в кровати без сна, глядя в окно. Как тут уснуть, если снаружи доносились смех и радостные возгласы соседских детей! Оскар наблюдал за облаками и угадывал в их очертаниях зверей и волшебных существ. Это облако – дракон, вон то – орёл, а это – сражающиеся чудовища.

Но сегодня он лишился даже этого развлечения. Дедушка Шафкеллер притащил из сарая лестницу, приставил её к стене и навесил на ставни тяжёлый замок. Чтобы проверить, хорошо ли он выполнил свою работу, старик наведался в комнату Оскара. Ставни не открывались. Дело сделано.

Довольный дедушка пожелал Оскару спокойной ночи и запер за собой дверь.

Мальчик остался лежать в тёмной комнате словно в тюрьме. Он зажёг настольную лампу и достал из тумбочки пачку писем, перетянутых резинкой. Все от родителей. Оскар перечитывал их так часто, что бумага запачкалась и истрепалась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3