Франц Вертфоллен.

Не книга. Азбука современного человека



скачать книгу бесплатно

© Франц Вертфоллен, 2018


ISBN 978-5-4490-3092-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Франц Вертфоллен

Не Книга

Автор: Франц Вертфоллен

Редактор-составитель: Александр Лупов

Корректор: Айгерим Ереханова

Дизайнер: София Дашковски

©F.W.W, 2016

Содержание
О взаимодействии с миром
A, B, C, D… men. Фундамент

Почему вы никогда не разбогатеете

#ОБРАЗМЫСЛИ #ИЕРАРХИЯ #ВАШАСУТЬ

Насколько богат человек определяется лишь тем, какой он, как мыслит и мыслит ли он вообще.

Чтобы добраться откуда-либо до Нью-Йорка нужно для начала хотя бы знать, где ты находишься.

Сможете ли вы правильно определить на этом рисунке с ящиками ваше место?



Если у вас искаженное восприятие действительности, то вы будете только беднеть и неважно при этом, над чем, где и как упорно вы будете трудиться.

Итак, поехали.

Закон Парето. Конец 19-го века. Итальянский экономист Вильфредо Парето, исследуя схемы распределения богатства, приходит к выводу, что 20% населения контролирует 80% благ, соответственно, 80% населения живет на 20% денег. Подобная схема была верна для большинства капиталистических стран.

И устарела еще десятилетия назад.

В 2012 году Гарвардом проводится новое исследование распределения благ в США. Что интересует нас? Сегодня 40% всех денег лежат в кармане у 1% населения. 80% людей живут на 7% от всего денежного потока.

Радужные цифры.

И доля денег массы будет только падать.

Из того же исследования становится видно, что напряженность в социальных группах растет. Но к напряженности мы еще вернемся, давайте разберемся с группами.

Вы все еще мыслите так: бедные, средний класс и богатые? Зря.

Мыслить уже давно надо глобальнее.

Сегодня это четыре ящика, каждый из которых обладает своими бедными, средними и богатыми.


Если вы не видите разницы, то знайте – нищенка на паперти ее не увидит тоже.

Если вы считаете, что разница не велика, то вы заслуженно раздавлены кредитами и ипотекой.

А если вы восклицаете, что и так это знали, и вдумываться тут не во что, да и незачем, то Arbeit macht frei однажды обязательно будет грозить и вам.

Для остальных мы продолжим.

В наши дни уже нет среднего класса в том понимании, в котором использовал его тот же Вильфредо Парето.

Коробка D – нищие

Внимание, никаких попрошаек у метро – они не нищие, они – несуществующие, фантомы – нищие – это учителя, кондукторы, продавцы и иже с ними.


Ящик С – бедные. Сюда сваливается большинство.

Это мелкие клерки, разношерстные менеджеры и, да – так называемые креаклы – мелкие арт-директора, журналистики, представители малого, часто среднего бизнеса, организаторы… Раньше вся эта орава относилась к среднему классу, но не теперь. Почему?

Финансовая напряженность. Возьмем милого бюргера XIX века, пусть он будет немцем – некий Отто Штеттер. Относясь к среднему классу, Гер Штеттер не испытывает напряженности, потому что ему хватает на его швабский домик, кухарку, экономку и прочие бюргерские расходы.

А теперь давайте возьмем среднестатистическую семью креаклов. Он – менеджер по маркетингу где-нибудь в фирмочке, она – журналист-фрилансер, ну и пусть еще инструктор по йоге где-нибудь в фитнес-клубе для 40-летних бухгалтерш. Напряженность? Безусловно. Копните эту семью и там полезут бесчисленные кредиты на квартиру, машину, домашний кинотеатр и т. д. Я уже не говорю об их отдыхе, господа. Белоснежные пляжи и пальмы? Забудьте. Их действительность – толпы. Не важно где – Турция, Индия, Исландия, хоть Гондурас – их действительность дешевые отели, если не хостелы, и загаженные толпами ими подобных места. И даже это все – в кредит.

Итак, что такое напряженность? Это когда среднестатистические расходы определенной группы превышают ее среднестатистические доходы.

Как, например, с этой семьей, которая упахивается для того чтобы жить в постоянной нехватке средств и в постоянной необходимости выбирать доступное вместо желаемого.

Ящик B – состоятельные граждане. Менеджеры высшего звена международных компаний, владельцы более-менее крупных торговых сетей (Walmart не в счет), в Европе и в США сюда относятся «сливки» успешных юристов и врачей. Но ту же финансовую напряженность мы будем наблюдать и здесь. И у этих людей сегодня их среднестатистические расходы больше их среднестатистических доходов. И они тоже сталкиваются с необходимостью выбирать доступное желаемому, и тоже обрастают кредитами.

Ящик А – богатые. Казалось бы, вот у кого деньги. Но на деле лишь 10% общества сегодня не подвержены финансовой напряженности. Зато не подвержены настолько, что… хорошо не подвержены.

А теперь о среднем классе, он существует в каждом из ящиков, потому что в каждом из ящиков есть свои бедные, средние и богатые.

Финансовая расслоенность общества привела к тому, что сегодня как только вы попали в какой-то ящик ваша возможность выбраться оттуда равна 1%, но финансовое состояние-то меняется. Получает наш маленький клерк DHL какое-то продвижение, а потом еще одно, и лет так через 10—15 он уже какой-нибудь ведущий специалист или главный менеджер отдела по тому-то, и вот он в ящике С уже не в бедном, а в среднем классе, но при этом вероятность, что он станет когда-нибудь вице-президентом DHL крайне мала, а уж чтоб главным акционером – есть, конечно, сказки про Золушку, но Золушка… хотя бы красива.

К чему я все – если вы действительно хотите получить деньги, то и картина мира у вас должна быть правильная, а не XIX века. И если вы искренне верите, что работой вы обеспечите свою жизнь, то вы – заключенный, убежденный, в том, что чем больше и чем тяжелее камни он натаскает, тем ближе его освобождение из концлагеря.

Хоть впрочем – каждому свое.

В конце концов, ведь даже в таких местах люди умудрялись верить в то, что работа освобождает.

Дальше – больше.

Ваш очень длинный хвост
#ОБРАЗМЫСЛИ #ВИДЕНИЕСУТИ

Сегодня наша тема – очень длинный хвост. Из долларов.

Суть этой тенденции проста – больше нет залежалых товаров. Сегодня продастся всё – вплоть до плойки для лобковых волос куклы Барби.

Очень хороший пример функционирования длинного хвоста – iTunes. Есть хиты – их слушают и покупают миллионы, за ними идут популярные треки, потом эта популярность уменьшается. Какие-то файлы прослушиваются всего-то пятьюдесятью человечками в месяц, какие-то десятью, но нет такого файла, которого бы не купили хотя бы один раз, даже если это пьяный эскимос и одна протяжная нота.

Amazon может позволить себе продавать все – от яхт до резиновых колпачков для одноразовых зубочисток, и кто-то эти колпачки обязательно купит.

Еще один говорящий пример прибыльной хвостатости – Google Ads, инструмент размещения рекламы от Google. Раньше рекламная индустрия была ориентирована на крупных заказчиков. Крупные заказчики – большие бюджеты. А разные Сэмми Уайты, Саши Кузнецовы и иже с ними, производящие резные подставочки для сотовых телефонов в машину оставались не у дел.

Иначе говоря, эффект длинного хвоста – это еще бОльшая демократизация общества (хотя, казалось бы, куда хуже). Сегодня Head & Shoulders или йогурты от Danone будут рекламироваться там же и так же, как и резные подставочки от Васи Кузнецова. И Google фантастически хорошо зарабатывает на том, что вовремя отказался от погони за хитами. Это не отменяет существование хитов. Просто теперь вместо того, чтобы сосредотачиваться лишь на крупных рекламодателях, интернет-монстр зарабатывает на любой домохозяйке, захотевшей продать соседке лишний кусочек лимонного торта.

Из всего вышесказанного любой божьей коровке ясно, что в наше время в любой сфере зарабатывают не на качестве, а на количестве. Чем дряннее, ненужнее и хламообразнее то, что ты продаешь, тем оно дешевле и тем большее количество людей захочет его купить, ибо бедные и нищие всегда любили покупать хлам, зато по выгодной цене. Вы не согласны? Скажите мне, зачем всем таксистам подвешивать на зеркало заднего вида большие пылесобиратели? Зачем девушкам уродливые самодельные пародии на серьги из пластмассы, глины или войлока, зато хэндмейд? Это не хлам? А все эти индийские побрякушки, слоники и прочие дребезжалки из фэншуя? Да практически весь handmade, находящийся в продаже в соцсетях – дешевая дрянь. И если вы с этим не согласны, я вам очень советую определиться в каком ящике современной кастовой системы вы находитесь.

Но мы идем дальше. Чем дешевле вам обходится ваше производство, тем больше вы его наплодите, тем больше сбагрите. Я в курсе, что начало этой тенденции положил еще Генри Форд, но настоящий бум она смогла пережить лишь с освоением интернета.

Любая демократизация на самом деле ведет к завалу всех рынков дешевой, некачественной продукцией.

Любое равноправие на этой планете – зло.

Другое дерево
#НЕРАВЕНСТВО #ОСОЗНАННЫЙВЫБОР

Вы верите в равноправие?

Вот среднестатистический гопник с базара, вот владелец корпорации по производству ядерных боеголовок. Неужели они равны? Неужели они равноправны? Равноправны в действительности, а не в запылившейся конституции?

Вера в равноправие – это вера в то, что индусская тата и майбах – одинаково хороши.

Люди не равны по своему интеллекту и силе воли, а, следовательно, ни равноправными, ни равными быть не могут, не есть и не будут. Никогда.

Даже больше – навозных мух на планете куда больше, чем слонов. Так и людей с низким интеллектом, дурным или вовсе отсутствующим вкусом куда больше, чем их противоположностей.

Не отвлекайтесь на свое возмущение – это ничего личного – только бизнес.

А для бизнеса такой расклад крайне выгоден – чернь никогда не знает, чего она хочет. Ей прививают мысли, как овцам придают направление, потому что всякая овца нуждается в стаде и вне стада себя не мыслит.

Внимательно взгляните на людей, на их любовь к кучкованию, на пирамиду Маслоу и вы увидите, что крайне не зря многие религии и особенно самая популярная сравнивает людей именно с овцами.

Интернет. Казалось бы, что дает больший простор выбора? БОльшую возможность быть креативным, быть «другим деревом»? Не таким как все. И какую картину мы наблюдаем?

Возьмем 1960-е. Люди слушают и смотрят то, что им показывают, ставят и продают, а значит, вся страна смотрит одну и ту же вечернюю передачу, насвистывает одни и те же популярные песенки и покупает одни и те же пластинки.

Наше время. Вся страна смотрит две вечерние передачи, насвистывает одни и те же популярные песенки и покупает одни и те же пластинки, сидит на одних и тех же сайтах и смотрит одни и те же вирусные ролики про котов и детей. Twitter, Facebook, YouTube – деление по интересам? Отнюдь – то же образование стада и обмен одинаковой бессодержательной информацией через общие топики и тренды. Но теперь – хуже, оттого что у среднестатистической овцы возникает иллюзия свободы выбора, слова и прочих всевозможных свобод.

И все, абсолютно все – другие деревья.

И все, абсолютно все скупают хлам, но за дёшево. И черт с ними, если б только материальный, куда хуже – информационный.

Массы не имеют должного вкуса, чтобы понять, что вообще стоит покупки, и должного интеллекта, чтобы распознать, что вообще чего-то стоит.

Человек – ленив и труслив, как любое животное. Мысль – это труд. Выбор – ответственность. Массы не любят думать и не хотят выбирать. Когда ты заставляешь их делать выбор – любой – будь то горошек в консервах или их жизненный путь – ты делаешь их несчастными.

Инстинкт самосохранения заставляет людей убегать от несчастья. Люди бегут от мысли и выбора. Именно этой их потребности, а не развитию всяческих свобод и самовыражений, и служат все социальные сети: подумайте, решите и проживите за меня. Соответственно за вас думают, проживают и богатеют тоже за вас.

Крис Андерсон, автор книги «Длинный хвост» оптимистично считает, что длинный хвост – это возможность каждого найти то, что он хочет. Но масса – ящики D, C, B – не знают, чего они хотят, а потому на этой планете длинный хвост – это просто продажа хлама. Подчеркну: не только материального, но и информационного.

Однако, враг качества не длинный хвост сам по себе. Враг качества – потреблядство, проистекающее из соединения длинного хвоста и псевдоравноправия.

Потреблядство gangnam style
#ВИДЕНИЕСУТИ

2007 год. Radiohead выпускает альбом In rainbows и позволяет всякому скачать его по той цене, которую этот всякий сочтет для себя приемлемой, хоть бесплатно. Казалось бы – опасно полагаться на людскую совесть. Но альбом ждет удивляющий финансовый успех. По окончанию эксперимента, Том Йорк заявляет, что на In Rainbows группа заработала в разы больше, чем на предыдущих альбомах.

С тех пор только ленивый не пробовал этот путь. Счастливы артисты, счастливы фанаты, обделены лишь лейблы-капиталисты-эксплуататоры, накручивающие цены и борющиеся с пиратством. Чудо-интернет, свобода, равенство и братство.

Прошли годы. Sony Music как «эксплуатировал», так и «эксплуатирует», а сдохли как раз небольшие инди-лейблы, которые и снабжали массы более-менее альтернативной музыкой.

Успех In Rainbows оказался не больше, чем успехом тыкнувшего в небо и случайно попавшего в мимолетное облачко человечка.

На место In Rainbows можно подставить любой другой информационный продукт – фильм, книгу, видеоигру, даже картину – схема не поменяется.

Итак, почему больше ни у кого, даже у самих Radiohead не получилось повторить их же успех?

Представим, что есть творец, и он хочет осчастливить этот суетный мир своими творениями, хочет продать нам побольше песен/картин/фотографий/хендмейда и прочего хлама.

Как нам уже известно, мух на планете больше, чем слонов. В любом деле мусора куда больше, чем результата. Раньше в этой помойке копались лейблы, выискивая в навозе хиты. Теперь в сети это надо делать вам, а вы не хотите, потому что на самом деле вы ненавидите свободу выбора. Выбор заставляет думать, это полбеды. Выбор порождает ответственность за будущее. Диктатура – освобождает. Вот тебе оно одно, и это одно лучшее, потому что другого у тебя все равно не будет. Интернет сделан для счастья человека, вот он и вводит диктатуру через различные тренды и топ-листы. Но если раньше у редких овец в ответ на слишком явную диктатуру да возникало псевдостремление к какой-то эфемерной свободе, то теперь никто, ни дай бог, не сделает шагу вправо или влево от общей линии, потому что сегодня там не стоят КГБшники с гулагами, нет там и толстого лейбла-капиталиста-эксплуататора. Нынче там абсолютный ужас – нынче там ВЫБОР.

Свобода, однако.

Что в такой ситуации спасет начинающего творца? Сарафанное радио. Но сарафанное радио означает необходимость в большой сети знакомых. Выходит, знаменитыми становятся самые коммуникабельные.

Вы все еще верите в коммуникабельность? Клики, лайки, комментарии, просмотры. Зря.

Лет 10 назад, при хорошем стечении обстоятельств, может быть вы бы что-то и поимели. Сегодня коммуникабелен каждый. Все дают, никто не берет. Это как рынок, где все продавцы и ни одного покупателя. Кукушка и петух могут ухвалить друг друга до эпилепсии, товары их от этого не продадутся. Кукушке на хрен не нужно то, что ей впаривает петух, а петуху соответственно – то, что ему впаривает кукушка.

Я вам скажу даже больше – товары петуха и товары кукушки на самом деле даже не товары – хлам. И раньше даже чернь это бы распознала, но не сегодня. Восприятие изменилось.

Вы думаете, я про Twitter и Facebook, про то, что люди привыкают к самой поверхностной информации с максимальным объемом в сто сорок значков? Про то, что они словно лишаются памяти и ведут себя как больные после лоботомии?

Отнюдь.

Думаете, под изменением восприятия я подразумеваю то, что внимание становится рассеянным и от короткости видео, количества вкладок, ссылок человеческий мозг, в принципе, отучается сосредотачиваться более чем на три минуты и то самого простейшего материала? Нет. Слишком уж это все очевидно, господа.

Ваша ситуация хуже.

Когда все люди научатся читать, человечество разучится мыслить. Фридрих Ницше.

Раньше книги писались учеными людьми и читались публикой. Сегодня книги пишутся публикой и не читаются никем. Оскар Уайльд.

Глаголы СЛЫШАТЬ, ЗНАТЬ и ПОНИМАТЬ обозначают абсолютно разные действия.

Глаголы УСЛЫШАТЬ и ВДУМАТЬСЯ – тоже абсолютно различны, как различны теория и практика.

И синонимом ни одно из этих слов другому быть НЕ МОЖЕТ.

Остановитесь, не говорите мне, что вы это знаете – вдумайтесь.

Вернемся к нашему артисту. Предположим, он преодолел-таки барьер из перебора выбора, оказался самым коммуникабельным и даже сумел впихнуть себя другим петухам и кукушкам. Тут-то на финишной прямой, он и налетит на рифы потреблядства.

Потреблядство. Робин Гуд и Шарикoff
#НЕРАВЕНСТВО #ПОТРЕБЛЯДСТВО

Любой труд достоин уважения. Бесспорно.

Любой труд достоин одинакового уважения. Ложь.

Вы одинаково уважаете труд мелкого клерка в Макдональдсе и труд светила нейрохирургии?

В этом маленьком нюансе и заключена вся суть потреблядства.

Но вернемся к Radiohead: через шесть лет после успеха In Rainbows группа открыто заявляет, что такой выпуск альбома был ошибкой. То, что тогда казалось ниспровержением корпоративной музыкальной индустрии, оказалось просто перераспределением капиталов. Деньги, которые раньше забирали себе лейблы, теперь оседают на счетах Apple или Google.

Робин Гуд отнял деньги у шерифа, чтобы передать налоговику.

И это – хуже: шериф при всей его жадности с народом сжился, к плебсу привык. Налоговик – лицо куда более оторванное от нищей толпы. Бедных этих он в глаза не видел, у церкви не встречал и судит за дело и сурово, а не с привившимся уже снисхождением.

Не понятно? Метафорично?

Извольте. Лейблы копались в куче навоза, извлекая оттуда редкие стоящие вещи и спасая тем самым толпу от необходимости выбора. Это понятно. Нокак? Помимо отмытия стекляшки от навоза, лейблы еще доводили до неразборчивой толпы, что стекло – не навоз, янтарь – не стекло, а алмаз – не янтарь. Но и на этом работа их не заканчивалась: хорошо ограненный бриллиант стоит куда больше, чем алмаз-сырец, следовательно, там, где изначальные данные позволяли, лейблы старались превращать алмазы в бриллианты.

Что мы имеем теперь? Google или iTunes, твердо опираясь на эффект длинного хвоста, точно знают, что продастся любая дрянь, была б она только онлайн. Иначе говоря, интернет-монстры не ищут музыки, кино, фотографий, они ищут контент, качество которого им глубоко безразлично.

Но больше всех от такой рокировки пострадал сам Робин Гуд.

Больше всего от замены звукозаписывающих компаний такими корпорациями как Apple и Google, а CD-дисков – выкладыванием онлайн – больше всего от демократизации музыки страдают сами музыканты. Ту же ситуацию мы будем наблюдать во всех других сферах: кино, фотография, живопись, скульптура, видеоигры, литература… список бесконечен.

Все эти артисты сегодня должны сами себе быть и продюсерами, и инвесторами, и маркетологами, и PR-агентами, не забывая, естественно, в этих крысиных бегах о производстве главного – контента.

Здесь многие мне заявят – краудфандинг спасет нищего артиста. Краудфандинг – это финансирование своего проекта с помощью коллективного сбора денег, чаще всего в интернете.

Кстати, крупные капиталисты-эксплуататоры – будь то лейблы, киностудии или разработчики – знают о контроле качества, а большинство инди-музыкантов, режиссеров, программистов – похоже, считают, что такие знания офисного планктона им ни к чему – они же артисты.

На этой планете краудфандинг, как и длинный хвост, это создание, размножение и продажа хлама… с редкими проблесками надежды.

Краудфандинговые платформы ничем не отличаются от Apple и Google. Им нужен контент. С момента, как потребитель что-либо финансирует, они зарабатывают, а что он там финансирует – пьяного эскимоса или завод по производству подстилочек под коврики для йоги – это, знаете ли, глубоко безразлично.

Вот и в сказках: шериф – сволочь, налоговик – сволочь, а Робин Гуд – дурак.

Раньше Том Йорк клеймил лейблы, теперь клеймит Google, а все – мимо.

Цель и тех и других – прибыль, и это не секрет.

Навозных мух на планете куда больше, чем людей. Да вот незадача – покупной способности у них нет. Но если сделать так, чтоб мухи могли покупать, это был бы самый выгодный рынок – самый большой.

Фантастично? Отнюдь.

Когда-то покупная способность была больше сосредоточена в руках аристократии и банкиров-финансистов, крупных ученых-предпринимателей, как доктор Преображенский («Собачье сердце»), например. Потом она ушла в народ – к Шариковым. Шариковых несравненно больше, чем Преображенских, и им не нужны музыка, кино или литература. Шариковым нужен контент. Гопник с базара не увидит разницы между Бахом и «ты кто такой, до свиданья». Но предпочтет второе, потому что оно – понятней.

Вот они те нищие и убогие, которых так хотел спасать Робин Гуд. Вот с кем воевать бы солисту Radiohead за качество музыки.

Потреблядство – это принципиальное незнание разницы между бриллиантом и навозом, а, следовательно, одинаково потребительски-блядское отношение к обоим: и к навозу, и к бриллианту.

Но самое интересное – детали, а они впереди.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6